Читать онлайн Последняя ночь в Катманду, автора - Эллиот Лора, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эллиот Лора

Последняя ночь в Катманду

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Они вернулись в замок в половине девятого — шумные, веселые и голодные ввалились в столовую.
Хари, увидев их, всплеснул руками.
— Доброе утро, мисс Спаркс! Надеюсь, у вас была приятная прогулка? — спросил он.
— На редкость, Хари, — ответила она, глянув на Махеша, который с неизменной вежливостью отодвинул для нее стул.
— Мисс Спаркс, — продолжал Хари, дождавшись, пока она усядется, — поделитесь опытом: как вам удалось сбежать из замка незамеченной? В нашем шпионском деле ваш опыт может оказаться неоценимым.
— Что ж, Хари, — ответила она, лукаво блеснув на него глазами. — С удовольствием поделюсь своими нехитрыми секретами. — Она сделала важное лицо и подняла вверх указательный палец. — Во-первых, чтобы сбежать незамеченным, нужно постараться накануне никому об этом не рассказывать. Во-вторых, во время бегства необходимо всецело полагаться на удачу, что на вашем пути никто не появится. А в-третьих, желательно, чтобы конюшня была заперта на более тонкое и легкое бревно, так как в процессе открывания и закрывания конюшни риск оказаться замеченным значительно увеличивается, потому что, простите, без громких проклятий это чертово бревно ни поднять, ни сдвинуть с места не удается.
Махеш и Хари, едва дослушав ее, взорвались смехом, и даже Дипак, подслушивавший ее инструкцию из кухни, не выдержал и хохочущий, с белыми от муки ладонями, появился в дверях.
Едва вспышки смеха погасли, невозмутимая Синтия добавила:
— Надеюсь, за столь ценную инструкцию я заслужила обильный завтрак?
— Вы заслужили три обильных завтрака, мисс Спаркс, — сказал Хари. — Один — положенный вам, второй — за раскрытие конспиративных тайн, а третий — за то, что рассмешили нас.
— Боюсь, — ответила ему Синтия, — что осилю только два. Третий придется пожертвовать господину Бхаттараи, потому что без его помощи я вряд ли сидела бы сейчас за этим столом.
— Почему, мисс Спаркс? — удивился Хари. Синтия выдержала паузу.
— А потому, что сама едва не стала завтраком одной симпатичной пятнистой кошки.
— Правда? — в один голос спросили Хари и Дипак.
Синтия посмотрела на Махеша, ожидая от него подтверждения.
— Увы, — кивнул Махеш. — Хотя уверен, что мисс Спаркс и без моей помощи нашла бы способ избежать этого. Ее обаяние могло бы уложить на лопатки даже самого свирепого и голодного зверя.
Это было откровенной лестью, сказанной с оттенком светской шутки. И все же за его словами Синтия уловила легкий привкус искренности.
Хари и Дипак единодушно закивали головами.
На этом тема была мягко нейтрализована, так как на столе появилась еда. Как только это произошло, Махеш и Синтия набросились на еду, сами уподобившись голодным хищникам.
Лепешки, густо намазанные маслом, медом или джемом быстро исчезали. Кофе струился в чашки водопадом.
Наконец, насытившись, Синтия откинулась на спинку стула. Махеш продолжал есть, но уже без особого энтузиазма, и она, лениво допивая остатки кофе, украдкой поглядывала на него.
До чего же странные игры, порой, затевает судьба! Дарит неожиданные богатые подарки, чтобы тут же отнять их у тебя!
Черт, уже сегодня вечером она вернется в Катманду, в свой номер и опять засядет за компьютер. Потом ей нужно будет подготовить ряд вопросов, которые она задаст завтра королю…
Нет, не сейчас. Она будет думать об этом позже, но не сейчас. У нее осталось всего несколько часов, которые она проведет в этом чудесном замке, в обществе чудесного мужчины… Да, судьба безжалостна.
Было бы легче, если бы этого красивого сновидения вообще не было. Ей бы не пришлось бороться с воспоминаниями, которые, несомненно, начнут атаковать ее, как только она уедет отсюда.
— Мисс Спаркс?
Синтия выдавила из себя улыбку.
— Синтия, — поправила она. — Просто Синтия. Мы ведь, кажется, уже однажды договорились об этом, не так ли?
— Да, простите, Синтия. Но тогда и вам придется называть меня просто Махешем, согласны?
— Согласна, — ответила она. — Только уверена, что нам обоим придется какое-то время напоминать друг другу об этом. Хотя… времени осталось не так уж много.
— О, еще целый день впереди. До вечера, надеюсь, мы научимся избегать официальности, — сказал он с напускным оптимизмом и натянуто рассмеялся.
Знал бы кто, зачем? — подумала Синтия. Какая разница, черт побери, как они расстанутся? Главное, что ей совсем не хочется этого. А ему? Интересно, ему хочется?
Они встали из-за стола.
— Какие-нибудь планы на ближайшие три часа, которые остались до обеда, Синтия? — спросил Махеш, как только они вышли из столовой.
— Да, — быстро нашлась она. — Хотелось бы получить урок боевого искусства у вашего опытного тренера.
Он рассмеялся.
— Это на случай, если кому-то еще взбредет в голову похитить вас?
— Абсолютно верно, — сухо ответила она.
Синтия чувствовала нарастающее без всякой на то причины раздражение. На кого или на что она может злиться? Только на судьбу, будь она проклята…
— После обильного завтрака за троих я бы не советовал вам подвергать себя физической нагрузке, — сказал он. — Мы могли бы прогуляться к реке, из которой мы пьем воду. Это еще одна маленькая достопримечательность моего рая. Надеюсь, через полчаса боевое настроение еще не покинет вас.
Синтия вздохнула.
— Что ж, мне остается только полагаться на вашу мудрость, — сказала она. — Пойдемте к реке.
Хотя, честно говоря, ей гораздо приятнее было бы именно сейчас выместить свое раздражение на груше с песком в тренировочном зале.
Урок боевого искусства все же пришлось отменить, потому что после прогулки к реке у Синтии пропало всякое желание махать кулаками: ее невыносимо клонило ко сну. Она распростилась с Махешем у двери своей комнаты, вошла, сбросила у порога ботинки и рухнула на кровать.
— Прощайте, господин Бхаттараи или просто Махеш, — прошептала она, чувствуя, как ее веки наливаются свинцом. — Вы — сон. И я всегда буду помнить о том, что вы мне только снитесь.
И Синтия провалилась в сладкое забытье.
Когда, спустя два с половиной часа, она проснулась и открыла глаза, золотистые лучи солнца блуждали по шторам, стенам и потолку, превращая комнату в зал дискотеки.
Синтия протянула руку к часам на столике у кровати, которые лежали там со вчерашнего вечера.
Прекрасно, половина третьего. Завтрак она прогуляла, а обед проспала.
Она сдернула с себя плед и села.
Интересно, на кого она похожа после этого долгого полуденного сна? Явно не на сказочную фею, а, скорее, на того уличного мальчишку-торговца, которого она с таким упоением снимала перед тем, как ее похитили.
Она встала с кровати и прошла в ванную. Открыла кран с холодной водой, умылась и обнаружила отсутствие полотенца. Ах, черт, она забыла его на озере, когда переодевалась.
Она посмотрела на себя в зеркало и тут же зажмурила глаза и затрясла головой. Нет, она похожа не на уличного оборванца, а на перепуганное собственным видом привидение. Волосы, торчащие диким бурьяном, она не укладывала, пожалуй, еще с пятницы. Забыла. Но где-то в ее сумочке должна быть расческа.
Синтия оглядела свою одежду, в которой она проспала весь полдень и которую не меняла с пятницы.
— Безобразие. Другого слова не подберешь, — сделала она себе комплимент. И в таком виде ей сегодня вечером придется вернуться в блистающую чистотой и роскошью «Асторию».
Вот, Синтия Спаркс, что значит влюбиться в красивого непальского аристократа-отшельника. Это значит, что ты совсем потеряла голову, перестала следить за своей внешностью, стала забывчивой, рассеянной и похожей на… безобразие.
Она смочила ладони и стала водить ими по мятой футболке, пытаясь хоть немного разгладить ее.
— А, к дьяволу футболку, — пробурчала она, поймав себя за этим бесполезным занятием, закрыла кран и вернулась в комнату. — Нужно хотя бы пригладить волосы, торчащие мелкими рожками во все стороны. — Она открыла сумку и принялась шарить в ней, ища расческу.
Да, идеал влюбленной женщины из нее не получится. Вообще, ей влюбляться вредно. Ей вредно бывать в обществе мужчины, который слишком красив, благороден, умен, сексуален…
Стоп! Хватит о мужчине!
Наконец расческа была найдена, и Синтия бодрым шагом вернулась к зеркалу и принялась из дикого растения на своей голове делать культурное.
Добившись успеха, она снова посмотрела на себя в зеркало.
— Ну вот, теперь куда ни шло. Все же ты стала немного похожа на женщину, — сказала она и заставила себя улыбнуться.
Надев у порога ботинки, Синтия с грустью оглядела комнату.
Через несколько часов она покинет этот замок и никогда больше не вернется сюда. А ведь она была здесь счастлива…
Может, через много лет, когда она наконец станет женой бесхитростного фермера и родит кучу конопатых детишек, она будет рассказывать им о своем приключении — о сказочном замке, затерявшемся высоко в горах, об озере, где ее чуть не проглотил леопард… И, конечно, не забудет приврать о том, что в замке обитало привидение, описать которое не составит труда, вспомнив собственное отражение в зеркале ванной.
Синтия спустилась в холл.
Услышав ее шаги на лестнице, из столовой появился Хари.
— Мисс Спаркс, наконец-то! А мы уже думали, что вы осваиваете новые способы незаметного исчезновения, — сказал он, широко улыбаясь.
— Увы, дорогой Хари, новых способов незаметного исчезновения я пока изобрести не успела, а вот о незаметном появлении в Катманду уже стала задумываться, — отшутилась она.
— Вам незачем об этом беспокоиться. Это уже наша с Дипаком забота. Итак, как насчет очередной обильной трапезы? — Хари отошел в сторону и жестом предложил ей войти в столовую.
— Не смогу отказаться, потому что это мой последний непальский обед, — ответила она, задержавшись в дверях. — Боюсь, что по возвращении в Катманду я снова разлюблю непальскую национальную кухню.
— Вы мне льстите, мисс Спаркс, хотя и приятно это слышать. Прошу к столу.
Синтия прошла в столовую и села.
— А где Махеш? — спросила она.
— После обеда закрылся у себя в мастерской. Пишет горы. Если хотите, я позову его?
— Нет, Хари. Я после обеда сама поднимусь к нему.
И она так и сделала. Наскоро пообедав и поблагодарив заботливого Хари, она поднялась по винтовой лестнице в башню и осторожно постучала в дверь.
— Войдите! — послышался из мастерской голос Махеша, и не успела Синтия открыть дверь, как та перед ней распахнулась. Махеш стоял на пороге.
— Я догадался, что это вы, — сказал он. — Проходите.
— Я не помешаю? — робко спросила она.
— Нет. Я сам собирался спуститься в холл и узнать, пообедали вы или нет.
Синтия вошла.
— Да, я чудесно пообедала, спасибо.
— Что ж, тогда извините, что не составил вам компанию.
— Не стоит извиняться, потому что благодаря вашему отсутствию я умудрилась в этот раз не переесть.
Он рассмеялся.
— Моя компания вызывает у вас повышенный аппетит?
— Так же, как моя помогла вам избавиться от бессонницы. — Синтия подошла к мольберту, на котором стояла светящаяся от свежих красок картина, и повернулась к нему. — Раз уж я вторглась в ваше творческое пространство, разрешите взглянуть?
— Да, конечно, — ответил он. — Хотя картина еще слишком далека от завершения. Я начал писать ее за три дня до вашего появления здесь. Плод бессонниц, — добавил он с ухмылкой.
Синтия повернулась к мольберту.
На картине была ночь. Над смутными силуэтами горных вершин висел диск бледной луны, посыпая их с высоты серебристым светящимся песком. Под вершинами клубились голубые облака. Вся картина в целом навевала какое-то тревожное предчувствие и, несмотря на то, что была не дописана, притягивала и завораживала.
Синтия долго не могла оторвать от нее взгляд.
— В этой картине есть что-то магическое, — наконец приглушенным голосом сказала она. — Это какая-то скрытая часть вашей души, куда вы заглядываете с большим опасением. — Она посмотрела на него. — Простите, что я вмешиваюсь. Возможно, это что-то очень личное, — извиняющимся тоном добавила она.
Махеш пожал плечами.
— Возможно. Эта картина ночи… Она похожа на призрак. Не знаю даже, как она появилась. Я был одержим каким-то предчувствием.
— Интересно будет взглянуть на нее, когда вы ее допишете.
Махеш рассмеялся.
— Похоже, вы стали первой поклонницей моего незамысловатого искусства.
— Подождите, скоро их у вас появится много. Синтия сказала эти слова и почувствовала, как в ее сердце что-то оборвалось. Вряд ли она когда-нибудь увидит эту картину дописанной. А что до поклонниц его искусства, то в этом она не сомневалась: они будут толпиться вокруг него и вздыхать, стоит ему выбраться из Непала. Но это уже не ее забота. Теперь, когда до отъезда осталось совсем мало времени, не помешает вспомнить о ее основной миссии в жизни этого мужчины.
— Кстати, Махеш, я хотела бы уточнить ваш электронный адрес и обговорить еще кое-какие детали, касающиеся моей основной миссии в вашей жизни, — деловым тоном сказала она.
Он как будто не сразу понял, о чем она. Ее основная миссия в его жизни? Ах, да, ведь он похитил эту женщину не только для того, чтобы в ее обществе забыть обо всем остальном.
— Да-да, конечно, пойдемте в мой кабинет.
Через полчаса Синтия уже стояла у вертолета. Махеш стоял перед ней. Оба переминались с ноги на ногу, не зная, что говорить.
— Мне пора, — наконец сказала она. — Хари и Дипак, верно, заждались.
— Спасибо вам, Синтия, за все, что вы сделали, и за все, что собираетесь еще сделать для меня. — Он взял ее руку и нежно коснулся губами.
Синтия изо всех сил старалась подавить грусть.
— И вам спасибо за то, что похитили меня и дали возможность глотнуть свежего воздуха и свободы. Прощайте, Махеш.
— Прощайте, Синтия.
Она повернулась к вертолету и стала подниматься по трапу. У входа еще раз повернулась, помахала ему рукой и исчезла.
Вертолет оторвался от земли, взвился в воздух. Вскоре одинокая фигура Махеша, стоящего посреди зеленой лужайки, и изящное строение замка исчезли из виду.
Прощай, господин Бхаттараи, прекрасный узник. Мужчина, рядом с которым она впервые за много лет почувствовала себя женщиной.
Возвращение в Катманду было для Синтии приятным удивлением и странным открытием. Город показался до боли знакомым, почти родным и вместе с тем еще более загадочным, как будто за всем, что появлялось перед глазами, скрывалось нечто непознаваемо-таинственное.
Что ж, немудрено. В одну из тайн этой страны она уже вляпалась. А кроме того, успела влюбиться.
В «Астории» ее встретили с обычной, вышколенной вежливостью.
— Добрый вечер, мисс Спаркс. Надеемся, вы получили удовольствие от похода вокруг Аннапурны.
Синтия сделала вдохновенное лицо.
— О, это было замечательно! — воскликнула она. — От пейзажей просто захватывало дух!
Она одарила улыбкой всех попавшихся на глаза служащих отеля и поспешила к лифту. Открыв дверь номера, она повесила на дверь табличку «Не беспокоить», вошла, заперла дверь и направилась в ванную.
После душа заказала в номер ужин, потом уселась в постель, подложив под спину подушку, и включила телевизор. Возвращение к привычному стилю жизни — лучшее лекарство от нежелательных воспоминаний.
Прошло пять дней. Жизнь вращалась вокруг Синтии так же, как она сама вращалась в центре жизни. Понеслась привычная череда визитов, конференций, встреч, знакомств. По вечерам — монитор компьютера или экран телевизора. Собирая данные для своего исследования, журналистка, между делом, успела отыскать нужную информацию по делу семьи Бхаттараи. Кстати, совет Махеша провести психологический тест на короле Непала оказался не таким уж наивным. Синтия теперь ни на грамм не сомневалась, что сможет помочь Махешу.
Но что будет потом? Она исполнит свою миссию, поможет красивому непальскому аристократу защитить честь семьи и покинуть Непал. Остальное не должно ее касаться.
С утра над городом собирались мутно-серые тучи, и к полудню закапал дождик. Синтия вернулась в отель после встречи с местными журналистами, у которых выудила еще несколько полезных деталей к делу Бхаттараи.
— Мы вытащим тебя из твоего отшельничества, господин Бхаттараи, — сказала она, открывая дверцу шкафа. — А потом… потом женим на такой же, как ты сам, породистой непальской красавице.
Эта мысль не доставила ей удовольствия, и об этом убедительно свидетельствовало ее отражение в зеркале на внутренней стороне дверцы шкафа. Неужели ей всю жизнь придется устраивать счастье и благополучие других людей?
Синтия сняла с вешалки брючный костюм и поспешила закрыть дверцу.
— Не будь эгоисткой, Синтия Спаркс. Какой нормальный мужчина захочет взять в жены журналистку? Твоя профессия — твой крест, и будь добра, неси его с достоинством.
Итак, прежде чем отправиться обедать в ресторан недалеко от «Астории», который она за последние дни успела облюбовать, не помешает проверить, что у нее в расписании на сегодняшний вечер.
Синтия открыла записную книжку. Пятница. Двадцатое августа. Оказывается, она в Непале чуть больше недели, а не вечность, как ей казалось. Но не это было самым интересным открытием. Самым интересным было то, что снова была пятница, и в ее записной книжке зиял ласкающий душу пробел. Итак, у нее опять свободный вечер…
Выйдя из отеля, Синтия почувствовала, что дождик заметно припустил и готов превратиться в ливень. Первое, что ей придется сделать, это купить зонтик.
До магазина было метров двадцать. Синтия ускорила шаг и дошла до него, почти не промокнув. После, под зонтиком, она сможет дойти до ресторана, наслаждаясь прогулкой.
В ресторане было многолюдно. Почти все столики были заняты туристами и зажиточными непальцами, и Синтия с трудом отыскала свободный и самый неуютный столик в центре зала. Как только она уселась, над столиком склонился официант и положил перед ней меню.
Роман с блюдами непальской кухни закончился для Синтии в последний день ее пребывания в замке. Равно, как и закончилось короткое романтическое приключение с хозяином замка. Она, по привычке, заказала куриный бульон и жаркое — никакой экзотики.
И все же, что она будет делать после того, как еда с ее тарелок исчезнет? Пойдет гулять по своему любимому Тхамелю? Непальские коллеги-журналисты обещали устроить ей экскурсию по городу в день перед ее отъездом. А до отъезда осталось четыре дня. Эх, знала бы она раньше, что у нее на сегодня выпадет свободный вечер…
Несмотря на то, что за завтраком она съела крошечный сандвич, наскоро запивая его кофе, появление еды на столике перед ее носом не вызвало ожидаемого аппетита. Она вяло поводила ложкой в чашке с бульоном, потом стала охотиться за ломтиками морковки, без особого энтузиазма отправляя их в рот.
Когда ей надоело вылавливать морковку, она отодвинула чашку с почти нетронутым бульон сторону и принялась рассматривать жаркое, надеясь, что его вид и запах вызовут у нее желание отправить его в рот.
— Добрый вечер, Синтия, — услышала она знакомый голос и подняла глаза.
— Махеш? — У нее на миг замерло сердце. Он подсаживался к ней за столик. — Что вы здесь делаете?
На его лице была широкая улыбка.
— Простите, что уселся за ваш столик, не спросив разрешения. Пришел повидать вас.
Синтия затрепетала от радости. Но к ее радости через секунду примешался страх. Она огляделась по сторонам. Как он рискнул появиться в одном из самых оживленных ресторанов города? — Махеш, зачем вы так рискуете? — тревожным шепотом спросила она.
Он выглядел совершенно спокойным и расслабленным и продолжал светиться, глядя в ее озабоченные глаза.
— Не волнуйтесь, за мной «хвостов» нет. Дипак и Хари обо всем позаботились.
— Это безрассудство, Махеш, — продолжала она. — Вы ведете себя как мальчишка. Вы что, явились сюда только затем, чтобы сказать мне «привет»? Или у вас есть что-то срочное?
— Я почувствовал, что хочу увидеть вас. Не знаю, чем это объяснить. — Он продолжал гипнотизировать ее взглядом. — Можете назвать это безрассудством, мальчишеством, как угодно. Но я надеялся, что смогу сделать для вас что-то приятное. Захотелось пригласить вас на экскурсию по городу, показать вам достопримечательности Катманду.
Синтия не удержалась и снова расцвела в улыбке.
— Вы знали, что у меня свободный день? Опять шпионили за мной?
— Хари и Дипак не были уверены в этом, но предполагали, что это возможно. Они узнали, что вы обычно обедаете здесь между часом и тремя часами дня. Вот я и рискнул. И, как видите, мне повезло. Итак, как вы смотрите на мое предложение?
Синтии на минуточку показалось, что она сходит с ума. Конечно же, она не сможет отказать ему и не сможет отказать себе. Судьба снова играла с ней, демонстрируя свою милость, хотя за этой милостью наверняка скрывается очередная ловушка. Но рассудок отказывался в это верить, и чувства рвались на свободу.
— Мне будет трудно отказаться. Только скажите, Махеш, это действительно не грозит вам опасностью?
— Никто не может быть уверен на сто процентов, — ответил он. — Но я и мои друзья приняли все возможные меры предосторожности. Хари и Дипак все время будут поблизости, а на их бдительность я могу смело положиться.
— Тогда, может, пойдем отсюда? — нетерпеливо спросила она.
— А как ваша еда? Она выглядит почти нетронутой…
— Знаете, я совсем не голодна. Пыталась уговорить себя поесть, но ничего не вышло. — Она поманила рукой официанта.
— Вы уверены, что не хотите есть?
— Абсолютно.
Они вышли, и Махеш показал ей на серую машину.
— К сожалению, в целях безопасности пришлось отказаться от «кадиллака» и арендовать эту развалюшку. — Он открыл для Синтии дверцу. — Прошу.
— Итак, куда мы едем? — спросила она, дождавшись, пока он сядет за руль.
— Сначала я покажу вам древний храм Шивы — Пашупати Натх, а потом — гигантскую Буддийскую ступу и вторую площадь Дар-бар. Надеюсь, ту, которая недалеко от Тхамеля, вы уже видели?
— Да.
— И не сомневаюсь, что вы не расстаетесь со своей камерой.
— Конечно. Она всегда в моей сумочке.
Храм Пашупати Натх находился на окраине города, недалеко от реки. У Синтии захватывало дух, когда она с холма любовалась изысканной постройкой с двухъярусной крышей, покрытой тонким слоем золота. Вокруг храма толпилось множество других, удивительных по форме сооружений, которые создавали гармоничный комплекс. Синтия огорчилась, когда Махеш предупредил ее, что иностранцев в храм не пускают.
— Такие вот у нас здесь странные законы, — сказал он. — Как будто неиндуисты могут осквернить святилище. Глупо.
— Ужасно глупо. — Синтия оторвались от камеры и посмотрела на него. — Надеюсь, местные буддисты не так ревностны к своим святыням?
— С буддистами проблем не будет. Но я смогу провести вас потайными тропами на территорию другого индуистского храмового комплекса. Пойдемте, Синтия.
Они спустились с холма, перешли реку, пропетляли по лесу и наконец оказались в пустынном месте, окруженном древним могучим хвойным лесом, где длинными рядами стояли маленькие, совершенно одинаковые храмы, с куполами, похожими на перевернутые колокола. Пространство вокруг храмов было выложено каменной плиткой.
— Они напоминают гробницы или склепы, — тихо сказала Синтия. — Непонятно, зачем их так много.
— Религиозная декорация местности, — ответил Махеш.
Они стояли рядом, но Синтии вдруг сделалось одиноко. Она вспомнила о бренности бытия и о том, как ценен каждый момент жизни. И что, если не любовь, делает жизнь человека осмысленной? Пусть даже это будет один миг любви…
Она повернулась к Махешу и заглянула ему в глаза. Ей захотелось, чтобы этот мужчина любил ее. Здесь и сейчас. В этом странном пустынном месте.
— Махеш… — По ее глазам, которые словно таяли под его взглядом, он понял, о чем она собирается попросить. Но он не осмеливался рискнуть, не услышав об этом от нее самой. Наконец с выдохом, будто собиралась сообщить о роковой неизбежности, она добавила:
— Поцелуй меня…
Он положил руки ей на плечи и легонько притянул к себе. Она закрыла глаза.
— Синтия…
Он нежно провел рукой по ее щеке, коснулся пальцами губ. Она замерла.
Целуй же меня, целуй, господин Бхаттараи. Если не сейчас, то когда? Ты давно должен был это сделать. Почему ты мучаешь меня?
Это были последние мысли, пролетевшие через ее разгоряченную голову. Потом мыслей больше не было, потому что она почувствовала, как его горячие влажные губы коснулись ее губ, язык властно раздвинул их, поласкал, и наконец на ее губы обрушился жаркий ураган его поцелуя.
Она обвила руками его шею, прижалась к его груди. Он сначала крепко сжимал ее плечи, потом стал нежно поглаживать их. Потом его руки скользнули по ее спине, замкнулись вокруг талии.
Синтия прогнулась и вздрогнула, почувствовав, как ее бедра коснулись его бедер. Он продолжал целовать ее, не отрываясь, несмотря на то, что оба уже задыхались. Сладкая мука становилась невыносимой. К кому из них первым вернется рассудок?
Синтия меньше всего ожидала, что ее рассудок, так легко позабывший свои обязанности, вдруг встрепенется и оглушит ее страхом. Нет! Ее ладони неожиданно уперлись Махешу в грудь.
— Прости… — прошептала она, задыхаясь. Он опустил голову, продолжая тяжело дышать, пытаясь справиться с огнем, полыхавшим в его теле. Несколько секунд стоял молча, потом взял ее руку, поднес к губам и поцеловал.
— Тогда пойдем, — подавленно сказал он. — Нас ждет Буддийская ступа.
Весь оставшийся вечер они вели себя так, будто забыли о коротком безрассудстве, которое позволили себе в святом месте. И единственным, что напоминало им об обоюдной прихоти, была непривычная еще фамильярность. Они теперь обращались друг к другу «на ты».
Программу осмотра достопримечательностей Махеш предложил завершить посещением национального ресторана с живым ансамблем национальной музыки.
Синтия рассмеялась.
— Знаешь, с тех пор как я покинула твой замок, я не могу прикоснуться к непальской еде. Она снова стала казаться мне скучной, — призналась она.
— Но ты, насколько я видел, с таким же равнодушием отнеслась сегодня и к европейской кухне, — напомнил он. — Но я настаивать не буду, можем поужинать и в европейском ресторане.
— Нет. Я готова снова рискнуть. Поехали.
Ужин, на удивление, прошел успешно. Синтия снова с удовольствием сметала с тарелок овощи, рис и фасоль. То ли это происходило благодаря присутствию Махеша, то ли от того, что она изрядно проголодалась.
После ужина они снова сели в машину.
— Извини, но я смогу подбросить тебя только за квартал до «Астории», — сказал Махеш, повернув ключ зажигания. — Мне нежелательно появляться у входа в отель.
— Сейчас еще не поздно, и я с удовольствием прогуляюсь после обильного ужина, — ответила она.
Ну вот, подумала Синтия. Через несколько минут они расстанутся и вряд ли скоро встретятся. И тот отчаянный огонь, который вспыхнул в ее сердце, останется догорать в ее памяти.
— Я через четыре дня уезжаю, — тихо сказала она, покосившись на его изысканный профиль. — У меня уже готовы материалы для статьи о тебе. Надеюсь на удачу.
— Спасибо, — ответил он, бросив на нее короткий взгляд. Казалось, он хотел что-то еще добавить, но удержался.
Несколько минут они ехали молча. Синтию охватила какая-то гнетущая грусть. Она невидящими глазами смотрела на дорогу, на мелькающие бессмысленные огни рекламы. Город утратил свою таинственность и привлекательность.
Наконец Махеш остановил машину.
— От этого перекрестка до «Астории» — метров сто, — сказал он. Потом посмотрел на нее. — Не заблудишься?
— Постараюсь. — Она знала, что должна распроститься с ним, но медлила. — Спасибо за экскурсию, — внезапно вспомнив, поблагодарила она.
— Это тебе спасибо. За твою доброту…
Неожиданно его рука, до сих пор сжимающая руль, соскользнула с него и потянулась к ней. Он провел пальцами по ее волосам.
Синтия затаила дыхание. Ей вдруг нестерпимо захотелось потереться о его руку щекой, захотелось, чтобы эта рука ласкала ее, захотелось снова раствориться в его объятиях, слиться с ним в поцелуе.
Неужели он сам не хочет этого? Неужели он целовал ее там, у храмов, только потому, что она попросила его об этом? А что было бы, если бы она не остановила его? Неужели он смог бы прямо посреди святого места овладеть ею? Они были так близки к этому.
— Я не хочу, чтобы ты уходила, — прервал ее раздумья теплый голос Махеша. — Не знаю, как это объяснить… Мне… очень хорошо, когда ты рядом. — Он судорожно перевел дыхание. — Я очень скучал по тебе, Синтия.
— Правда? — Она заглянула в его блестящие в темноте глаза.
— Правда. И мне опять хочется целовать тебя. — Он потянулся к ней и приложил ладонь к ее щеке.
Синтия на секунду застыла и вдруг беспомощно обрушилась в его объятия.
Он снова целовал ее, целовал с такой жадностью, будто собирался проглотить. Его большие руки сжимали ее хрупкое тело, и ей казалось, что вот-вот захрустят ее косточки. Но ей так сладко было снова отдать свое тело в его руки. Она готова была отдать ему себя всю. Этот мужчина мог делать с ней все, что захочет, потому что ни одного мужчину в своей жизни она не хотела так, как хотела этого благородного непальца.
Но теперь они были не у озера в лесу. Их машина стояла на обочине дороги, сразу за оживленным перекрестком в центре Катманду. Мимо проносились другие машины, слышались автомобильные сигналы.
Опомнившись, Махеш прервал поцелуй. С полминуты они сидели молча.
— Прости, Синтия, но мне нельзя долго стоять здесь. Могут появиться полицейские, — смущенно проговорил он.
— Да, ты прав, — ответила она, нехотя отодвинулась от него и приложила ладони к пылающим щекам. — Мне пора идти.
Он посмотрел на нее, и Синтия заметила, что его глаза странно потемнели, как будто в них собрались грозовые тучи. Неожиданно он ударил кулаком по рулю.
— Черт! Как мне надоело прятаться от жизни! Я даже лишен права на любовь! — отчаянно выкрикнул он.
Он сказал «любовь»? Она не ослышалась? Он хочет сказать, что любит ее? Почему же тогда не скажет?
Затаившись, Синтия ждала. Но он только еще раз обрушил кулак на руль, потом отдышался и повернулся к ней.
— Прости меня, Синтия. Прости. Я не понимаю, что происходит. Я устал. — Он взял ее за обе руки. — Устал…
Ей показалось, что ее сердце перестало биться.
— Мне очень жаль, Махеш, — с трудом проговорила она. — Но я сделаю все, что в моих силах. Обещаю. Продержись еще немного. Скоро я пришлю тебе свою статью. Потерпи. Все будет хорошо.
— Милая Синтия… — Он поцеловал одну за другой ее руки.
Но она осторожно отняла их у него.
— Мне пора идти, — сухо сказала она, взяла сумочку и открыла дверцу машины. — Увидимся еще когда-нибудь. Прощай, Махеш.
Не дожидаясь его ответа, она быстро вышла из машины, захлопнула дверцу и зашагала по улице к перекрестку.
Теперь все стало еще запутаннее. Ах, зачем она попросила его поцеловать ее? А он, наверняка, целовал он ее только потому, что давно не целовал женщину. Вот и все.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лора

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лора



чяапанрлшглбьр
Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лорафыкн
18.03.2010, 12.39





5565
Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лора5565
25.03.2010, 12.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100