Читать онлайн Обрученные, автора - Эллиот Элизабет, Раздел - 9. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обрученные - Эллиот Элизабет бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.1 (Голосов: 69)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обрученные - Эллиот Элизабет - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обрученные - Эллиот Элизабет - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эллиот Элизабет

Обрученные

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9.

– Ваши руки слишком нежны для этой работы, миледи. – Не успела Клаудия возразить, как Томас подхватил корзинку с наперстянкой с ее колен.
Ленора захихикала.
Клаудия метнула на девушку недовольный взгляд, но Ленора склонила голову над корзиной с тисом, делая вид, что занята своим делом. Ленора, казалось, нашла в постоянном вмешательстве Томаса в их работу неиссякаемый источник юмора. Клаудии изрядно надоели оба. Она сидела между ними на длинной каменной скамье в саду Монтегю, а повсюду были расставлены корзины с яркими цветами. Своей красотой цветы вводили в заблуждение: яд, который Клаудия собиралась приготовить из них, был одним из наиболее смертоносных. Крыс, обитающих в Монтегю, уже скоро постигнет безвременная кончина.
Она едва ли не была счастлива, что крепость Монтегю кишела грызунами, поскольку из-за этого у нее появилось хоть какое-то осмысленное дело, помогавшее ей убивать время. Бездумное шитье слишком часто заставляло ее погружаться в мысли о Гае. Помогать с его счетами было бы еще ужаснее. Она уже страшилась тех часов, которые ей предстояло провести за этим занятием вместе с Гаем, зная, что его присутствие рядом кружило ей голову настолько сильно, насколько смертелен яд, предназначавшийся для крыс. Часы, которые она провела у него в постели, доказали это сполна.
Просыпаться в объятиях мужчины было наслаждением, о существовании которого она раньше и не предполагала. Конечно, не всякого мужчины, поправилась она. В объятиях Гая. Только Гая. Понимание этого лишь притупляло способность сопротивляться соблазну и подталкивало ее уступить собственной слабости.
Но он может использовать ее и выбросить за ненадобностью.
Именно эта мысль удержала ее от катастрофы. Слова Гая расслабляли ее, прикосновения приводили в трепет, его логика заставляла сомневаться в своих убеждениях, однако, в конце концов, она ни на минуту не забывала, что он – мужчина и, как всякий мужчина, легко поддается похоти.
В течение многих лет она слушала, как ее братья говорили женщинам всякого рода притягательную ложь, лишь бы заманить их к себе в постель. Действия Роберто не удивляли ее, поскольку он всегда поступал, как ему нравилось, ничуть не заботясь о последствиях. Однако вереница разбитых сердец, которую оставлял за собой Данте, помогла ей ясно осознать, что мужчины во многом похожи друг на друга, когда дело касается женщины. Сам процесс соблазнения захватывал их, вызывая охотничий азарт. Однажды одержав победу, мужчины быстро теряют интерес к завоеванному призу и нацеливаются на новую жертву, принося ей еще более фальшивые клятвы, говоря еще большую неправду.
Гай не лгал ей. Он указал на ложь, которую Клаудия и сама могла бы произнести. Она попросила, чтобы он поцеловал ее, и он отказался. Отказался не потому, что не хотел поцеловать ее, а потому, что зная ее иного лучше, чем она саму себя. Этим утром ей страстно хотелось отдаться ему, узнать, наконец, тайну отношений между мужчиной и женщиной. Позже она сумела бы успокоиться, унять свою нечистую совесть, твердя себе, что это он овладел ее чувствами, лишил ее собственного выбора. Это дало бы ей повод ожесточиться против него и тем самым защититься от естественной боли, которую он причинит ей рано или поздно, отвергнув ее.
Почему он не может быть, как все мужчины, и просто лгать?
– Hai delle belle mani, donna Claudia (У вас очень красивые руки, леди Клаудия). – Томас кинул беглый взгляд на Ленору и снова повернулся к Клаудии. От его страстных взглядов она ощущала какое-то смутное беспокойство. Ее друга, доброго и отзывчивого брата Томаса, более не существовало. Рыцарь Томас был совершенно иным человеком, и блеск в его глазах оставлял в ее душе неприятный осадок, а многозначительные улыбки и самоуверенные манеры настораживали Клаудию.
Она взглянула на свои руки и удивилась, как он может считать их красивыми. Томас взял ее за запястье, повернул руку ладонью кверху и провел по ней кончиками пальцев. Девушка сжала руку в кулак и попыталась освободиться:
– Обычные руки, сэр Томас. Как раз пригодные для такой работы.
Она ответила на его языке, но он, видимо, решил продолжить разговор на итальянском:
– A contrario – sono belle, delicate e feminili. (Совсем наоборот – они красивы, нежны и женственны.)
Низкий голос вдруг отозвался на нескромную лесть Томаса:
– Bugiardo! (Лжец!)
– Лжец? – с гневом произнес Томас. Он резко обернулся в поисках оскорбителя. Прислонившись плечом к каменной арке и сложив на груди руки, у входа в парк стоял Гай. Его непринужденная поза никак не соответствовала мерцавшему в глазах опасному огоньку. Томас вздрогнул и отпустил руку девушки. Клаудия улыбнулась.
Гай поднял руку и стал с деланным равнодушием рассматривать свои ногти.
– Что ты здесь делаешь, Томас?
Томас поднялся со скамьи и учтиво поклонился.
– Я помогаю леди Клаудии собирать разные травы и растения для снадобья, которое она собирается приготовить.
– Выглядит так, как будто вы просто вышли собирать цветы. – Гай потер костяшки пальцев о темно-синюю тунику. – Почему ты не на учебном плацу?
– Я был там ранним утром с Эвардом, а сегодня днем я должен возглавить южный дозор. Я решил, что мое отсутствие в течение нескольких часов не будет замечено. – Томас переступил с одной ноги на другую. – Если вы позволите, милорд, я вернусь на плац.
Гай не ответил. Его молчаливый непроницаемый взгляд, похоже, заставлял Томаса нервничать. Казалось, воздух между двумя мужчинами медленно накалялся.
– Я намеревался только возобновить свое знакомство с леди Клаудией, – оправдывался Томас. – Мы ведь часто встречались в саду Лонсдейла. Я не думал, что вы можете быть против, если я составлю ей компанию здесь.
– Я разве сказал, что я против? – Тон Гая был обманчиво дружелюбным, но его улыбка – зловещей.
– Ленора была с нами все это время. Ничего неподобающего здесь не происходило. – Томас обернулся; – Ведь правда, Ленора?
Ленора крепко сжала руки и неловко кивнула. Это лишь немного успокоило Томаса. Ленора же выглядела страшно напуганной. Клаудия погладила дрожащую руку девушки:
– Успокойся, Ленора. У тебя нет причин бояться гнева милорда.
Томас и Ленора уставились на нее, словно она говорила на непонятном им языке. Может быть, ее акцент смутил Ленору, но с чего вдруг Томас выглядит таким растерянным?
– Вы говорите о лорде Гае? – изумился Томас, но тут же закрыл рот, как будто сказал что-то лишнее. Услышав тихий смех Гая, он весь сжался.
– Леди Клаудия знает мой мягкий нрав. – Выражение лица Гая смягчилось, как только он перевел взгляд на Клаудию. – Хм… она также знает, что я не буду сильно сердиться, если обнаружу ее здесь, в парке, хотя я просил ее встретить меня в солярии.
– Вы сказали, через четыре часа, – возразила Клаудия, – и у меня еще предостаточно времени до встречи с вами.
– Я сказал, через три, и вы опоздали.
– Через четыре.
Ленора поймала руку Клаудии и сжала ее, но Клаудия оставила без внимания это бессловесное предупреждение. Она поднялась, отодвинув корзинку в сторону, и поправила складки на юбке.
– Ты знаешь, что я хотела сделать с этими растениями, Ленора. Я присоединюсь к тебе позже. – Она повернулась к Гаю, все еще стоящему под аркой. Его лицо было так напряжено, что казалось высеченным из камня.
– Я готова, милорд.
Насмешливо кланяясь и протягивая ей руку, он приказал Томасу:
– Ты можешь удовлетворить свою неожиданную любовь к садоводству, помогая Леноре в отсутствие леди Клаудии.
– Да, милорд, – отозвался Томас несчастным голосом.
Гай взял Клаудию под руку, но не сердито, как она ожидала, а очень нежно. Пройдя пару шагов, он ласково и заботливо обвил Клаудию за талию и направился к замку. Наклонившись к ее уху, он прошептал:
– Мне кажется, вы не созрели для того, что я готов предложить вам, Клаудия.
Смутное опасение заставило ее затрепетать. В его глазах она заметила голубую вспышку, но он уже перевел взгляд на дорожку перед ними. Почему он так сердит?
Ряд высоких деревьев отделял тропинку от парка, словно зеленая стена, прерывающаяся через равные промежутки сводчатыми проходами, ведущими в разные части сада. Южная стена замка, мрачная и неприступная, выросла на их пути. Не успели они добраться до окованных железом массивных дверей, как Гай свернул и повел ее в одну из арок.
– Куда мы идем?
– Пожалуй, речь шла действительно о четырех часах. Это значит, что нам нет нужды торопиться. – Его большой палец прочертил невидимую линию вдоль ее позвоночника и остановился на талии. – Здесь есть кое-что, что я хотел бы показать вам.
Они двинулись дальше. В этой части парка деревья были выше. Дорожка, бежавшая до сих пор прямо, начала время от времени сворачивать, огибая искусно отделанные деревянные решетки, скрытые аккуратно подстриженными розовыми кустами. Они миновали усеянный желтыми розами гигантский зеленый куст в форме меча, чье острие было устремлено в небо. Дальше последовал куст красных роз в виде всадника и куст с бледно-розовыми бутонами, изображавший даму. После этого Гай провел Клаудию по небольшому деревянному мосту к миниатюрной сторожке, примыкавшей прямо к стене парка.
Каменная скамья у внешней стены парка ожидала их внутри беседки. Несколько дюжин гибких ветвей, переплетаясь, образовали густой зеленый навес, усыпанный белыми розами. Сквозь него просачивались золотистые солнечные лучи. У Клаудии возникло ощущение, будто она попала в колдовское царство. Гай оставался в тени, затем, шагнув, пересек узкую полоску солнечного света, теперь его красивое лицо было хорошо видно.
– Вот что я представляю себе каждый раз, когда вдыхаю аромат роз. – В голосе его не осталось и следа неудовольствия. Быть может, она просто ошиблась и приняла суровое выражение лица за раздражение. В этот момент она ясно осознала, что пробудило блеск в его глазах. Это была страсть. И судя по всему, безудержная страсть.
Она попыталась отступить, увидев, что он протягивает руку в ее сторону, и почувствовала себя глупо, когда Гай зашелестел стеблем у нее над головой и сорвал прекрасную белоснежную розу. Рука Клаудии автоматически потянулась принять дар, но он отрицательно покачал головой.
– Я думаю об этих цветах всякий раз, когда смотрю на вас. – Гай глубоко вдохнул аромат розы, касаясь лепестков верхней губой, затем поднес цветок к лицу девушки и провел бархатистым бутоном по щеке Клаудии, по ее подбородку и губам. – Воспоминания говорят мне, что вы нежнее этого цветка, хотя время от времени я начинаю в этом сомневаться. – Он медленно размял лепестки пальцами, они отрывались и падали на землю, кружась как снежинки. – Разрешите мне объяснить свои слова?
Клаудия кивнула, чувствуя себя полностью в его власти. Гай нежно провел пальцами по тем местам, которые ласкал цветком, – по щеке, по подбородку, затем задержался на ее губах, как бы исследуя их форму. Она подавила необъяснимое желание дотронуться кончиком языка до его пальцев, ощутить запах розы, который все еще чувствовала на его руке, ощутить запах Гая.
Он как будто прочитал ее мысли и, легко касаясь, одним пальцем провел вдоль ее губ. Рот Клаудии приоткрылся, и она услышала резкий вздох Гая. Или этот звук издала она? Рука Гая оставалась неподвижной. Взгляд, прикованный к ее рту, казался таким пристальным, словно его обладатель выполнял трудную задачу, требующую от него большого мужества.
Искушение было слишком велико, и она дотронулась кончиком языка до его пальца.
Они посмотрели друг другу в глаза, и Клаудия заметила какую-то беспомощность в его взгляде. Вот она – власть, о которой он говорил, контроль над ним, право на который никому не было дано. Это было опьяняющее чувство, которое придало Клаудии еще больше смелости. Она стала ласкать палец Гая языком, будто слизывала с него сладкий мед.
– Святые апостолы, – шепот прозвучал одновременно как молитва и как проклятие. Гай не двигался и не сводил с нее глаз. Или просто не мог оторваться от нее. Клаудия ощутила, что его жар передается ей; пламя, медленно разгоравшееся внутри, разошлось по венам, охватывая все тело девушки.
В конце концов он убрал руку, застонав, словно от боли. Его дыхание было прерывистым и неглубоким, таким же, как и ее. В течение какого-то времени Гай просто смотрел на нее. Вдруг он схватил ее руку и притянул к своему рту. Клаудия вся затрепетала, ясно понимая, что он навязывает ей ту же пытку. Ее захлестнула волна сильнейшего желания.
Гай сжал ее тонкую руку в своих больших ладонях. Его голос был полон страсти:
– Томас не лгал. У вас действительно красивые руки.
Он начал целовать тыльную сторону ее ладони, после чего перешел к кончикам пальцев. Один за другим Гай целовал их, слегка сжимая губами и лаская языком. Клаудия почувствовала, как у нее ослабели ноги, и поняла, что значит почувствовать себя беспомощной. Услышав стон, она не сразу осознала, что звук исходил из ее горла:
– О, Гай!
Он взглянул на нее и улыбнулся.
– Клаудия!
Он поцеловал ладонь, запястье, затем, приподняв рукав ее платья, запечатлел несколько возбуждающих поцелуев по руке до локтя и остановился.
Она вдруг обнаружила, что каким-то образом очутилась в объятиях Гая. Его губы двигались, и ей пришлось приложить усилие, чтобы сконцентрировать свое внимание на его словах. Рот Гая так пленял, казался таким мужественным и чувственным…
– Здесь и сейчас я прошу вас о поцелуе. – Он поднес свою ладонь к ее щеке и медленными кругообразными движениями стал ласкать ее. Пламя у Клаудии внутри разгорелось с новой силой.
– Один поцелуй, Клаудия. Даруйте мне это блаженство, и я дам вам…
Она успела приложить пальцы к его губам, до того как он попытался сторговаться с ней. Хотя бы раз не будет сделки между ними. Никаких обещаний – ни данных, ни нарушенных. Она поразилась, насколько решительны и вместе с тем нежны были его губы.
– Поцелуйте меня.
Он очень медленно склонил голову. Его взгляд, казалось, проникал ей в душу. Их губы встретились, и Клаудия закрыла глаза. Его горячее дыхание, чем-то напоминающее теплый солнечный свет, заставило ее губы разомкнуться. Она задохнулась от изумления перед великолепием этого мига. В то же мгновение ее напряженные мышцы расслабились, но она не потеряла равновесия. Гай крепко держал Клаудию, его руки обхватывали и сжимали ее, напоминая гибкие ветви над их головами. Клаудия почувствовала в Гае особую силу и мощь, которые могли сокрушить ее, будь на то его воля. Но пока он сдерживался, терпеливо подталкивая Клаудию к поражению, склоняя ее разделить, падение с ним.
Он осыпал ее поцелуями, страстными, нежными, долгими, все более и более чувственными; в них был привкус сандалового дерева и экзотических пряностей, привкус мужского вожделения. Его язык очертил контур ее губ, отступил и снова вернулся, чтобы продолжить сладостную пытку. Из его груди вырвался звук, свидетельствующий о нетерпении, и в конечном счете она расценила этот звук как приглашение. Она дотронулась кончиком языка до губ Гая и медленно очертила языком их контур. Он еще сильнее прижал ее к себе, будто желая приучить к тому, что там, где ее тело мягко, его – напряжено. Она затрепетала – урок был усвоен.
Его рот разбудил в ней чувственность: его язык ласкал ее и домогался ответных ласк, так что она почувствовала легкое головокружение. В этот момент Гай завладел кончиком ее языка и начал посасывать его, как он делал раньше с одним из ее пальцев. В изнеможении Клаудня осела в его объятиях.
Они стояли на коленях на полу сторожки. Клаудия никак не могла вспомнить, как они очутились в таком положении. Она потеряла контроль над собой. Нет, она все еще продолжала его терять. Собрав последние остатки воли, девушка запрокинула голову назад, потом отвела ее в сторону, безнадежно пытаясь вырваться и тем самым спастись.
– Гай, – сдавленным шепотом она произнесла его имя. Он целовал ее шею самыми сладострастными поцелуями, которые она раньше даже не могла себе вообразить. – Пожалуйста, вы говорили… только… – Она опять запрокинула назад голову. Несомненно, его губы оставляли на ее коже следы. Если бы она взглянула на свое отражение в зеркале, наверняка увидела бы ожога по всей шее, и каждый ожог формой напоминал бы рот Гая. – Вы сказали…
Что он сказал? В сущности, о чем она говорит? Ее руки сплелись в его блестящих волосах, притягивая Гая все ближе и ближе, но его губы ускользнули, и он прижал ее голову к плечу. Руки Клаудии все еще обвивали его, их тела сливались воедино. Она представила его стремительным конем, запыхавшимся после долгого бега. Возможно, это всего лишь разыгралось ее воображение, однако на мгновение ей показалось, что по его телу пробегает дрожь, подобная той, что охватила ее. Он еще крепче сжал ее в объятиях, словно пытаясь доказать, что она ошибалась.
– Я не вправе снова целовать вас, – тихо пробормотал он. Его голос звучал столь же хрипло, как и ее. Он потерся щекой у ее уха – нежностью смягчая резкость слов. – Боже мой, я погиб. Не позволяйте мне снова дотрагиваться до вас, Клаудия. – Он приблизил к себе ее Лицо, зарывшись руками в волосы на затылке, забыв, казалось, о только что произнесенных словах: – Пока только…
Она не представляла, что это возможно, но Гай еще теснее прижался к ней, пылкий, страстный и вместе с тем напряженный, как натянутая тетива. Ее тело отреагировало таким же образом, Клаудия попыталась поднять голову, но Гай не отпустил ее. Его безмолвный вопрос напугал ее. Ответив однажды на его поцелуи, она боялась теперь собственных слов.
– Ничего не говорите, – прошептал он, – я все уже знаю. Я могу почувствовать в вас это настолько же отчетливо, насколько я чувствую вашу страсть. – Рука, которой он ограничивал движения ее головы, принялась нежно гладить ее волосы. – Розы. Мне следовало бы знать лучше. – Он шумно вздохнул. – Возвращайтесь к Леноре. Прямо сейчас, пока я не передумал. До того, как я попытаюсь своими поцелуями заставить передумать и вас.
– Это не то, что я…
– Боже правый, Клаудия. Не спорьте со мной хотя бы теперь. – Гай крепко сжал ее плечи и легонько оттолкнул от себя. Не в силах выдержать ее взгляд, он отвернулся. – Оставьте меня.
Клаудия поднялась, Хотя ноги не держали ее, и оступилась. Слезы застилали ей глаза, но все же она смогла разглядеть какое-то разочарование у него на лице. Недовольство ею или собой – кем именно, она не была уверена. Скорее ею, решила Клаудия. Она повернулась и побежала.


– Где она?
Двое солдат, стоявших перед Гаем, отступили на шаг назад. Тот, что был пониже, осмотрел внутренний двор замка, как будто ища удобный путь к отступлению.
– М… мы не видели ее, барон, – выдавил из себя другой солдат.
– А Томас? – настойчиво спросил Гай.
– Лорд Гай. – Эвард въезжал через ворота в низкой стене. Он приподнял одну руку, приветствуя Гая.
Когда Эвард подъехал к нему, Гай взмахом руки отпустил солдат.
– Ты нашел ее?
– Леди Клаудию? – удивленно спросил Эвард. – А разве вы ее потеряли?
– Не дразни меня, – предупредил Гай. Он зашагал вдоль конюшен. Эвард повернул свою лошадь и последовал за ним. – Сегодня утром у нас был… э-э… разговор, который расстроил ее. Я искал ее, но безуспешно. Ее нет ни в парке, ни в спальне, ни в солярии, ни у швей. Вероятно, она не так поняла меня и убежала из замка. Мы должны снарядить отряд, чтобы…
– Она не покидала замка, милорд.
Гай остановился как вкопанный.
– Ты знаешь, где она?
– Да, – Эвард перекинул негу через седло, соскочил с лошади и жестом подозвал мальчишку, стоявшего перед группой оруженосцев рядом с конюшнями, которые наблюдали за гневом барона с безопасного расстояния. Мальчишка оглянулся на друзей, пытаясь найти у них ободрение, и нерешительно шагнул вперед.
– Может быть, вы предпочтете вести эту беседу при меньшем количестве любопытных, – предложил Эвард.
– Я хочу знать, где моя… – Гай стиснул зубы. – Я хочу знать, где она, черт побери!
Эвард отдал поводья своему оруженосцу и указал в направлении ворот:
– Я отведу вас к ней.
– Через наружный двор? – спросил Гай, поравнявшись с Эвардом. – Что она делает на наружном дворе?
– Ее там нет. Это просто самый быстрый путь к месту, где мы можем найти ее. И наименее людный. – Он неодобрительно посмотрел на Гая. – Вы поднимаете из-за какой-то ссоры слишком большой шум, барон. Ваши люди уже начинают думать, не колдовские ли это чары вашей любовницы.
– Наплевать я хотел на то, что говорят люди, – прорычал Гай. – Мне кажется, что кое-кому следовало бы призадуматься над тем, что Она ценная узница и что мое будущее в значительной степени зависит от того, находится ли она в этих стенах.
– Да, это так, – согласился Эвард. – Но некоторые люди удивляются, почему она рыдает, когда милорд отсылает ее от себя, и почему потом он неистово разыскивает ее повсюду. Это хороший повод для сплетен.
– Ты сам чересчур любопытен. – Гай покосился на Эварда. – Она плакала?
Эвард кивнул.
– Я нашел ее позади часовни. Несколько солдат видели, как она забежала туда, но побоялись последовать за ней. Вообще-то говоря, они не знали, какова будет ваша реакция на новость, и потому послали за мной.
Руки Гая сжались в кулаки.
– Томас был с ней?
– Томас? – удивился Эвард. – Почему Томас должен был быть с ней?
– Я обнаружил их вместе в парке, – неохотно ответил Гай. – Этот развратный сук… Он пытался соблазнить Клаудию. Прямо у меня под носом. Ей-богу, он обхаживал ее, осыпал комплиментами и всячески обольщал ее прямо в моем парке!
Некоторое время Эвард переваривал услышанное.
– Все знают, что леди Клаудия ваша любовница, барон. Никто даже в мыслях не осмелится занять ваше место. Я уже слышал, что многие хотели бы попытаться найти у нее расположение, когда она перестанет разделять одну с вами постель, но Томас никогда ничего подобного не говорил. Я готов биться об заклад, что Томас не ищет ничего, кроме ее дружбы, чтобы миледи обратила на него внимание, когда вы устанете от нее.
– Я никогда не устану от нее! – Вырвавшиеся слова потрясли Гая, казалось, еще сильнее, чем Эварда. Они подозрительно походили на правду. Гай потряс головой, чтобы избавиться от этой навязчивой мысли.
Эвард никак не ответил на этот всплеск чувств. Выражение его лица оставалось спокойным.
Гай нахмурился и отпустил тунику Эварда:
– Я отрежу руку любому, кто к ней прикоснется.
– Вне всякого сомнения, барон. – Эвард потер висок. – И еще одна вещь меня интересует: что с ней станет, когда вы разрешите спор с ее дядей.
– Ничего с ней не будет, – сердито ответил Гай. – Ее дядя не захочет, чтобы Клаудия возвращалась. Она пробудет в Монтегю сколько пожелает. Когда и если она уедет отсюда, то получит свое имущество и деньги. Получит достаточно, чтобы не иметь нужды отдаваться какому-либо мужчине.
Голос Эварда звучал чуть громче шепота:
– Так как вы бы хотели, чтобы она отдалась вам?
– Ты слишком далеко заходишь, Эвард.
– Да, и у меня хватит безрассудства, чтобы зайти еще дальше. Вы отошлете ее из Монтегю с вашим золотом, но безо всякой защиты, но это лишь сделает ее желанной добычей.
– То есть?
– Я имею в виду, что вы не слишком хорошо продумали свой план, если только, конечно, это не ваша цель – отдать Клаудию первому же мужчине, который вознамерится подвести ее к алтарю. У нее нет родственников, которые могли бы защитить ее от посягательств разных негодяев. В Англии немало рыцарей, способных перерезать дюжину глоток, лишь бы завладеть такой невестой.
– Я дам ей солдат для защиты.
– Солдат можно подкупить, – заметил Эвард. – Более того, возможно, кому-то из них самих взбредет в голову жениться на ней. Мужчине стоит только поклясться перед священником, что он был близок с ней, и у нее не останется выбора.
Эвард был прав. Богатая незамужняя женщина была той желанной наградой, о которой нищие рыцари мечтали по ночам. Золото, которое он дал бы Клаудии, могло стать камнем у нее на шее. Господи, да она уже владеет состоянием, большим, чем то, что он намеревался предоставить в ее распоряжение. Одни только изумруды позволят ей до конца дней своих жить в роскоши. Или какому-нибудь мужчине, вынудившему Клаудию стать его женой.
Гай помрачнел еще больше.
Эвард, видимо, угадал его мысли:
– Леди Клаудии нужен муж до того, как она покинет Монтегю, милорд. Человек, который не обманет и не ограбит ее. Я никогда не требовал никаких наград, будучи у вас на службе, но сейчас я прошу у вас руки леди Клаудии. Я не прошу о приданом, – поспешно добавил он. – Она урожденная леди и воспитана как леди. Я – рыцарь, и я давал клятву защищать честь любой леди.
– А я нет? – Голос Гая звучал глухо и беспощадно.
– Нет, милорд. Всем очевидно, что ваше положение и титул мешают вам быть справедливым по отношению к леди Клаудии. Никто не ждет, что вы обвенчаетесь с женщиной, которую принудили к сожительству. Я бы взял ее открыто, не обращая внимания ни на ее состояние, ни на ее прошлое.
– Ты бы взял? – Гай сложил руки на груди. Отважный Эвард, сраженный женщиной. Кто бы мог предположить? Будь это не Клаудия, а любая другая женщина, он бы рассмеялся. – Ты ее любишь?
Эвард насупился:
– Я провел не так много времени в ее обществе, чтобы определенно ответить на этот вопрос.
– Ты бы это знал, если бы любил, – сказал Гай. – Мне стоило лишь взглянуть на нее, и я сразу понял…
Что он понял? Он умолк, глядя куда-то сквозь Эварда. Он страстно желал Клаудию и ничего больше. Но если он хотел только ее тело, то почему просто не затащил к себе в постель, не переспал с ней и не прекратил их общую пытку? Он чувствовал ее желание в каждом прикосновении, в каждом взгляде. Она хотела его, но не соглашалась принимать условия, которые он мог бы предложить ей – положение любовницы, а не жены. Было ли в его чувствах что-то еще?
Гай повернулся и пошел по направлению к замку, погруженный в свои мысли. Он думал о глазах Клаудии – столь же бесценных и таинственных, как ее изумруды. Откуда у ее матери такие драгоценности? Он считал, что знает о ее семье все, что хотел знать. Но оказалось, что ему еще многое неизвестно. Ее прошлое может пролить свет на настоящее и ответить на вопрос, почему она просила о поцелуях, но отказывалась принять их естественное продолжение. Несомненно, она поняла, что значит для него много больше, чем просто мимолетное увлечение.
Но как долго?
Ее слова эхом прозвучали у него в ушах. Они не давали покоя. Ничего Клаудия не поняла. До этого момента она, как и он, не подозревала, что Гай хотел от нее большего, чем физическое, наслаждение, большего, чем просто краткая связь, которая бы закончилась через несколько месяцев. Впервые он позволил себе подумать о том дне, когда они могли бы расстаться. Он не мог представить себе и минуты без того, чтобы не слышать нежные сладострастные звуки ее голоса, чтобы не вдыхать аромат роз – ее аромат и чтобы не сходить с ума от этого запаха, от слабого покачивания бедрами, от мягкого прикосновения ее волос к его коже. Любая ее улыбка стоила всего золота мира!
И он собирался отправить ее в этот жестокий мир, где сотни мужчин с жадным вожделением ухватятся за то, от чего он так неосмотрительно отказался. Они бы особенно не тревожились, улыбается ли Клаудия вообще. Да, он знал, что станет с ней. Но что будет с ним самим?
– Милорд, – Эвард положил руку ему на плечо. – Вы идете не в том направлении.
– Что? – Гай остановился и в замешательстве посмотрел по сторонам. Он стоял на дорожке, ведущей к дверям замка. Где же еще она могла быть?
Эвард указал на другую тропинку, уходящую вокруг восточной стены:
– Леди Клаудия на кухне. Это самый короткий путь.
– На кухне? Что она там делает? Она теперь что, собирается стать кухаркой?
– Нет, милорд. Она сказала, что обещала Леноре вернуться и помочь с приготовлением яда. – Нерешительная улыбка мелькнула на устах Эварда. – Надеюсь, не для вас?
Гай с отвращением посмотрел на него.
– Для крыс. У меня совершенно вылетело из головы, что она этим занимается. Нужно было начать поиски с горничной.
– Мне показалось, что она поглощена работой с Ленорой, – сказал Эвард. – Надеюсь, яд докажет свою эффективность. Крысы сбегаются в замок отовсюду. Ходят слухи, что этим вечером несколько из них забрались даже в вашу спальню.
– Существует ли хоть что-нибудь, о чем бы ты не слышал?
– Мало что остается незамеченным внутри этих стен, и особенно, как вам известно, когда это затрагивает вас, барон.
– Тогда послушай меня, Эвард. Ты распространишь слух, что всякий мужчина, который смотрит на леди Клаудию не просто с преданностью и любовью подданного к своей госпоже, а с надеждой на какие-то более близкие отношения, в полной мере ощутит на себе мой гнев. Короче говоря, я превращу его жизнь в кромешный ад. Любой мужчина, кто с вожделением притронется к ней, будет иметь дело со мной. Мы обручены, и она моя. Только моя. Я ясно объяснил?
– Да, милорд. – Эвард улыбнулся. – Я знал, что вы перемените свое решение не вступать в брак.
– Я этого не знал до тех пор, пока не присмотрелся к ней поближе.
– Так вы собираетесь на ней жениться?
Гай прищурился:
– Ты намеренно подталкиваешь меня к признаниям?
– Да, – весело ответил Эвард, не замечая сердитого взгляда Гая.
– В Лонсдейле ты советовал мне не торопиться с женитьбой. Ты убеждал меня, что я не должен допускать принуждать себя к браку.
– Не стоит обращать внимание на болтовню подданных.
– Доводы моего брата приобретут больший вес, когда он узнает, что из себя представляет ее семья.
Гай уже рассказал Эварду о родстве Клаудии и Роберто на пути в Монтегю, и, вспомнив об этом обстоятельстве, Эвард нахмурился.
– Клаудия никак не похожа на своих родственников, и я не собираюсь из-за них скрывать ее от своей семьи. Кенрик и его солдаты прибудут сюда меньше чем через две недели, чтобы помочь мне в осаде Холфорда. И я представлю его Клаудии до того, как он узнает, что Роберто – ее брат.
Эвард засомневался:
– Он может узнать ее так же, как это сделали вы. Весьма сомнительно, чтобы лорд Кенрик не заметил сходства.
– Я хочу сам сообщить ему об этом. Ясно?
– Да, милорд.
– Хорошо, – Гай повернулся на каблуках и пошел обратно к воротам, ведущим на средний двор.
Эвард поспешил вслед за ним.
– Лорд Гай, вы опять идете не туда.
– Нет, на этот раз я выбрал верное направление. Если я сейчас встречусь с Клаудией… – Он попытался не думать, чем бы он хотел заняться с ней в эту минуту. – Я должен тщательно поразмыслить, как вести себя, до нашего с ней разговора. Леди Клаудия иногда неверно истолковывает то, что я говорю, и поэтому мне нужно приложить все усилия, чтобы подобрать нужные слова.
– Барон! – Рыцарь на коне махнул им рукой от ворот и пришпорил лошадь. Боевой конь плавно остановился перед ними, оставив своими копытами большие коричневые следы на подстриженной траве. Выражение лица всадника заставило обоих мужчин схватиться за мечи. – Альфред только что вернулся из дозора, раненный в спину арбалетной стрелой. Он ничего не успел нам сказать перед тем, как потерял сознание. Лекарь сообщил, что надежды очень мало. Сэра Томаса и остальных его людей до сих пор нет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Обрученные - Эллиот Элизабет

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.Эпилог

Ваши комментарии
к роману Обрученные - Эллиот Элизабет



Прочитала с удовольствием. Интересная книга, как и "Рыцарь"
Обрученные - Эллиот Элизабетнадежда
21.11.2010, 0.52





Вся серия Ремингтон просто замечательная,
Обрученные - Эллиот ЭлизабетЕлена
3.02.2012, 21.54





мне тоже понравился роман,не пойму только почему такая низкая оценка.
Обрученные - Эллиот ЭлизабетМарго
5.09.2012, 10.28





С удовольствием прочитала роман! Читается легко и с интересом.
Обрученные - Эллиот ЭлизабетЛона
8.10.2013, 12.43





Очень легко читается,интересен до самого конца,не нуден....читать всем кто еще не читал
Обрученные - Эллиот ЭлизабетНИКА*
28.10.2013, 6.56





не шедевр, но читать можнго
Обрученные - Эллиот ЭлизабетМарина
1.11.2013, 9.55





После Рыцаря остальные книги автора совершенно разочаровали. Героиня пассивная холодная и очень рассудительная даже раздражает в первой части книги, да ещё и некрасивая (некрасивый нос и короткая шея как пишет автор) и судя по всему тупая (за 3 года не смогла выучить английский язык, жутко коверкает слова) ведёт себя как типичная старая дева и серая мышь. А герой нагловатый "ослепительный красавец" и их любовь выглядит очень странно - он в своем доме вынуждает героиню стать его любовницей содержанкой
Обрученные - Эллиот ЭлизабетЭмма
24.02.2015, 18.14





Порадовало, не скучно, не затянуто, всё в меру! 10 баллов!
Обрученные - Эллиот ЭлизабетElena
1.09.2015, 20.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100