Читать онлайн Сожаления Рози Медоуз, автора - Эллиот Кэтрин, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сожаления Рози Медоуз - Эллиот Кэтрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.75 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сожаления Рози Медоуз - Эллиот Кэтрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сожаления Рози Медоуз - Эллиот Кэтрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эллиот Кэтрин

Сожаления Рози Медоуз

Читать онлайн

Загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Когда ноги перестали меня держать, я рухнула на диван. Уронила голову на руки. Послышался скрип кожаных ботинок: двое полицейских синхронно двинулись ко мне. Джосс сел рядом, Айво был у меня на коленях.
– Я нечаянно, – прошептала я. – Это была самозащита! Клянусь богом, я думала, что он меня изнасилует!
Сержант нахмурился:
– На кухне?
– Нет, в спальне, это случилось в спальне. Там я его и ударила, но я не хотела… боже мой, я просто схватила первое, что попалось под руку, я не виновата, что это оказалась медная лампа! Наверное, она была очень тяжелая, но я не думала, что… – Голос сорвался, и я в ужасе зажала рот рукой.
– Вы ударили его медной лампой? – Сержант снял шляпу и почесал затылок – Но в отчете патологоанатома говорится, что он умер от отравления ядовитым грибом.
– Ядовитым… – И тут до меня дошло. – О! – Я выдохнула. – Да нет, то был Гарри!
– Именно. Ваш муж, Гарри Медоуз.
– О господи, а я думала, вы говорите про Майкла!
– Про Майкла? Кто такой Майкл?
– Ох, Гарри! Да нет, господи, Гарри я не убивала, это была ошибка, несчастный случай! Я думала, вы имели в виду Майкла, что я его убила, размозжила ему голову…
– Тихо, Рози, – торопливо вмешался Джосс. – Уверен, эти джентльмены не хотят быть втянутыми в дурацкую домашнюю ссору. У нас тут произошла небольшая потасовка, офицер, с нашим другом. Он немного перевозбудился, перебрал с выпивкой на Новый год, сами понимаете. – Он сжал мое плечо. – Ты его совсем не задела, Рози, всего-то маленькая царапина.
– Маленькая царапина? Да ты что, шутишь, что ли, там повсюду была кровища! Я так его грохнула – прямо по темечку! Да я не удивлюсь, если куски его мозгов к ковру прилипли или по стенам размазались… О господи, я-то думала, вы пришли сказать, что я его убила!
– Ха-ха-ха! – нервно рассмеялся Джосс. – Такая малышка, как ты? Не говори глупостей, ты и мухи не обидишь! – Он сжал мое плечо покрепче, чуть не вывихнув его из сустава. – Как я и сказал, офицер, никто не пострадал.
– Неужели? – сказал полицейский, подозрительно оглядев меня и достав блокнот. – Должен заметить, ситуация очень запутанная, миссис Медоуз. И где сейчас тот несчастный джентльмен, как вы полагаете? Тот, у кого пробоина в черепе и половина мозгов прилипла к ковру?
– Он сделал ноги, – сказала Марта, выйдя из кухни. Она явно слушала разговор последние пару минут. – Я только что его видела, когда возвращалась из больницы по обходной дорожке. Он немного шатался, хватался за голову и матерился, но кровью не истекал. Увидев меня, он прыгнул в машину, поджав хвост, и тут же смотался. Голова у него поболит, конечно, но больше ему ничего не грозит. – Она фыркнула. – В любом случае, хороший удар топором по яйцам его мигом излечит. – Присутствующих в комнате мужчин не на шутку передернуло.
– Понятно, – слабым голосом произнес сержант. – Хорошо. То есть… я рад это слышать. – Похоже, он был в растерянности. Откашлявшись, он продолжил: – Итак, миссис Медоуз, давайте пока забудем об этом Майкле и поговорим о том, с чего начали. То есть о вашем муже.
– Ах да, о Гарри, – ответила я, радостно вскочив на ноги. – Да, я могу вам помочь, офицер, хотя должна предупредить, я уже разговаривала с полицией Глостершира и вряд ли скажу больше, чем есть у них в архиве. Подождите секундочку, я пойду переоденусь и поеду с вами. Видите, я до сих пор в халате. О боже, вы так меня напугали, я-то думала, вы пришли за мной… думала, что я его убила, и вам кто-то сообщил. Господи, да я, честно, думала…
– Извините. – Джосс вдруг взял меня за руку и вывел из комнаты, промаршировав по коридору. У подножия задней лестницы он развернул меня к себе лицом. – Ты заткнешься или нет? – прошипел он. – Будь поосторожнее, не то они навесят на тебя обвинение в двойном убийстве!
– О, Джосс, не говори ерунды. Майкл не мертв, а Гарри я не убивала, так что волноваться мне не о чем! Я невиновна!
– Я уверен, что это так; но жаль, что секс и насилие словно сговорились и так и следуют по твоим невиновным пятам. Господи, Рози, с тобой сплошные напасти! Тебя чуть не изнасиловали на моем диване, так нет, теперь тебя насилуют в коттедже; ты не убивала мужа, зато убила мужа лучшей подруги!
– Знаю, знаю, – пораженно проговорила я, – это из ряда вон. Сама не понимаю, как это происходит! Я такая тихая, домашняя девушка, но теперь-то все будет хорошо, Джосс, вот увидишь.
– Будем надеяться. Проблема в том, что хотя вся эта мистическая сага серийных изнасилований и увечий, конечно, очень увлекательна, но мне необходимо сесть на самолет, улетающий в Германию ровно… – он взглянул на часы —…через четыре часа. Я по дурости пообещал неделю читать лекции в Кельне в качестве рекламной поддержки своей новой выставки. И несмотря на то, что тема лекций – антигуманность, ее зловещие ужасы даже близко не сравнятся с твоей обычной жизнью. Дело в том, Рози, что меня здесь не будет, а поскольку вокруг тебя все мрут как мухи, мое отсутствие меня весьма беспокоит.
Он устало потер бровь тыльной стороной ладони.
– Да не волнуйся ты за меня, Джосс. Со мной все будет в порядке, правда. Я же знаю, что они не закуют меня в кандалы.
– Потише! – зашипел он на меня, нервно поглядывая в сторону холла. Через приотворенную дверь я видела двоих полицейских, которые грели пятки у еще теплившегося камина.
– Иди, – пробормотал Джосс, слегка подтолкнув меня, – переоденься, пока они не приняли нас за заговорщиков.
Уходя, я решилась и поцеловала его в щеку.


Через четверть часа я уже ехала в полицейской машине в обществе двоих угрюмо молчавших бобби.
– Сайренсестер в другую сторону, – заметила я, оборачиваясь на сиденье, когда мы пролетели поворот.
– Неужели?
– Разве мы едем не в Сайренсестер?
– Мы из полиции Оксфордшира, миссис Медоуз. Мы едем в Оксфорд.
– О! Так это же так далеко! Вы хотите сказать, что проделали такой путь на рассвете лишь для того, чтобы… – Я замолкла. Для того, чтобы забрать меня.
Внезапно я занервничала. Мне стало жарко. Так-так. Значит, мы не просто едем в город, чтобы дружелюбно поболтать за чашкой какао, и эти полицейские – не парочка местных бобби.
Наконец мы заехали на автостоянку, точнее, проехали через автостоянку и остановились прямо у входной двери. Как будто мы действительно… важные персоны. Сержант выпрыгнул из машины и открыл передо мной дверь. Я вышла и нервно улыбнулась, но он на меня даже не посмотрел, лишь обернулся и открыл вращающуюся дверь. Я проскользнула под его рукой и стала ждать с бешено бьющимся сердцем. Он обогнал меня и быстро зашагал по длинному блеклому коридору. Я засеменила за ним, а тот полицейский, что был за рулем и до сих пор не издал ни звука, следовал за мной. Мы остановились у светло-голубой двери с маленьким бронированным окошечком. Сержант распахнул дверь и кивком пригласил меня войти. Я осторожно вошла и огляделась. Комната походила на тюремную камеру. Здесь было холодно и темно; не считая стола и двух стульев по обе его стороны, помещение было совершенно голым. Стены покрашены кондовым серым лаком. Неужели лак более устойчив к царапинам, если кому-то придет в голову молотить в стену или что-то в этом роде? Прямо под потолком располагалось длинное узкое окно, но так высоко, что выглянуть на улицу было невозможно.
– Ждите здесь.
Несколько минут ожидания показались мне вечностью. Наконец дверь с грохотом распахнулась и в комнату вошла женщина средних лет в строгом темном костюме и холодным лицом без признаков макияжа.
– Доброе утро. – У нее был ровный голос. Не враждебный, но всего на волосок от враждебности. Холодный – как у Снежной Королевы.
– Доброе утро, – пробормотала я, подавив желание добавить «мэм».
Она достала из пластиковой папки какие-то бумаги и деловито ими пошуршала. Вошла женщина-констебль в форме, скользнула в угол и застыла как вкопанная, вперив взгляд в одну точку, расположенную над моей головой. Проклятье! Я отвернулась. Тем временем Снежная Королева достала из кейса магнитофон и включила его.
– Я провожу беседу с миссис Рози Медоуз первого января в… – она сверилась с часами, – …восемь часов тридцать две минуты утра.
Вот так, Рози, обреченно подумала я. Такие вот, значит, у них теперь методы. Магнитофон…
– Итак миссис Медоуз… – Она заглянула в свою папочку… – Рози… – подняла голову… – Как мне известно, ваш муж умер в ночь на шестое ноября, спустя тридцать шесть часов после того, как съел ядовитый гриб, общепринятое название которого – пантерный мухомор. Верно?
– Да, верно, – пролепетала я.
– У меня здесь, – она вытащила пластиковый мешочек, – как раз такой гриб. – Она достала гриб с белой ножкой и коричневой шляпкой. – И еще у меня есть… – она выудила второй пакет, – …белый гриб, боровик и лисичка – те грибы, которые якобы собрал ваш муж – Она достала еще три гриба и положила их рядом с мухомором. А потом посмотрела на меня. – Все они отличаются друг от друга, не так ли?
Я откашлялась и собралась с духом. Нет уж, ей меня не запугать.
– Да, но позвольте заметить, у вас здесь собраны довольно яркие представители видов. Этот пантерный мухомор особенно маленького размера и довольно пятнистый, в то время как бывают грибы гораздо большего размера и чисто коричневого цвета. А боровик у вас слишком большой. Маленькие свежие боровики, растущие в лесу, бывают крапчатыми, одного размера с крупным мухомором.
– Понятно. – Она замолкла. – Значит, эти два гриба легко перепутать?
– Их можно перепутать, хотя, на мой взгляд, разница все равно очевидна. – (Лучше быть честной, решила я.)
– Безусловно. Но вы ведь хорошо разбираетесь в грибах, не так ли? Как я понимаю, вы учились у Антонио Карлуччо?
– Да, я закончила четырехдневные курсы.
– И вам не кажется необычным, что вы не заметили разницы, хотя сами их и готовили?
– Да, только я уже говорила: я заглянула в сковороду лишь мельком. Я тогда была невнимательна, думала совсем о другом, а он набрал еще много других грибов, не только те, что есть у вас, но еще и вешенок, и зонтиков; короче, пеструю смесь.
– И все же этот гриб… – она подцепила пантерный мухомор —…явно отличается от других, вам не кажется?
– Да, отличается, – согласилась я, – и для меня загадка, как это я его не заметила, но не заметила же, и мне очень жаль. Я уже говорила.
– Вам жаль, что вы его не заметили, или вы сожалеете о смерти мужа?
– Послушайте, я уже все объясняла глостерширской полиции. Тогда я ответила на все вопросы, неужели необходимо сейчас меня допрашивать?
– Боюсь, что да, миссис Медоуз. Видите ли, со времени прежнего допроса и рутинного допроса членов вашей семьи всплыли некоторые факты. Коронер
type="note" l:href="#n_30">[30]
послал запрос с требованием подробного расследования.
– Неужели? И почему же? – Я попыталась сделать вид, будто мне просто любопытно, но мой вопрос прозвучал очень встревоженно.
Тишина. Она перевернула страницу в папочке, что-то прочитала – или притворилась, что читает, – полностью меня игнорируя. Я чувствовала, что вся горю. Ладони взмокли, по лбу стекала капелька пота. Наконец она подняла глаза. Вид у нее был непроницаемый.
– Миссис Медоуз, в предыдущей беседе с полицией – и только что – вы упомянули, что, когда ваш муж показал вам грибы, вы были невнимательны. И думали о чем-то еще. О чем, не скажете?
– Ну… я точно не помню.
– Вы не думали о том, чтобы развестись с ним?
– О! Да, да, наверное, я могла думать именно об этом.
– Вы планировали развестись с ним?
– Да.
– И сообщили ему об этом?
– Да.
– И как он отреагировал?
– Ну, он… был не в восторге.
– Он был не в восторге. То есть он противился разводу.
– Да.
– Правда ли то, что он воспротивился до такой степени, что заявил, будто готов сразиться с вами в суде? И не только, – если процитировать слова вашей сестры, он собирался судиться за право опеки над вашим сыном. И, судя по всему, был уверен, что выиграет.
– Да, он хотел забрать Айво.
– И разве он не сказал, что готов лгать, обманывать, чернить ваше имя, выставить вас негодной матерью – одним словом, не останавливаться ни перед чем, будь то разумные или неразумные поступки, чтобы отнять у вас сына?
– Да, он так сказал, но…
– Как удобно, что он умер прежде, чем события приняли такой оборот. Вам не кажется?
– Вы что же, полагаете, что я убила его, чтобы он не забрал у меня Айво?
– Я не знаю, Рози. А зачем вы его убили?
– Господи, нет! Я его не убивала! Я не то хотела сказать, я просто… Господи, да не убивала я его!
Я замолкла под ее взглядом. Молчание было невыносимо. Я сильно впилась ногтями в ладони под столом. Спокойно, Рози, спокойно. Наконец она опустила глаза, медленно перевернула страницу в своей папке и скрестила руки.
– Скажите, ваш муж всегда сам собирал грибы к завтраку?
– Когда мы… – (Голос у меня получился пищащим, неестественным. Я откашлялась.) – Когда мы гостили у родителей, да. Он очень любил хорошо поесть, а рядом растет много грибов. Он считал их лакомством.
– Значит, было очень просто все подготовить, не так ли? Сорвать какой-то особенный гриб, положить его в карман, рассчитать время и потом, когда никто не смотрит, просто подкинуть его в сковородку?
– Я ничего подобного не делала! – Я встала, уронив стул. Сердце выпрыгивало из груди.
– Я всего лишь предположила, что это было бы просто, – спокойно проговорила она. – Прошу вас, миссис Медоуз, сядьте.
Дрожащей рукой я подняла стул и снова села.
– Миссис Медоуз в гневе встала и снова села, – продиктовала она для протокола. Я уставилась на нее; вся потная, взмокшая, напуганная до смерти.
– Скажите, имя Тимоти Маквертера вам о чем-нибудь говорит?
– Нет. А что?
– Уверены?
– Да, уверена.
Она поджала губы и вытащила из папки фотографию. Протянула мне. Я знала, что она следит за моим лицом. И уже приготовилась отдать ей снимок, как…
– О! Это же Тим.
– Значит, вы его знаете.
– Ну да, знаю, но только как Тима, а не Тимоти Как-Там-Вы-Его-Назвали. – Я передала ей фотографию. – Он работает упаковщиком продуктов в супермаркете «Сэйнсбери», в Уондсворте. Мы едва знакомы, так, пару раз разговаривали. Болтали.
– У вас была с ним связь?
– Нет! – ахнула я. – Господи, нет, конечно!
– И тем не менее ваш муж, как-то днем вернувшись неожиданно домой, застал вас с ним в спальне.
– Откуда вы…
– Откуда я узнала? Мы же детективы, миссис Медоуз.
– Послушайте, я знаю, что это выглядит… странно, даже компрометирующе, но все было не так. Он помог мне донести покупки из «Сэйнсбери» и, пока я говорила по телефону, отнес мыло и пену для ванны наверх, в ванную.
– А потом пошел в спальню.
– Да, но…
– Куда вы и последовали за ним через несколько минут. Там муж вас и обнаружил. Знакомая ситуация, не правда ли? Домохозяйка и симпатичный молодой парень из местного супермаркета? Можно предположить, – задумалась она, изогнув бровь и сосредоточенно постукивая карандашиком, – что могло бы произойти, если бы ваш муж не пришел домой в тот самый момент. Можно предположить, по какому сценарию развернулись бы события. И можно предположить, как часто этот парень помогал вам донести покупки до дома, поднимался наверх, чтобы положить мыло в ванную, салфетки в спальню, потом замирал у кровати, садился и…
– Никогда! – закричала я, давясь слезами ярости. – Это неправда, ни одно слово, все было по-другому. Боже, да спросите его, если не верите мне!
– О, Рози, мы спрашивали.
– И?
– И он признался, что у вас была связь.
– Он признался… но это же невозможно! Это абсурд, вы лжете, это неправда, спросите кого угодно!
– Спросили. Сотрудники универмага «Сэйнсбери» подтвердили, что он за вами ухаживал; ваша соседка видела, как он входил к вам в дом; его друзья говорят, что вы двое были той еще парочкой.
– Где он? – прошептала я, собрав последние силы. – Позвольте мне с ним увидеться. Дайте поговорить с ним. Вы поймете, поймете по его реакции, что все это неправда! – Волосы у меня встали дыбом. Я была в ужасе.
– Увы, это невозможно. Во-первых, подозреваемым по закону запрещено сопоставлять показания. И во-вторых, мистер Маквертер в данный момент находится под стражей по другому делу, так что свидания запрещены.
– Хотите сказать, вы его арестовали? За что?
– Рози, я еще раз вас спрашиваю. У вас была связь с Тимоти Маквертером или нет?
– Нет! Не было никакой связи!
– А я говорю, была, и вы вдвоем сговорились убить мистера Медоуза с целью получить наследство, которое полагалось ему от дяди, Бертрама Медоуза.
– Вы с ума сошли. Это бред!
– Неужели? – Ее губы растянулись в тонкой, лицемерной улыбочке.
Я открыла рот, но мне не хватило ни духу, ни слов. Я сидела неподвижно, в ступоре, глядя на нее, а она невозмутимо сверлила меня глазами. Наконец ко мне вернулся дар речи.
– Послушайте, – промямлила я. – Я передумала. Я вам больше ничего не скажу. Я требую адвоката.
– И я очень вам рекомендую поскорее его найти. Если хотите узнать мое личное мнение, он вам понадобится. Я прерываю беседу с миссис Медоуз ровно в… – Она выдвинула часы из-под рукава… – девять часов двадцать одну минуту. – Она вытащила пленки, положила одну в карман, протянула вторую мне, встала и сунула документы под мышку. Я подняла голову.
– Куда вы меня отведете? Куда мне идти?
– Домой, наверное.
– Н-но… вы же сказали…
– Мы не предъявляем вам обвинение. Пока еще нет. Нужно уточнить некоторые мелкие детали, но будьте покойны, Рози, мы скоро опять встретимся. Думаю, это всего лишь вопрос времени, и скоро мы будем видеться очень часто. Желаю приятно провести день.
И с этими словами она выплыла из комнаты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сожаления Рози Медоуз - Эллиот Кэтрин



Никогда не оставляла комментариев: художественный вкус - дело сугубо индивидуальное. Но "Сожаления..." доставили массу удовольствия, грех не порекомендовать людям, которые хотят немного отвлечься от реальной жизни, почитать не просто женский роман, но очень качественную прозу. Автору явно присуще пресловутое английское чувство юмора, в самом позитивном значении этого понятия. Никаких тебе "возбужденных копий" и "шелковистых пещерок", а читается на одном дыхании. Рекомендую!
Сожаления Рози Медоуз - Эллиот КэтринЛюдмила
28.07.2014, 13.34





очень захватывает роман, невозможно оторваться, большое сожаление что закончила читать
Сожаления Рози Медоуз - Эллиот КэтринЛилия
8.05.2017, 11.08





очень захватывает роман, невозможно оторваться, большое сожаление что закончила читать
Сожаления Рози Медоуз - Эллиот КэтринЛилия
8.05.2017, 11.08








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100