Читать онлайн Песни дождей, автора - Эллиот Лора, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Песни дождей - Эллиот Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.63 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Песни дождей - Эллиот Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Песни дождей - Эллиот Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эллиот Лора

Песни дождей

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Ну и что, что он потерял Кристину! Невелика беда. Возможно, Нилам права: европейские женщины не годятся в жены. Они капризны, нетерпеливы и непостоянны в своих чувствах. Может, его жизнь будет спокойной и счастливой, если он женится на индианке?
Он вспомнил девушку по имени Айша, которую застал вчера в доме сестры. Юная индийская красавица была не только завораживающе привлекательной, но к тому же образованной, доброй и заботливой. Она вчера приготовила для всех ужин, не позволив больной Нилам встать с постели. Риши вспомнил, как весь вечер невольно засматривался на Айшу. После ужина они остались на террасе вдвоем, пили чай и долго говорили. А потом он отвез ее на джипе домой, и она оставила ему свой телефон.
Он резко остановился посреди комнаты. Перед глазами проплыл образ Айши. Вот это сюрприз! Похоже, девушкой, явившейся ему во сне и приведшей его к священному брачному огню, была Айша. Как странно.
А может, он успел за вчерашний вечер влюбиться в нее?
Он бросился в ванную, вспомнив, что в кармане джинсов оставил свой мобильник, в который записал ее номер телефона. Ему срочно хотелось позвонить ей, услышать ее томный голос.
В кармане его джинсов оказалось два мобильника, и только теперь Риши вспомнил, что утром купил телефон для Кристины. Чтобы в будущем они могли всегда держать связь друг с другом.
Только, похоже, он опоздал. Теперь у них с Кристиной нет будущего. Щемящая боль снова сковала сердце.
Он вернулся в комнату, вертя в руках оба телефона, и заметил, что оба отключены. Странно. Он не помнит, чтоб отключал свой телефон. Напротив, ему казалось, что он оставил его включенным на всю ночь, надеясь, что Кристина позвонит ему. А может, Нилам нечаянно отключила его?..
В голове все смешалось. Внезапно обнаружив, что он разгуливает по дому голый, он бросил телефоны на тахту, достал из шкафа трусы, рубаху, джинсы и оделся. Потом глянул на часы. Шесть вечера. Сейчас он помолится и успокоится. Наверняка из-за того, что телефон был отключен, он потерял кучу заказов.
Он подошел к алтарю, опустился на колени, сложил перед грудью ладони и стал читать молитву. Но непонятно почему, на пятой строке запнулся. Он вздохнул и принялся читать молитву с самого начала, но снова на пятой строке запнулся. Что с ним происходит? Не мог же он забыть молитву, которую знает с детства? Он снова стал читать и снова запнулся, как будто после пятой строки в его голове что-то щелкало и слова молитвы стирались из памяти. Подавляя раздражение, он попробовал еще раз. Безуспешно.
Такого с ним никогда еще не было. Он всегда читал эту молитву с радостью и благоговением. Эта молитва всегда помогала ему соединить ум с сердцем, успокоиться, очистить голову от ненужных мыслей. Что же случилось теперь?
Несколько минут он просидел молча, вглядываясь в отрешенный лик Шивы, и вдруг, словно по наитию, бросил взгляд на блюдо для подношений. На блюде лежал клочок бумаги, исписанный странными значками. Он взял его, стал разглядывать и тут вспомнил о свертке с пеплом, который оставил на столе.
Он бросился к столу, развернул сверток, высыпал пепел на стол и положил рядом другой клочок, найденный на алтаре.
Значки оказались похожими друг на друга и знакомыми. Он раньше видел их где-то. Где? Медленно, словно из тумана, из памяти всплыла древняя надпись на камне, которую сегодня утром снимала Жозефин.
Он вспомнил, как они с Жозефин исколесили берега двух ближайших речек, пока не нашли Чуран Кхадд – место, где сжигают тела умерших, рядом с которым лежит этот огромный валун с надписью.
Но каким образом эти надписи попали в его дом? И написали их не две тысячи лет назад, а недавно!
Об этом может знать только Кристина. Кроме нее в его доме никого не было.


Кристина проснулась утром и сразу же обнаружила потерю. Рядом не было Риши. Теплого, ласкового, любящего…
Она не сразу вспомнила, почему его нет. Уставившись в потолок, она пыталась восстановить в памяти картины прошедших двух дней.
Воскресенье. В доме Риши часов в десять появилась незваная гостья. Позже Кристина заснула, а потом нашла на алтаре сверток с пеплом. При воспоминании о сне и пепле она невольно содрогнулась. Потом она провела мучительную бессонную ночь в ожидании Риши. А вчера после полудня они поссорились, потому что она не поверила ему. И из-за этого они расстались.
Они расстались, и поэтому его теперь нет рядом.
А может, он говорил правду? Может, действительно ночевал у сестры? А утром, как сказал Тензин, возил Жозефин снимать древнюю надпись на камне? Может, это было правдой, а не то, что она себе вообразила?
Она встала с постели и направилась в ванную. Сейчас она примет душ, выпьет кофе и навестит Жозефин.
Через полчаса она уже стучалась в дом Жозефин.
– Кто там? – послышался недовольный голос подруги.
– Кристина!
– Подожди, Кристина, я в душе!
Через минуту дверь перед ней распахнулась, и Жозефин, торопливо наматывая на мокрое тело полотенце, жестом пригласила ее войти. Она вошла и растерянно оглядела комнату.
– Ищешь у меня Риши? – не удержавшись, съязвила Жозефин. Но тут же пожалела об этом, заметив в глазах Кристины слезы. – Кристина… – Жозефин взяла ее за руку. – Не знаю, что там варится в твоей голове, но скажу тебе честно – я перед тобой чиста. И как ты вообще могла подумать, что твой Риши станет за месяц перед вашей свадьбой изменять тебе? Кристина, очнись. Ты мне дорога, и я счастлива, что ты нашла мужчину, который любит тебя. Да, я помню, что изрядно потрепала тебе нервы своими выходками. Но теперь все это в прошлом. Теперь вы вместе, и я рада за вас. Ты должна научиться верить ему, Кристина.
– Уже поздно… – пролепетала она. – Мы вчера расстались.
– Глупости! – горячо возразила Жозефин, усаживая ее на диван. – Вы должны поговорить обо всем и помириться. Или, по-твоему, мы зря мучаем индийских портных заказами своих сногсшибательных платьев? – попыталась пошутить она.
Кристина сквозь слезы улыбнулась.
– Не знаю, что на меня нашло. Я запуталась…
– Распутывайся побыстрее. Позвони ему. Он ведь вчера хвастался, что купил тебе мобильник.
– Какой мобильник? – удивилась Кристина.
– Классный. Показывал мне, сказал, что купил его в Кангре, чтобы всегда держать с тобой связь.
– Впервые об этом слышу. Возможно, он передумал дарить его мне.
Жозефин пожала плечами.
– Все равно позвони ему. Сделаем это вместе перед занятиями. Уверена, что он не только не передумал подарить тебе телефон, но и не передумал жениться на тебе. Он ведь любит тебя, глупышка.
Кристина заметно повеселела. Жозефин, казалось, просто вставила ее душу на место и помогла образумиться.
– Значит, ты думаешь, что он вернется? – спросила она.
– Конечно. Он твой. Риши не из тех мужчин, которые станут увиваться за каждой юбкой. Можешь поверить моему опыту, – лукаво подмигнув, сказала Жозефин.
Спустя полчаса они обе сидели за столом и уплетали сандвичи с сыром, запивая их кофе.
– Кстати, мой дядя Винсент собирается сделать какое-то сногсшибательное научное открытие, – проговорила Жозефин.
– Слышала, – лениво ответила Кристина.
– Но ты не представляешь себе, какую важную роль для науки может сыграть его открытие, если он расшифрует ту надпись на камне, которую мне вчера удалось найти и снять. Между прочим, без помощи Риши, я уверена, что до сих пор бы искала ее. У твоего Риши необыкновенное чутье. Фактически, это он нашел камень, описанный в письме моего дяди.
– И что же это за надпись, которая так важна для науки? – насмешливо спросила Кристина.
– Древние каракули на брахми и кхарошти, которые раньше не представляли особого интереса для науки, потому что никто не мог их правильно прочесть, – пояснила Жозефин. – Мой дядя Винсент потратил на переводы подобных письмен семь лет. Недавно ему удалось расшифровать смысл одной из таких надписей, благодаря чему он понял, что существует другая, которая должна дополнить первую. Вот эту вторую надпись мы вчера с Риши и отыскали. Уже тот факт, что мы отыскали ее, говорит о том, что дядя Винсент на верном пути. Теперь ему осталось перевести вторую надпись, и тогда, возможно, миру откроется какая-то древняя тайна, потому что брахми и кхарошти чаще всего использовали для магических заклинаний и тайных сообщений.
Кристину невольно заинтриговали ее слова.
– И как случилось, что эта вторая надпись находится здесь? Твоему дяде просто повезло…
– А это, как утверждает дядя, благоприятное стечение обстоятельств, – ответила Жозефин. – Древние мудрецы и маги могли видеть будущее, и, оставляя какие-то тайные послания, знали в точности, когда и кем они будут раскрыты. Это для того, чтобы такие сообщения не попали в дурные руки.
У Кристины загорелись глаза.
– Что ж, теоретический вводный курс я уже прослушала. Может, покажешь наконец, как эта надпись выглядит?
Жозефин подскочила, бросилась к письменному столу и вернулась с двумя снимками, распечатанными с цифровой камеры. Разложила их на столе перед Кристиной. Кристина невольно впилась в них взглядом. Замысловатые значки, расположенные в двух строках, затанцевали у нее перед глазами…
Она долго и внимательно рассматривала их. Потом отвела взгляд в сторону и задумалась. Она уже где-то видела такие значки. Это было совсем недавно… Где же?
Но нет, этого не может быть…
– А перевод дядя Винсент обещал прислать? – спросила она наконец.
– Конечно. Я вчера еще отправила ему снимки и сама горю желанием узнать, что для нас нацарапали древние. Предчувствую, что это какая-то страшная тайна, – ответила Жозефин, насмешливо прищурившись.


Вложив клочки бумаги со странными письменами в записную книжку, Риши сунул ее в задний карман джинсов и заторопился к джипу. Он должен сегодня найти Кристину и узнать, откуда в его доме появились эти записки и пепел.
Джип сорвался с места. В половине первого он будет у Норбулингки, дождется ее, и, возможно, они поговорят. И он узнает, что за каракули на листочках она оставила в его доме. Кстати, не мешало бы показать эти каракули Жозефин, сравнить с теми, что на камне…
Прошло меньше суток с тех пор, как они с Кристиной поссорились, а ему кажется, что прошла вечность. Сегодня утром, когда он вернулся домой, ему даже показалось, что он начинает забывать ее. Он не смог вспомнить ее голос, не смог вспомнить ее смех, а когда закрыл глаза, чтобы увидеть ее лицо, перед ним возник ее облик с искаженными от гнева чертами. Где же та Кристина, которую он любит? Где та Кристина, с которой однажды слилось его сердце?
Он вспомнил, что вчера вечером решил поработать и, развозя пассажиров, несколько раз звонил Айше. Они подолгу общались, и от разговоров с ней он испытывал необыкновенное облегчение – странное жжение внутри прекращалось, сердце освобождалось от тяжести и боли и снова любило. Только кого?
Весь вчерашний вечер ему казалось, что его душа раздваивается: одна ее половинка тянется к Кристине, а вторая – к Айше. Так продолжалось до десяти вечера, пока у местной больницы его не остановила семья. Он согласился отвезти их в Манди. Вернувшись сегодня в семь утра, он завалился спать и проспал до двенадцати. А проснулся снова с раздвоенной душой.
Приближаясь к Норбулингке, Риши чувствовал, как в его теле снова пробуждается опасное жжение. Может, он заболел? Или только мысли о Кристине достаточно, чтобы его нутро охватило пламенем? Что эта женщина делает с ним?
До Норбулингки оставалось полкилометра, когда внезапно перед джипом появилась старушка. Она словно выросла из тумана, который сегодня бродил по дорогам и с приближением к Норбулингке сгущался.
Риши резко нажал на тормоза и свернул. Джип завизжал, съехал с обочины и увяз в грязи. Продолжая крепко держать в руках руль, Риши вперился в туман.
Волны тумана перед глазами быстро рассеивались. Вскоре стала видна пустая дорога. Никакой старушки поблизости не было. Вообще не было ни души.
Внезапная слабость заставила Риши склониться грудью на руль. Невольно прикрыв веки, он заснул.


– Нет, Жозефин, я не хочу ему больше звонить. Он беспрерывно с кем-то болтает, а потом отключает телефон. Он не хочет говорить со мной. – Кристина бессильно уронила трубку телефона. – Кроме того, если бы он хотел меня видеть, он бы приехал к часу дня сюда.
– Кристина, но ведь ты сама велела ему не приезжать!
– Я могла сказать все, что угодно. Он должен был понять, в каком я была состоянии. Интересно, как бы повел себя он, если бы я не пришла ночевать? – выпалила Кристина, чувствуя, что ее снова начинает заполнять горечь. – Нет, Жозефин, здесь что-то не так. И мне почему-то страшно.
Они вышли из телефонной кабинки и побрели по улице.
– По-моему, ты все как-то болезненно усугубляешь, Кристина, – со вздохом сказала ей Жозефин. – Может, сейчас придешь домой, а он уже там. У вас же есть ключи от обоих домов?
– Эти ключи не помогут нам снова открыть друг друга.
Жозефин бросила на подругу подозрительный взгляд. Этот мрачный, загробный тон. Похоже, Кристина снова впадает в паранойю. Будет лучше, если они поедут сейчас куда-то и развеются.
– Послушай, Кристина, а давай не будем сейчас искать ключей друг к другу, а поедем плавать!
Кристина остановилась и открыла рот.
– Плавать? Ты в своем уме? Мне хватает и ежедневного небесного душа. Кроме того, сегодня как-то туманно…
– Ну и что? Зато это будет загадочно и романтично!
Через две минуты они уже сидели в салоне фургона и, глазея по сторонам, ехали в бассейн, который находился при одной из гостиниц неподалеку от Норбулингки.


В шесть вечера, расставшись с Жозефин, Кристина устало брела по лужайке к своему дому. Опустошенная, свободная и бездумная. Единственным наслаждением, которого она желала в этот момент, было прикосновение к постели.
До дома оставалось шагов двадцать, когда она наткнулась глазами на знакомую записную книжку, рядом с которой в траве лежал незнакомый мобильный телефон.
Риши. Он приходил.
Она быстро подобрала с травы неожиданные находки и заспешила к дому. Он приходил и ждал ее где-то здесь, на лужайке, потому что в пустом доме ему, как и ей, делать нечего.
Войдя и усевшись в кресло, она пролистнула его записную книжку. Непонятно зачем. И вдруг увидела у себя на коленях два клочка бумаги, исписанные замысловатыми письменными знаками, по-видимому, выпавшие из записной книжки. Они были ужасно похожи на те, которые она рассматривала на снимках у Жозефин. Один из клочков показался ей до боли знакомым.
Она осторожно, словно боясь обжечься, переложила их на стол и принялась рассматривать. Конечно же, она видела один из них в доме Риши. Она нашла его на алтаре. Интересно, зачем он носит их в записной книжке? Может, он сам пишет что-то, используя древнюю письменность? Только с какой целью? Чтобы заворачивать в них странный жгучий пепел?
Ей хотелось тут же побежать к Жозефин и показать ей находку. Но неожиданно охватившее ее беспокойство заставило тут же отказаться от этой идеи. Она подождет и для начала попросит у Жозефин копию надписи на камне, чтобы убедиться, что письменные знаки идентичны.
Она чувствовала, что между нею и Риши стоит какая-то тайна. Что это за послания и кому они адресованы?


Прошла неделя, а Риши все не появлялся. Кристина еще несколько раз пыталась дозвониться к нему, но его телефон, как и прежде, был либо занят, либо отключен. Съездить к нему домой она почему-то не решалась. Какое-то бесформенное предчувствие останавливало ее, даже пугало. Кроме того, если бы он хотел увидеть ее, он хорошо знал, где легче всего застать ее: у Норбулингки в час дня. И откуда-то Кристина знала, что если бы с ним что-то случилось, его сестра, несмотря на их взаимную неприязнь, сообщила бы ей.
Но, похоже, он был счастлив без нее. Он не пришел даже за своей записной книжкой.
Страшные мысли о том, что она потеряла его, все сильнее повергали ее в отчаяние, и Жозефин с Тензином всячески старались отвлечь ее от них. Жозефин часто после занятий увозила ее в бассейн, где они обедали и до вечера плескались. Тензин водил по ресторанам и кафе, развлекая ее рассказами о чудесах, совершаемых буддийскими святыми в древности. Но каждый вечер, вернувшись домой, Кристина садилась перед портретом Риши и плакала. Она звала его, но он не слышал.
Заполучив от Жозефин копию снимков с камня, она каждый вечер, наплакавшись, раскладывала засекреченные письмена перед собой на столе, снова сканировала их взглядом и проникалась уверенностью, что их объединяет не только письменный шрифт, но и какой-то скрытый смысл. Показать клочки с каракулями Жозефин она так и не решилась: побоялась открыть подруге их таинственную историю. Вместо этого она решила выведать у нее адрес ее дяди.
Осуществить это оказалось просто. Жозефин, не задавая лишних вопросов, дала ей адрес дяди и в своем письме к нему представила ее как близкую подругу. Дядя Винсент быстро ответил Кристине на ее письмо. Он был до крайности заинтригован посланиями на бумажных клочках, поскольку нашел связь между ними и посланиями на камнях, оставленными больше двух тысяч лет назад. Задавал много вопросов. Но Кристина решила утаить от него часть таинственной истории и рассказала только, что случайно нашла их в найденной записной книжке. Она просила его хранить это в тайне даже от Жозефин, пока не откроется смысл написанного. Дядя похвалил ее за мудрость и пообещал прислать ей перевод-интерпретацию вместе с переводом своей оригинальной работы.
И Кристина ждала, с каждым днем замечая, что мысли о письменах занимают ее ум чаще, чем мысли о Риши.
– Он появится, – продолжала твердить ей Жозефин, когда видела, что, выходя за арку, Кристина на время куда-то отлетает: ее душа устремляется за взглядом, который напряженно ищет Риши. – Однажды появится.
И однажды он появился. Она увидела его джип, зажатый между белыми фургонами такси, и чуть не лишилась чувств. Но в джипе оказалось пусто, и тогда тревожный взгляд Кристины продолжил свое головокружительное путешествие.
Под раскидистым деревом бодхи, растущим слева от ресторанчика, стояла группа таксистов: переговариваясь, почесываясь, покуривая. Риши стоял чуть в отдалении от них, опираясь о другое дерево, сложив на груди руки: спокойный, одинокий. И, как показалось Кристине, чужой.
Жозефин подтолкнула ее под локоть и прошептала:
– Иди, поговори с ним. Он любит тебя. Не беспокойся, все будет хорошо. Иди.
И Кристина, несмотря на слабость в коленях, пошла. Увидев, что она приближается, Риши направился ей навстречу. Они остановились друг против друга, смущенно улыбаясь.
– Привет. Решил сделать мне сюрприз? – спросила она.
– Нет. Просто хотел увидеть тебя.
– Похоже, это желание теперь не часто посещает тебя. – Она достала из папки его записную книжку и протянула ему. – Узнаешь?
От неожиданности он на миг зажмурился и потряс головой.
– Невероятно. Откуда она у тебя?
– Нашла у себя на лужайке.
– Правда? – Он повертел книжку в руке, усмехнулся, а затем сунул ее в задний карман джинсов. – А я думал, что уже не найду ее. Спасибо.
Несколько секунд они молча смотрели друг на друга. Риши, ее любимый Риши стоял перед ней, но ей казалось, что это происходит во сне. Он казался каким-то нереальным, и в его глазах теперь было что-то чужое. Внезапно его брови сдвинулись, как будто он о чем-то тревожно задумался.
– Я помню, – начал он, – что в тот день искал тебя. Очень хотел поговорить. Но по дороге что-то случилось. Не помню, что. И я все забыл. Помню только, что искал тебя и не нашел.
Кристина встревожилась. Что он такое говорит? Что-то случилось… Не помню что… И этот холодный блеск в глазах. Почему он не берет ее за руку? Почему не говорит о любви?
– Если тебе до сих пор еще хочется поговорить со мной, можем поговорить, – сказала она, надеясь на проблеск тепла.
– Конечно, – пробормотал он. – Конечно. Только я не помню о чем. Но это и не важно. Главное, что я увидел тебя.
Кристине показалось, что от ее сердца с болью откалывается половина. Он не помнит, о чем хотел поговорить с ней. Он не помнит, что любит ее.
– Кстати, спасибо за телефон, – с трудом выдавила из себя она. – Хотя он вряд ли служит той цели, с которой был куплен.
– Ты нашла и телефон? Я рад. Почему же не звонила мне?
– Звонила. Только на твоей линии не было места для моих звонков. Ты с кем-то плотно общаешься последнее время.
На его лице появилась довольная усмешка.
– Это Айша. Мы теперь часто звоним друг другу.
Сообщение обрушилось на Кристину, как гильотина. Половина ее сердца наконец откололась и упала в прибитую утренним дождем пыль.
– Это очень мило, что ты часто общаешься с Айшей, – проговорила она дрожащим голосом.
Он отчужденно улыбнулся.
– Что ж, ты меня увидел, – с горечью в голосе добавила она. – Теперь поторопись снова связаться с Айшей.
Ослепляющая волна боли и гнева захлестнула ее и сорвала с места. Она понеслась по улице, словно земля под ее ногами горела.
Он не остановил ее, не окликнул. Но даже если бы он сделал это, она бы не остановилась. В его холодных глазах не было больше любви.
Ворвавшись в свою спальню, Кристина рухнула на кровать и разрыдалась. Все кончено. Он больше не любит ее. Сны, ее страшные сны оказались вещими. В его жизни появилась другая женщина – индианка, на которой он скоро женится.
Опустошенная и обессилевшая, она наконец почувствовала, что выплакала все слезы. Перевернулась на спину и задумалась.
Почему он не сказал ей об этом прямо, честно и открыто? Их заявления по-прежнему лежат в суде, и, если они не остановят процесс, то меньше, чем через две недели, станут мужем и женой.
И как странно он выглядел. Как странно вел себя. Он приехал и ждал ее только для того, чтобы увидеть? А может, он болен? Что-то случилось с его памятью, с его разумом? Может, ему нужна помощь?
Она встала и бросилась в гостиную. Нашла в сумочке телефон и, пытаясь справиться с волнением, набрала его номер. Но ненавистные короткие гудки, как обычно, настойчиво заявили о том, что его линия занята.


Жозефин бодрым шагом шла по улице, с трудом удерживая улыбку, пытавшуюся расплыться по ее лицу.
Сейчас она ворвется к Кристине, которая наверняка сидит у себя в гостиной в обнимку с Риши, и прочтет им обоим чудесные шлоки, составленные древними мудрецами.
Только что она получила письмо от дяди Винсента, который наконец сумел объединить два разрозненных послания, выгравированных на разных камнях в разных местах Индии, в одно. Все вышло так, как он и предполагал, – оба послания составили одно. И хотя его смысл по-прежнему оставался неразгаданным, дядя утверждал, что скоро он откроется. Тайна, которую оставили своим потомкам древние, близка к раскрытию.
Солнце клонилось к закату, расплескивая по миру свои последние лучи. После недавнего дождя на листьях и ветках деревьев сверкали крупные капли.
Дойдя до Норбулингки, Жозефин уже собиралась свернуть в переулок, ведущий к дому Кристины, как вдруг заметила фигуру Риши, маячащую под тем же деревом, где он стоял в полдень.
Что он здесь делает один? Может, ждет Кристину? Не дай бог, между ними снова произошло что-то нехорошее.
Она подошла, но он продолжал отрешенно смотреть перед собой, как будто не замечал ее. Одежда на нем была до нитки промокшей. Видимо, он стоял здесь даже во время грозы.
– Риши, привет, – осторожно проговорила она. – Что ты здесь делаешь? Где Кристина?
Он равнодушно пожал плечами.
– Не знаю.
Жозефин уставилась в его невидящие глаза.
– Скажи, что-то случилось?
Он снова пожал плечами.
– Ничего.
– Тогда почему ты здесь стоишь?
– Потому что мне некуда идти.
Что он мелет? Он в своем уме? Похоже, они снова поссорились. Нужно как-то вывести его из этого ступора.
– А у меня новость! – весело проговорила она, надеясь отвлечь его внимание от дурных мыслей – за последнюю неделю она стала в этом неплохим специалистом. – Дядя Винсент прислал перевод шлок. Они совпали, представляешь? Так что мы с тобой внесли крупный вклад в науку.
Он заметно оживился.
– Шлоки? Те, которые мы сняли на камне?
– Да, – подтвердила Жозефин. – И я собиралась прочесть перевод тебе и Кристине. Может, пойдем к ней вместе?
Он отрицательно покачал головой.
– Нет. Я не могу пойти к Кристине, – ответил он мертвым голосом. И вдруг, странно повеселев, добавил: – А вот шлоки с удовольствием послушаю. Прочти мне их, Жозефин.
Жозефин достала из кармана джинсов листок бумаги, на который переписала текст.
Важно развернув листок, она принялась читать:
Под защитой Быка,Омытый чистыми водами,Белый Камень скрывает Нерожденного Сына.Сила любви подарит ключ,Полной луны отражая луч.
Закончив читать, она увидела, как лицо Риши мгновенно преобразилось. В глаза вернулась жизнь. Он, казалось, настолько был растроган поэтичным текстом, что не мог сказать ни слова.
– Правда красиво? – спросила она.
– Очень, – со вздохом ответил он. – Очень.
– Только жаль, что его смысл пока неясен.
Риши надолго задумался.
– Завтра, – наконец пробормотал он. – Завтра последний день. А я потерял их. Где же я мог их потерять?
С этими словами он резко отклеился от дерева и, словно забыв о Жозефин, быстро зашагал к джипу. Жозефин осталась стоять под деревом, удивленно хлопая ресницами.
10
Приближаясь к дому Кристины, Жозефин готовилась застать подругу в глубоком отчаянии. Но, к ее изумлению, в гостиной громко играла танцевальная музыка. Дверь оказалась приоткрытой, и Жозефин, зная, что стучать бесполезно – громкая музыка заглушит ее стук, – осторожно вошла.
Мурлыча мелодию себе под нос и прикрыв глаза, Кристина танцевала посреди гостиной. Жозефин осторожно прикрыла за собой дверь и прислонилась к ней.
С чего бы это столько радости? – думала она, не решаясь вторгнуться в веселье подруги. Похоже, у них все хорошо, если она в таком экстазе. Или, по крайней мере, у нее. Странное поведение Риши и его упоминание о какой-то потере явно не имеют никакого отношения к Кристине. И слава богу.
Она простояла несколько минут, ожидая, что подруга заметит ее. Но Кристина продолжала танцевать. Самозабвенно, с наслаждением. В конце концов Жозефин не выдержала и присоединилась к ней. Минут пятнадцать девушки танцевали, но Кристина по-прежнему не замечала подругу. Только когда музыка закончилась, она открыла глаза.
– Жозефин? Как здорово, что ты пришла! – воскликнула она и обняла ее. – И разделила мою радость!
– Друзья на то и существуют, чтобы делить и радость, и горе, – ответила мудрая Жозефин. – Только позволь поинтересоваться, чему мы так рады?
– Как? Ты не знаешь? – удивилась Кристина. – Риши женится на Айше.
Жозефин прищурилась и с подозрением посмотрела в ее воспаленные, припухшие от слез и странно блестящие глаза. Она либо свихнулась, либо шутит, мелькнула в ее голове мысль.
– Какая приятная новость! – воскликнула она, все же надеясь, что Кристина пошутила. – Значит, скоро повеселимся на двух свадьбах: сначала Риши женится на тебе, а потом на Айше. Я правильно поняла?
Кристина внезапно застыла в какой-то странной задумчивости. Наконец вышла из нее с ответом.
– Нет. Я здесь ни при чем. Он женится только на Айше, – серьезно сказала она. – Я не смогу сделать его счастливым. С Айшей ему будет лучше.
– А кто такая эта Айша? Победившая кандидатура, сосватанная сестрой Нилам? – спросила Жозефин.
– Не знаю. Я только знаю, что он любит ее. О, если бы ты знала, как я хочу, чтобы он был счастлив!
Жозефин глубоко вздохнула. Ей с трудом верилось в то, что она слышала.
– Благородное желание, – наконец сказала она. – Что ж, похоже, теперь все стало на свои места.
– Конечно! – воскликнула Кристина. – Риши – индиец и никогда не сможет быть счастлив с европейкой.
Жозефин промолчала. Ее все больше настораживала такая резкая перемена в душе подруги, особенно ее экзальтированная радость. Нормальная Кристина не смогла бы так быстро согласиться с потерей Риши, не смогла бы так бурно радоваться тому, что он женится на другой женщине. Никакая нормальная женщина не смогла бы.
Стоит ли сказать ей о том, что она видела Риши у института? Или лучше пока умолчать об этом? И мудрая Жозефин решила придержать язык за зубами, пока не убедится, что с Кристиной все в порядке.
– Что ж, поскольку все так хорошо кончилось и все счастливы, позволь и мне внести свой маленький вклад во всеобщую радость. – Жозефин сделала паузу и добавила: – Я получила письмо от дяди Винсента с переводом шлок.
– Правда?
– Правда. – Жозефин достала из кармана листок и снова с важным видом развернула его. – Слушай…
Кристина задумчиво прослушала шлоки, но ожидаемых рукоплесканий Жозефин не услышала.
– Загадочная древняя поэзия, – просто сказала Кристина. – Все ужасно символично и запутано. Но я рада, что дяде Винсенту удалось сделать свое открытие. Непременно поздравлю его с научной победой.
– Подожди. Это пока только лингвистическая победа. Главная победа еще впереди. Дядя говорит, что скоро может открыться тайный смысл этих шлок. Он говорит, что, возможно, сильное чувство, такое как любовь, послужит ключом к разгадке этой древней тайны.
Кристина скептически усмехнулась.
– Любовь? Это интересно, – сказала она и, немного подумав, добавила: – Но ведь любовь сама по себе загадка. Как одна загадка может разгадать другую?
Жозефин озадаченно сдвинула брови. Ее подруга не только подозрительно счастлива, но и подозрительно мудра сегодня. Жозефин не сразу смогла найти ответ на ее вопрос.
– Чудо, – наконец сказала она. – Может свершиться чудо. Силой любви.
Кристина рассмеялась, и, глядя на нее, Жозефин подумала: Удивительно, что ее подруга, потерявшая любимого, так весело и беззаботно смеется. Неужели уже это не чудо?
Девушки провели вместе весь вечер: приготовили ужин, поели, а потом еще долго болтали. В одиннадцатом часу ночи их разлучил Тензин, который увел загулявшую Жозефин домой.


На следующий день в пять вечера, получив очередное письмо от дяди, Жозефин, не чувствуя под собой ног, побежала к Кристине. То, о чем сообщал ей в тревожном письме дядя, шуткой не казалось. И если вчера поведение Кристины и Риши можно было расценивать, как легкое помешательство на почве любви, то сегодня стало ясно, что им обоим грозит серьезная опасность. Оба могли оказаться жертвами темных сил.
Кристины дома не оказалось, и Жозефин побежала к Тензину. Они вдвоем многократно и безрезультатно звонили ей, еще три раза обивали порог ее дома, обежали берега речки и прочесали все ближайшие перелески, съездили в храм Аганджан Махадев, обшарили все рестораны и чайные в округе… Ни Кристины, ни Риши нигде не было.
Наконец Жозефин решила отправиться в Чамунду и отыскать дом Риши – затея почти безнадежная, так как Риши, по всей вероятности, катается где-то с пассажирами.
«Не оставляй своих друзей сегодня ночью, – писал ей дядя Винсент. – Соберитесь все в одном доме и постарайтесь не заснуть. Жгите благовония и читайте все известные вам молитвы. Бог вам в помощь, дети».
Жозефин не сердилась, что Кристина утаила от нее шлоки, Ей было не до этого. Главным было спасти Риши и Кристину от возможной опасности.
В своем письме к племяннице дядя Винсент писал, что шлоки, посланные ему Кристиной, наверняка служат темным магическим целям. Они и звучали откровенно зловеще:
Под защитой смерти,Омытый водами раздора,Белый Камень принесет избавление.Полнолуния свет прольется в кровь,Приведет к обрыву – унесет любовь.
Сегодня рано утром дядя послал перевод этих шлок Кристине и только в полдень вспомнил, что забыл предупредить ее об опасности. Как он мог упустить это из виду, он не знал. Как будто в тот момент что-то затуманило его ум, и он забыл о главном. Он еще сильнее забеспокоился, когда вспомнил о том, что сегодня полнолуние. Насколько ему было известно, в полнолуние наступает пик действия любых магических заклинаний: как белых, так и черных. Тот факт, что в шлоках, присланных Кристиной, упоминаются те же символы, что и в надписях на камнях, говорил о том, что между ними существует тайная связь. Возможно, кто-то препятствует раскрытию тайны или пытается принести вред всем, кто связан с этой тайной. И тогда он снова написал Кристине, а также известил обо всем Жозефин, надеясь и молясь, что хотя бы одна из них вовремя прочтет его письма.
Кристина сегодня на занятия не явилась, и Жозефин подумала, что она решила отдохнуть. После занятий Жозефин, не зная толком зачем, отправилась в интернет-кафе. Она не ждала ни от кого писем, и все же какая-то сила заставила ее снова открыть почту… Как выяснилось, лишь для того, чтобы прочесть письмо дяди Винсента.
– Значит, еще не все потеряно, – сказала она Тензину, садясь в такси. – Я чувствую, что найду Риши, так же как чувствовала, что должна сегодня проверить почту. А ты дежурь у дома Кристины. Надеюсь, до восхода луны успеем найти их.
– Удачи, – сказал Тензин и крепко пожал ей руку.


Как только луна выглянула из-за дальних гор, Кристина очнулась и открыла глаза.
Она полулежала в небольшом укрытии между камнями, а перед ней стремительно неслась река, играя переливами лунного серебра.
Выходит, она провела здесь, у реки, весь день – с самого утра и до сих пор. И почти все это время она спала. Невероятно!
Она вспомнила, как утром, подскочив с постели, наскоро позавтракала и понеслась в ближайшее интернет-кафе проверять почту. Она откуда-то знала, что сегодня получит письмо от дяди Винсента с переводом таинственных шлок. Так оно и случилось.
Шлоки врезались ей в память. Повторяя их, она незаметно спустилась к реке, нашла это укрытие между камнями, похожее на миниатюрную пещеру, и уселась там, пытаясь разгадать смысл шлок. Смысл по-прежнему оставался загадочным, непостижимым, но бормотание шлок приносило Кристине необыкновенный покой, несмотря на то, что их содержание было явно недоброго характера. Так, словно загипнотизированная, она незаметно провалилась в сон.
Ей снова приснился край обрыва, а точнее, белый камень на краю обрыва. Они с Риши, как обычно, стояли на нем, держась за руки, и как будто готовились прыгнуть. Но появившаяся за спиной Риши индианка снова увела его. Снова Кристина осталась на камне одна и, зная, что ей теперь придется прыгнуть без Риши, с ужасом смотрела в пропасть.
Этот сон снился ей довольно часто, но она всегда просыпалась в тот момент, когда заносила над пропастью ногу. Она и теперь проснулась как раз перед тем, как прыгнуть. Почему? Почему она никак не решится прыгнуть? Ведь теперь, когда Риши ушел из ее жизни, ей просто ничего больше не остается, как прыгнуть в пропасть и навсегда покинуть этот мир.
– …Белый Камень принесет избавление, – невольно прошептала она и вдруг резко вскочила на ноги.
Конечно же! Она не может прыгнуть во сне, потому что должна сделать это наяву! И шлоки говорят ей о том же!
Она подняла руки к небу, закрыла глаза и несколько минут простояла неподвижно, чувствуя, как в ее тело вливается поток силы, наполняя ее душу смелостью и решимостью.
Полнолуния свет прольется в кровь,Приведет к обрыву – унесет любовь.
Но разве не этого она так жаждет?


Риши несся в джипе по ночной дороге в сторону Кханьяры.
– Кристина… Девочка… Любимая… – бормотали его пересохшие губы. – Ты не сделаешь этого, ты дождешься меня…
Перед глазами настойчиво всплывал ее образ. Она стоит на краю обрыва и смотрит в пропасть. Она собирается прыгнуть. Он видел это во сне и теперь, когда Жозефин прочла ему магические шлоки, твердо знал, что он и никто другой должен спасти ее.
Еще вчера, после того, как Жозефин прочла ему перевод надписи на камне, он наполовину очнулся от длительного бреда. И внезапно вспомнил о клочках бумаги, исписанных непонятными каракулями, которые собирался показать Кристине и о которых до сих пор не помнил. Вернувшись домой, он обыскал комнату, кухню и даже ванную, но ничего не нашел.
Предчувствие беды не покидало его всю ночь. Он почти не спал, все время думал о Кристине и даже несколько раз порывался поехать к ней. Но что-то удерживало его. Он по-прежнему периодически впадал в полубредовое состояние и порой не понимал, спит он или бодрствует.
Полное пробуждение наступило только с приходом утра. Он проснулся со словами шлоки в голове:
Сила любви подарит ключ,Полной луны отражая луч.
И вдруг осознал, что больше недели жил, словно повинуясь чужой воле. Вместо того чтобы объясниться с Кристиной, он общался по телефону с Айшей. Он даже собирался назначить Айше свидание. Как он мог?
Даже вчера, когда он наконец дождался Кристину… Он ведь приехал к ней, чтобы сказать ей о любви. Почему не сказал?
Сегодня весь день с самого утра он разыскивал ее. Он был несколько раз у ее дома, он торчал с двенадцати до двух у арки института. Потом объездил все места, где они бывали вместе. Даже сидел у реки возле храма Аганджан Махадев.
Десять минут назад, когда он снова мчался к ее дому, он каким-то чудом встретил на дороге Жозефин. Вернее, чудом не столкнулся с такси, в котором она сидела.
Теперь было ясно, что магические шлоки, неизвестным образом попавшие в его дом, были найдены Кристиной. Сегодня утром она узнала их перевод, а это означало, что если он сейчас не успеет к обрыву недалеко от храма…
Он увидел ее изящную фигурку издалека и, чтобы привлечь ее внимание, принялся яростно сигналить. Ветер полоскал полы ее платья, развевал волосы, но она, казалось, ничего не чувствовала и не слышала.
– Кристина! – изо всех сил прокричал он, высунувшись из окна джипа. – Я люблю тебя!
Его надрывный крик заставил ее повернуть голову. Резко остановив джип, он бросился к ней, схватил за руку, оттащил от края обрыва и крепко обхватил руками.
– Кристина… Милая… Любимая… – бормотал он, задыхаясь, зарываясь носом в ее волосы.
Она спокойно положила голову ему на плечо.
– Риши, ты вернулся… Где ты был все это время?
– О, девочка, не спрашивай… – Он чувствовал, как из глубин его существа на волю рвутся рыдания. – Главное, что теперь мы снова вместе…
Не в силах больше сдерживать себя, он разрыдался. Она прижала его голову к себе и стала гладить. Он рыдал горько и сладко как ребенок, орошая ее шею, сильнее сжимая ее в руках.
– Я люблю тебя… – всхлипывая, бормотал он.
– Я тоже люблю тебя, Риши, – прошептала она и тоже разрыдалась. – И мы никогда теперь не расстанемся…
– Никогда…
Они медленно опустились в траву, и, взяв в ладони ее лицо, он принялся отчаянно покрывать его поцелуями. Их слезы, смешиваясь, закапали на влажную траву.
– Я знала, что ты придешь.
– А я знал, что ты будешь ждать…
Наконец, выплакавшись, они в обнимку медленно побрели по дороге в сторону храма Аганджан Махадев.
– Риши, как ты думаешь, что с нами было? – спросила она, подняв на него глаза.
– Я думаю, что моя сестра Нилам пыталась разлучить нас с помощью черной магии, – ответил он.
– Она владеет черной магией?
– Не думаю. Скорее всего, она кого-то наняла.
– Она хотела убить меня.
Он остановился, прижал ее к себе и поцеловал в губы.
– Малышка, давай как можно быстрее забудем об этом. Теперь весь этот ужас позади. С Нилам я сам разберусь. Лучше давай любоваться луной.
Они миновали дворик храма и спустились к реке. По небу мирно плыли редкие тучки, время от времени скрывая лицо луны, которая стыдливо выглядывала из-за них.
– Помнишь, Риши, как мы здесь впервые поцеловались, – сказала она, задумчиво оглядывая берег.
– Конечно. Вот на этом камне. – Он запрыгнул на камень, притянул ее за собой и снова заключил в объятия. – И я собираюсь сделать это снова, – сказал он, склоняясь к ее губам.
Она резко отвела голову сначала в одну, а потом в другую сторону, дразня его. И видя, как отчаянно он преследует ее губы, вдруг откинула голову назад и рассмеялась.
– А ты помнишь, как ты испугался, что у нас это может далеко зайти? – спросила она.
– Нет, не помню, ничего такого не помню, – пробормотал он и стал целовать ее в шею.
Она вздрогнула и перестала смеяться. Поцелуи, подобные прикосновениям крыльев бабочки, заставили ее замереть и прислушаться к сладкому трепету внутри. Теперь в тишине ночи слышались только ее глубокие и частые вздохи.
Наконец, изнемогая от наслаждения, она притянула его голову к своему лицу и стала жадно ловить его губы. Ей казалось, что сейчас без его поцелуя она умрет.
– Кристина, жизнь моя… Любовь моя… – пробормотал он горячим шепотом.
Их губы слились в долгожданном поцелуе. В этот момент выглянувший в просвет между тучами луч луны озарил их лица, окутал мягким светом их переплетенные друг с другом тела.
Наконец, тяжело дыша и не разжимая объятий, Риши прервал поцелуй и уставился в ее огромные, загадочно блестящие глаза.
– Сила любви подарит ключ… – тихо проговорил он.
– Полной луны отражая луч, – с улыбкой добавила она. – Я знаю, что это про нас. Под светом этой луны и силой нашей любви темные чары распались, и этот поцелуй, как ключ, снова открыл наши сердца друг для друга, – с неожиданной уверенностью пояснила она.
Риши с восхищением уставился на нее.
– Девочка, ты гениальна. Может, попробуешь разгадать все шлоки?
– А что здесь гадать? Все и так ясно, – со спокойной уверенностью продолжала она. – «Под защитой Быка»… Ну это может означать у храма Шивы, ведь бык Нанди всегда сидит у входа в храм Шивы.
– Верно. – Он перевел взгляд на реку. – А вот тебе и чистые воды. Омытый чистыми водами…
Она рассмеялась.
– Ты не менее гениален. Но скажу тебе больше.
– И что же?
– А то, что Белый Камень находится под нашими ногами.
И он, и она невольно опустили глаза и с полминуты смотрели на белый камень, на котором они стояли.
– Малышка, невероятно… Шлоки в точности говорят об этом месте. Только… – Его голос взволнованно дрогнул. Он невольно протянул руку и прижал ладонь к ее животу. – Только…
У нее резко перехватило дыхание. Глаза застелили слезы.
– Да, Риши, – с трудом проговорила она. – Он во мне. Наш малыш… Пока еще нерожденный.
Страшное воспоминание о том, что она собиралась погубить и себя, и крошечную жизнь внутри нее, повергло ее в ужас. Заметив в ее глазах слезы, Риши прижал ее голову к своему плечу. Несколько минут они стояли молча, потрясенные, переполненные ужасом и восторгом.
– Я буду любить и беречь вас обоих, девочка. Клянусь, – наконец проговорил он и опустился перед ней на колени.
Обхватив ее бедра, он нежно поцеловал ее в живот, а потом, прижавшись к нему щекой, застыл. Она запустила пальцы в его волосы. Конечно, теперь ее Риши и ее малыш будут всегда с ней. Отчего же она до сих пор плачет? В тот же миг улыбка озарила ее лицо, и она медленно опустилась к нему.
– Я верю тебе, любимый, – прошептала она, целуя его.
Внезапно камень под ними вздрогнул. Схватив друг друга за плечи, они настороженно замерли.
– Риши, что это? Землетрясение? – испугалась она.
– Не знаю, девочка. Надеюсь, что нет, – ответил он, пытаясь сохранить спокойствие.
Толчок повторился, и Риши сжал ее в объятиях.
– Может, небольшое землетрясение, – сказал он. – Не бойся, милая. Я с то…
Не успел он договорить, как камень под ними снова вздрогнул и вдруг стал погружаться в землю. Кристина вскрикнула, и Риши, схватив ее за руку, попытался столкнуть ее с камня и соскочить следом за ней. Но не успел. Огромный камень скользил вниз плавно и быстро, как лифт. Снова обхватив Кристину руками, Риши заставил ее сесть. Они пролетели вниз метров пять, и наконец камень плавно остановился.
– О Господи… – прошептала Кристина, испуганно озираясь. – Где мы?
В отверстие над их головами заглядывала полная луна, заливая мягким светом выложенные камнем замшелые стены странного тоннеля, в котором они теперь оказались.
– Не бойся, девочка. – Он осторожно встал и ощупал стены. – Похоже, это старый колодец, и на его стенах еще видны следы ступенек. По ним мы и выберемся.
– Как странно… Мы провалились… – Она тихонько захихикала и, снова оглядевшись по сторонам, внезапно оторопела. – Риши, я вижу здесь что-то блестящее…
Он обернулся.
– Где?
В стене, у которой она стояла, что-то поблескивало. Риши протянул руку, пытаясь прикоснуться к тусклым искоркам.
– Нет! – выкрикнула она. – Подожди! Сначала давай посмотрим, что это.
Они оба приблизились к стене и обомлели от изумления. В глубине аккуратно выдолбленной ниши стояло что-то похожее на статую. Риши пошарил рукой в кармане.
– Черт, я забыл в машине фонарик. Но, кажется, это статуя, – сказал он. – Я осторожно потрогаю.
– Сделаем это вместе, – быстро вставила она.
– Нет, девочка. Тебе нельзя прикасаться к незнакомым предметам. – Он отодвинул ее от ниши и легко провел пальцами по блестящим точкам. – Точно. Это Ганеша. И его хобот обильно украшен какими-то стекляшками. Бедняга скучает здесь видимо давно, весь покрыт чем-то. Нужно вытащить его отсюда.
Риши запустил руки в нишу и стал потихоньку вытаскивать статую.
– Ну и тяжеленный же он. Будто чугунный, – сказал он и поставил статую на камень. – Придется потрудиться, чтобы освободить его из этой древней тюрьмы. Интересно, кому это пришло в голову спрятать его здесь?
Кристина в ответ только изумленно пожала плечами.
– Раздевайся, девочка, – неожиданно скомандовал Риши.
Она рассмеялась.
– А что? Неплохая идея. Экстремальный романтизм. Похоже, теперь, после всех переделок, мы с тобой, дорогой, не сможем даже любовью заниматься в нормальных условиях.
Он тоже рассмеялся.
– Обещаю, тебе понравится.
Но, к ее разочарованию, Риши, вместо экстремальной романтичности, продемонстрировал ей свою экстремальную практичность. Из ее одежды и его рубахи был сделан страховочный канат. По едва приметным ступенькам в стене Риши выбрался из колодца и спустил ей канат. Она повязала его вокруг талии и легко выбралась на поверхность.
Чтобы поднять статую, Риши снова спустился, стащил с себя джинсы, закутал в них статую, привязал к спине и, повязав вокруг пояса импровизированную страховку, снова поднялся.
Вскоре, посадив Ганешу в джип между собой, они уже мчались по дороге к ее дому.
– Один малыш у нас уже есть, – с усмешкой сказал Риши и покосился на обнимающую статую Кристину. – Между прочим, он и есть Нерожденный сын, потому что наш малыш станет рожденным. Ты ведь помнишь, что Парвати скатала Ганешу из глины, приставшей к ее коже, и вдохнула в него жизнь?
– Конечно, – улыбнулась она, поглаживая статую. – А потом ревнивец Шива вернулся, застал Ганешу под дверью ванной, где Парвати мылась, и отрубил ему голову. Безутешная Парвати умолила Шиву приставить хоть какую-нибудь голову к шее ее сынишки. Первым, кто попался Шиве на глаза, был слон…
Риши кивнул и усмехнулся.
– А ты представляешь, девочка, что будет с дядей Жозефин, когда он узнает, что мы нашли этого Ганешу?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Песни дождей - Эллиот Лора

Разделы:
123456789Эпилог

Ваши комментарии
к роману Песни дождей - Эллиот Лора


Комментарии к роману "Песни дождей - Эллиот Лора" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100