Читать онлайн Легенда о любви, автора - Эллиот Лора, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Легенда о любви - Эллиот Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.52 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Легенда о любви - Эллиот Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Легенда о любви - Эллиот Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эллиот Лора

Легенда о любви

Читать онлайн

Аннотация

Начинающая актриса Джессика, живая, дерзкая, импульсивная, то и дело попадает в опасные ситуации. Сначала в Америке, потом в Индии... По странному стечению обстоятельств именно в эти моменты рядом оказывается художник Кевин, который спасает ее то от самой себя, то от назойливого поклонника, то из бурной реки... Молодых людей неудержимо тянет друг к другу. Но у каждого есть своя дорога. И пока они встречаются только на перекрестках...


Следующая страница

1

Джессика нервно мерила шагами комнату и курила.
На часах было без пяти семь, а это значит, что ровно через пять минут у парадной ее дома остановится ослепительно белый «кадиллак», а через минуту раздастся звонок в дверь ее весьма скромной квартирки на втором этаже. Она откроет и увидит в дверном проеме худощавую фигуру в безупречном костюме, холеное лицо с гладко выбритыми щеками, с которого на нее посмотрят нагловатые, самодовольные, колючие глаза. Потом на этом лице появится оскал полуулыбки и, тряхнув сединой, этот гадкий человек скажет ей «привет, киска», схватит за руки, притянет к себе и покровительственно, по-отцовски, поцелует в лоб.
А потом они покатят, утопая в мягких сиденьях роскошного автомобиля, туда, куда ей совсем не хочется ехать.
Туда, где ей придется бесконечно растягивать губы в дурацкой улыбке, болтать что-то пустое и слегка кокетничать, расслабляя атмосферу, пока Тим Кэпшоу будет заводить важные деловые знакомства. Туда, где ей будут говорить дешевые комплименты, пачкать маслеными глазами ее тело, присасываться к руке и похотливо сопеть в ухо на каждом туре вальса. Туда, где все будут методично напиваться и постепенно забывать о правилах хорошего тона. В разгаре веселья будут сыпаться пошлые шутки, и толстые пальцы в перстнях потянутся к задиристым попкам и крутым бедрам мелькающих повсюду «их женщин». И это все называется «закрытой вечеринкой».
Джессика брезгливо поежилась, погасила сигарету, подошла к окну и отдернула штору.
Ослепительный «кадиллак» только что остановился у входа.
Ровно семь. Он, как всегда, безупречно пунктуален. Болезненно пунктуален. Невыносимо.
Она быстро прошла в спальню, оглядела себя в большом трюмо, слегка подкрасила губы. Темно-зеленое шелковое платье в коричневых разводах, напоминающее кожу змеи, плотно обтягивает ее пикантные формы и только благодаря этому держится на ней. Его последний подарок. Длинные, стройные ноги обуты в узкие туфли на высоком каблуке. Каштановые, мелко завитые волосы чувственно вздрагивают и колышутся при каждом повороте головы. На бледном лице горит вишневый рот.
О да, она дьявольски сексуальна в этом наряде и с этой прической… И, может быть, со временем привыкнет к своей роли красивой светской игрушки.
Звонок в дверь. Долгий, требовательный, упорный.
Джессика тряхнула головой, расправила плечи и бодро направилась к входной двери. Со вздохом открыла.
— Привет, киска.
Сухие, жесткие губы на миг прилепились к ее гладкому лбу.
— Ты умопомрачительно хороша сегодня. Это платье — просто шик. У меня, оказывается, неплохой вкус. — Он стоял теперь в двух шагах от нее, его слегка прищуренные глаза бегали по ее телу. И она чувствовала себя дорогостоящей безделушкой, аксессуаром его богатой, напыщенной, блестящей жизни. Только и всего.
— Что ж, нам пора ехать, — снова сказал он. — Сегодня нам предстоит обработать парочку довольно жирных акул. Я должен заключить с ними контракт. Уверен, что ты будешь умницей и не подведешь. Правда, киска?
Тим нетерпеливо потер ладонь о ладонь, и Джессика заметила в его зелено-карих глазах выражение хищного самодовольства.
Киска. Ее начинало воротить от этой бесконечной «киски». Она попыталась улыбнуться, но вместо улыбки на ее лице появилась кривая усмешка. Может, поговорить сейчас с ним?
Сказать, что она не может больше выносить этот бездушный маскарад? Сказать, что за месяц их знакомства она так и не узнала его… Он говорит, что любит ее и хочет, чтобы она стала его женой. Четвертой по счету. Какая честь! Но как она может стать женой человека, которого совсем не знает, который постоянно ускользает и как будто прячется от нее. Она никогда не знает, что он чувствует. Не знает, когда он говорит правду, а когда лжет. Может, он всегда только лжет ей?
Она решительно посмотрела ему в глаза.
— Тим, нам нужно поговорить.
— Не сейчас, киска. Прошу тебя, не сейчас.
— Нет, я хочу поговорить сейчас. Для меня это очень важно.
— Сейчас мы должны ехать. Ты ведь знаешь, насколько важен для меня этот договор. Мы поговорим позже, обещаю тебе, — отчеканил он жестко и властно.
— Если мы не поговорим, я никуда не поеду.
— Что это на тебя вдруг нашло, киска? О чем ты хочешь поговорить?
Его глаза были такими чужими и равнодушными, что ее окатило холодом.
И все же она скажет…
— Я устала от этих вечеринок и больше не понимаю, что происходит в моей жизни. Я запуталась. Я совсем не знаю тебя, Тим.
Он шагнул к ней и взял за плечи.
— Глупости. Легкий приступ меланхолии. В твоем возрасте это бывает. Это пройдет, киска.
И лучшее лекарство от этого — шумное, веселое общество. Уверяю тебя, среди людей тебе станет легче. А у нас с тобой целая жизнь впереди. После того, как мы поженимся, у нас будет уйма времени на то, чтобы узнать друг друга.
А теперь поехали, нам пора. — И он, держа ее как ребенка за руку, повлек за собой к двери. — Кстати, сегодня на вечеринке будет один интересный режиссер. Тебе не повредит познакомиться с ним.
Да, зря она затеяла этот разговор. До этого человека не достучаться. Но ей всего двадцать один, а ему сорок. У него большой жизненный опыт. Возможно, он прав. Кроме того, она начинающая актриса, и ей нужно учиться держать себя в руках.
Вечеринка началась как обычно, очень чинно и благопристойно. Кавалеры и дамы скользили по розовому мрамору зала, ярко освещенного хрустальными люстрами, обменивались приветствиями и комплиментами, потягивая коктейль или шампанское из хрустальных бокалов. В разных углах зала на мягких диванчиках, обтянутых парчой, сидели, попыхивая дорогими сигарами, отцы нью-йоркского бизнес-мира в окружении актрис, моделей, хорошеньких секретарш… Жен на «закрытые вечеринки» не приглашали.
Тим Кэпшоу увлекал Джессику за собой от одной группы гостей к другой.
— Киска, нам нужны вон те ребята, сидящие в дальнем углу. Ты должна блеснуть, — шепнул он ей на ухо и незаметно кивнул головой.
Трое сбитых, гладких, лоснящихся «тюленей», развалившись на диванчике, отрешенно поглядывали на движение и суету в центре зала.
Курили, лениво перебрасывались короткими фразами.
Джессика сделала милое личико и, косо посмотрев на Тима, процедила:
— Не сомневайся, дорогой. За месяц я хорошо усвоила свою роль.
Они приблизились в диванчику, и лица «тюленей» оживились.
— Рад видеть тебя, Тим, — сказал один из них, протягивая Тиму руку.
— Я тоже, Джефф, — ответил Тим, пожимая широкую ладонь.
— Присоединяйтесь к нам. И познакомься: это Дэниэл Нортон — владелец нефтяной компании в Нью-Джерси, а это Стенли Уотерс — банкир из Оклахомы.
— Привет, Тим.
— Привет. Рад познакомиться.
Последовал обмен рукопожатиями.
— И позвольте представить вам Джессику Роджерс, очаровательную юную актрису, — добавил Тим.
Джессика шагнула вперед, элегантно протянула ручку, и глазки «тюленей» в один миг превратились в кисель. Каждый из них по очереди отпечатал на ее ручке липкий поцелуй.
Потом Джессика и Тим уселись на соседнем диванчике, и между мужчинами завязался разговор, в котором Джессика ровным счетом ничего не понимала. Она сидела и, как механическая кукла, кивала головой то в одну, то в другую сторону, хлопала глазами, бессмысленно улыбалась и отхлебывала из высокого стакана изумрудный мятный коктейль.
Вскоре в соседнем зале заиграла музыка, и гости вечеринки хлынули потоком на ее зов.
— Что-то мы все о делах и совсем забыли, что среди нас находится прекрасная дама. Разреши пригласить ее на танец, Тим, — неожиданно сказал один из «тюленей»: то ли Дэниэл Нортон, то ли Стенли Уотерс. Джессика не потрудилась запомнить, кто из них кто. За последний месяц такое количество разнообразных Нортонов и Уотерсов приглашало ее на танец, что теперь ей было безразлично, как эти люди зовут себя и чем занимаются.
— Только с позволения дамы, — ответил Тим и одарил Джессику самой ласковой улыбкой, на которую только был способен.
— С удовольствием. — Джессика убедительно изобразила радость и встала.
«То ли Нортон, то ли Уотерс» подал ей руку и повел в мерцающий разноцветными огнями полумрак соседнего зала.
Какой же все-таки Тим негодяй. Подлый, низкий, развратный, бесчувственный мерзавец.
Джессика с трудом протискивалась между разгоряченными телами танцующих.
Вечеринка набирала обороты. В удушливой атмосфере висел запах угара и порока.
Как он мог? Как он мог бросить ее, как кусок мяса, на съедение этим бездушным акулам? И сбежать. Он думает, что она не видела, как он хлопал по заднице какую-то рыжую девицу и потом вместе с ней, прячась за чужими спинами, поднялся на второй этаж. Господи, почему она раньше не видела, с кем связалась? Какая же она дура. Наивная, беспросветная дура.
Обида, как кислота, разъедала нутро. Гнев наступал на горло, душил. Слезы, подавленные гневом, просились на волю, но не могли высвободиться. Ей хотелось разрушения. Просто взять и смести с лица земли весь этот продажный, лживый, порочный мир. И в первую очередь Тима Кэпшоу!
Тяжело дыша, она наконец добралась до приоткрытой двери балкона. Выскользнула через нее на свежий воздух и огляделась, ища самый дальний и темный угол. Ночной ветер дохнул ей в лицо. Дружелюбная темнота уютно обступила.
К счастью, на балконе была одна-единственная, с упоением целующаяся парочка. Джессика тихо прошла мимо них до конца балкона, остановилась и тяжело опустила локти на массивные мраморные перила. Музыка грохотала теперь где-то далеко.
Черт, она с удовольствием сбежала бы отсюда, но ее сумочка с деньгами и ключами от квартиры осталась на том проклятом диване, где похотливый «тюлень» пытался… Тьфу, мерзко вспоминать. И потом, эта ненавистная вилла находится довольно далеко от города. Вряд ли в ее потрепанном кошельке найдется достаточно денег на такси, которое, кстати, нужно еще как-то вызвать сюда. Что же делать?
— Хотите шампанского? — раздался низкий мужской голос из темноты за спиной.
Черт, и здесь ее нашли. Никуда от них не спрячешься. Небось, крался следом за ней, как за добычей. Сейчас начнет острить, а потом и охмурять ее. Может, откровенно нагрубить ему?
Ей все равно теперь терять нечего.
— Нет, — резко ответила она, не поворачивая головы.
— А сигарету? — Голос прозвучал слева от нее метрах в двух.
— И сигарету не хочу. А также и остальными желаниями не горю. — Она продолжала напряженно всматриваться в клубящийся призрак сада, скупо освещенного редкими неоновыми фонарями.
— Верю. Вам, похоже, не так весело здесь, как остальным. Мне, признаться, тоже, — довольно искренне проговорил голос. — Но не бойтесь, я не стану доставать вас своей болтовней. Если не хотите говорить, подайте знак, и я тут же замолкну.
Джессика насторожилась. Глубокий, бархатистый и на редкость трезвый голос подействовал на нее как хороший транквилизатор. Стало любопытно взглянуть, кому он принадлежит.
Она медленно повернула голову…
И увидела красивый профиль: высокий, открытый, крутой лоб, большой нос с изящной горбинкой у переносицы, мужественный подбородок.
В тот же миг лицо повернулось к ней, и в уютной темноте блеснули продолговатые глаза.
— Простите, я не понял, это был знак?
Джессика взъерошилась и резко отвернулась.
— Нет. Я еще не успела решить, говорить мне с вами или нет.
— Что ж, я подожду.
И снова на фоне черного, в бурых пятнах неба возник точеный профиль, тускло освещенный садовыми фонарями.
Красивый мерзавец, незаметно поглядывая на него, думала Джессика. Что бы ему такое сказать, чтобы он улетучился?
Но любопытство снова взяло верх. Кто этот мужчина с завораживающим голосом и необыкновенно выразительным лицом? Что он делает на этом кошмарном празднике? — А вы кто такой и что здесь, собственно, делаете? — спросила она.
Странно, она пытается быть дерзкой, но присутствие этого незнакомца совсем не раздражает ее. Наоборот, с его появлением ее раскалившийся от гнева разум стал быстро остывать.
— Я зарабатываю на жизнь, размазывая краски по холсту. А здесь, как и вы, беру уроки жизни.
Джессика напряглась.
— И что, успели уже что-то усвоить?
— Так, мелкие истины. Например, что не только в кино и книжках существуют богатые негодяи, которые думают, что им все позволено.
Джессика напряглась еще сильнее. Неужели он видел?
— Вы хотите сказать, что видели…
— Да, видел и в ту же секунду почувствовал невыносимый зуд в кулаках. Пытался прийти вам на помощь. Но вы успели увернуться и сбежать. Простите, ради Бога. Я знаю, не мое дело вмешиваться, но я не терплю насилия.
Джессику передернуло. Гнев и обида снова попытались вырваться из-под контроля. Она сверкнула глазами на свидетеля мерзкой сцены, которую пережила всего несколько минут назад.
Мерзавец Тим, подумала она, если бы он сейчас показался ей на глаза, она влепила бы ему смачную пощечину.
— Что ж, спасибо за благородное побуждение. Похоже, вы были единственным, кто заметил, что я оказалась в трудной ситуации.
— Не стоит благодарить, ведь я ничего для вас не сделал. Кстати, меня зовут Кевин Годмен. А вас?
Джессика некоторое время молчала. Недоверие и любопытство продолжали бороться друг с другом внутри нее. Чего ему от нее нужно?
Но какое-то внутреннее чутье подсказывало ей, что он безопасен.
— А меня Джессика Роджерс, — наконец ответила она.
— Очень приятно.
Повисло неловкое молчание.
— Хотите, Джессика, я скажу вам, о чем вы сейчас думаете?
Понятно, парень решил подкатить к ней с темой мистики. Тонкий знаток женских слабостей.
Ах, сферы сверхчувственного, сверхвозможного и запредельного! Но она, слава Богу, не такая уж простушка. На этих вечеринках она успела насмотреться не только на примитивных бизнесменов и распущенных режиссеров. Ей доводилось встречать и задумчивых мистиков, и пылких экстрасенсов, и даже прорицателей и заговорщиков змей.
— Не нужно. Скажите лучше о чем-то приятном.
— Например, о том, как хорошо было бы сейчас сбежать отсюда? Послать все к черту и просто сбежать.
Джессика тряхнула головой.
— Это одно из моих желаний. Вы действительно умеете читать мысли?
— Нет, но мне показалось, что так будет лучше для вас.
— А почему вас это заботит?
— Чтобы ответить на этот вопрос, мне придется вам в чем-то признаться. Вы не будете сердиться? — Он наклонил голову, пытаясь заглянуть ей в глаза.
— Постараюсь.
— Я следил за вами весь вечер и думал: кто эта очаровательная девушка и что привело ее в это дикое место?
Черт побери, неужели он видел, как нелепо она кривлялась, кокетничая с партнерами Тима, и как потом растерянно металась, пытаясь отыскать его, пока не оказалась в лапах того негодяя?
Ей стало неудобно перед этим красивым незнакомцем…
Хотя за несколько минут разговора с ним у нее возникло чувство, что они знакомы… лет двадцать.
— Я актриса и ищу работу, — коротко ответила она. — И, как вы сами выразились, усваиваю уроки жизни.
— Понятно. Значит, вас пообещали познакомить с хорошим режиссером.
Джессика усмехнулась и снова подумала, что, если бы сейчас перед ней возник Тим Кэпшоу…
— А что вас привело сюда? — спросила она подозрительно. — Точнее, кто?
— Моя наивность и одна ловкая кураторша.
Как водится у дураков, я решил вдруг прикинуться умным.
— И у вас не получилось? — Джессика невольно хихикнула.
— Нет, почему же, очень даже получилось. Вам интересно это знать? — вдруг засомневался он.
— Конечно.
— Что ж, слушайте. Кураторше одной престижной галереи понравилась моя мазня. Она и затащила меня сюда. Сказала, что на такой вечеринке мы сможем найти бизнесменов и банкиров, готовых спонсировать мою выставку. Бизнесмены с банкирами нашлись и даже готовы заплатить мне двадцать пять процентов от стоимости проданных картин. Так что холстами и красками до следующей выставки я обеспечен.
Что еще дураку нужно?
Джессика посмотрела на него и заметила, как в его глазах блеснули насмешливые искорки.
— Можно сказать, что вам повезло. Поздравляю, — сказала она. — Только интересно, что с вас потребует за это ваша кураторша?
— Я могу поделиться с ней своими двадцатью пятью процентами.
— Не уверена, что ее это удовлетворит.
— Увы, это все, что я могу ей предложить.
Какой скромник и праведник нашелся, подумала Джессика. Праведники не ходят на такие вечеринки.
Снова повисло молчание, и она с испугом осознала, насколько ей приятно быть в обществе этого мужчины.
— Сегодня душная ночь, вам не кажется? — сражаясь со смущением, проговорила она.
— Нет. Но думаю, что вам станет легче дышать, если мы сбежим отсюда.
Странно, почему он так настойчиво пытается уговорить ее сбежать? Что у него на уме?
Наверняка то же, что и у всех мужиков. Хотя…
Может, рискнуть? Только как это сделать?
— Не знаю, как вы это себе представляете, Кевин, но боюсь, что не могу сбежать с вами, потому что моя сумочка с деньгами и ключами осталась на том проклятом диване. — Она произнесла последнюю фразу с нескрываемым отвращением.
— Не беда. Я могу сходить за ней.
Она на секунду представила, что останется одна, и испугалась.
— Нет, не нужно. Ее могли уже подобрать и сдать в гардероб, — быстро и тревожно проговорила она, повернулась к нему, и ее рука, лежащая на перилах, бессознательно потянулась к его руке. — Прошу вас, Кевин, не оставляйте меня.
В ее глазах была паника, откровенная, неподдельная, неприкрытая.
— Черт, все-таки жаль, что я не врезал тому негодяю. Успокойтесь. Я не оставлю вас. К черту сумочку. У меня хватит денег, чтобы оплатить такси до города. Если нам удастся вызвать его. Главное, сбежать отсюда и добраться до города, а там, я надеюсь, у вас есть друзья, у которых вы сможете переночевать. — Он накрыл большой теплой ладонью ее прохладную руку, потом сложил трепещущие пальчики в кулачок, обхватил его и сжал. — Итак, вы готовы к побегу?
Она кивнула.
— Готова, только мне ужасно не хочется проходить через залы и фойе. Там эти… И он…
— А мы можем избежать этого, если перелезем через перила балкона и прыгнем в сад. Из сада доберемся до ворот виллы.
Джессика перегнулась через перила и посмотрела вниз.
— Звучит романтично, но боюсь, что придется расплачиваться за эту романтику переломом ноги. Здесь метров пять высоты. Я не смогу прыгнуть. — Она покачала головой.
— Не бойтесь, я прыгну первым и поймаю вас внизу. Решайтесь. У нас другого выхода нет.
Джессика осторожно, вынула руку из его руки, склонила голову набок и внимательно осмотрела его. Широкие плечи, сильный торс.
Белая рубашка расстегнута на груди. Сильный и чертовски привлекательный мужчина. Похоже, ему можно довериться. Но только на время побега. Пусть он довезет ее до города, а там она сбежит от него.
Она сделала глубокий вдох, прикрыла глаза и с выдохом проговорила:
— Что ж, прыгать так прыгать.
Кевин огляделся по сторонам. На балконе никого, кроме них, не было. Прекрасно. Ловко перемахнув через перила, он в один миг оказался по ту сторону и, развернувшись, посмотрел на нее из-за плеча.
— Делайте как я. Не бойтесь. — И он исчез в Темноте под балконом, а через пару секунд Джессика услышала гулкий удар о землю.
— Вы в порядке? — спросила она, перегнувшись через перила и всматриваясь в темноту, где белела его рубашка.
— В порядке. — Его голос звучал приглушенно. — Я жду вас. Прыгайте.
Джессика сняла туфли и перелезла через перила. Эх, если бы она перед прыжком пропустила бокальчик шампанского… Она сначала бросила вниз туфли, а потом крепко зажмурила глаза.
— Я прыгаю, — заявила она и отпустила перила.
Несколько мгновений полета, и Джессика в его крепких руках. А потом они вместе продолжают лететь…
— С удачным приземлением, — услышала она его шепот.
— Вы… вы… не ушиблись? — пробормотала она, задыхаясь.
— Нет, а вы?
— И я, кажется, цела.
— А вы молодец. Прекрасный прыжок. Я боялся, что вы промажете.
— Ваша белая рубашка… Я прыгала на нее.
Нет… вы, правда, не ушиблись?
И только сейчас она осознала, что лежит на горячем и сильном теле мужчины, в его объятиях. Его теплое, частое дыхание обдает ей щеки.
Продолговатые глаза смотрят на нее в упор. Они оба тяжело, возбужденно дышат…
Джессику сковал страх. Она робко пошевельнулась и в тот же миг почувствовала, как он осторожно и как будто неохотно разжал объятия. Соскользнув с него, она села на траву. Он сел рядом. Оба около минуты молчали. Она опустила голову и принялась нервно поправлять платье, а потом приглаживать волосы. Он резко одернул перекосившийся ворот рубашки.
— У нас получилось, — наконец хрипловатым голосом сказал он. — Теперь осталось выйти за ворота, и мы на свободе.
Джессика нервно захихикала.
— Никогда не думала, что мне придется вот так, по-воровски, сбегать с вечеринки.
— Мне тоже, — ответил он, встал и подал ей руку.
Она поднялась на ноги, еще раз поправила платье, отыскала в траве туфли.
— Но вы пошли на это только из-за меня.
— Почему?
— По очень простой причине: вас пытались обидеть.
— И это все?
— А разве этого мало? Пойдемте.
Они миновали густые заросли кустарника и вышли на широкую аллею. Вокруг толпились деревья, их сомкнувшиеся кроны создавали над аллеей арку. От сада веяло прохладой.
Кевин энергично зашагал вперед. Джессика, с трудом поспевая за ним, засеменила следом.
И куда это он так торопится? — слегка раздражаясь, подумала она.
— А вы уверены, что эта аллея выведет нас к воротам? — спросила она, только чтобы заставить его сбавить скорость. Если он будет так нестись, она скоро совсем выбьется из сил.
— Уверен. Не отставайте, — ответил он, не поворачивая головы и продолжая шагать в том же ритме.
— Значит, вы уже были здесь?
— Нет. Но все аллеи куда-то выводят. Это сад, а не лес, здесь трудно заблудиться. А вы что, до сих пор не доверяете мне? — Он резко остановился и обернулся.
— В общем, доверяю, — неуверенно сказала она. — Но вы так быстро идете…
— О, простите, глупая привычка все время куда-то торопиться.
Джессика поймала на себе его взгляд и невольно вздрогнула. Он все еще был взволнован.
Или, скорее, возбужден.
Конечно, он не камень. Он мужчина, и всего пару минут назад она лежала на нем. В его объятиях. И ей это было приятно. Только потом стало страшно. Она тогда испугалась его, а он, похоже, до сих пор боится ее.
Они снова пошли по аллее.
Как этот мужчина не похож на других, продолжала свой внутренний монолог Джессика. Он был готов прийти ей на помощь, он помог ей сбежать с вечеринки. У него была возможность воспользоваться ею, но он не сделал этого. Как странно, она пришла на эту вечеринку со старым негодяем, а сбегает с молодым, красивым, порядочным мужчиной.
Правда, кто его знает? Они все сначала заботливые, внимательные и благородные. Все же не помешает быть начеку.
Они незаметно вышли из сада и вскоре оказались у ворот. Вилла, сверкающая огнями, была теперь далеко позади. За воротами тянулась пустынная дорога.
— У меня есть идея, — сказал Кевин, внезапно остановившись. — Я попробую позвонить из сторожки. Подождите меня здесь.
Через несколько минут он вернулся.
— Порядок, через полчаса за нами приедет такси. — Он посмотрел на нее и заметил, что она дрожит. — Вам холодно?
— Немного.
— Пойдемте в сторожку, подождем такси там.
Ровно через полчаса у ворот виллы остановилось такси. Они живо запрыгнули в машину.
— Куда? — спросил водитель.
— В город, — ответил Кевин и, повернувшись к Джессике, добавил:
— Оттуда мы сможем позвонить вашим друзьям. Надеюсь, кто-нибудь приютит вас до утра.
Джессика пожала плечами.
— У меня всего одна подруга в Нью-Йорке, но она сейчас в отъезде. Мы вместе учились в театральной студии, но она через год бросила и теперь работает курьером, часто разъезжает.
— Выходит, вам некуда пойти? — Кевин взглянул на свою подопечную и осторожно добавил:
— Я мог бы пригласить вас к себе в мастерскую. К сожалению, квартиры в Нью-Йорке у меня нет.
Она быстро сказала:
— Спасибо, Кевин, не стоит волноваться.
Ваша забота — довезти меня до города. Об остальном я позабочусь сама.
— И как, позвольте спросить, вы собираетесь это сделать?
Она подозрительно глянула на него и пожала плечами.
— Пока не знаю, но что-нибудь придумаю.
Он вздохнул.
— Вы решили, что я оставлю вас одну посреди ночного города? Вы просто ребенок, Джессика.
Она вспыхнула.
— Никакой я не ребенок. Я вполне взрослая, самостоятельная женщина и не люблю быть обузой для кого-то.
Кевин усмехнулся. Эта трогательная малышка весь вечер пыталась изображать из себя искушенную даму и теперь снова решила вспомнить об этой роли. Хотя она сегодня чуть не подвела ее… Тот мерзкий лощеный червяк решил не терять времени… Жаль, что не удалось подправить ему наглую физиономию. Но теперь, как бы она ни сопротивлялась, он не оставит ее в беде. Что же придумать? Ночевать у него в мастерской она явно боится. Среди его знакомых и друзей нормальных людей нет — одни художники. А художники по ночам не спят: они либо пьют, либо пишут. Как быть? Сейчас около полуночи. Ладно, главное добраться до города, а там он снова попытается пригласить ее к себе в мастерскую. По крайней мере, там она сможет выспаться.
Заметив, что девушка притихла, Кевин посмотрел на нее. Конечно же, она спит. Безмятежным сном молодости. Ему захотелось, как ребенка, обнять ее и уложить ее головку себе на плечо. Но после того, что она сегодня пережила, лучше этого не делать. Он видел, как этот ребенок царапается и кусается…
Странно, с того момента, как она появилась на этой вечеринке, он не мог оторвать от нее взгляд. Знакомясь и беседуя с людьми, он постоянно искал ее глазами. Ее изящная фигурка периодически исчезала из виду, потом появлялась, снова исчезала и снова появлялась, и он ничего не мог с собой поделать. Она обворожила его с первого взгляда: такая молоденькая и необыкновенно женственная, с дивными, чистыми, умными карими глазами. Он мог сказать себе, что любовался ею, как произведением искусства, ожившей статуэткой, шедевром гения, но это было бы не совсем правдой.
За ее юной хрупкостью скрывалась женщина — страстная, сильная, волевая, уверенная в себе.
Юная львица. И Кевин ощущал это каждой клеткой своего существа.
Трасса становилась оживленнее, а это значило, что они были уже рядом с городом. Кевин постучал в окошко водителю и попросил его подбросить их поближе к Бронксу. Там он снимал мастерскую, Через несколько минут такси остановилось на перекрестке, и Кевин осторожно тронул Джессику за плечо.
Она вздрогнула и моментально открыла глаза.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Легенда о любви - Эллиот Лора

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Легенда о любви - Эллиот Лора



СУПЕРРРРРР
Легенда о любви - Эллиот Лорамасиска
22.11.2011, 19.52





полная фигня...
Легенда о любви - Эллиот Лораirina
22.11.2011, 21.58





такой чуши давно не читала..ужасно! 2 из 10!!
Легенда о любви - Эллиот ЛораТаша
9.02.2012, 17.48





полная хрень
Легенда о любви - Эллиот Лорасоня
13.02.2012, 5.30





Бред полный. Зря время потратила.
Легенда о любви - Эллиот ЛораЛюбительница
13.02.2014, 10.50








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100