Читать онлайн Тигровая лилия, автора - Эллиот Элизабет, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тигровая лилия - Эллиот Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тигровая лилия - Эллиот Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тигровая лилия - Эллиот Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эллиот Элизабет

Тигровая лилия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

– Что? Мы куда-то едем? – Лили протерла глаза и попыталась сесть на кровати. И тут же вспомнила, что она совершенно голая. Тогда она снова опустилась на подушки и взглянула на своего мужа. Тот стоял перед высоким зеркалом, уже одетый в белую сорочку и серые панталоны, лицо его было густо намылено. На туалетном столике стояла плошка с водой, а он в этот момент проводил по лицу длинной, ужасно опасной на вид бритвой с таким видом, словно каждое движение причиняло ему невыносимое страдание. Лили была поражена этим зрелищем, однако решила, что это довольно забавно. Впрочем, сейчас ее мысли были заняты совсем другим. Она взглянула в окно. В комнату проникал мягкий утренний свет, солнце едва только появилось над горизонтом.
– Через час мы отправляемся в мой замок, – заявил он.
Она изумленно взглянула на его строгий профиль, пытаясь собраться с мыслями, затуманенными сном.
–Но… почему так внезапно?
Он оглянулся, бросив на нее такой холодный взгляд, и Лили решила, что ей, наверное, просто приснилась эта безумная восхитительная ночь, полная нежности и любви. Он окунул бритву в воду и, описав ею широкий круг, вновь поднес к лицу.
– Свадьба герцога не может пройти незамеченной. Едва только новость достигнет Лондона, как в Ремингтон-хаус один за другим начнут наезжать визитеры. А я обещал твоему отцу, что буду держать тебя подальше от людей.
Лили нахмурилась.
– Вы за что-то сердитесь на меня? – чуть растерянно спросила она.
– Ну, разумеется, нет. Что за странная мысль? – Он окинул ее быстрым и каким-то отчужденным взглядом. – Я уверен, что вы захотите попрощаться с отцом. И, конечно же, с Софи. Пора одеваться, Лили. Выберите что-нибудь подходящее для дороги. Служанка леди Холибрук поможет вам собраться.
Все его внимание вновь переключилось на бритву. Подтянув простыню к подбородку, Лили села на постели, обдумывая сложную стратегическую задачу: как добраться до своего халата, брошенного на стуле недалеко от кровати. К сожалению, она не могла до него дотянуться, а расхаживать по комнате в голом виде не собиралась, даже если бы думала, что это доставит ему удовольствие. Всего несколько часов назад Ремингтону вроде бы очень нравилось видеть ее обнаженной, но утром он явно не проявлял к ней ни малейшего интереса. Она догадалась почему. Он насмотрелся на нее этой ночью и нашел в ней множество недостатков, которые разочаровали его.
Она спустила ноги с кровати и, завернувшись в край простыни, встала, осторожно поглядывая на мужа. До стула, на котором висел халат, надо было сделать несколько шагов. Последний раз оглянувшись на Ремингтона, который не обращал на нее никакого внимания, она, отпустив простыню, быстро добежала до стула и, схватив желанную добычу, стремительно нырнула назад под спасительные покровы.
– Черт возьми! – вдруг услышала она и, вздрогнув, посмотрела на Ремингтона, но тот так и не обернулся. С мрачным видом он рассматривал в зеркале порезанную щеку, прикладывая к порезу уголок белоснежного полотенца. Пользуясь тем, что он занят своей щекой. Лили попыталась одной рукой быстро натянуть на себя халат, а другой придержать край простыни. Руки у нее дрожали, и вся эта нехитрая процедура заняла довольно много времени. Досадуя на свою неловкость и на то, что все её старания спрятать наготу оказались тщетными. Лили наконец завязала пояс и взглянула на мужа. Тот разглядывал еще один порез.
Лили села на край постели, наблюдая за тем, как бритва движется по щеке.
– Почему вы –не доверите это своему камердинеру?
Ремингтон еле слышно выругался, так как украсил себя очередным порезом – теперь на подбородке. Смочив полотенце чистой водой из кувшина, он прижал его к лицу и повернулся к Лили.
– Не доверю что? – подозрительно глядя на нее, спросил он.
– Побрить вас.
– В некоторых исключительных случаях я предпочитаю делать это сам.
– Но мне кажется, вы не слишком искусны в этом.
Он бросил на нее уничтожающий взгляд и кивком головы указал на ширму.
– В нашем распоряжении осталось меньше часа. Пора одеваться. Лили.
Однако на сборы у них ушло вдвое больше времени. Каждому пришлось объяснять причинуих внезапного отъезда, а затем еще со всеми прощаться. Ремингтон, отец Лили и сэр Малкольм ждали Лили в библиотеке, пока она пошла попрощаться с подругой и леди Байнбридж.
Если бы не мрачное настроение Ремингтона, она была бы только благодарна ему за их поспешный отъезд. Казалось, его нисколько не беспокоило, что все в доме знали, чем они занимались всю эту ночь, но Лили не могла никому смотреть в глаза, особенно отцу. Поэтому, когда они наконец отъехали от Холибрук-хаус, она испытала настоящее облегчение, но тут же взгрустнула, вспомнив, что они едут не в Лондон. Теперь, вероятно, пройдут недели, а возможно, и месяцы, прежде чем сэр Малкольм пришлет сообщение, что ему удалось схватить того неуловимого негодяя. Если мрачное настроение ее мужа не улучшится, это время покажется ей просто вечностью.
Молчание в карете начинало уже угнетать ее. Они с герцогом расположились по одну сторону, но места в экипаже было достаточно для того, чтобы сидеть, не касаясь друг друга даже случайно. Он продолжал мрачно смотреть в окно, хотя поместье лорда Холибрука давно скрылось из виду.
– Мне жаль, что мы немного задержались с отъездом. – Ей хотелось знать, сердится ли он на нее из-за этого. Но почему такая спешка? Сама она не думала, что была необходимость так спешить. Ее отец не собирался рассылать в газеты сообщение обих свадьбе до завтрашнего дня. Значит, они вполне могли уехать только завтра… Но в ответ на ее вопрос Ремингтон пожал плечами, не удостоив ее ни единым словом. Это подчеркнутое пренебрежение в конце концов возмутило Лили.
– Быть может, вы потрудитесь объяснить, отчего у вас с утра такое скверное настроение, милорд?
Казалось, он был удивлен вопросом, затем улыбнулся ей – первый раз за все утро – и покачал головой.
– Нет. – И выжидательно посмотрел на нее.
– Если вы хотите услышать, почему я недовольна вами, то, думаю, ответ слишком очевиден.
– В самом деле? – довольно равнодушно сказал он, словно и не слушал ее, а просто продолжал наблюдать за ней с ленивой улыбкой.
Вздернув подбородок, Лили отвернулась и чуть не плача произнесла:
– Вы должны были сказать мне об этом еще прошлой ночью.
– Сказать о чем?
В этот момент ей почему-то срочно понадобилось раскрыть веер. Сначала он не желал открываться, а потом она очень долго расправляла шелковые складки. Наконец, не выдержав, тайком посмотрела на мужа. Ремингтон больше не улыбался, он выглядел скорее озадаченным, и это ее порадовало. Он заставил ее все утро теряться в догадках. Пусть теперь и он немного поломает голову.
Она специально выдерживала паузу, потом сказала:
– О причинах нашего внезапного отъезда сегодня утром. В конце концов, вы едва ли могли ожидать, что я догадаюсь о ваших планах, а кроме того… – Она не знала, как подступиться к этой деликатной теме, не могла облечь ее в слова. Ведь на самом деле ее расстроил совсем не их спешный отъезд. Она думала, что эта ночь была чем-то необыкновенным – для нее-то точно… А он вел себя так, словно для него это ничего не значило, он был не просто равнодушен – он обращался с ней как с чужой. И единственной причиной того, что он так к ней переменился, могло быть только одно: прошлой ночью она сделала что-то не так. Но спросить его прямо, чем она ему не угодила, она не решалась. Нет, нет, лучше она будет молча страдать, изнемогая от стыда и обиды. – Ах, вам надо было бы сказать мне об этом еще ночью! – повторила она, не в состоянии ничего больше объяснить. Его брови неожиданно взлетели вверх:
– Я никак не думал, что это вас так расстроит. Лили. Если бы я знал, я бы сказал вам о наших планах гораздо раньше.
– О наших планах? Что вы имеете в виду?
– Наш отъезд, – пояснил он. – Вчера вечером я не стал вам говорить, что мы утром отправляемся в мой замок – не хотел вас волновать. Ну посудите: Софи сейчас в хороших руках, а ваш отец и сэр Малкольм наверняка сегодня же уедут в Лондон. Поэтому у нас не было причин там оставаться, а вот чтобы уехать – более чем достаточно. – Он вопрошающе посмотрел на нее. – Вы согласны со мной?
– А как же иначе, милорд?
Неужели эта ночь так мало значит для него? Да, по-видимому, так оно и есть, он совершенно о ней не вспоминает. Сама же Лили все утро думала о том, что между ними было… и ей так хотелось, чтобы он опять целовал и ласкал ее. Но, наверное, если бы она сказала ему об этом, он бы только усмехнулся ее наивности. И, наверное, он был бы прав.
– Я была немного не в себе сегодня утром. То, что мы не вернемся в Лондон, было для меня большой неожиданностью.
Некоторое время Ремингтон хранил молчание, а затем поднял руку и медленно провел пальцами по ее скуле.
– Учитывая, сколько вам пришлось в последнее время пережить, я бы сказал, что вы восприняли эту новость с замечательным спокойствием.
От этой сдержанной ласки в ее душе снова вспыхнул лучик надежды. Она подняла глаза и увидела, что взгляд его удивительно нежен.
– Я хочу надежно спрятать вас, Лили. В своем замке я знаю каждый угол, каждую щель, каждое лицо. Любой чужак там сразу бросится в глаза, не то что в лондонской толпе. Мне кажется, это самое лучшее место для вас сейчас.
Так он заботится о ее безопасности, а она, неблагодарная, изводит его своими подозрениями!
– Кроме того, сейчас в замке должен быть мой брат. Перед тем как отправиться в Холибрук-хаус, я попросил его съездить туда, уладить арендаторские дела. Мне бы хотелось сообщить ему о моей женитьбе до того, как он прочтет о ней в газетах.
– Вашему брату известно, что вы работаете на сэра Малкольма?
Он какое-то мгновение колебался, затем кивнул.
– Он также работает на него. Вместе с титулом я унаследовал некоторые обязанности, которые далеко не всегда позволяют мне покидать Англию. Тревор подменяет меня, если по заданию требуется провести за границей несколько недель или месяцев.
– Вы скажете ему о моей работе?
– Мне бы хотелось. – Он внимательно посмотрел на нее. В ярком утреннем свете его глаза показались ей скорее голубыми, чем серыми.
Она была уверена, что он относится к тому типу мужей, которые считают себя вправе все решать за жену. Поэтому она не сразу поняла, что он ждет ее ответа.
– А вы скажете ему, если я попрошу вас этого не делать?
– Ну а вы скажете кому-нибудь о моей работе, если я не разрешу вам этого делать?
Конечно, нет.
Он пожал плечами.
– Тогда почему же вы полагаете, что я не буду считаться с вашим желанием?
– Большинство мужчин не стали бы, – сказала она, быстро перебрав в памяти своих знакомых.
– Я не отношусь к большинству, – возмутился он. Увидев, как дрогнула его бровь, она заподозрила, что он опять над ней подшучивает. – Ну а кое-кто, из мужчин, вполне возможно, обиделся бы, узнав, как низко ставит его некая особа, которой следовало бы думать о нем как о мудром и великодушном господине.
Лили закатила глаза.
– Возможно, я ничего не понимаю в супружеской жизни, но догадаться, в кого вы метите, я как-нибудь смогу.
Он театральным жестом прижал руку к груди и с трагической интонацией произнес:
– Вы ведь ранили меня в самое сердце, дорогая!
Она понимала, что нежность и доброта, которые так явственно выдавали его голос и взгляд, были случайными и скорее всего ничего не значили. Но на душе ее сразу стало гораздо теплее.
– Что ж, если ваш брат тоже шпион, по крайней мере, он не будет протестовать против того, что вы женились на женщине, которая имеет дело со шпионами. Ну а как вы собираетесь объяснить наше поспешное венчание? Ведь только неделю назад я приняла от него приглашение на прогулку в парке.
Его улыбка мгновенно исчезла.
– Это кое-кого мне напомнило… Признаться, меня не слишком радует, что вы согласились на прогулку с моим братцем.
– Незачем бросать на меня такие взгляды. Просто он игнорировал мой отказ. И в этом вы и ваш брат очень похожи.
– Настойчивостью?
– Бесцеремонностью и самонадеянностью.
Хм. Сначала вы относите меня к большинству мужчин, а теперь называете бесцеремонным. И это на следующий же день после венчания. Что же вы будете говорить обо мне через неделю?
Она улыбнулась ему в ответ.
– Похоже, вы напрашиваетесь на комплименты, милорд!
– Майлс, – поправил он ее. – Я не настолько тщеславен.
Смена его настроений ставила ее в тупик. Сначала он был мрачен и молчалив, теперь шутил и поддразнивал ее. Она просто не знала, что и думать. Какой загадочный человек ее муж. Однако более всего ее сейчас волновал один-единственный вопрос, и она все пыталась прочитать ответ на его лице… Доставила ли она ему удовольствие в их первую ночь? Понравилась ли она ему? Страх перед тем, что он ответит «нет», накладывал печать на ее уста, нет, лучше не спрашивать.
– А сколько времени вам обычно приходится тратить на задания сэра Малкольма?
Казалось, в первый момент ее вопрос вызвал у него замешательство. Затем он пожал плечами.
– По-разному. Все зависит от самого задания. Скажем, рейс на корабле в Нормандию занимает день или два. У нас есть свои люди и в других частях Франции, и чтобы добраться туда, мне приходится уезжать из дому на неделю. Потом еще контрабандисты, это тоже моя забота. Как правило, местные власти хорошо знают, кто этим занимается, но обычно закрывают глаза на подобные дела. Обычно мы с моей командой следим за операциями, чтобы удостовериться, что все прошло нормально и наши люди вне опасности, или проверяем, нет ли у контрабандистов более криминального груза, чем французские шелка, не прячут ли они в своих трюмах шпионов. Такие задания занимают по нескольку недель.
– А лорд Грэнджер тоже занимался контрабандой?
– И не только.
– Но скажите, что заставляет таких людей, как лорд Грэнджер, связываться с контрабандистами?
Ремингтон нахмурился.
– Все объясняется довольно просто. Единственная вещь, которую этот господин любил больше французского коньяка, это игра в карты. Он играл часто и по-крупному. Случалось, проигрывался так, что ему бы не миновать разорения, если бы не его шашни с контрабандистами. Власти терпимо относились к его грешкам, и никто не обращал внимания на то, что иногда в команде корабля оказывалось больше на одного-двух человек. Однако мы заподозрили, что дело нечисто, когда он в течение короткого времени выплатил вдруг все свои долги. Теперь мы знаем, что через Грэнджера действовали четверо шпионов. Одно время мы думали, что был еще пятый, но, видимо, он вернулся во Францию прежде, чем мы смогли его выследить.
– Когда мы разговаривали у нас дома, сэр Малкольм сказал, что он пока не собирается их арестовывать. А он не боится, что информация, которую они здесь собирают, просочится во Францию?
– Ни одно изих сообщений не достигает Франции. Мы об этом позаботились, признаться, пришлось изрядно потрудиться. Но сейчас об этом деле можно уже позабыть. Сэр Малкольм намеревался их арестовать – как раз тогда, когда мы с вами уехали на это памятное собрание любителей Древнего Египта.
– И лорда Грэнджера тоже?
Казалось, он не спешил отвечать на этот вопрос. Лицо его помрачнело. Он наконец произнес:
– Лорд Байнбридж предложил ему на выбор два возможных варианта. Или быть повешенным за предательство, или…
– Или? – переспросила Лили, видя, что он молчит. Ремингтон взглянул на нее и тихо, но четко произнес:
– Три дня назад лорд Грэнджер покончил жизнь самоубийством.
– О Боже!
Ремингтон продолжил, обращаясь скорее к себе, чем к Лили:
– Байнбридж сообщил обо всем нашим людям во Франции, прежде чем убрать шпионов и предупредить лорда Грэнджера. Это была одна из причин моего срочного отъезда в Нормандию на прошлой неделе. Байнбридж ожидает, что противная сторона ответит соответственным образом, арестовав того, в ком они подозревают английского шпиона. – Он глубоко вздохнул. – В течение какого-то определенного времени мы раскрываем их агентов, а они – кого-то из наших. Это игра в кошки-мышки. Мы арестовываем одного из них, и они арестовывают одного из нас. И никогда не знаешь, на кого падет жребий.
Лили почувствовала, как страх сковал ее сердце.
– Лэкрокс, – попыталась прошептать она, но губы плохо ее слушались. – Вы думаете, они могут о нем знать?
Ремингтон, ничего не отвечая, долго смотрел ей в глаза, и в его взгляде было что-то непонятное: то ли печаль, то ли подозрительность.
– Я предупредил его о возможных последствиях, Лили. Он знает, что надо быть очень осторожным.
– Но что, если… – Она была не в силах говорить, не в силах представить хоть на мгновение, что такое возможно.
Ремингтон обнял ее за плечи и привлек к себе.
– Постарайся не беспокоиться. Лили. Я знаю Лэкрокса довольно хорошо и уверен, что он не допустит никаких опасных для него промахов. Расскажи мне лучше о коде, который вы с ним используете. Почему вам обязательно нужен словарь?
Конечно, она поняла, что он хотел просто поменять тему разговора, и была ему за это благодарна. Что толку переживать сейчас за Роберта, ведь все равно она никак не может ему помочь. Чтобы отвлечься от этих невеселых мыслей, она принялась подробно объяснять сложности крестового кода. Потом он стал рассказывать о своих путешествиях, о всяких курьезах, которые там случались. Его глубокий мягкий голос, нежность, с которой он ее обнимал, постепенно заставили Лили забыть свои страхи и успокоиться, хотя судьба Себастьяна Лэкрокса была весьма неопределенна на данный момент. Мягкое покачивание кареты, монотонный стук колес укачали ее, и вскоре она закрыла глаза и задремала.
Ремингтон разбудил ее через несколько часов, когда они остановились у придорожной гостиницы. Был поздний вечер, и в карете, освещаемой только тусклым светом фонаря, было довольно темно, но Лили почувствовала, что в его настроении вновь произошли резкие изменения. Каким-то образом, пока она спала, она оказалась у него на коленях. И разбудил он ее нежным поцелуем. Ее руки скользнули вокруг его шеи, и она полусонно ответила на его поцелуй. Как только карета остановилась, он оторвался от ее губ и прижал ее голову к груди. Лили услышала его порывистое дыхание. Тогда она просунула руки под его сюртук и теснее прижалась к горячему телу.
– Мы остановимся в гостинице под названием «Медное кольцо», – сказал он ей глухим, чуть охрипшим голосом. Лили стоило некоторых усилий понять, что он говорит, ибо в этот момент он нежно гладил ее по голове, и она полностью отдалась этим восхитительным ощущениям. – Я отправил Джека заказать нам ужин и комнату и сделать все приготовления. Что тебе понадобится на ночь из багажа?
–Голубая ковровая сумка.
Она чуть двинулась, стараясь прижаться к нему еще ближе, и почувствовала его руки на своей талии. Он осторожно приподнял ее и усадил напротив себя.
– Я думаю, Джек уже все приготовил. Можно идти.
Ремингтон помог ей выйти из кареты и затем обнял одной рукой за талию и так не отпускал от себя, пока они шли через двор к входу в здание. Хотя было уже довольно темно, во дворе кипела жизнь. «Медное кольцо» оказалась довольно большой гостиницей. Здание было каменным, трехэтажным, почти по самую крышу заросшим плющом. У входа их уже ждал Джек со своим неизменным красным платком на голове. Он проводил их в комнату на втором этаже.
Комната была небольшой, но светлой и уютной, во всем убранстве чувствовалась женская рука. Пол был застелен цветастым ковром, возле окна расположились столик и два кресла. Покрывало на кровати было заткано розами. Лили перевела взгляд с кровати на высокую фигуру мужа и с улыбкой подумала, что его ноги скорее всего будут свешиваться. Эта мысль немного развеселила ее, но тут она вспомнила, что сегодня ночью ей предстоит разделить с ним эту постель.
Почти сразу Джек принес огромный поднос с обедом. Вслед за ним один из слуг герцога принес вещи. Отдав распоряжения на ночь и наказав быть готовыми завтра на рассвете. Ремингтон позволил слугам удалиться. Они остались одни.
Лили ела без всякого удовольствия, она очень утомилась, и после целого дня, проведенного в карете, ее немного подташнивало. У герцога же аппетит был отменный, судя по тому, с какой скоростью он поглощал еду. Они почти не разговаривали, ибо рот герцога был почти все время занят, однако взгляды, которые он бросал на Лили, сильно ее будоражили. Когда же она отодвинула в сторону почти не тронутую тарелку с жарким, он со знакомой ей уже повадкой поднял бровь и спросил:
– Вы не голодны?
Лили пожала плечами.
– Обычно я мало ем в дороге.
– Может быть, вам нездоровится?
– Нет, просто я не хочу есть. – Она поднесла к губам бокал с вином и сделала небольшой глоток. Вино было лучше, чем она ожидала, и она отпила еще.
– Так как вы все-таки себя чувствуете? – Он положил вилку и нож и испытующе посмотрел на нее, ожидая ответа.
– Прекрасно. – Ее несколько удивил его внезапный интерес к ее здоровью. Не зная, что еще сказать, чтобы успокоить его на этот счет, она отпила несколько глотков вина.
Он отодвинул тарелку и наклонился вперед. Понизив голос и внимательно глядя ей в глаза, он спросил, заметно волнуясь:
– Вам все еще тяжело после вчерашней ночи?
Смысл его слов дошел до нее не сразу. Но когда она поняла, что он имел в виду, то была так поражена, что поперхнулась вином и закашлялась. Герцог протянул через стол руку и принялся заботливо стучать ее по спине. Первый же удар оказался таким сильным, что Лили чуть не уткнулась носом в стоящую перед ней тарелку. Между третьим и четвертым ударом ей удалось все-таки перехватить его руку, иначе он мог проломить ей спину! Пытаясь сохранить гордое достоинство, она поставила бокал с вином на стол и взяла салфетку, чтобы вытереть слезы, вызванные кашлем и смехом.
– С вами все в порядке?
– Я это переживу. Вы гораздо сильнее, чем себе представляете, милорд… Майлс. Я все время забываю называть вас по имени. Это вполне естественно. Ведь с тех пор как себя помню, я знаю вас только как герцога Ремингтона. А знаете, мне очень нравится ваше имя. Думаю, я скоро к нему привыкну. А как вас обычно звали ваши родители?
Ремингтон откинулся на спинку кресла и улыбнулся.
– Вы, случаем, не стараетесь избежать ответа на мой вопрос?
– По-моему, нет. – Она с невинным видом взглянула на него своими огромными глазами. – Я же сказала вам, что я это переживу. А это как раз и означает, что со мной все в порядке… и будет в порядке дальше.
– Это простодушное выражение одно из ваших наиболее очаровательных, мое сокровище. Но я слишком хорошо вас знаю, чтобы вы могли меня одурачить вашим притворно-невинным видом. Вы прекрасно поняли, о чем именно я вас спрашиваю.
Лили опустила глаза и, внимательно рассматривая небольшую лужицу вина, пролитого ею на скатерть, тихо сказала:
– Я прекрасно себя чувствую во всех отношениях.
Он поймал ее руку и прижал к губам ладонь.
– Вы говорите мне правду, Лили? Мне бы не хотелось снова причинять вам боль. Если вы не совсем готовы, то мы можем подождать до… до следующей ночи.
– Вы никогда не причиняли мне боли, – сказала она тихо. Однако, поймав его вопрошающий, проницательный взгляд, поспешно добавила: – Ну, может быть, совсем немного, когда стучали по спине.
Тревога на его лице сменилась улыбкой.
– Я так люблю вас, Лили, все эти ваши шуточки.
Лили сжала губы, но не удержалась – все-таки сказала ему то, что рвалось с ее языка уже давно:
– Как вы думаете, придет когда-нибудь день, когда вы сможете любить меня просто так? – Его губы дрогнули, и улыбка сбежала с лица. Он встал и, взяв Лили за руку, поднял с кресла.
– Я хочу, чтобы, между нами всегда была только правда, Лили.
Она чуть покачала головой, чувствуя, что предпочла бы немного лжи взамен горькой правды.
– Если вы не можете сказать мне ничего хорошего, лучше вообще ничего не говорите.
– Нет, Лили. Я не хочу, чтобы вы заблуждались или когда-нибудь обвинили меня в том, что я обманул вас. Я хотел бы, чтобы наши отношения строились на доверии и взаимопонимании. А то, что вы называете любовью, редко сочетается с этими двумя вещами. Я бы даже сказал – никогда. – Он ждал, что Лили ответит, но она упрямо молчала, явно не соглашаясь. Он горько усмехнулся. – Я давно убедился, что романтическая любовь существует только в сказках. И еще я убедился в том, что у этого слова очень много значений. И поэтому мы часто обманываем сами себя, вот как вы теперь. Например, я люблю клубнику со взбитыми сливками, но это совершенно не значит, что я по уши влюблен в нее или что клубника всегда будет моей любимой едой. Вы понимаете, что я хочу сказать?
– Я поняла, что я для вас нечто вроде десерта. – Она обхватила пальцами его запястья и попыталась снять его руки со своих плеч. – А еще я поняла, что вы считаете мои чувства по-детски наивными.
Он сокрушенно вздохнул.
– Я все-таки причинил вам боль.
– Как вы проницательны. – Лили шагнула вперед, толкнув его в плечо. Удивленный, он чуть посторонился. – Я же люблю вас… чурбан вы бесчувственный! – Она опять толкнула его, заставив отступить. – И вы лгали мне прошлой ночью. Вы сказали, что мы будем любить друг друга. Я честно выполнила свою часть договора… а теперь я поняла, что то, чем мы занимались, это совсем не любовь. Я действительно сгорала от любви к вам, а вы… вы всего лишь выполняли супружескую обязанность. – Она ткнула пальцем его плечо и с укором произнесла: – Вы заставили меня поверить, что я что-то значу для вас, а на самом деле прошлая ночь ничего для вас не значила, вы просто… использовали меня!
Он схватил ее руку прежде, чем ее пальчик снова негодующе ткнулся в его плечо.
– Я – использовал? Я – лгал? Что вы такое говорите… И я не позволю вам оскорблять вашими домыслами нашу первую брачную ночь только потому, что ваши чувства оказались задеты.
– Но высами только что сделали это, ну а поскольку у вас чувств нет, то и задевать было нечего. – Она яростно взглянула на него. – Ну? Что вы можете сказать в свое оправдание?
– Вы не правы, Лили.
– Не права? Ну конечно, меня любят, возможно, даже так же, как клубнику со сливками… Я вовсе не просила возводить меня на пьедестал, но надеялась, что буду значить для вас немного больше, чем лакомое блюдо! С чем еще мне придется делить вашу любовь? Про еду выяснили, но у вас, наверное, есть любимые сапоги или какой-нибудь великолепный рысак… Ну, тут уж я не претендую на первенство, спасибо хоть приняли на вторую роль…
Он рванул ее на себя, так что она почти уткнулась лбом в его грудь.
– Это не так, и тебе это прекрасно известно!
– Ничего мне не известно! – Она отвернулась от него, но он развернул ее к себе, заставил поднять глаза.
– Я никогда не испытывал ни малейшего желания целовать какой-нибудь ананас, или свои сапоги, или лошадь.
– Как вы меня обрадовали!
Он обхватил ее за талию, затем его рука скользнула ниже, по плавному изгибу бедра.
– Я хочу, чтобы ты всегда была со мной. Лили. В моей постели и в моей жизни, но даже ради того, чтобы насладиться тобой, я не стану лгать, будто схожу с ума от любви. У тебя есть мое уважение, моя дружба, моя привязанность. Это надежные и постоянные чувства, необходимые для благополучного, стабильного брака. И я не хотел бы, чтобы моя супружеская жизнь зависела от всяких эфемерных фантазий – от того, что ты принимаешь за любовь.
– Как вы можете быть таким холодным и рассудительным, когда говорите о сердечных чувствах?
Он снял кончиком пальца слезинку с ее щеки и, нахмурившись, растер ее между пальцами.
– Я давно понял, что любовь и ложь – понятия несовместимые. – Гнев его прошел, осталось только сожаление. – Но теперь я почти жалею, что не солгал тебе. Правда всегда бывает мучительна. Прости, Лили. Давай помиримся. Позволь мне доказать тебе, что и того, что мы имеем, вполне достаточно.
Слишком поздно она поняла его намерения – когда его губы уже прильнули к ее губам. Медленно, с мучительной нежностью он ласкал ее рот. Это был не просто поцелуй, это была мольба. Ласково обхватив рукой затылок, он не позволил ей уклониться, но и не требовал ответа, он умолял ее о согласии. Его руки нежно гладили ей спину, спускаясь все ниже. Наконец он сжал ее бедра и привлек к себе, к своему пылающему от желания телу.
Она попыталась отстраниться.
– Я не хочу быть средством утоления физиологических потребностей.
– Ты и не будешьим, – выдохнул он ей в висок. – Мы с тобой будем любить друг друга.
– Но как вы можете любить, если вы в самом деле не влюблены! – выкрикнула она почти в отчаянии. Однако от его жарких поцелуев, которыми он осыпал ее шею и грудь, сердце ее билось все быстрее и быстрее.
– Тут ты заблуждаешься… – Эти слова почти слились с поцелуем. Он целовал ее до тех пор, пока у нее не начали подгибаться колени, и тогда он поднял ее на руки и отнес на кровать.
– Не думаю, что нам следует сейчас этим заниматься. – Она никак не могла понять, как он ухитряется целовать ее и в то же время раздевать их обоих. – Я еще не успела обдумать то, что вы мне сказали.
– У тебя еще будет для этого достаточно времени. – Его пальцы продолжали быстро расстегивать панталоны. – Завтра в карете.
– Но я бы хотела разобраться во всем сейчас же. ѕ Поначалу она решила воспротивиться. Но вместо того, чтобы оттолкнуть его, она почему-то принялась гладить его тело. И хотя лицо ее все еще было хмурым, ее руки сами скользили по его крепким плечам, по груди, пока не достигли плоских сосков. Под ее ласкающими движениями, они вдруг стали тверже, и, изумленная такой реакцией, она снова провела пальцами по соску. Он застонал. Его потемневшие от страсти глаза полыхнули огнем. И еще до того, как он покачал головой, она уже знала его ответ на ее упрямое требование.
– Все завтра.
Он опять целовал ее, и она забыла обо всем, кроме того наслаждения, которое испытывала в его объятиях. Он великолепно знал, как постепенно вести ее к вершине блаженства, когда и где прикоснуться, поцеловать. В то же время он учил ее, как дарить наслаждение, и она оказалась пылкой и старательной ученицей. А когда они оба почувствовали потребность в большем, он бережно и очень медленно проник в нее, стараясь дать ей возможность прочувствовать каждое свое движение. При этом он не отрывал взгляда от ее глаз, ловя малейшие изменения в их выражении, завораживая ее своей страстью, заставляя забыть обо всем, кроме этих восхитительных ощущений их соития. Она растворилась в его потемневших глазах, ей казалось, что это длится вечно. Завороженная гипнотическим взглядом, она лежала почти не шевелясь, пока он двигался внутри ее, и только тихо вскрикнула, когда он проник слишком глубоко, слишком близко подойдя к тому сокровенному источнику огня, что, вспыхнув, вскоре запылал в них обоих. Он оторвал от нее взгляд, осыпая ее лицо, грудь, плечи пылкими поцелуями. Она почувствовала, как он разрастается внутри ее, все больше заполняя ее при каждом толчке бедер. Его тело умело быть неистовым и нежным одновременно, в нем странным образом соединялись страсть и мощь, и – невероятная нежность. Но именно это и делалоих близость такой восхитительной и прекрасной, что она заплакала от счастья.
Внезапно ее глаза широко раскрылись и крик восторга сорвался с ее губ, сплетаясь с его глухим стоном, но и в этот момент наивысшей телесной радости он не отвел взгляд, позволив ей увидеть всю силу восторга и наслаждения, отразившуюся в его сверкающих глазах. И в эту минуту она наконец поняла то, что он пытался сказать ей своим телом и своим взглядом.
Он любил ее, и только что доказал ей это, творя эту любовь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Тигровая лилия - Эллиот Элизабет

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Тигровая лилия - Эллиот Элизабет



В начале роман был очень скучный, первые главы читала несколько дней, мне просто было совершенно не интересно, что же будет дальше. rnГлавный герой глупо повел себя и непонятно зачем потащил героиню к себе домой, чтобы защитить его, а потом сам же хотел, чтобы она побыстрее ушла. rnПотом стало немного интереснее, когда герои поженились, они, то обращались друг к другу на ТЫ, то на ВЫ. rnНе могли нормально поговорить и вообще разобраться в себе. Лили любила Майлза очень давно, а вот он долго не мог признаться ей в своей любви, хотя она тоже не торопилась это сделать. rnВ романе есть интрига, есть любовь, но не могу сказать, что он мне очень понравился. Несмотря на затянутость вначале, хотелось бы, чтобы автор немного написала о жизни главных героев, после решения всех проблем и обоюдного признания в любви,конец был слишком неожиданным. rnРоман перечитывать точно не буду, но на один раз он очень даже не плох, особенно по сравнению с некоторыми другими романами про Англию. 7/10
Тигровая лилия - Эллиот ЭлизабетЗлата
30.06.2012, 20.04





а мне роман понравился! интересная и увлекательная история, интрига соблюдена до конца. герои очень умные и с юмором у низ все в порядке. на десяточку
Тигровая лилия - Эллиот ЭлизабетРита
3.07.2012, 15.15





Polnostjü soglasna s mneniem Slati, do polowini ozenj skuzno, ele dozitala, potom stanowitsja nemnogo interesno, no ne sahwatiwaet.... Wtoroj ras ja eö perezitiwatj ne budu, eto tozno.... No na odin ras, schtob skorotatj wezer, moschno... no ne boljsche
Тигровая лилия - Эллиот Элизабетrimma
9.08.2012, 17.06





Интересный роман и гг что надо читать!!
Тигровая лилия - Эллиот ЭлизабетТатьяна
29.08.2012, 13.59





Тягомотина какая. Не сравнить с романом 'Обрученные' этого же автора.
Тигровая лилия - Эллиот ЭлизабетНикта
6.07.2013, 19.06





Понравились всё романы этого автора.
Тигровая лилия - Эллиот ЭлизабетТаня
10.10.2013, 11.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100