Читать онлайн Последняя ночь в Катманду, автора - Эллиот Лора, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.38 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эллиот Лора

Последняя ночь в Катманду

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Они стали подниматься по лестнице. И снова ее сердце заколотилось, как африканский тамтам, но теперь не от страха, а от волнения и любопытства. В атмосфере замка было что-то интригующее и вместе с тем умиротворяющее. Наконец они остановились перед массивной дверью. Один из мужчин постучал и, не дожидаясь ответа, распахнул дверь и жестом пригласил Синтию войти. Как только она переступила порог, дверь за ней закрылась, и мужчины остались за дверью.
Синтия застыла на пороге. Из глубины огромной гостиной ей навстречу шел мужчина: высокий стройный непалец в черной рубахе навыпуск и в черных шароварах с манжетами, обтягивающими щиколотки.
— Добрый вечер, мисс Спаркс, — сказал он удивительно приятным низким голосом. — Хотя, боюсь, для вас это приветствие звучит цинично. — Он остановился в двух метрах от Синтии. — Я глубоко сожалею, что вынужден был прибегнуть к такому методу, как похищение, чтобы встретиться с вами. Но надеюсь, что после того, как я объясню вам причину, побудившую меня к этому, вы поймете и простите меня.
Синтия смерила его подозрительным взглядом. Уж больно сладко он поет… Как и его люди, которые похитили ее.
— Разрешите представиться: меня зовут Махеш Бхаттараи. — Он протянул ей руку. — А вы — Синтия Спаркс, блестящая журналистка, работающая в «Бостон глоуб».
— Увы, — сказала Синтия со вздохом. — Похоже, моя блестящая карьера сработала не в мою пользу. — Она, прищурившись, посмотрела ему в глаза, потом на протянутую руку и с дипломатическим достоинством вложила в нее свою ладонь. Он коротко пожал ее.
— Давайте присядем, — предложил он, указывая на глубокие кресла, обшитые темно-вишневым бархатом.
Синтия кивнула, последовала за ним в глубь комнаты и села, держа спину прямой, положив ладони на колени. Он сел в свое кресло только после того, как уселась она.
— Мисс Спаркс, я еще раз прошу прощения за то, что похитил вас. Но другого выхода у меня не было. И хочу заверить вас, что не собираюсь причинять вам зла, — сказал он спокойным голосом.
— Не уверена. Непал — страна дикая. Не исключено, что у вас и по сей день сохранились какие-то первобытные обряды. Человеческие жертвоприношения, каннибализм… — попыталась пошутить она, чтобы хоть немного расслабиться.
Он усмехнулся.
— Неужели я похож на людоеда?
Она посмотрела на него. Черт, он похож на необыкновенно красивого непальца с золотистым цветом кожи. Глаза большие, темно-карие, блестящие. Высокие скулы, под скулами мягкие впадинки, придающие лицу рельефность и живость. Мужественный, слегка тяжеловатый подбородок. Верхняя губа похожа на чайку в полете, нижняя — полная, чувственная, будто слегка припухшая. А нос? На что похож его нос? Пожалуй, ни на что, кроме аккуратного, ровного, точеного носа. Трудно сказать, похож этот мужчина на людоеда или нет. Но одно можно сказать точно: он породист, хорошо воспитан и наделен полным набором внешних качеств, необходимых мужчине, чтобы с одного взгляда сразить женщину.
— Можно быть людоедом и не быть на него похожим, — наконец заключила Синтия. — Но давайте перейдем к делу. Если вы не собираетесь меня съесть, то что вам от меня нужно?
— Мне нужна ваша помощь, мисс Спаркс, — серьезно сказал он. — Ваша профессиональная помощь.
Синтия наконец расслабилась, села поглубже в кресло и приготовилась слушать.
— Итак?..
— Я — последний потомок старинного аристократического рода Бхаттараи, — начал он, но после первой же фразы сделал короткую паузу и сжал губы. — Простите, до сих пор не могу привыкнуть к слову «последний».
— Продолжайте, господин Бхаттараи, я внимательно слушаю вас, — помогла ему Синтия, предчувствуя трагедию.
Он перевел дыхание и продолжил:
— Наша семья из поколения в поколение занималась благотворительностью. Еще мой прадед начал открывать школы для бедных в отдаленных деревушках Непала, а прабабка помогала неимущим продовольствием и одеждой. Три года назад от рук маоистов погиб мой отец, Мадан Кришна Бхаттараи. — Он снова сделал паузу и на секунду опустил свои большие глаза. Потом снова поднял их на Синтию и продолжил:
— Наша семья владела тогда текстильной фабрикой, производящей национальные ткани. Фабрика обеспечивала работой непальскую бедноту. Мой отец ездил по всей стране в поисках лучших ткачей, приглашал их на работу и хорошо оплачивал их труд. И вот по непонятной причине он попал в немилость к маоистам и был застрелен в своей машине по дороге домой. Мы жили тогда на окраине Покхары. — Он сдержанно перевел дыхание. — Король Непала Гьянендра пообещал раскрыть причину убийства и наказать виновных. Но через месяц мы получили письмо от шефа Службы Безопасности Непала, заявляющего о том, что мой отец был тайным членом партии маоистов и был убит за нарушение партийных клятв. Мы возмутились такой нелепости и пытались опротестовать это заявление, называя его клеветой. Это оказалось бесполезно…
Он отвел взгляд к окну, и Синтия заметила, как на его скуле дрогнула жилка.
— Продолжайте, господин Бхаттараи, — мягко подтолкнула она.
— Король отверг наш протест, мотивируя тем, что многолетние связи нашей семьи с непальской беднотой лишь доказывают, что мы все, возможно, причастны к маоистскому движению. Предчувствуя беду, я и мои братья поторопились отправить мать и сестру к родственникам в Ниццу. Но как только женщины уехали… — Он снова замолчал, сцепил пальцы и сделал глубокий вздох. — Простите, прошло три года, а я до сих пор не могу совладать с собой, — приглушенным голосом добавил он.
Синтия видела это сама и знала, что его история правдива. Она только еще больше насторожилась, готовясь услышать об очередной трагедии.
Он горько усмехнулся и снова повернул свое красивое золотистое лицо к окну, за которым, как страж, стоял теперь темно-синий вечер.
— Спустя месяц они убили моих братьев, — сказал он неестественно монотонно. — Старший преподавал в университете в Катманду, а младший был директором школы в Покхаре. Вскоре после этого Гьянендра издал указ о том, что все мужчины нашей семьи обвиняются в сообщничестве с маоистами. Это дало одному из его родственников право завладеть фабрикой моего отца… А мне с тех пор приходится скрываться в горах. — Он снова замолчал, и его глаза заблестели, как звезды на безлунном небе. — Вот и вся моя история. Вы мне верите, мисс Спаркс?
Синтия кивнула.
— Верю. И глубоко сочувствую, — тихо проговорила она. — Только, простите, не пойму, чем я могу вам помочь? Ситуация довольно сложная. Понимаю, вы хотите очиститься от клеветы и отвоевать у родственника короля свою фабрику.
— Меня интересует только первое: очиститься от клеветы, чтобы иметь возможность покинуть Непал. Насколько вам известно, в стране сейчас очень неспокойно. Возможно, назревает революция. Я не хочу отвоевывать свою фабрику. Не хочу бороться с этой слепой, бездушной машиной насилия, не хочу становиться подобным этим акулам. У меня достаточно денег, чтобы скромно дожить до конца своей жизни, не скупясь на помощь нуждающимся. Я хочу только справедливости и личной свободы. Я верю во вселенский закон возмездия за грязные и подлые дела, творимые людьми, и убежден, что убийцы будут наказаны. Не в этой жизни, так в следующей.
Такого Синтия не ожидала. Но пока рано делать вывод о его благородстве. Несмотря на то, что он говорит искренне, нужны более существенные материалы для его защиты.
— Итак, вы хотите, чтобы я рассказала миру правдивую историю вашей семьи. Но у вас есть какие-либо материалы, свидетельствующие о том, что вы говорите правду?
Он вздохнул.
— У меня есть только черновики моих писем к друзьям, где я открыто возмущаюсь деятельностью маоистов. И это, пожалуй, все.
О Господи, ну и в историю она влипла! Человек просит ее о помощи, и у нее нет оснований не верить ему. Уже то, что он скрывается в горах, свидетельствует о том, что он не маоист. Кроме того, он потерял отца и братьев.
Ее задумчивый взгляд скользнул по лицу красивого непальца, который так поспешно выложил перед ней свои нешуточные проблемы. Ну и ну! Опять ей придется разбираться в чужой трагедии! Но такова ее профессия. Она должна бороться за восстановление справедливости в этом несправедливом мире.
— Хорошо, — серьезно сказала она. — Я просмотрю ваши письма, а также по возможности пороюсь в других материалах. Я попробую. — Она пожала плечами. — Все, что смогу… — добавила она неуверенно.
Его лицо озарила мягкая улыбка.
— Я верил, что вы не откажете. Спасибо, мисс Спаркс, — с трудом скрывая радость, проговорил он. — Я так надеялся на вас. Я читал ваши статьи и исследования. Я знаю также, что в понедельник вы будете на приеме в королевском дворце…
О Боже, он все о ней знает. Может, он знает также какого цвета ее нижнее белье? Хотя та часть ее существа, которая скрыта под одеждой, вряд ли интересует его. Его интересует ее голова, которой он уже почти овладел.
И не только головой. Он сумел коснуться ее сердца. Трагедия его семьи глубоко растрогала ее.
— У вас хорошие осведомители, господин Бхаттараи, — сказала она. — Но при чем здесь королевский дворец?
Он пристально посмотрел ей в глаза.
— Как я понял по вашим статьям, вы хороший психолог, — продолжал он. — Если выпадет случай, задайте королю какой-нибудь отвлеченный вопрос о моей семье и посмотрите на его реакцию. Ваше чутье поможет вам убедиться в правдивости моей истории.
Синтия задумалась над его предложением. И над своей тяжкой долей. Вот тебе и выходные без политики! Опять придется рыться в газетах и других бумагах, чтобы спасти чью-то жизнь.
— Неплохая идея, господин Бхаттараи, я постараюсь ее использовать, — наконец ответила она.
— Я заплачу вам за работу, — живо проговорил он. — Прилично заплачу, только помогите мне выбраться из беды.
— Об этом еще рано говорить. Посмотрим, что мне удастся сделать для вас.
Синтия снова задумалась, и пока она сидела, склонив голову, он встал, подошел к стене и нажал кнопку, спрятанную в центре декоративного цветка, украшающего стену.
— Я попрошу принести нам кофе или чаю. Что вы предпочитаете? — спросил он с улыбкой.
А замок снабжен техникой, подумала она. Выходит, постройка современная, только с претензией на древность.
— Чай, если можно, травяной, — ответила она.
— Уверен, что вы проголодались. — Он снова сел в кресло. — Ужин подадут в столовой, в полдевятого. К сожалению, вам придется пробыть моей пленницей до завтрашнего утра, хотя мне было бы приятнее считать вас гостьей. Если вы не против…
Синтия впервые позволила себе ответить на его улыбку.
— Что ж, я совсем не против превратиться из пленницы в гостью. Кстати, после ужина хотела бы просмотреть ваши письма.
В дверь постучали, и секунду спустя в комнату вошел один из ее похитителей. Он успел сменить костюм на шаровары и рубаху, подобные тем, которые были на хозяине, и выглядел теперь совсем другим человеком.
— Насколько я понял, пришло время подавать горячие напитки, — сказал он, улыбнувшись Синтии. — Что вы будете пить, мисс Спаркс?
— Травяной чай.
— У нас есть только мята и тульей. Что предпочитаете?
— Не знаю, что такое тульей, но готова рискнуть и попробовать, — ответила Синтия.
— Уверяю вас, не пожалеете, — вмешался Махеш. — Это индийский базилик, у индуистов считается священным растением. К тому же он обладает чудесными лечебными свойствами. И Хари специалист по его завариванию. А я буду молочный чай с имбирем и, как обычно, с медом. Спасибо, Хари.
— Не беспокойтесь, мисс Спаркс, снотворного в ваш чай я подкладывать не стану, — заверил, продолжая улыбаться ей, Хари. — Кому не мешало бы подложить снотворного, так это господину Бхаттараи. Он уже третьи сутки почти не спит, считает звезды.
— Хари, давай оставим в покое мои бессонницы. Лучше поскорее принеси нам напитки. Будь так любезен, — скороговоркой проговорил Махеш, и Синтия заметила, что он слегка раздражен.
Когда Хари исчез за дверью, Синтия вопросительно посмотрела на Махеша.
— Хари решил заменить мне семью, — сказал он чистосердечно. — Необыкновенно добрый, честный и преданный человек. Но я, как избалованный ребенок… — Он так же чистосердечно вздохнул. — Не люблю, когда меня контролируют, и бываю нетерпим. Увы. — Он помолчал. — У Хари, кроме меня, никого нет. Мои родители подобрали его десятилетним мальчишкой-сиротой, помогли окончить школу и колледж. К тому же, учась в колледже, он умудрился стать мастером по кун-фу и потом почти десять лет обучал боевому искусству мальчишек в одном из клубов Катманду. — Он развел руками и улыбнулся. — Вот такие у меня друзья, мисс Спаркс.
— А теперь, как я догадываюсь, он обучает своему искусству вас, — сказала она. — Так вот как вы проводите время в своем убежище в горах. Отрабатываете като.
Интересно, чем еще он занимается, живя в уединении? Здесь же можно умереть со скуки! Без телевизора, концертов и кино. Без компаний. Без женщин. Наверняка много читает. А может, у него есть возлюбленная, которая прилетает к нему на вертолете? Такая луноликая, миловидная непальская красавица…
— Не только. Я увлекаюсь живописью, пишу пейзажи. Читаю…
— И вы ни разу за три года не выбирались отсюда?
— Ни разу. И не потому, что боялся, что меня убьют. Я мог бы изредка, тайком выбираться отсюда, но мне этого не хочется. Просто в какой-то момент мне стало одиноко среди людей, — сказал он ровным голосом, без грусти и сожаления.
Синтии трудно было понять его чувства.
— И кроме этих двоих ребят, которые привезли меня сюда, у вас больше нет друзей? Вас никто не навещает?
— Нет. Остальные испугались и быстро забыли меня. Никому не хочется попадать в черный список короля. И я не осуждаю их. Это даже лучше для моей безопасности. Мне вполне достаточно общества Хари и Дипака, который был личным водителем и пилотом моего отца, а теперь работает у меня. И не только пилотом и водителем, но также моим личным шпионом. — Он рассмеялся. Впервые за весь вечер. И от этого его красивое, смуглое лицо сделалось еще привлекательнее.
Ее миф о круглолицей непальской красавице, тайком навещающей его, рухнул. И она тоже робко рассмеялась, хотя ничего особенно смешного в его словах не находила.
На несколько секунд повисло неловкое молчание, которое нарушил стук в дверь. На пороге появился Хари с подносом.
— Ваши напитки, — объявил он, ногой закрывая за собой дверь.
Синтия нетерпеливо заерзала в кресле.
— Сегодня в моей жизни два новых переживания: меня впервые похитили и впервые мне выпала возможность попробовать чай из священного растения.
— Очень надеюсь, что ни одно из них не разочарует вас, — сказал Махеш, бросив на нее короткий взгляд. — Я буду стараться изо всех сил изгладить те неприятные впечатления, которые остались у вас от начала вашего приключения.
Синтия дождалась, пока Хари поставит на стол два фарфоровых китайских чайника и чашки. Чайник и чашка нежно голубого цвета оказались перед ней, а белый чайник и белая чашка — перед Махешем.
— Самым страшным, признаться, была неизвестность, — сказала она. — Но с моей профессией можно ожидать чего угодно. А ваши ребята, господин Бхаттараи, были весьма вежливыми и заботливыми похитителями. И работали очень слаженно. — Она покосилась на Хари, и тот в ответ ослепительно улыбнулся ей.
— Спасибо, мисс Спаркс, мы старались не слишком напугать вас, — сказал он.
Синтия снова откинулась на спинку кресла и косо поглядела на него.
— А скажите, Хари, ваш пистолет был настоящим и заряженным? И что бы вы сделали, если бы я отказалась последовать за вами?
Хари усмехнулся.
— Пистолет был настоящим, но незаряженным. И если бы вы отказались идти с нами… — Он пожал плечами. — Увы, нам пришлось бы вернуться домой без вас. — Он лукаво взглянул на Махеша. — У нас, в принципе, был запасной план…
— Давайте я налью вам чаю, — поспешно вставил Махеш, протянул руку к голубому чайнику и гримасой дал Хари понять, что ему не следует болтать лишнего.
Синтия улыбнулась. Ей становилось интересно и легко в компании этих непальцев.
Хари понял намек и направился к двери.
— Ужин подам в столовой через пятнадцать минут. Прошу не опаздывать, — сказал он и исчез за дверью.
Синтия опустила взгляд в чашку, наполненную зеленовато-желтым напитком, от которого исходил терпковатый и необычный запах.
— Он явно заигрывает с вами, мисс Спаркс, — сказал Махеш, наполняя чаем свою чашку. — И не удивительно. Вы — первая женщина, ступившая на территорию этого убежища.
Уверена, что и много других женщин не отказались бы быть похищенными, если бы увидели виновника похищения, подумала она, поднесла чашку ко рту и осторожно отпила.
Какой приятный, ароматный напиток!
— Так вы говорите, что за три года здесь не было ни одной женщины?
— Здесь никогда не было женщины. Этот замок построил мой отец. Он собирался уединиться в нем и заняться медитацией после того, как передаст свои мирские обязанности сыновьям. По индуистской древней традиции. Так поступали все мои глубоко религиозные предки. — Он вздохнул. — Увы, его мечту пришлось воплощать мне. Очень возможно, что я, слишком рано лишившийся мирских обязанностей, тихо состарюсь здесь, медитируя.
— Не падайте духом, господин Бхаттараи. Еще не все потеряно. Я постараюсь помочь вам покинуть это убежище, а заодно и бунтующий Непал. Хотя… у вас здесь довольно мило.
Он отхлебнул чаю и усмехнулся.
— Парадокс в том, что я не хочу покидать Непал. Я люблю свою страну. И люблю этот замок…
Синтия посмотрела ему в глаза.
— Тогда почему бы вам не остаться здесь? Ведь вы счастливы в своем уединении?
Он нахмурился.
— Неужели вы не поняли, мисс Спаркс? — Его голос был удивленным. — Я обязан отмыть грязное пятно с имени своей семьи. Кроме того, у меня есть мать и сестра. Я не могу бросить их. И еще… — Он шумно перевел дыхание. — Как последний потомок своего рода я обязан продолжить его.
— Понятно. — Синтия допила чай и поставила чашку. — А чай из целебного растения оказался необыкновенно вкусным и к тому же подстегивающим аппетит. Думаю, что нам пора появиться в столовой. А не то ваш друг, повар, слуга, учитель и тайный агент не на шутку рассердится.
Он улыбнулся.
— Извините, что мучаю вас голодом. Пойдемте ужинать.
Они вышли из гостиной, спустились в холл, и Махеш распахнул обе половины массивных дверей.
— Прошу, мисс Спаркс.
Столовая была небольшой и уютной. Ее освещали яркие электрические лампы. Посередине стоял стол, покрытый белой скатертью, а на столе — фарфоровые чаши, из-под крышек которых пробивались заманчиво аппетитные запахи.
Синтия сглотнула слюну. Как чертовски она проголодалась. В ее животе уже давно звучала симфония, которую она упорно пыталась не слушать.
Махеш подвел ее к столу, отодвинул стул. Она села. Он обошел стол и сел напротив.
— Надеюсь, вам понравятся наши непальские национальные блюда, — сказал он, оживляясь. — Хари — превосходный повар. Он научился готовить у моей матери, когда был еще мальчишкой.
Она улыбнулась.
— Мне сейчас понравится все, что хоть сколько-нибудь съедобно, не в обиду Хари будь сказано.
Махеш на несколько секунд сложил руки перед грудью, прочитал молитву, потом снял крышку с одной из чаш и потянулся к ее тарелке.
— Извините, что заставил ждать. Разрешите вам помочь?
— Не откажусь. — Она с удовольствием следила, как он накладывает в ее тарелку рис.
Вскоре и две пиалы, стоявшие по обе стороны от тарелки с рисом, наполнились темно-коричневым, густым чечевичным супом и оранжевыми от куркумы овощами. Синтия терпеливо дожидалась, пока он наполнял и свою посуду, и как только он сделал это, набросилась на еду.
В ее желудке послышались бурные овации — симфония отыграла.
Наконец, наполовину утолив голод, она подняла глаза на Махеша. Он продолжал неторопливо доедать свой ужин, элегантно орудуя серебряной вилкой.
— Хочу согласиться, что Хари — отличный повар, — сказала она.
— Я рад, что мы похитили вас не только с пользой для себя, — ответил он. — Хотите, я положу вам еще?
— Нет, спасибо. Я вполне сыта.
— Нас ждет еще легкий десерт: фруктовый салат в йогурте и красное вино, — сказал он.
Но ее щеки уже и без вина раскраснелись. Глаза ожили и повеселели.
— Не знаю, как насчет вина, а вот для салата у меня в желудке еще немного места осталось, — сказала она, вытерла рот льняной салфеткой и улыбнулась.
Он улыбнулся ей в ответ, но по-прежнему сдержанно и вежливо. Синтию почему-то немного смешил этот подчеркнуто-официальный стиль, в котором они все время поддерживали беседу. Она видела, как Махеш уже несколько раз срывался в эмоции, и чувствовала, что внутри него томится ураган.
Но почему ее вдруг так заинтересовало, что творится у него внутри? Она здесь по довольно серьезному делу, от успеха которого зависит будущее, а может, и жизнь этого симпатичного непальского аристократа. Она не в загородном доме под Бостоном, в гостях у хорошего друга…
И, вспомнив об этом, она снова решила вернуться к делу.
— Кстати, господин Бхаттараи, не забудьте после ужина показать мне свои письма.
Он положил вилку на край тарелки, взял в руку стакан с водой и посмотрел на нее.
— Знаете, мисс Спаркс, я предлагаю отложить чтение писем до завтрашнего утра. Вы наверняка устали, и мне не хочется, чтобы вы переутомлялись. Вы можете просмотреть их утром после завтрака, и те, которые понадобятся для статьи, забрать с собой. — Он сделал глоток. — Насколько я знаю, вы до понедельника свободны, спешить вам некуда… Если только у вас нет каких-то личных планов.
Синтия усмехнулась. Ее самым крупным личным планом за последнюю неделю была прогулка по Тхамелю. И этот план, увы, очень быстро сорвался.
— Что ж, не будем торопиться, — сказала она. — Я действительно слегка устала и была бы рада пораньше лечь спать.
И это была ложь. Несмотря на усталость, ей совсем не хотелось спать, а еще менее хотелось лишаться приятного общества этого мужчины. Но, увы, она не могла сказать ему об этом.
В столовой появился Хари с десертом и был встречен овациями со стороны обоих ужинающих. Чего только стоил один вид пышного, пестрого фруктового салата, политого йогуртом!
— Браво, Хари! — Синтия захлопала в ладоши, откинувшись на спинку стула. — Хочу вам признаться, что сегодня вы заставили меня полюбить непальскую еду.
Хари поставил поднос на стол.
— Был бы рад прививать вам любовь к моим блюдам каждый день, мисс Спаркс, — ответил он и игриво улыбнулся ей.
Махеш промолчал, но краем глаза Синтия заметила, как он недовольно сверкнул на Хари глазами. Ничего удивительного, так поступают все мужчины, когда в их обществе появляется единственная женщина, — каждый пытается привлечь ее внимание к себе.
Фруктовый салат оказался на вкус не менее чудесным, чем на вид. И десертное французское вино очень пикантно дополняло его.
Но каким бы наслаждениям человек ни предавался, ему свойственно пресыщаться, и через полчаса Синтия обнаружила, что смотреть больше не может ни на салат, ни на вино. Единственное, на что, вернее, на кого она могла еще смотреть, был ее похититель, Махеш Бхаттараи. Он тоже от вина повеселел, выразительные глаза заблестели еще ярче, на смуглом лице выступил румянец. Он выглядел еще привлекательнее, но по-прежнему был сдержан и подчеркнуто вежлив.
Но вот ужин окончился, и они встали из-за стола.
— Я провожу вас к вашей комнате, мисс Спаркс, — сказал Махеш, когда они вышли из столовой и стали снова подниматься на второй этаж. — Надеюсь, она понравится вам, несмотря на недостаток цивилизации. В спальнях замка нет электричества. Мы добываем его с помощью генераторов, и его хватает только на освещение столовой, гостиной, моего кабинета и библиотеки.
— Очень романтично, — сказала Синтия. — И уж кому привыкать к недостатку цивилизации, так только не мне. У вас здесь так приятно пахнет сосной и необыкновенно уютно… И таинственно, — добавила она шепотом.
— Как и положено в замке. — Он посмотрел на нее и улыбнулся. — Этот особняк выстроен из сосны и камня, добытого в горах. Завтра вы сможете осмотреть его снаружи. Он почти сливается с окружающей природой. У моего отца был удивительно тонкий вкус. — Он вздохнул. — Ну вот, мы пришли.
Они остановились у крайней двери на втором этаже.
— Мы обычно завтракаем в семь, — продолжал он. — Для вас это, возможно, слишком рано, но мы все просыпаемся в пять, и к семи горный воздух успевает разжечь у нас аппетит. Но вам нет необходимости придерживаться нашего режима. Спите, сколько вам захочется, а когда проголодаетесь, нажмите кнопку в цветке, который найдете возле кровати.
— Спасибо, господин Бхаттараи, — сказала Синтия.
— Это я должен благодарить вас за приятную компанию. Спокойной ночи, мисс Спаркс.
— Спокойной ночи, господин Бхаттараи.
Они посмотрели друг другу в глаза, смущенно улыбнулись, и наконец Синтия вошла в комнату.
Закрыв за собой дверь, Синтия прислонилась к ней спиной и огляделась.
На стенах горели масляные светильники и создавали дивный уют. Справа, изголовьем к стене, стояла простая, широкая, низкая деревянная кровать, покрытая узорчатым домотканым покрывалом. По обе стороны кровати — столики, на столиках — масляные лампы, возле ламп лежало по коробку спичек. Над кроватью висел домотканый ковер. Таким же ковром, только гораздо большего размера, был устлан пол. У противоположной стены был небольшой камин, у камина — глубокое кресло и круглый маленький столик, на котором тоже горела яркая масляная лампа.
В общем, обстановка в стиле, подумала Синтия. В стиле чего? В стиле загадочности и тайны. Вот только замковой мрачности, пожалуй, недостает. И не нужно.
Синтия подошла к окну, отдернула шторы и распахнула обе створки. Прохладный ночной воздух пахнул ей в лицо, освежил затуманенную от вина голову. Она поежилась и обхватила руками плечи.
Вдалеке, на фоне темно-синего неба, смутно вырисовывался силуэт гор, похожих на спящего великана. Луна еще не взошла, и только над одной из далеких вершин медленно разгоралось бледно-желтое зарево.
Ну и приключение! И как она все это выдержала? Похищение с улицы Тхамеля. Полет на вертолете в неизвестность. Знакомство с похитителем. Похититель… Она ожидала увидеть кого угодно: маньяка с дикими глазами, одержимого, монстра, мафиози… А встретила красивого, обаятельного, благородного мужчину с трагической судьбой. Она вспомнила его взгляд… От этого взгляда ей, порой, казалось, что она начинает плавиться. И трагедия его семьи не смогла оставить ее равнодушной…
Она должна ему помочь, чего бы это ей ни стоило.
Но кроме сочувствия к его судьбе и готовности помочь, еще какое-то новое, необъяснимое чувство закрадывалось в душу. Тревога? Волнение? Страх? Пожалуй, все это вместе, но только смешанное с каким-то радужным, опьяняющим предчувствием счастья. Счастья, о котором она даже боялась мечтать.
Впечатления этого вечера еще долго не давали ей заснуть, и когда она все же улеглась в постель, укрылась пушистым пледом, погасила лампу и закрыла глаза, уговаривая себя ни о чем не думать, странная мысль пронеслась в ее голове.
Было бы куда интереснее, если бы этот мужчина похитил ее с другой целью…
Махеш Бхаттараи вошел в свою спальню, закрыл дверь и улыбнулся.
Синтия Спаркс. Умная, честная журналистка. Он верил, что она не откажет ему в помощи. Но сколько времени и сил ушло на то, чтобы найти ее! Сколько лет он тайком писал письма знакомым в Штаты с просьбой найти подходящего журналиста! Все тщетно.
Махеш принялся медленно ходить по комнате.
И тогда Хари и Дипак взяли дело в свои руки. Маскируясь то под носильщиков, то под таксистов его друзья два раза в неделю торчали в аэропорту Катманду, шпионя за всеми прибывающими из Штатов журналистами. И наконец вычислили ее. Сфотографировали. В тот же день Хари нашел в Интернете ее статьи, распечатал. Нет, они не ошиблись. Она оказалась верной кандидатурой.
Махеш опустился на край кровати, положил локти на колени, уронил в ладони подбородок.
А в жизни она оказалась намного красивее, чем на фотографиях… Необыкновенно живые, порой слегка колючие глаза. Он даже не запомнил, какого они цвета, потому что ужасно смущался, когда она задерживала на нем взгляд. Нет, не правда, он запомнил. Они у нее темно-синие, небольшие, обрамленные пышными ресницами.
А еще у нее большой, красивый рот, и когда она улыбается, то тут же из серьезной, строгой молодой женщины превращается в озорную малышку. У нее маленький, слегка вздернутый, любопытный носик. Она среднего роста, тоненькая, со слегка угловатыми плечами и мягко-округлыми бедрами.
Махеш повалился на спину и подложил руки под голову.
Странная короткая стрижка не идет ей — стерня, торчащая в разные стороны… Были бы эти светло-каштановые волосы длинными, они бы струились вдоль ее овального лица…
Махеш прикрыл глаза.
Она… Она темпераментная. Она первая женщина, переступившая порог этого дома, а точнее, мужского монастыря. И он совсем не по-монашески на это отреагировал. Но мог ли иначе отреагировать мужчина, который целую вечность не общался с женщиной? Хотя будь она обычной, шумной, фальшиво-эмоциональной американкой, из его груди не вырвался бы теперь такой тяжелый и тоскливый вздох.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лора

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лора



чяапанрлшглбьр
Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лорафыкн
18.03.2010, 12.39





5565
Последняя ночь в Катманду - Эллиот Лора5565
25.03.2010, 12.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100