Читать онлайн Такая милая пара, автора - Йеллин Линда, Раздел - 28 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Такая милая пара - Йеллин Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Такая милая пара - Йеллин Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Такая милая пара - Йеллин Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Йеллин Линда

Такая милая пара

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

28

– Что там у вас творится? Рой говорит, что это похоже на карантинный барак?
Вэнди, подруга Майкла из Портленда, позвонила мне на следующий после возвращения в Чикаго вечер. Я уже знала ее манеру говорить – сплошной бурный словесный поток, так что старалась без нужды не прерывать.
– Всякий раз, как мы звоним, трубку снимает мистер Вэдлан и сообщает, что Майкл либо слишком устал, либо слишком подавлен и не хочет ни с кем общаться. Мы пишем письма, но не знаем, читают ли ему их... Хотим слетать туда, но не знаем, как отнесется к этому Майкл...
– Родители его опасаются, что лишние эмоции повредят ему, – вяло попыталась оправдать я поведение Ведланов-старших. – Они не хотят, чтобы что-то расстраивало его.
– Человек умирает! Именно это его и расстраивает.
«Интересно, что рассказывал Майкл своим друзьям обо мне?» – подумала я. Вэнди между тем продолжала непринужденно болтать, словно мы были знакомы, по меньшей мере, десять лет.
– Точно так же они отрезали его от нас в больнице. Просто повесили на дверь палаты табличку «Никаких посетителей». Но ведь я – медсестра, и только благодаря этому мне удалось проникнуть к нему. Мистеру Ведлану очень не хотелось, чтобы врачи открыли Майклу правду о том, что он стоит на краю могилы... Но Майкл – взрослый человек, и он имел право все знать. Когда врач объявил ему об этом, я находилась с его родителями возле двери. И что ты думаешь? Кто-нибудь бросился к постели бедного парня, которого только что приговорили? Ничего подобного. Она замерли по обе стороны двери, словно каменные изваяния. Я вбежала в палату – несчастный сидел на кровати и плакал. И только спустя минут десять вошла его мать и сразу же принялась суетиться вокруг присланных его друзьями цветов. Майкл плакал навзрыд. Я набралась смелости и обратилась к ней: «Миссис Ведлан, Майкл сейчас очень подавлен». Мне хотелось обратить ее внимание на состояние сына. Ты знаешь, что она ответила? «О, Вэнди, надеюсь, ты не собираешься забирать сегодня свою вазу?» Ну, подумать только! А потом мы с мистером Ведланом вдрызг разругались. Он попытался забрать у нас вещи Майкла! Понимаешь, его инструменты, одежду, рыболовные снасти... Мерзкая была сцена. Я орала на него в холле больницы: «Но ведь он еще не умер...» И все такое прочее. В конце концов, весь его скарб перекочевал в камеру хранения. А кое-что пока оставил у себя его сосед – Джим. Ну, телевизор там... А ты давно говорила с Джимом?
– Не очень. Думаю, самое время мне созвониться с ним, да боюсь навязываться.
– Навязываться? Да ты же сейчас единственная ниточка, связывающая нас с Майклом! Ведь ты будешь видеться с ним каждый выходной! Правда?
– Надеюсь, что так. Мне бы очень хотелось.
– Мне легче от мысли, что ты будешь рядом с ним. Знаешь, я думаю, что дух и тело связаны друг с другом. Люди могут выдумать себе тяжелую болезнь, например, рак. Но тогда сильные духом могут преодолеть телесную немощь, правда? – наступила тишина, похоже, моя собеседница переводила дыхание. Затем она снова принялась трещать: – Рой говорит, что единственное, что удерживает Майкла в живых, – это ты.
– Не заносись!
Это Пайпер снова принялась давить мне на психику. Мы с ней медленно продвигались в очереди к окошечку на почте. Так я проводила свой законный обеденный перерыв. Прямо перед нами стоял какой-то неопрятного вида мужичок, который все время дергал плечами и противно сопел.
– Вряд ли это можно назвать приятным времяпрепровождением... Такое тесное общение с народом, – Пайпер прошептала это достаточно громко, чтобы довести это до сведения мужичка. В ответ он злобно фыркнул. – Мне казалось, что психологам полагается любить людей...
– А я их и люблю. Мне нравятся люди, с которыми я общаюсь. А вот незнакомых – не выношу!
Тем временем мы продвинулись вперед еще на шаг. Служащая отсчитывала толстыми пальцами сдачу так, будто она никогда до этого дня в глаза не видела американских денег.
– Если тебе скучно, можешь пойти поглазеть на плакаты, – смилостивилась Пайпер.
– Ты сказала, что я заношусь... Что ты имела в виду? Просто хотела меня обидеть или что-то еще?
– «Еще». Впрочем, ты действительно очень высоко себя ценишь. Да и любой, кто думает, что может спровоцировать у кого-нибудь раковое заболевание, – просто самовлюбленный идиот! Думать так, значит считать, что ты можешь управлять ситуацией... И вот здесь ты не права. Этого тебе не дано.
Стоявший за нами мужик, уже несколько минут прислушивавшийся к нашему разговору, перестал жевать свою жвачку и согласно кивнул.
– Майкл не может, есть, не может ходить... Ты думаешь, что это – твоя вина. На самом деле ты не имеешь к этому никакого отношения.
Пайпер аккуратно оборвала ниточку на своем профессионально элегантном костюме. Мы продвинулись еще на шаг, но все равно от заветного окошечка нас отделяло еще шесть человек. Я понизила голос, чтобы наши любопытные соседи по мукам не услышали моих слов:
– Майкл любил меня, а я бросила его. И он почувствовал одиночество и был так подавлен. А меня не было рядом. Вот он и надумал себе рак, и все так и случилось...
– Тебе не следует винить себя.
– Нет, я права. Видишь, как все просто.
– Но ты же всегда любила его. Просто он оказался для тебя неподходящим мужем.
– Это ничего не меняет, – я энергично тряхнула головой. – Он заслуживал лучшей участи.
– Лучшей, чем ты?
– Лучшей, чем то, что с ним случилось.
– Все мы заслуживаем лучшего, – вздохнула Пайпер. Сосед сзади согласно кивнул головой.
– Я любила его, но бросила. Кто мог знать, чем это все обернется! А теперь его родители отгородили его от меня железным занавесом.
– Майкл жаловался?
– Как он может жаловаться на них? Ведь он от них во всем зависит.
– Зависит? Да они же просто заботятся о нем.
– Но им не следовало бы тогда изолировать его от друзей... Или от меня.
На лице Пайпер определенно угадывалось желание встряхнуть меня.
– Когда все вышло из-под контроля, естественно, возникает желание упорядочить хоть что-то...
– Боже мой, всю эту неделю я ощущала, как он любит меня, – сказала я скорее себе, чем ей. – Не помню, чтобы я чувствовала себя так любимой, как в эти дни.
– Ну, может быть, и он тоже любит тебя больше сейчас.
– Ненавижу Кристофера! – неожиданно для самой себя закричала я. – Если бы не он, возможно, мы бы попытались все уладить! Может быть, у нас бы все получилось!
– Фрэнни, ты пыталась все эти десять лет. И безо всякого результата.
Пайпер наконец прорвалась к окошечку. Парень за стойкой профессионально любезно улыбнулся ей. Затем повесил табличку «Перерыв» и отправился обедать.
Работа была как работа.
Я могла ее выполнять, но, не слишком вдаваясь в детали. Мой напарник никогда не жаловался. У него в семье один раз была подобная ситуация, так что он заверил, что все понимает. Я не была уверена, что это так, но все же испытывала чувство признательности. Внезапно оказалось, что почти каждый из моих коллег и знакомых имеет в запасе историю о каком-нибудь больном с опухолью мозга и ему не терпится рассказать ее мне.
Надин позвонила мне на работу в промежутке между кормлениями грудью.
– Я уже слышала, – начала она. – Это ужасно. Представляю, как ты мучаешься. Друг сестры моей соседки по комнате из колледжа умер от опухоли мозга. Но до этого он несколько месяцев был в отключке. Ничего не соображал, ну прямо как растение... Мне сначала хотелось послать Майклу открытку, но, знаешь... я подумала, что веселенькая открытка для такого случая не подойдет. Как можно писать что-либо веселое человеку, который уже никогда не поправится?
– А ты напиши что-нибудь вроде «вспомни меня».
– Ну не знаю... Он не расстроится от того, что не сможет думать обо мне?
– Он отлично соображает! – закричала я. – Иногда, правда, бывает немного рассеян, и ему все труднее обслуживать себя, но голова у него работает! – Перед тем как бросить трубку, я добавила: – И я уверена, ты – это именно то, о чем он думает!
– Люди – маньяки. Никто не знает, что следует говорить или делать. Кто сможет ответить на вопрос – как следует разговаривать с умирающим? – ревела я, в то время как Холли подавала приготовленный для моей «моральной» поддержки салат. Она сочувственно произнесла:
– Я тут испекла булочек, – и она посмотрела на меня с таким состраданием, что я опять разрыдалась.
– Спасибо, – сказала я, чуть-чуть успокоившись. – А сейчас я должна позвонить в Спрингфилд. Возможно, сейчас мне удастся застать Майкла между ужином и отходом ко сну. Я хочу поговорить с ним. Но как страшно снять трубку!
– Опасаетесь плохих новостей?
– Нет. Да. Просто боюсь, и все.
– Ну что ж, попробуйте, – ободряюще улыбнулась она.
– Я, пожалуй, позвоню из спальни. Устроившись на старом меховом покрывале, я набрала номер Ведланов. К аппарату подошел Гордон.
– Дом Ведланов, – сухо произнес он, словно был собственным дворецким.
– Привет, это Фрэнни. Надеюсь, я звоню в удобное для вас время? Я надеялась застать Майкла после ужина.
– Он не ужинал, – ответил Гордон, и меня поразило напряжение и злость, сквозившие в его голосе. – Он спит. Последние два дня были просто ужасными. Мы тут все на грани срыва. Он уже сдался. Это видно даже по тому, как он двигается. А сегодня он даже не поехал на облучение. Мне пришлось пригрозить, что завтра я потащу его туда на себе.
И я действительно могла представить мумию моего бывшего мужа на руках восьмидесятидвухлетнего старца.
– Мне приехать прямо сейчас?
– То же самое хотят сделать и эти его друзья из Портленда. Ну вот, теперь и меня перевели в разряд «этих друзей».
– Хорошо, это поможет?
– Твое появление может опять вызвать проблемы! – на одном дыхании зло выпалил Гордон.
– А его-то вы спрашивали?
– Последние пару дней – нет.
– Но ведь он говорил мне, что хочет, чтобы я была рядом. – Мой тон уже ничем не отличался от того, каким говорил Гордон. – Разве вам трудно его спросить?
– Только не сегодня! – сорвался на крик он. – Нет ничего, что ты могла бы сделать для него. Ничего, что мы уже не делали бы! Сейчас ему могут помочь только медики. А сейчас извини, мне нужно срочно созвониться с врачом.
– Что ж, завтра к полудню я свяжусь с вами снова, а вы уж узнайте, пожалуйста, нужна ли я ему.
Похоже, трубки мы бросили одновременно.
Каких же трудов мне стоило на следующий день дозвониться в Спрингфилд. Трижды я снимала трубку, а потом опускала на рычаги. Наконец с четвертой попытки я все-таки отважилась набрать номер, но оказалось, что нервничала я напрасно – на том конце провода никто не отвечал. Я принялась лихорадочно соображать – как мне разыскать Майкла, и, наконец, надумала позвонить в больницу. Спросила, не поступал ли к ним такой-то. Оказалось, да, поступал, но никакой информации они дать не могут. И соединить с палатой тоже невозможно. Однако дежурная сестра, которой я соврала, что я его родственница, сообщила, что организм Майкла был чрезвычайно обезвожен, но после проведенного лечения ему стало несколько легче, и он даже чуть-чуть поел.
Я размышляла – что же мне следует предпринять дальше. Позвонить еще раз, спросить Норму или Гордона и узнать у них, как дела? Нет, слишком очевидна их враждебность. Еще раз перезвонить медсестре? Тоже не лучший выход. Она может полюбопытствовать – кем я все-таки ему довожусь. Может быть, стоит просто нагрянуть туда без приглашения? Точно. Почему бы и нет? Кто посмеет выкинуть меня из больницы? Но для охраны, чтобы избежать атаки вязальными спицами, прихвачу-ка я с собой моих стариков! А что? Похоже, меня осенила великолепная идея!
Мама сразу же согласилась и принялась выяснять – какой ресторан в Спрингфилде считается самым изысканным?
– Мы возьмем туда его родителей и дадим вам, дети, возможность побыть наедине, – предложила она.
Да, мама и в свои годы оставалась натурой романтической!
– Куда? – недоуменно переспросила я.
– Конечно, в лучший в Спрингфилде ресторан! – недоуменно ответила она.
Это была действительно неплохая идея... Если не считать того, что пришлось на протяжении двух сотен миль слушать, как Поль насвистывает себе под нос свой любимый залихватский мотивчик.
Майкл выглядел в миллион раз лучше прежнего. Он сидел на краю своей кровати – без очков, без повязки. А волосы на этот раз были аккуратно подстрижены. Он жадно лакомился аппетитным на вид блюдом – жарким с гарниром из брюссельской капусты.
– Привет! – бодро воскликнул он. – Надеюсь, ты не станешь возражать, если я продолжу свою трапезу?
Его настроение по сравнению с нашей последней встречей явно улучшилось.
Когда мы приехали, Норма сидела на стуле рядом с его кроватью и усердно вязала. Не прошло и пяти минут, как в палате появился и Гордон. Я постаралась сразу же расшифровать выражение его лица в тот самый момент, когда он увидел сначала меня, а затем все наше семейство. Это был какой-то странный коктейль мрачности, вежливости и теплоты... Но доминировало, вполне очевидно, удивление: «а – вы – то – что – здесь – делаете?»
Все наши мамы-папы расселись вокруг кровати. Я встала рядом с Майклом и ласково провела рукой по его волосам. Похоже, облучение не пошло ему на пользу. Часть его шевелюры осталась у меня в руках.
– Ну-у, – протянула я. – Мгновенное облысение. Просто схватил лишних рентген...
– Ах да, нас об этом предупреждали, – Майкл за обе щеки уплетал брюссельскую капусту.
Мама беспрестанно болтала, словно она поставила перед собой задачу очаровать гостей на званом обеде. За все это время Поль едва ли вымолвил хоть одно слово, что было весьма нехарактерно для него. Но общими усилиями моим родителям удалось уговорить старших Ведланов перекусить в «неплохом ресторанчике». Я увидела, как мама наклонилась к Гордону и многозначительно прошептала:
– Вы всегда были нам как родные. Другие наши сватья не такие.
Я тотчас же подумала – как бы реагировали на это родители моих сестер и их мужья, но была слишком занята Майклом, чтобы засорять голову всеми этими мыслями. Прошло несколько минут, они отчалили, затем приятная рыжеволосая девушка убрала использованную посуду, и мы, наконец, остались одни. Наконец-то Майкл полностью был в моей власти!
– Я устал, – сказал он. – Думаю, неплохо было бы вздремнуть.
– Прямо сейчас?
– Ну, это сейчас наступает для меня тогда, когда я устаю.
– А?.. – у нас было так мало времени, и мне не хотелось его терять даром. – Ну что ж, – промямлила я. – Ложись, а я присмотрю за тобой...
Я сидела и наблюдала, как он спит. Тихонько вошла медсестра и поправила что-то. Майкл не проснулся. Наконец я стала гипнотизировать его. «Скорее просыпайся. Просыпайся, пока не вернулись родители».
Наконец он проснулся.
– Привет, – сказал он как будто удивившись, что видит меня рядом.
Я приникла к нему так близко, как это можно было сделать в нашем положении.
– Дорогой, ты – в порядке? Я так скучала без тебя всю неделю. Я так рада видеть тебя, – прошептала я, стараясь не прикасаться к его волосам. – Мне так тоскливо без тебя. Все это время, пока ты был в Орегоне, а я – в Чикаго, мне так не хватало тебя. – Все, что я говорила, звучало как абсолютная правда. – Ты нужен мне, – продолжала я.
– И ты – мне, – Майкл смотрел на меня с таким трогательным выражением на лице. – Вот почему я так и не выбрал себе другую. – Он присел и прикрыл рот ладонью. (Так делают дети, когда собираются поделиться «большим секретом».) Я склонилась к нему еще ближе, он понизил голос. – Но я не думаю, что мне долго осталось жить, и это будет нечестно по отношению к тебе...
Я взяла его руку и приникла к ней губами:
– Что ж, воспользуемся временем, которое у нас осталось, с максимальной пользой...
А потом у нас уже не было времени поговорить наедине, потому что неожиданно заявился Клиффорд. Он сразу же начал рассказывать неприличные анекдоты. Поведал нам о своем несостоявшемся вчерашнем свидании. Эта динамистка, оказывается, ему не дала... А он уже год как холостякует, и как вообще такие еще на свидания ходят... На это Майкл заметил, что он был холостяком почти три года.
Я сидела расстроенная и подавленная, потому что подумала, что он не занимался любовью с тех пор, как я уехала из Портленда. Мне очень не хотелось думать, что он «постился» все это время... И я приняла решение, каким угодно образом заняться с ним любовью, хоть бы это и стоило ему жизни.
Затем возвратились наши родители. Поднялась обычная в таких случаях суета: «Спасибо... До свиданья... и так далее».
И только проделав половину обратного пути, я осознала, что мы с Гордоном так и не перекинулись друг с другом ни словом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Такая милая пара - Йеллин Линда

Разделы:
123445678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637

Ваши комментарии
к роману Такая милая пара - Йеллин Линда



Невероятно грустный,но хороший роман,к сожалению, реальная жизнь это не сказка.
Такая милая пара - Йеллин ЛиндаДуся
21.07.2013, 23.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100