Читать онлайн Сожаления Рози Медоуз, автора - Эллиот Кэтрин, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сожаления Рози Медоуз - Эллиот Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.71 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сожаления Рози Медоуз - Эллиот Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сожаления Рози Медоуз - Эллиот Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эллиот Кэтрин

Сожаления Рози Медоуз

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

На следующий день была пятница, и, значит, после завтрака мы брали машину и ехали на выходные к моим родителям. Гарри брал официальный выходной, в отличие от неофициального выходного, который продолжался всю неделю. Когда я вышла за Гарри, мы с моими родителями стали видеться гораздо чаще. Конечно, я и раньше иногда заглядывала на уикенд: в основном, чтобы поболтать с папой или повидаться с Филли, сестрой, – она жила неподалеку. Но с тех пор как мы поженились, мы практически переселились к родителям, и все по настоянию Гарри. По его представлению, проводить уикенд в Лондоне было равноценно социальному самоубийству. Его родители умерли, а единственный живой родственник, дядюшка Бертрам, обретался за тысячу миль, в богом забытом захолустье в йоркширских вересковых пустошах, в огромном баронском замке, который, кстати, Гарри должен был унаследовать после смерти Бертрама – еще одна причина разорвать брачный контракт. Поскольку на домашние вечеринки нас приглашали не так часто, как хотелось бы думать Гарри, каждую пятницу рано поутру мы колесили по шоссе М40 в направлении Оксфорда. Странный поворот судьбы, не правда ли, – учитывая, как я стремилась сбежать подальше от дома.
Но к путешествиям за город Гарри толкал не только позор выходных, проведенных в Лондоне. Были и другие, более циничные причины. В доме Медоузов с деньгами было туговато, а запросы у нашего Гарри не маленькие. Очевидный выход – предаваться слабостям в гостях у тестя и тещи, где все дают абсолютно на халяву. Вино здесь текло рекой, ростбиф появлялся как по волшебству, да и официантка в лице моей матери была поуслужливей, чем та, что дома (которая в последнее время еще и порядком обнаглела).
Ах да, мамочка. Поразительно, но три года, проведенные в непосредственной близости от зятя, не сделали его менее обворожительным в ее глазах, и она была лишь рада принять его на проживание с полноценной кормежкой, утренним кофе и послеобеденным чаепитием. Эта парочка часами обсуждала титулы, аристократию, площадь замели в акрах, родословные, бодро перемывала косточки героям светской хроники «Таймс» и «Татлер» и так густо сыпала громкими именами, что ковер мог бы на высоту колена покрыться пэрами Англии.
Что ж, меня это вполне устраивало, хоть и поражало: Гарри настаивал, что мы должны проводить выходные за городом, но никогда не высовывал носа дальше, чем за дверь черного хода. А я с радостью сажала Айво в рюкзачок и подолгу гуляла с ним по холмам или помогала папе в саду. Вместе мы пропалывали грядки или медленно собирали фрукты с веток, иногда переговариваясь, но чаще всего в приятной тишине. Айво с игрушечным совочком и ведерком околачивался неподалеку. Но сегодня этого не произойдет, подумала я, укладывая сумку для Айво на кухонном столе в нашем лондонском доме. Сегодня прогулки и прополку придется отложить; у меня другие планы. Засунув в боковой карман слюнявчики и платки, я торжествующе застегнула молнию.
– Держи. – Я улыбнулась Гарри, который поглощал завтрак – Вещи Айво готовы. Я взяла кучу подгузников; не забудешь поменять пеленку, когда доберешься, ладно?
Гарри поднял глаза от двойной порции яиц всмятку и удивленно моргнул белесыми голубыми глазами. Он в жизни не менял подгузников, и моя фраза «когда доберешься» явно озадачила его отсутствием множественного числа.
– Что значит «когда доберусь»? А ты что будешь делать?
– А разве я не говорила? – беззаботно бросила я. – Я приеду позже, после обеда. Мне обязательно нужно по магазинам: надо купить кучу всего для дома, и в «Джон Льюис» успеть. Я позвонила маме с утра и все ей объяснила.
– Ты меня могла предупредить!
– Извини, я забыла. Да и какая разница? Можешь взять мою машину, посадишь Айво в детское сиденье, и позже увидимся, договорились? – Я перекинула сумку через плечо и обворожительно улыбнулась, с каждой минутой становясь все храбрее.
– Ты идешь по магазинам сейчас?
– А как же. Чем раньше начну, тем раньше закончу – кстати, не забудь коалу Блинки Билла. А то нам в жизни ребенка не уложить. Ну пока!
– Но он даже не одет! Где его вещи?
– В шкафу, где же еще.
Я торопливо выбежала через заднюю дверь. Гарри рванул за мной, но не учел мое преимущество: я оделась, а он до сих пор был в пижаме.
– Что за чертовщину тебе понадобилось так срочно покупать? Неужели до понедельника не подождет? – заорал он из двери.
– Да так, знаешь: кухонные полотенца, новые кружки, пару колготок и все такое, – беспечно проворковала я, садясь в его машину. И адвокат, разумеется, про себя добавила я, с улыбкой застегивая ремень безопасности. Обычный список покупок на выходные.
Вчера я мельком просмотрела «Желтые страницы», как и предлагала Элис, но у всех адвокатов были жуткие имена: Шарп, Димм, Долалли, Дунафинг,
type="note" l:href="#n_11">[11]
и невозможно было понять, кто из них дерет втридорога, а кто заседает в шарашкиной конторе, в чулане для швабр на задворках дешевой закусочной. Единственное, что мне остается, решила я, так это проверить все эти заведения лично, и лишь потом назначить встречу. В телефонной книге я обвела кружочком вроде бы солидную и вполне английскую компанию под названием «Баркер и Баркер» с Уондсворт-стрит, 101. Несомненно, это должно быть старинное семейное предприятие. Или же там обитает пара собак.
type="note" l:href="#n_12">[12]
Покружив по односторонним улицам Уондсворта, я наконец нашла дом номер 101. Контора располагалась в чулане для швабр за дешевой закусочной. Но, без всяких сомнений, это была семейная фирма. Я припарковалась, прокричала свое имя в скрежещущий домофон, осилила четыре лестничных пролета, выстланных потрескавшимся линолеумом, и, выдохшись от усталости, предстала перед миссис Баркер – точной копией миссис Пэтел – которая стояла в дверях, одетая в сари, и лучезарно улыбалась. У ее ног копошились трое или четверо Баркеров-младших, которые подозрительно обрадовались мне, схватили меня за руки и стали умолять присесть на засаленный диван в «приемной», чтобы подождать мистера Баркера. Мистер Баркер, как оказалось, «занят с клиентом». Нервно покосившись на диван, я предпочла подождать стоя, и очень зря: через мгновение меня оглушил звук спускаемой в унитазе воды, и дверь справа распахнулась, грохнув меня по голове и чуть было не лишив сознания. Я пошатнулась от боли, и тут появился мистер Баркер: он просиял, застегнул ширинку и протянул в знак приветствия ту самую руку.


Ну уж, дудки, думала я на бегу к машине, мой брак так не закончится. Начался он благоприятно, в солнечный день, в Оксфордшире, в церкви, полной флердоранжа, и что же, завершать его в темном закоулке? Пусть у меня мало денег, но я буду попрошайничать, возьму взаймы или сворую, только бы провернуть это дельце достойным образом.
Решительно свернув в более престижную часть города, я прокляла себя за то, что не захватила телефонный справочник, и поняла, какая же я идиотка: думала, что адвокаты так и расплодились на центральных улицах, словно отделения Нат-Вест банка или «Пиццы-Хат»! Какого черта у них такие скромненькие неприглядные вывесочки? Чем плох здоровый неоновый знак, например?
Наконец я доехала до Найтсбриджа, и сердце мое упало. Это безумие. Здесь разводятся послы и кинозвезды, а не домохозяйки с окраины. Зачем меня сюда занесло? Я развернула машину и с ненавистью покатила к дому. Сколько времени потрачено зря! У Альберт-Холл я подрезала грузовик, за пару секунд пронеслась мимо Кенсингтон-Гарденс, выскочила на Хай-стрит, обозвала козлом какого-то наглого водителя «фиесты», и тут – минуточку, вот многообещающий знак! – резко затормозила. Вокруг меня гудели гудки, но я не замечала, слишком внимательно глядя в окно. Медная табличка на двери георгианского здания из красного кирпича гласила: «Адвокатская контора Томпсон и Картрайт». Не слишком роскошная вывеска, но и не дешевка, и прямо справа подземная стоянка, очень удобно. Я смело развернулась вправо, сквозь поток машин, которые оглушительно засигналили, и исчезла под эстакадой, во мраке недр земли.
Через две минуты я снова вышла на свежий воздух. Меня переполняли оптимизм и уверенность, и я решительно направилась к зданию «Томпсон и Картрайт». Минутку постояла снаружи, разглядывая красную кирпичную кладку. Да, идеально. В духе Джейн Остин. Рука потянулась к массивной медной ручке, но тут я заколебалась. Секундочку, и что я им скажу? Может, притвориться, что мне их кто-нибудь порекомендовал? Или просто записаться, как у доктора? Вообще, нормально ли вот так, без записи, вваливаться в профессиональное учреждение? Я откашлялась и отрепетировала речь. Доброе утро, я хотела спросить, не занимаетесь ли вы семейными тяжбами? Нет, «семейные тяжбы» – слишком круто, будто мы с мужем уже швыряем друг в друга бутылками из-под джина. Доброе утро, я бы хотела записаться на прием по деликатному воп…
– Эй, вы собираетесь входить или нет? – раздался позади меня раздраженный голос.
Я обернулась и увидела ошеломляюще привлекательного мужчину с густыми рыжевато-каштановыми волосами, откинутыми со лба, поблекшим загаром и золотистыми, под цвет волос, глазами. Я благоговейно подняла голову – задирать пришлось высоко. Примерно на шесть футов три дюйма.
– Ммм, наверное, собираюсь, – промямлила я.
– Чудесно, и я тоже, так, может, двинемся наконец? – (У него был сильный американский акцент.) – Я уже несколько минут пританцовываю у вас за спиной, как Фред Астер. Закончили раздумывать?
– Ой! Извините, пожалуйста. – Я отступила в сторону, пропуская его, но он держал дверь и ждал.
– Так вы идете или нет?
– Ммм, да, наверное. Иду. – Я засеменила в мраморный холл и запнулась, обнимая сумку.
– Похоже, вы все еще сомневаетесь, – с улыбкой произнес он.
– Ну, я просто… не могла решить, есть ли у меня время.
– А, крылатая колесница! Унесет, если не будете осторожны. Но не переживайте, вы здесь не задержитесь. – Он улыбнулся. – А если задержитесь, то не успеете оглянуться, как вас обчистят до нитки.
Должно быть, в моих глазах промелькнул страх, потому что его взгляд вдруг подобрел.
– Эй, не бойтесь, тут не так уж страшно, и Марша о вас позаботится. – Он показал на ледяную блондинку за ледяной мраморной стойкой в центре холла.
Я только и успела пролепетать «спасибо», а он уже прошагал мимо и побежал по крутой лестнице через две ступеньки. У него был вид человека, собравшегося штурмовать крепость. Наверху лестницы я в последний раз увидела краешек его темного фланелевого пиджака; потом он пошел по коридору – наверное, в свой кабинет.
Марша оторвалась от книги. Улыбнулась губами, но не глазами.
– Вам помочь? – пропела она.
– О да. – Я подлетела к стойке. – Я просто проходила мимо и хотела спросить: вы занимаетесь семейным правом?
– Да, так же как и коммерческим, имущественным и судебными делами, мадам.
– А можно мне записаться на консультацию по поводу семейной… неполадки?
– Вы к конкретному специалисту? В нашей фирме двадцать три адвоката.
– Ух ты! Да уж, немало… Ну, нет, наверное, разве что… вон тот джентльмен, американец, который вошел вместе со мной, он случайно не специализируется на… ну, вы понимаете… семейном праве и подобных вещах? – Я кивнула в сторону лестницы, чувствуя, что нещадно краснею. – Может, он?
– Этот джентльмен – не адвокат, мадам. Он наш клиент.
– А! А, ну да, конечно. – (Краска расплывалась по моим щекам, как мокрое пятно.) – Просто мне показалось, что с ним можно поговорить. Вот и все.
– Неужели? Вот стерва.
– Да, это так.
– Что ж, боюсь, что не могу предложить вам столь же обаятельного джентльмена, но в следующий четверг днем у мисс Палмер есть свободный час. Вас это устраивает?
– Разумеется, – буркнула я.
– Тогда я запишу вас на четыре. О, и вот распечатка наших расценок. – Она протянула мне бумажку с такими непомерными ценами, что у меня выпучились глаза, но я все равно взяла ее, вымучила натянутое «спасибо» и поспешила вон.
По пути к стоянке я еще раз взглянула на распечатку. Ничего, может, папа меня выручит или даже Филли. Точно, Филли одолжит мне немного, но все равно – деньги на ветер! Господи, ну зачем я вообще за него вышла? Это была моя любимая фантазия, и, спускаясь по лестнице подземной стоянки, я снова ей предалась: опять я стала Рози Кэвендиш, на пальце не было кольца, а на мое имя еще не выписали свидетельство о браке. Существовала всего одна проблема: если бы я до сих пор была Рози Кэвендиш, не было бы Айво, а раз это невозможно представить, с недавних пор мои мечты претерпели изменения. Стыдно признаться, но на этот раз я мечтала о смерти Гарри. Понимаю, это чудовищно, и я чувствую себя жутко виноватой, но если бы вы знали, как трудно сопротивляться таким мыслям.
Я бродила между рядами припаркованных машин, предаваясь зловещим фантазиям, и вдруг замерла на минуту и оглянулась. Надо же, как странно. Готова поклясться, я оставила машину где-то здесь. Я повернула обратно, оглядываясь по сторонам, и вскоре почувствовала жутковатую пустоту в животе. Машины не было. Чертова машина пропала. О господи, мою машину угнали! Предприняв последнюю лихорадочную попытку, я промчалась два лестничных пролета и стала искать парня у турникета. И оказалось, напрасно, потому что Парень с Турникета как таковой перестал существовать: вместо него были щелочка, кнопка и громкоговоритель, молчавший в ответ на мой вызов.
Кипя от злости, я еще раз судорожно обыскала стоянку и обнаружила единственное живое существо во всем помещении – шофера, тихонько поедающего сэндвич с рыбным паштетом за рулем хозяйского «ягуара». Я постучала в окно:
– Вы не могли бы мне помочь?
– В чем дело, милашка?
– Мою машину угнали! – заревела я и сразу же приметила на соседнем сиденье мобильный телефон. – Можно взять ваш телефон и позвонить в полицию?
– Конечно, можно, бери. – Он протянул мне телефон, и я с важным видом впервые в жизни набрала 911. Меня сразу же перевели на местный полицейский участок. У дежурного сержанта был тоскливый голос, как в летаргическом сне, и он ясно дал понять, что меньше всего ему хочется собирать поисковую группу.
– Продиктуйте мне детали, и я занесу информацию в компьютер.
– Ну уж нет, – выпалила я. – Я плачу налоги и прекрасно знаю, что эта парковка находится дверь в дверь с вашим участком! Неужели я прошу слишком многого – всего-то пройти сотню ярдов и осмотреть место преступления?
Он неохотно согласился кого-нибудь прислать.
– Уму непостижимо: ему даже лень оторвать задницу от стула! – возмутилась я, возвращая телефон своему новому другу, шоферу.
– Ну да, считай, они ее уже списали, – сообщил шофер. – Знают, что машинка уже на полпути к Эссексу, так с чего дергаться?
– Это мы посмотрим, – злобно прошипела я. – Большое спасибо, мне нужно возвращаться на место и ждать полицию.
– Удачи, детка. Покажи им, почем сотня гребешков.
Я уж покажу, подумала я, облокотившись о чужую машину в ожидании, когда соизволит явиться полиция. Наверное, помешала их чаепитию с печеньями. Ну уж извините!
Через десять минут из-за угла неторопливо вырулил зевающий констебль. Готова поспорить на деньги, что именно с ним я разговаривала минуту назад. Я слезла с капота.
– Чудеса, правда? – проговорила я, когда он подошел ближе. – Нельзя даже оставить машину на стоянке, чтобы ее не уперли.
– Уже третья за эту неделю, – апатично протянул он. – Это печально известная горячая точка. – Он оглянулся. – Угу, и опять на четвертом уровне. Оставили талон в окошке, да? Мило и удобно, не так ли?
– Да, так я и сделала. Получается, я во всем виновата, да?
– Ну, вы как будто сами напросились, понимаете? Эти парни просто обожают многоярусные стоянки. Темно и приятно, можно спрятаться за другими машинами, пока занят грязным делом, а потом, когда вы уходите и оставляете им талон – что ж, можно сказать, вы сами их и осчастливили. И самое главное, написано же черным по белому: заберите талон! – Он указал на повсюду развешанные таблички и смерил меня испепеляющим взглядом. Этого хватило, чтобы мое контролируемое раздражение переросло в безумную ярость. Я могуче вытянулась во все свои пять футов четыре дюйма.
– Значит, очень типичная ситуация, не так ли? Злоумышленник никогда не виноват, да? К чему винить нарушителя закона? Не обижайте несчастного обезумевшего преступника, ведь, скорее всего, у бедняги было трудное детство!
Полицейский с видом мученика вытащил блокнот.
– Марка машины, мадам?
– «Вольво 404». А если бы мой дом ограбили, вы бы твердили, что я сама напросилась, потому что не установила прочные замки на окнах? А если бы меня изнасиловали, значит, у меня слишком короткая юбка, как же иначе.
– Регистрационный номер?
– К128 UBY. И раз это такая печально известная горячая точка, и за последнюю неделю здесь было три угона, вы не возражаете, если я спрошу – почему вы ничего не делаете? Почему не патрулируете район с немецкими овчарками, обрывающими поводки? Вы даже не передали мое сообщение по рации, даже не послали словесный портрет! – (Не зря я не пропускала ни одной серии «Полиции Майами».) – Может, угонщики уже в туннеле Блэкволл, а вы до сих пор и пальцем не пошевелили!
– Мадам, уверяю, мы приложим всевозможные усилия, чтобы найти вашу машину…
– Не пудрите мне мозги! Я-то вижу, вы ее уже списали! Вы думаете, у меня нет ни малейшего шанса получить ее обратно, просто соблюдаете стандартную процедуру, подслащиваете пилюлю, чтобы меня облапошить, и… – Я вдруг осеклась. Что-то привлекло мое внимание. Я замерла на месте.
– Что там? – он оглянулся.
– Ничего, – ахнула я, торопливо посмотрев на него. Ничего-то ничего, вот только в четырех машинах от нас стоял маленький зеленый «пежо». Маленький зеленый «пежо» Гарри. Всего в четырех машинах, там, где я его оставила.
– Хотите верьте, хотите нет, но у нас очень высокий процент успешных дел, стоит только занести данные в компьютер… Вы сказали «вольво 405»?
– Ммм, да. – (Проклятье! Я искала не ту машину!)
– И если ее не перекрасили, шанс вернуть машину равен восьмидесяти процентам.
– Это… впечатляюще, – выдохнула я. Господи, какой же я была идиоткой! Искала «вольво», а приехала на «пежо»!
– Нам нравится думать, что мы делаем успехи, – напыщенно произнес он. И подозрительно взглянул на меня. – Вы в порядке?
– Да, да, в порядке, большое спасибо, офицер, – прошептала я. – Вы очень мне помогли. Очень… поддержали.
Я испуганно таращилась на него, улыбка застыла на губах. Ну уходи же. Уходи. Почему он так и стоит на месте? Может, что-то заподозрил? И вдруг я поняла: он ждет, что я уйду первой. Ведь у меня больше нет дел на стоянке, так?
Увлекая за собой полицейского, я выскочила на улицу, мило простилась с ним и, помотавшись по району, вернулась на стоянку. Надела очки и подкралась к машине. Забравшись внутрь, я пригнулась, на полной скорости подъехала к турникету, всунула талон, взлетела по наклонной дороге и поехала домой. Только на развороте Хаммерсмит я смогла с облегчением вздохнуть и снять очки.
Откинувшись на сиденье, я размышляла о том, что сказала мне вчера Элис. Может, она была права и я действительно немного того. И похоже, со временем ситуация ухудшается. Буквально на днях я вышла из местного мясного магазина, забыв заплатить за бараньи отбивные. Гарри пришел в ужас.
– Надеюсь, ты отнесла их обратно? – с отвращением произнес он.
– Нет, съела прямо на улице, сырыми! Конечно, отнесла, Гарри, как ты думаешь? Я же не воровка, просто немножко стормозила!
Да уж, стормозила – потеряла машину, которая стояла на месте; выбрала занятие и вышла замуж, хорошенько не подумав… Хотя насчет работы я бы с Элис поспорила. Я ни капли не жалею, что стала поваром, но помню, как ужаснулись мои родные. Они были потрясены.
Как странно: если женщина становится поваром, это вовсе не считается удачной карьерой; все равно что быть домохозяйкой. Все равно что сказать, что хочешь стать специалистом по глаженью, вытиранию пыли или чего-то в этом роде. Но если уж мужчина замышляет нечто подобное, умри все живое! Ведь если мужчина встал к плите, он не просто повар, а креативный гений! Мужчине можно оскорблять персонал, орать на клиентов, отказываться ставить солонки на столы, закатывать регулярные истерики, и к нему надо относиться с величайшим уважением. Я мысленно улыбнулась. Когда-нибудь, подумала я, я тоже буду внушать уважение, но не внушительным пузом или битьем тарелок. Я попросту открою самый потрясающий ресторан, где будут подавать отменно приготовленные блюда, единственные в своем роде. Рецепты блюд годами совершенствовались в моей голове, до мельчайшей крупинки специй в каждой ложечке соуса.
Я вздохнула и свернула на свою улицу. Опять размечталась, Рози, сплошные фантазии, фантазии, фантазии. Ну что ж, я понимаю. И еще вижу, что за последние пару лет слишком погрузилась в себя; кажется, это не очень нормально. Реальная жизнь превратилась в нежеланного гостя и врывалась в мой мир в самый неподходящий момент. Но больше так продолжаться не может, решила я, подъезжая к дому. Отныне все мои фантазии станут реальностью, и, сами посудите, я уже сделала первый шаг, не так ли? Назначила встречу с адвокатом. Хоть какое-то начало.
Я посмотрела на дом. На самом деле мне нужно было забрать всего пару вещей и двигаться дальше. С другой стороны, куда спешить? Айво с дедушкой и бабушкой, Гарри уж точно по мне не скучает, так к чему торопиться? Гнать в Оксфордшир, как в любой другой сумасшедший уикенд? Почему бы для разнообразия не сделать что-то, чего хочется мне, например приготовить что-нибудь для себя, включив радио, – спокойно, одна на кухне. Да, почему бы и нет? Давно хотела опробовать рецепт, который сама придумала – баклажаны в соусе из каперсов и кунжута. И без Гарри, который будет тыкать пальцами в соус и заявлять: «Не мешало бы еще посолить, Клюшка». Да, так будет намного лучше. И если блюдо получится, подумала я, ощутив прилив возбуждения, можно будет добавить его в книгу. Ах да, совсем забыла. Помимо ресторана, в мечтах я была еще и автором кулинарного бестселлера. Делия Медоуз. Ну вот, опять развесила уши.
Запирая машину, я ощутила приятную дрожь, которая появлялась каждый раз, когда я собиралась заняться творческим делом. За ингредиентами я отправилась пешком. Одно из преимуществ – нет, пожалуй, единственное преимущество проживания на Меритон-роуд: наш дом стоит прямо за супермаркетом, так что не нужно сражаться за место на стоянке, а можно просто довезти продукты на тележке прямиком до заднего двора.
В пятницу супермаркет кишел народом, но я точно знала, в каком отделе искать кунжутное семя, каперсы и все остальное. Еще купила кухонные полотенца, колготки, чашки и пену для ванны – на всякий случай, если Гарри вздумается меня проверить, а потом, повинуясь импульсу, свернула в отдел спиртного. Раньше я видела у них такие маленькие бутылочки шампанского – о да, вот они, одна бутылка как раз на один стакан. Если рецепт удастся, подниму тост, отпраздную начало новой жизни. Захватив пакетик кукурузных чипсов для полного счастья, я бодро зашагала к кассам. И вот, когда я витала в облаках, стоя в Очереди, и разгружала свои покупки на конвейер, мне в ухо прошептал чей-то низкий голос:
– И где же вечеринка?
Я резко обернулась. Это был упаковщик продуктов, друг Элисон и, видимо, мой друг тоже. Однако вопреки, а может, благодаря его симпатичной блондинистой внешности – такой весь миленький, что его можно было бы поставить на каминную полку рядом с фарфоровой балериной, – он был совсем не в моем вкусе. Слишком розовощекий и пасторальный, хотя, надо признаться, улыбка краешком губ была неотразима.
– Вечеринка?
Он с притворной тревогой оглядел мою мини-бутылочку шампанского.
– Похоже, намечается кутеж; решили по-настоящему оторваться?
Я рассмеялась. Еще недавно я бы покраснела и поспешила к выходу, схватив сумки, но внезапно мой новый статус придал мне смелости. Я, без пяти минут развеселая разведенка, так почему бы не перекинуться словечком с этим симпатичным и весьма самонадеянным мальцом?
– Вечеринка у меня дома, – с уверенной улыбкой произнесла я. Он ловил мои покупки и раскладывал их по пакетам. – И, к сожалению, праздник закрытый, всего для одного.
– Хотите сказать, я не приглашен?
– Ни в коем случае.
– Эх вы, пьете в одиночестве. Слыхал я про таких женщин. Танцуете по комнате, попиваете втихую, подпеваете пылесосу. Знайте, вы на скользкой дорожке. Завтра вернетесь за двумя бутылочками, потом возьмете три, и не успеете оглянуться, как будете хлестать «Карлсберг» прямо из банки на стоянке.
– Спасибо за предупреждение. Вы явно знаток.
– Да уж, я немало пакетов упаковал. Удивительный способ познать внутренний мир домохозяйки из среднего класса. Чтобы облегчить свой утомительный многочасовой труд, я превратил работу в антропологическое исследование. – Он сделал паузу, намереваясь просветить меня. – Вот у вас, к примеру, весьма изысканный вкус: каперсы, арахисовое масло, шампанское. Высший класс, и, осмелюсь предположить, готовить вы тоже умеете. Но некоторые женщины выглядят как модель буржуазной респектабельности – пиджак от Армани, туфли от Гуччи, – а живут исключительно на вермишели быстрого приготовления и диетической коле. А есть одна дамочка, – он украдкой оглянулся, не подслушивает ли кто, – которая каждый день приходит и покупает шоколадное яйцо «Кэдбери» и большой рулон туалетной бумаги! – Его глаза округлились. – Как думаете, в чем ее проблема?
– Понятия не имею, и даже думать об этом не хочу.
– Я тоже, так что давайте вернемся к вашей вечеринке. Может, что-нибудь принести? Закуски, орешки? Вижу, мы любим баклажаны.
– Любим, точнее, люблю, и вот и все планы на сегодня – всего лишь я и мой баклажан. – (Зря я это ляпнула. Сразу же залилась краской. Глаза блондинчика засветились от восторга.)
– Ах да, как же я сразу не понял, – ахнул он. – Я видел, как вы сжимаете персики в овощном отделе, и бананы всегда покупаете помногу. Ну я и дурак.
– Идиот, – пробурчала я, расплатившись с кассиршей, забрав сдачу и уткнув пылающее лицо в сумочку. – Он всегда так себя ведет? – спросила я девушку за кассой. Та улыбнулась.
– Вообще-то нет. Похоже, к вам у него особый интерес.
– Непонятно почему, я же ему в матери гожусь.
– Может, как раз поэтому? – подмигнула кассирша.
Я поблагодарила ее и поторопилась к выходу, чувствуя, что он все еще смотрит мне вслед. Жаль, у меня не хватило храбрости развернуться и сказать: «Так, молодой человек, вы своего добились. Снимайте-ка штаны, и я покажу вам, что к чему, в отделе замороженных продуктов». Или что-нибудь столь же воодушевляющее.
Я ни капли не удивилась, когда через минуту, когда я шла по стоянке к калитке на противоположной стороне, за спиной послышались шаги в кроссовках девятого размера.
– Позвольте помочь донести сумки, мадам? – пропел он, воспользовавшись моментом.
– Разве вам не надо работать?
– О, у мистера Сэйнсбери такая политика: мы должны провожать замученных делами домохозяек до машин. Это входит в обслуживание.
– Вообще-то его зовут лорд Сэйнсбери, и я не уверена, что он стал бы поощрять вас, если бы вы решили проводить домохозяйку до дома. – Я резко остановилась и одарила его лучезарной улыбкой. – Я пришла пешком.
Он просиял, взял у меня пакеты и пошел дальше.
– Ничего, я все равно вам помогу. Вы же живете неподалеку, да?
– Откуда вы знаете, где я живу, черт возьми?
– Кажется, я выудил эти сведения у вашей подруги. – Он обезоруживающе улыбнулся в ответ.
– Элис? Какое предательство с ее стороны.
– О, она ничуть не виновата. Я привязал ее к железнодорожным путям и приставил к виску пистолет.
Я посмотрела на него. Мне не терпелось спросить: почему он выбрал именно меня? Почему из всех женщин, которые делают покупки в «Сэйнсбери», одной мне такая честь?
– Вы часто так делаете?
– Вовсе нет, – ответил он, и вроде бы искренне. – Но я пал жертвой ваших ласковых зеленых глаз и обворожительной улыбки; меня очаровало то, как вы болтаете с сынишкой, когда катите тележку по рядам, и не кричите на него, как некоторые: «Ради бога, Уэйн, положи на место, не то получишь!» У вас всегда находится время поболтать с девчонками на кассе; к тому же, похоже, вы совсем не замечаете своего обаяния.
– И еще вам нравится, как я сжимаю персики, – напомнила я.
– Да.
– И то, что я замужем?
– С этим не поспоришь.
– Да уж, не поспоришь. Что ж, спасибо, что помогли донести покупки. Как вы наверняка знаете, это мой дом, и дальше я справлюсь сама.
– Могу помочь распаковать пакеты, – с надеждой произнес он.
– Как-нибудь справлюсь.
– Может, пригласите на чашечку кофе? Прежде чем начнется очередная шестичасовая смена за конвейером?
Я замялась. Он явно был совершенно нормальным парнем, но все равно – впустить его в дом? За дверью зазвонил телефон.
– У вас телефон звонит. – Он поднялся по дорожке к двери.
– Слышу. – Я поспешила ему вслед. – Послушайте, спасибо за помощь. Просто поставьте покупки на верхнюю ступеньку, и я… – Я открыла входную дверь и потянулась, чтобы снять трубку. – Алло?
– Кстати, меня зовут Тим, – произнес он, проходя мимо меня через открытую дверь, по коридору и в кухню.
– Рози? Это Элис, как все прошло? – раздался голос в трубке.
– Ч-что? – заикнулась я, завороженно наблюдая, как Тим разгружает пакеты на моем кухонном столе, ставит шампанское в холодильник, а чипсы – в сторону.
– Адвокат! Ты нашла кого-нибудь?
– Да… и не только… – (Проклятье, он бросил пустой пакет в мусорку и принялся распаковывать второй.)
– Послушай, – сказала Элис. – Я тут подумала, может поживешь пока в коттедже?
– В каком еще коттедже? – (Я пораженно смотрела, как он выложил пену для ванны, шампунь, и шел ко мне по коридору. Неужели собирается отнести их в…)
– В Пеннингтоне, куда мы ездим на выходные. Можешь пожить там немного, дом через дорогу от Филли, а мы будем приезжать только на уикенд.
– Ох, Элис, ты просто ангел, но… – (Онемев, я увидела, как он прошел мимо меня, подошел к лестнице и стал подниматься на второй этаж!)
– Эй! – позвала я. – Вернитесь!
– Что? – ахнула Элис.
– Слушай, Элис, можно я тебе перезвоню? У меня тут… кое-кто.
– Кто?
– Тот парень из супермаркета, твой знакомый, – прошипела я. – И он только что пошел наверх!
– Нет! Так надо действовать быстро, Рози. Черт, как классно! И сразу же мне перезвони!
Я швырнула трубку и рванула за ним, перепрыгивая через две ступеньки.
– Эй, вы какого черта делаете, а? – Я выскочила на пустую лестничную площадку. И куда он делся?
– Хотел поставить пену в шкафчик. Вы же здесь ее храните? – послышался голос.
Черт, он в моей ванной, а это может означать только одно – он прошел через мою спальню! Я побежала за ним.
– Так, послушайте…
– Странно, а мне казалось, что вы предпочитаете ванну с солью. Шампунь тоже сюда поставить?
Скрестив руки, я смотрела, как он передвигает бритвенные принадлежности Гарри, чтобы освободить место для шампуня.
– Знаете, а вы наглый.
– Да, мне говорили.
– Как правило, я не пускаю незнакомцев в свою ванную.
– Да бросьте, я вам не верю. Неужто никогда не вызывали водопроводчика? Не прочищали унитаз?
А кто клеил эти миленькие обои в цветочек? Кто клал плитку? Наверняка в вашей встроенной ванной потрудилось немало наемных рабочих, Рози.
– Откуда вы знаете мое имя?
– Оно на вашей кредитной карточке. Колготки отнести в спальню? – Он проскользнул мимо меня в мою комнату.
Внезапно меня охватила паника.
– Послушайте, – тихо проговорила я, приблизившись к двери и застыв там. – Спасибо, вы очень помогли, но теперь вам пора идти.
– Ух ты, смотрите, а вот и ваш сынишка. – Он взял фотографию Айво, стоявшую на моем туалетном столике. Волосы у меня на затылке малость зашевелились.
– Совсем не похож на отца, да?
– Откуда вы знаете, как выглядит мой муж? – ахнула я.
– Вот же его фотография, со дня вашей свадьбы. – Он взял наше свадебное фото и обернулся. – По крайней мере, можно предположить, что это он.
– Да, это он. Знаете, я правда очень хочу, чтобы вы сейчас ушли. Он очень скоро вернется домой и, если честно, будет не рад вас здесь увидеть.
– Не волнуйтесь, – улыбнулся он. – Я не маньяк-убийца с топором, ничего такого, не надо так переживать. Мне просто интересно, вот и все. – Он снова взглянул на Айво. – Да, он вылитый вы.
– Да, это так, и теперь, когда мы разобрались в особенностях генофонда, не будете ли так добры поставить фотографию обратно на столик и свалить из моей спальни к чертовой матери, пока я не…
– Ш-ш-ш, – Тим приложил палец к губам, быстро подбежал к окну и выглянул на улицу.
– Что там?
– Только что подъехала какая-то машина.
– Где? – Я поспешила к окну и посмотрела вниз.
И точно, у дома, за «пежо» Гарри припарковался мой «вольво»! Очень странно, ведь Гарри уехал за город. Хлопнула входная дверь. Потом послышались медленные шаги по лестнице.
– Боже милостивый, – прошептала я.
– Кто это? – спросил Тим шепотом.
– Мой муж!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сожаления Рози Медоуз - Эллиот Кэтрин



Никогда не оставляла комментариев: художественный вкус - дело сугубо индивидуальное. Но "Сожаления..." доставили массу удовольствия, грех не порекомендовать людям, которые хотят немного отвлечься от реальной жизни, почитать не просто женский роман, но очень качественную прозу. Автору явно присуще пресловутое английское чувство юмора, в самом позитивном значении этого понятия. Никаких тебе "возбужденных копий" и "шелковистых пещерок", а читается на одном дыхании. Рекомендую!
Сожаления Рози Медоуз - Эллиот КэтринЛюдмила
28.07.2014, 13.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100