Читать онлайн Как спасти любовь, автора - Эллиот Лора, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как спасти любовь - Эллиот Лора бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.98 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как спасти любовь - Эллиот Лора - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как спасти любовь - Эллиот Лора - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эллиот Лора

Как спасти любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Натали скрылась в спальне и появилась из нее через десять минут. Вместо джинсов и футболки на ней был строгий льняной костюм. В руках она держала небольшой чемодан.
— Я готова.
Коннор взял из ее рук чемодан. По ее костюму не трудно было догадаться, что было в чемодане. Явно что-то подходящее для больничной палаты и, возможно, даже для похорон.
Ох, как она рассвирепеет, когда узнает, что он надул ее.
Может, он должен сказать ей правду? Дать ей возможность решить, ехать на вечеринку или нет?
Никаких «может» и быть не может. Женщина в процессе развода ни за что не согласится поехать на вечеринку со своим почти бывшим мужем. Дай ей возможность выбора, и она наверняка останется там, где есть, с соседом Гансом и тарелкой попкорна.
Всю дорогу в аэропорт Коннор ждал, что она начнет задавать вопросы, но Натали молчала. Либо она злилась на него за его поведение в той дыре, которую она называла квартирой, либо решила, что нормой поведения для разводящейся пары было молчание.
Но Коннора это не заботило. Он только был рад, что она не давила на него вопросами, потому что не знал, что отвечать.
Самолет был готов к полету. Натали забралась в него, надела шлем и пристегнула ремень.
Потом окатила его ледяным взглядом, когда он протянул руку, чтобы проверить ее ремень.
— Я способна сделать это сама, — холодно сказала она.
Ух-ух, это будет тот еще полет. А еще хуже будет, когда они прилетят и она узнает, что он навешал ей на уши лапшу.
Хотя… Он просто упустил несколько мелочей. И для этого у него была веская причина.
Коннор сурово сосредоточился и повел самолет на взлетную полосу.
Каким мерзавцем нужно быть, чтобы позволить женщине жить в такой дыре, как ее квартирка? И каким болваном, чтобы оставить ее на нежное попечение глыбообразного Ганса? И пусть Натали не понимает этого, достаточно того, что он понимает и предпринял действия.
Но, бог ты мой, какой ад ждет его, когда Натали узнает, что единственной болезнью, которой страдал Джонас, был его своевольный характер старого козла, каким он был всегда.
— Коннор? — ясно прозвучал в микрофоне голос Натали.
— Что?
— Что с Джонасом?
Итак, началось.
— Точно не знаю.
— Врачи еще не поставили диагноз?
— Нет.
— Он что, упал в обморок? Что-то вроде сердечного приступа? У них есть подозрения?
— Нет, насколько мне известно. — И это была правда. Врачи ничего не подозревали, потому что нечего было подозревать.
— Но он никогда за всю свою жизнь не болел.
— Что правда, то правда, но Джонас — старик.
— А кто тебе позвонил? Абель? Марта?
Коннор нахмурился.
— Подай мне, пожалуйста, карту… Спасибо.
Он разложил карту на коленях. Сколько он может делать вид, что изучает маршрут? Достаточно времени, чтобы сочинить ответ, хотя он прекрасно знает, что никакой ответ не спасет его. Натали потребует деталей…
— Контор? Ты слышишь меня?
Он сложил карту, сунул ее в ящик и бегло глянул на жену.
Может, сказать ей правду? Они находятся на высоте мили над землей. Что она сможет сделать?
Все, что угодно, начиная с того, что обзовет его придурком, а потом потребует отвезти ее обратно в Майями. Черт, он просто не знает, чего можно ожидать от нее. Он больше не знает свою жену. Куда девалась та милая девушка, на которой он когда-то женился? Что стало с той верной подругой, которая помогала ему советами и уговорила бросить школу адвокатов, зная, что из него получится дрянной адвокат? Куда исчезла та девушка, которая работала вместе с ним день и ночь?
Исчезла, а вместо нее появилась женщина с холодными глазами, которая сидела теперь рядом с ним.
Может, он сделал ошибку, заставив ее лететь с ним? У нее теперь своя жизнь, свои интересы.
Еще не поздно развернуть самолет и сказать ей правду. Сказать, что с Джонасом все в порядке. Сказать, что ничего нет страшного в том, что она не хочет быть с ним. И если она хочет провести вечер в компании Ганса, это ее дело.
И даже если хочет провести с ним ночь…
— Коннор, ответь же, что с Джонасом?
Он посмотрел на нее.
— Что ты сказала?
— Я спрашиваю…
— Черт, что-то с микрофоном. Я не слышу ничего…
— Ты не слышишь меня?
— Не слышу. — Он постучал по своему шлему.
Натали нахмурилась, поправила микрофон и прокричала:
— Я спрашиваю, что с Джонасом?
— Ничего не слышу, — проорал он в ответ. — Ни слова.
Она долгим взглядом посмотрела на него.
— Ты лучше не ври мне, мистер Уорнер, потому что я просто убью тебя.
Коннор невинно улыбнулся.
— К сожалению, ничего не слышу.
Натали нахмурилась, потом откинулась на спинку кресла и уставилась в иллюминатор.
Они уже летели над заливом, а Натали все еще кипела от злости.
Почему она не расспросила его о Джонасе до того, как села в самолет?
Джонас при смерти? Что-то мало верится.
Джонас слишком зловредное существо, чтобы запросто умереть. Кроме того, если Коннор явился к ней для того, чтобы сказать об этом, стал бы он вместо этого загребать когтями землю и доказывать Гансу, что он все еще ее муж?
Вся эта ситуация явно пахнет керосином, в этом Натали не сомневалась. И с Джонасом все наверняка прекрасно, она чувствовала это всеми клетками своего существа.
Итак, она летит в Техас со своим почти бывшим мужем без всякой причины. Видимо, Коннор, увидев, что она умудрилась устроить свою жизнь без него, просто не смог этого перенести.
А что, если она скажет ему: ты мне не нужен больше, мистер Уорнер?
Но как она сможет сказать это, если это ложь?
Он нужен ей, иначе почему она просыпается каждое утро с невыносимой пустотой в сердце?
Со слезами на щеках и его именем на губах?
Привычка. Только и всего. Это как бросить курить, сказала ей Лиз Филдинг во время одной из долгих бесед. Ты знаешь, что бросить курить хорошо, но привычка умирает долго.
Привычка. Невозможно прожить с мужчиной десять лет, а потом за неделю научиться жить без него.
Но постепенно она привыкнет. Уже теперь она видела, сколько новых, приятных мелочей появилось в ее жизни. Например, на дверях ванной больше не висят мокрые полотенца, и, если ей хочется почитать посреди ночи, рядом с ней никто не начинает ворочаться и, накрыв голову подушкой, не говорит: «Все хорошо. Свет мне совсем не мешает».
Более того, ей никого теперь не нужно бессмысленно ждать в конце дня. Странно, зачем она делала это последние пару лет? Зачем было ждать человека, который почти всегда звонил ей в семь вечера, чтобы сказать, что не придет к ужину? Зачем ей вообще нужно было находиться рядом, когда он являлся в девять или десять, посылал ей по воздуху поцелуй и объявлял, что дико устал? Если он вообще приходил домой, а не проводил ночь где-нибудь в Вермонте, или в Калифорнии, или на Бали, но только не в своей постели и со своей женой.
Жгучие слезы застелили глаза Натали. Гневные слезы. Нет, ее чувства к этому мужчине умерли. Ничего, кроме гнева, от ее чувств не осталось. Она злится на него за то, что он вычеркнул ее из своей жизни за исключением тех моментов, когда нуждался в физическом облегчении или когда хотел выставить напоказ элегантно одетую куклу.
Самолет наклонился вправо.
— «Эспада». Прилетели, — сказал Коннор и повернул голову к своему иллюминатору.
Натали тоже посмотрела, но из-за слез ничего не увидела. Но она и без того прекрасно знает это место. Пыльная взлетная полоса, бесконечные акры бурой земли, покатые зеленые холмы, гора, где они с Коннором впервые занимались любовью…
Здесь началась история их любви. Теперь они возвращаются сюда, когда между ними все кончено.
Десять лет назад они вместе сбежали отсюда, потому что безумно любили друг друга…
Нет, она не останется здесь на выходные.
Если Джонас на смертном одре, она нанесет ему прощальный визит, а потом попросит кого-нибудь отвезти ее в аэропорт.
Если только он на смертном одре…
— Это не правда? — резко повернувшись к Коннору, спросила она.
— Что не правда?
— Прекрати! — Она стукнула его кулачком в плечо. — Лучше признайся.
— Нат, ты с ума сошла? Перестань драться.
Ты хочешь, чтобы мы разбились?
— Разбились обо что? Мы на земле, а вокруг на мили — ничего. — Она снова стукнула его в плечо, когда он заглушил мотор. — Ты все мне наврал!
— Натали…
— Не надо песен, Коннор. Или ты решил, что, похитив меня, ты сможешь заставить меня…
— Только послушай, что ты говоришь, — сказал он. — По-твоему, я лжец и похититель. Может, я еще и серийный убийца? И только потому, что мы не смогли разобраться в своей мелкой проблеме?
— Ты называешь развод мелкой проблемой?
— Если сравнить с причиной нашего приезда сюда, то да.
— Какой причиной? — Натали бросила на него гневный взгляд. — Или ты продолжаешь врать, что Джонас при смерти?
Коннор прокашлялся.
— Я, хм… я этого не говорил…
Натали открыла дверь самолета.
— В таком случае молись, чтобы это оказалось правдой, — бросила она. — Пусть лучше Джонас будет при смерти, иначе…
— Иначе что? И почему тебе так хочется, чтобы я был при смерти? — спросил жесткий голос.
Натали обернулась. Ее свекор стоял рядом с крылом самолета и выглядел таким же неуязвимым, как прежде.
— Джонас… — Натали залилась краской. — Ты меня не так понял…
— Надеюсь. Или, может, ты знаешь то, чего не знаю я? Но, насколько мне известно, я еще далек от того, чтобы испустить дух. — Джонас Уорнер протянул к ней руки. — Сначала я помогу тебе спуститься, а потом ты расскажешь мне, почему решила поскорее отправить меня в могилу.
Но этого она рассказать ему не могла.
Разве могла она сказать: «Джонас, твой сын заманил меня сюда обманом, мы разводимся»?
Разве она могла сказать это, когда за свекром стояли Тревис, Слейд и Кэтлин? Весь клан Уорнеров собрался, чтобы встретить ее, обнять и поцеловать.
И поэтому Натали блеснула улыбкой и принялась лгать. Она сказала Джонасу, что он просто не расслышал ее слов. Она сказала не «при смерти», а «присмотрен», потому что они решили, что теперь вся семья должна заботиться о нем. И чем больше она врала, тем озадаченнее становились лица родственников ее мужа, пока Коннор сам не решил вмешаться. Он сказал, что был в отъезде и оставил на автоответчике послание для Натали, но проклятая машина зажевала пленку.
Джонас нахмурился.
— Ерунда какая-то. Ты получил приглашение, мой мальчик, десять дней назад, как и, твои братья.
— Да, — подтвердил Тревис. — Помнишь? Мы звонили тебе.
— О, ради бога, хватит, — быстро вставила Кэтлин. — Нат, поехали домой. Пусть мужики разбираются хоть до посинения.
Натали бросила ей благодарный взгляд.
— Да хранит тебя Бог, Кэти, — прошептала она, когда они с Кэтлин, обнявшись, шли к ее грузовику.
— Да хранит меня мой язык, — прошептала в ответ Кэтлин, поглядывая на нее из-за выбившегося локона. — И что это за чертова блажь нашла на тебя и на моего пришибленного братца?
— Так, ничего особенного, — ответила Натали и вдруг разразилась слезами.
Коннор понял, что его дела плохи, еще тогда, когда Натали несло по волнам несуразного бреда. И как у нее язык поворачивается так врать? — думал он и ловил на себе подозрительные взгляды братьев.
Потом Джонас отдал команду, они уселись в джип и на дробящей кости скорости помчались к дому, поднимая за собой столько пыли, что ее хватило бы, чтобы засыпать всех Уорнеров с головы до ног. Теперь они собрались в библиотеке, и изо всех сил старались не испачкать кожаные кресла.
Послышался стук в дверь.
— Чего надо? — прорычал Джонас.
Марта, жена номер пять, просунула голову в комнату.
— Я только хотела сказать «привет» Коннору и узнать, не нужно ли чего джентльменам.
Коннор встал и направился к ней. Марте было около шестидесяти, но она выглядела изящной и моложавой и, по мнению Коннора, была лучшей женой папаши. Удивительно, как она продержалась с ним больше года?
— Привет, красавица, — сказал Коннор и, наклонившись, поцеловал ее в щеку. — Все еще здесь, как погляжу?
Марта улыбнулась.
— Как видишь, застряла.
— Блям, блям, блям, — сердито проворчал Джонас. — Марта, пококетничаешь с ним за ланчем, а сейчас у нас серьезные дела.
— Не сомневаюсь, — приятным голосом ответила Марта. Потом потрепала Коннора по щеке и подмигнула братьям.
Затем дверь закрылась. Джонас вытянул перед собой ноги и скрестил их у щиколоток.
— Какое событие! Все мои сыновья собрались под одной крышей. — Джонас лениво улыбнулся. — И мы явно обязаны этим приятному предчувствию, что я стою на пороге могилы.
Коннор закашлял.
— Джонас, Натали не это имела в виду…
— При чем здесь Натали? Вы все здесь. И еще прибудет целая толпа подхалимов. Если бы не мои восемьдесят пять, мог бы я такое ожидать?
— Мы приехали на праздник, — напомнил Тревис.
— Чушь собачья. Если я еще не на краю могилы, то наверняка где-то рядом. Хоть с этим вы можете согласиться?
— Мы собрались здесь, чтобы отметить твой день рождения, а не для того, чтобы ссориться, — предупредил Слейд.
Джонас посмотрел на сыновей, потом потянулся к полке, взял коробку и открыл. В коробке были кубинские сигары.
— Закуривайте, — предложил он. Сыновья вежливо отказались. Старик фыркнул, вынул сигару, откусил кончик и выплюнул в массивную хрустальную пепельницу. — А я думал, что мои мальчики уже достаточно повзрослели, чтобы оценить хорошую сигару.
Сыновья промолчали. Джонас вздохнул, подкурил, запыхтел и на миг исчез за клубами дыма.
— Ничто не сравнится с хорошей сигарой, сказал он. — Разве только красивая женщина.
Коннор посмотрел на Слейда. Слейд в ответ закатил глаза и одними губами проговорил:
«Или глоток коньячку».
— Или глоток коньячку, — сказал Джонас, встал и подошел к комоду. Открыл дверцу и достал бутылку и четыре стакана. — Ну как, мои мальчики уже подросли для этого?
— Вполне, — ответил Тревис. — Но думаю; ты знаешь, что Кон с удовольствием глотнул бы эля, Слейд предпочел бы пиво, а я с радостью подпишусь на стаканчик красного вина.
Джонас щелкнул языком.
— Да, некоторые вещи не меняются.
— Что правда, то правда, — сказал Коннор.
Джонас поднял на него белые кусты бровей.
— А ты, мой мальчик, что-то вспыльчив сегодня. Подозреваю, что твоя красавица-женушка играет у тебя на нервах. Тяжкие времена?
— Нет, — холодно ответил Коннор.
— Ну да, рассказывай. Температура в самолете вряд ли была выше нуля.
— Ты ошибаешься, отец.
Джонас помедитировал, уставившись на кончик своей сигары.
— Я никогда не ошибаюсь.
— Тебе так только кажется.
— Я это знаю. Разве я не говорил тебе, что эта девочка сделает тебя несчастным?
— Говорил. Тысячу раз. Но ты ошибался. И я буду признателен, если ты запомнишь, что эта девочка — моя жена, и зовут ее Натали.
— Я помню, как ее зовут, — мягко проговорил Джонас.
— Поэтому прошу называть ее по имени.
— Кон, — тихо сказал Тревис, в его голосе слышалось предупреждение. — Отец… давай успокоимся. Попробуем на этот раз продержаться без ссор, ладно?
— Я тоже надеялся на это, когда приглашал вас, — резко сказал Джонас и поднес бутылку коньяка к стаканам. — Ну как, да или нет? Что ж, если вы, мальчики, предпочитаете пить мочу, не стану упрашивать. В баре полно ваших любимых напитков.
Это был вызов. Коннор знал это. И его братья тоже знали.
— Я не против опрокинуть стаканчик коньяку, — сказал он, вызывая в уме образ холодного эля. — Почему бы и нет?
Тревис и Слейд посмотрели на него так, будто с радостью удушили бы, только дай им шанс, и уныло закивали головами.
Джонас налил в стаканы коньяк, капнул сверху воды и поднял свой стакан.
— За династию Уорнеров! За моих сыновей, которым принадлежит будущее!
Братья застыли со стаканами на полпути ко ртам. Что за странные сантименты? Они переглянулись.
— Ты что… болен? — осторожно спросил Тревис отца.
Джонас фыркнул.
— Я здоров как бык, мой мальчик.
— Что ж, в таком случае… Рад за тебя, отец.
Уверен, что Коннор и Слейд разделяют мою радость.
— Не думай, что я в это поверю.
Коннор посмотрел на братьев, и они пожали плечами.
— Извини, отец? — переспросил он.
— За что, мальчик? — Джонас запыхтел сигарой. — Насколько я знаю, ты ничего не сделал, чтобы просить извинения. Пока, по крайней мере.
— Я только хотел переспросить, потому что не понял, что ты сказал, отец. О твоем будущем, которое принадлежит нам.
— Я не сказал, что вам принадлежит мое будущее. Я сказал, что вам принадлежит будущее.
Человек всю жизнь рвет задницу не для того, чтобы унести все нажитое с собой в могилу.
— Пап, тебе еще далеко до могилы, — протянул Слейд.
— Я тебе не «пап». К тому же не ври. Мне завтра исполнится восемьдесят пять. Как ты думаешь, сколько я еще протяну? — Джонас залпом опрокинул остаток своего коньяка, поставил стакан и утопил в нем окурок сигары. — Дело вот в чем, мальчики, в моих компаниях:
«Уорнер ойл», «Уорнер майнинг», и все остальное. Подумайте над тем, чтобы стать их хозяевами.
— Отец, нам не нужно ни пенни от тебя. Постарайся не забывать об этом, — сказал Коннор с улыбкой.
Джонас рассмеялся.
— Прешь против меня, мальчик? Что ж, неплохо. Может, ты не научился еще курить сигары и справляться с женой, но…
Коннор вскочил на ноги.
— Ты опять за старое?
— Кон, успокойся, — тихо сказал Слейд.
— Какого черта я должен успокаиваться? Я хочу знать, что он имеет в виду… — Не надрывайся так, мальчик мой. Любой дурак мог бы сказать, что та девочка — прости — твоя Натали будет счастлива скорее в компании гремучей змеи, чем с тобой.
Коннор сверкнул на отца глазами.
— Может, она наконец выяснила, что в моих жилах течет твоя кровь! — отрезал он и вышел из комнаты.
Слейд и Тревис нашли его там, где и предполагали найти, — на сеновале, где они собирались, когда были мальчишками.
— Бог ты мой, — сказал Слейд, погружаясь в сено рядом с Коннором. — Не верится, что мы просто обожали это место.
— Мы были детьми, а дети большим умом не отличаются, — усмехнулся Тревис.
— Подозреваю, что я не очень изменился с тех пор, — угрюмо сказал Коннор. — А теперь скажите, что старику не удалось достать меня сегодня.
Слейд вздохнул.
— Ты хочешь сказать ему это, Трев?
— Если кому-то из нас придется врать, то пусть это будешь ты, Слейд.
— Ладно, я вел себя как придурок. — Коннор сел.
— Так точно, — в унисон ответили братья.
— Что ж, спасибо.
— Пожалуйста, — смеясь, ответил Слейд.
— Поразительно, — сказал Коннор и тоже улыбнулся. — Мне уже двадцать девять, а он до сих пор знает, как меня достать.
— Иначе он не был бы Джбнасом Уорнером, — протянул Тревис.
Братья рассмеялись. Потом на время повисла тишина, и наконец Тревис нарушил ее.
— Хочешь поговорить об этом?
— Нет. — Коннор покачал головой.
— В таком случае… — начал Слейд.
— Она ушла от меня.
— Что? Натали ушла от тебя? — в один голос пропели братья.
— Это что, греческий хор? — Коннор бросил на них сердитый взгляд. — Давайте по очереди, ладно?
Тревис прокашлялся.
— Ладно. Вы с Натали расстались?
— Нет.
— Но ты только что сказал…
— Он сказал, что она ушла от него, — сказал Слейд.
— Знаю, но если она ушла от него, то это значит…
— Черт! — Коннор вскочил. — Если хотите поговорить обо мне, милости просим, только подождите хотя бы, пока я уйду.
Он направился к лестнице.
— Извини, брат, — торопливо сказал Тревис.
— И меня, — вторил ему Слейд. — Коннор, вернись!
Коннор тяжело перевел дыхание, затем посмотрел на братьев.
— Ух, я не собирался набрасываться на вас, — жалобно сказал он. — Просто… черт, просто…
Он снова погрузился в сено, уперся локтями в колени и сжал в ладонях голову. Тревис положил ему на плечо руку.
— Держись, парень, — сказал он. — Я на своей шкуре испытал это.
— Ой, что ты знаешь, Трев? Ты был женат сколько? Год? А мы с Натали прожили вместе десять лет. И даже больше, если учесть то время, когда мы прятались с ней по закоулкам, чтобы не попасться на глаза ее папаше и нашему предку. Кроме того, это ты бросил Мэг, и очень правильно сделал.
— Знаю, но это мелочи, — сказал Тревис.
— Мелочи, но важные мелочи.
Тревис откинулся на сноп.
— Послушай, — продолжал Коннор. — У нас абсолютно другая ситуация. Здесь никто не выходил замуж ради денег. Никто никому не изменял. Никто никого не разлюбил.
— Тогда почему она ушла? — спросил Слейд.
Коннор резко повернулся к нему.
— Откуда я знаю? — гневно спросил он. — Она вышла за меня не из-за денег…
— Денег? Каких денег? — удивился Слейд.
— В том-то и дело! — рассмеялся Коннор. — Когда мы с Натали сбежали в Вегас, у меня в кармане было пятьдесят баксов. И она не изменяла мне. В этом я уверен.
— Это точно, — сказал Тревис. — Тогда остается последнее: о том, что никто никого не разлюбил.
— Да, и это так, черт побери, — в сердцах подтвердил Коннор. — Последнее время я пытался убедить себя в том, что разлюбил Натали, но… я люблю ее, и точка.
— Но это не значит «никто никого не разлюбил», — осторожно поправил Слейд.
— О боже, — прошептал Коннор. — Нет, я не могу поверить… Она тоже не могла разлюбить меня…
Повисла долгая тишина.
— Увы, все меняется, — наконец сказал Тревис.
— Нет, — возразил Слейд. — Ты говоришь так, потому что сам обжегся, но у Кона с Нат все по-другому. — Он вздохнул. — Признаться, за всю свою жизнь я не встречал лучшей пары, чем Кон с Натали. У них настоящие отношения.
— Были, — сказал Коннор. — И, убей меня бог, я верну эти отношения. Мне просто нужно выяснить, что нарушило их.
— Кон, — мягко сказал Тревис. — Мужчина, который пытается понять, что на уме у женщины, только наживает головную боль. Женщины прекрасны. Но они слишком сложны, чтобы какой-либо придурок в штанах смог понять их.
— Аминь, — сказал мужской голос со стороны лестницы.
Братья повернулись и в проеме лестницы увидели голову и плечи.
— Извините, — вежливо сказал Слейд. — Но у нас личный разговор.
Коннор встал.
— Грант? — удивился он.
Грант Лендон, в черном костюме, белой накрахмаленной рубахе и при красном шелковом галстуке, улыбнулся.
— Да, это я, — ответил Грант. Он окинул взглядом мужской контингент и снова улыбнулся. — Итак, что здесь происходит? Или для того, чтобы вступить в этот клуб придурков, не способных понять женщин, нужно обязательно быть Уорнером? А, Коннор?
— Ты правильно понял тему повестки дня, — засмеялся Коннор. Он посмотрел на братьев. — За этого парня могу поручиться. Он свой.
— Значит, берем его в команду, — сказал Слейд и протянул Гранту руку. — Ты с нами, приятель.
Тревис тоже пожал Гранту руку, затем оглядел его с ног до головы, и его улыбка превратилась в недовольную гримасу.
— Только тебе придется поменять одежду, — сказал он. — Этот костюмчик, рубашечка и галстучек здесь не прокатят.
— Увы, тогда, похоже, я вступил не в свой клуб, — сказал Грант. — Ты говоришь в точности как моя жена.
Коннор снова рассмеялся. По-настоящему, от души рассмеялся. Он давно уже так не смеялся. И братья вместе с Грантом поддержали его.
Да, приехать домой не совсем плохая идея, подумал он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Как спасти любовь - Эллиот Лора

Разделы:
123456789101112

Ваши комментарии
к роману Как спасти любовь - Эллиот Лора



Zamechatelnuy film!
Как спасти любовь - Эллиот ЛораAziza
21.11.2011, 9.29





роман просто супер!!!!!!!!!!!!!!!1
Как спасти любовь - Эллиот Лораоля
11.01.2012, 2.33





Красивая сказка!!!
Как спасти любовь - Эллиот ЛораВера Яр.
22.07.2012, 0.30





Я не магу понят почему нельзя поговорить и не решить проблему чем ждать и думать почему они не понемают друг друга.
Как спасти любовь - Эллиот ЛораСанита
17.01.2013, 11.12





понравился
Как спасти любовь - Эллиот Лораatevs17
26.07.2013, 13.56





интересный роман.как же люди усложняют себе жизнь?))))
Как спасти любовь - Эллиот Лорачитатель)
21.07.2014, 10.48





Прекрасный роман!
Как спасти любовь - Эллиот ЛораЗириша
20.03.2016, 21.25





Интересно почему хорошим мужикам достаются конченные дебилки? Сама придумала, сама обиделась... В общем не героиня, а кусок дерьма... Всю книгу она твердила хочу развода, хочу развода, потому что решила, что он не расстроился, что она потеряла ребенка.. Атас...
Как спасти любовь - Эллиот ЛораВарёна
13.06.2016, 13.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100