Читать онлайн Невеста поневоле, автора - Элиот Ливия, Раздел - 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста поневоле - Элиот Ливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста поневоле - Элиот Ливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста поневоле - Элиот Ливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Элиот Ливия

Невеста поневоле

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8

Руки у нее действительно были особенные. Сэм сидел на стуле посреди гостиной, а Самира стояла у него за спиной, и ее прикосновения создавали странное ощущение: в голове как будто гулял легкий свежий ветерок.
– Как вы себя чувствуете? – спросила Самира. Она была в тонкой бледно-зеленой блузке и широких кремовых брюках, на шее у нее висела золотая цепочка с медальоном, в ушах золотые сережки с сапфирами.
– Честно говоря, не ожидал такого эффекта, – совершенно искренне ответил Сэм. – Чувство такое, словно в мозгу рассеивается туман.
– А боль?
– Боль? Ах да, боль… Уменьшилась… почти исчезла. Где вы этому научились?
– Меня научила бабушка. Она говорила, что я переняла ее дар. Бабушка лечила… – Самира поймала себя на том, что рассказывает не придуманную, а подлинную историю, и прикусила язык. – В общем, мне до нее далеко.
– Как вам нравится наш круиз? – поинтересовалась Софи. – У нас с Сэмом были другие планы, но в последний момент у знакомых возникли проблемы и они предложили билеты нам. Откровенно говоря, я ожидала немного другого.
Самира улыбнулась. Ей нравились эти люди, нравилось их отношение друг к другу, непринужденность и даже некоторые странности в поведении.
– Я понимаю, что вы имеете в виду. Вся эта программа для супружеских пар…
– Меня бесит наш шоумен Джеки, – призналась Софи. – Я бы с удовольствием сбросила его за борт.
– Дорогая, ты слишком строга к бедняге, – мягко укорил ее Сэм. – Он заучил определенную роль и не видит оснований что-то менять. У нас в управлении полиции был парень…
– Мой муж полицейский, – поспешно вставила Софи. – В отличие от меня он постоянен в своих привязанностях.
– Какие опасные признания, – пробормотал Сэм. – Придется установить за тобой наблюдение.
Софи рассмеялась и сделала шаг в сторону, чтобы видеть лицо гостьи.
– Зачем, милый? Саутгейт такой маленький городок, что тебе все доложат и без наблюдения.
При слове «Саутгейт» руки Сары на мгновение остановились.
– Я, пожалуй, приготовлю что-нибудь. Миссис Тайлер?
– Я бы выпила чаю.
– Отлично. А ты, милый?
– Присоединяюсь к миссис Тайлер.
– Итак, три чая, – пробормотала Софи и, многозначительно взглянув на Сэма, удалилась в крохотную кухоньку.


Чаепитие затянулось. Софи не только приготовила чай и извлекла невесть откуда настоящие английские кексы, но и умело вела беседу, то и дело втягивая в разговор гостью. Наблюдавший за ней Сэм не мог не признать, что из его напарницы получился бы отличный детектив. Впрочем, все свое внимание он сосредоточил на Саре, мысленно сверяя ее внешность с описанием Дженкинсона и Роллинга. Основные характеристики совпадали, но никаких восточных черт, за исключением, пожалуй, темных глаз, в ее лице не просматривалось. Молодая женщина хорошо, практически без акцента, говорила по-английски. Она явно получила неплохое образование, но некоторых тем избегала. Держалась она несколько застенчиво, но не робко. И все же не это было главное, а то, что она вызывала у Сэма несомненную симпатию. Сара, если таково было ее настоящее имя, никак не соответствовала его представлениям о шантажистах.
Если он слушал и анализировал, то Софи интересовали более практические вопросы. Она сменила чашки – как догадался Сэм, чтобы взять отпечатки пальцев, – и даже попыталась снять с плеча гостьи несколько волосков.
За окном уже начало светлеть, когда Самира, бросив взгляд на часы, грустно улыбнулась и отодвинула блюдце.
– Спасибо за угощение, но мне пора.
– Это вам спасибо, – сказала Софи. – Вы избавили Сэма от боли, и я надеюсь, что он еще успеет уделить мне немного внимания. Знаете, мужчины как дети. Когда у них что-то болит, они забывают обо всем на свете. Даже о своих прямых обязанностях.
Сэм с трудом удержался от вполне уместного в таких случаях замечания.
– Я вам очень благодарен, Сара, и надеюсь, что у меня еще будет возможность отблагодарить вас по возвращении в Англию.
– Не знаю, вернусь ли я в Англию, – ответила Самира и тут же поспешила исправить ошибку: – У мужа дела, так что нам, наверное, придется задержаться во Франции. – Она начала подниматься, но задела локтем ложечку, и та упала на ковер. – Ох, извините, я такая неловкая. – Сара наклонилась, на мгновение опередив Сэма. Пола блузки немного задралась, обнажив полоску спины.
Оставшаяся сидеть Софи увидела, как замер вдруг Сэм, уставившись на эту полоску. Лицо его на мгновение переменилось, и промелькнувшее на нем выражение отразило даже не страх, а ужас.
Гостья подняла ложечку, положила ее на стол и, попрощавшись улыбкой с Сэмом, направилась к двери.
– Я вас провожу. – Софи торопливо сорвалась с места. – Милый, надеюсь, ты не уснешь за две минуты.
Сэм не ответил – вид у него был такой, словно он только что пережил встречу с коброй.


Вернувшись, Софи застала Сэма сидящим на диване в состоянии глубокой задумчивости.
– Что случилось? – с тревогой спросила она. – В какой-то момент я подумала, что ты увидел привидение.
– Почти.
– Так в чем дело, Сэм?
– Ни в чем.
– Не увиливай от ответа. Это произошло, когда она наклонилась. Согласна, у нее прекрасная кожа, но, смею заверить, моя не хуже. Хочешь убедиться? Я могу показать.
– Подожди. – Он встал и прошелся по комнате. – Ты взяла образцы?
– Да. Чашку и волосы. Они у нее крашеные.
– Почему ты так решила?
Софи устало вздохнула.
– Это же так просто. Достаточно посмотреть на корни и…
– Хорошо. Мне нужно срочно отослать их в Лондон. Пожалуйста, положи все в пластиковые пакеты. Я должен позвонить в Саутгейт.
– Сейчас? Но все еще спят!
– Дело слишком важное. – Он подошел к ней и взял ее за плечи. – Софи, у меня к тебе огромная просьба.
– Я слушаю.
– Меня не будет часа три или четыре.
– Я пойду с тобой и…
– Нет, – решительно оборвал ее Сэм, и Софи поняла – на этот раз он не пойдет на уступки. – Во-первых, мне нужно проникнуть в номер Тайлеров и взять его отпечатки. Я сделаю это, когда они пойдут завтракать. Ты меня прикроешь, хорошо?
Она кивнула.
– Во-вторых, я хочу, чтобы ты позаботилась о Саре. Мне кажется, ей угрожает опасность. Постарайся быть поближе к ней. Не навязывай своего общества, но по мере возможности не оставляй ее без присмотра. Встретимся в отеле в два часа. У тебя есть сотовый?
– Нет.
– Вот. – Он достал из бумажника сто евро и положил на столик. Потом написал что-то на вырванном из блокнота листке. – Купи телефон. Здесь мой номер. Если упустишь Сару или ситуация как-то изменится к худшему, сразу позвони мне. Понятно?
– Да. – Софи взяла его за руку. – Сэм, ты можешь объяснить мне, что произошло?
– Пока нет. Но я все объясню, как только получу ответы на некоторые вопросы. Ты подождешь?
– Я готова ждать вечность.
– Думаю, я вернусь раньше.


Телефон зазвонил, рано утром, за три часа до прибытия «Маркиза» в Копенгаген. Сэм схватил трубку и, торопливо соскочив с кровати, выбежал на цыпочках в гостиную.
– Да?
– Привет, шеф, это Крист. Надеюсь, не разбудил?
– Не имеет значения, если есть новости.
– Новости есть. – В трубке зашуршала бумага. – Записывай.
– Секунду. – Сэм положил перед собой листок. – Давай.
– Итак, образец номер один. Ответ отрицательный. Никаких совпадений.
– Записал.
– Образец номер два. Ответ положительный.
Сэм закрыл глаза. В общем-то Крист не сообщил чего-то такого, чего бы он не ожидал, но теперь, когда подозрения обрели реальную основу, многое меняло смысл.
– Эй, шеф, записал?
– Да. Давай дальше.
– Дальше. По отпечаткам номер один данных нет. Ни в Скотленд-Ярде, ни в Интерполе. Направили запрос во Францию, но ответ будет не раньше чем через пару дней. В лучшем случае.
– Что по второму?
– А вот тут картина другая. Твой парень в списке Интерпола. Проходит по нескольким делам о мошенничестве, контрабанде и незаконной иммиграции. На него претендуют три страны – Франция, Италия и Бельгия. Настоящее имя – Кен Хэрродс, уроженец Ливерпуля. Я жду файл от Грэга и сразу перешлю тебе, но уже сейчас ты можешь обратиться за помощью в датскую полицию.
– Отличная работа, Крис. А что по Саре Тайлер?
– Сара Тайлер – жительница Эдинбурга. Я звонил ей вчера. У нее год назад украли паспорт. Точнее, паспорта украли у них двоих – у нее и ее мужа. Произошло это, как она считает, в Париже. Документы лежали в ее сумочке, а сумочку срезали в метро.
– Спасибо. Ты мне очень помог.
Из трубки донесся звук, напоминающий утренний крик петуха.
– Я так понимаю, Сэм, ты вышел на финишную прямую?
– Можно и так сказать.
– Что мне передать Дженкинсону? До выборов неделя, и старик сильно нервничает. Я могу его успокоить?
– Да. Скажи, что может спать спокойно.
– С удовольствием. Но имей в виду, следующее заграничное дело мое. Согласен?
– Согласен.
– Ладно. Ты сам-то как? Отдых продолжишь? Или вернешься досрочно?
– Пока не знаю, Крист. Все решится в ближайшие два дня. Я еще подожду. Информацию от Грэга отправь в отель «Палас» в Копенгагене. Все, отбой.
Он устало потянулся и только тогда увидел стоящую в дверном проеме Софи. В глазах ее блестели слезы.
– Софи? Что? Что такое?
Она молча покачала головой.
– Что случилось? Я чем-то обидел тебя?
Она покачала головой еще сильнее, и слезы потекли по щекам. Сэм тяжело вздохнул. Ну что за создания, эти женщины! Мало того что могут расплакаться в любую минуту, словно у них есть какое-то специальное приспособление для пуска слез, так еще и объяснять ничего не желают. Разумеется, мужчине это действует на нервы. Стой и думай, чем это ты провинился и когда это случилось. Переждать этот слезопоток невозможно – сердце не каменное, а запас жидкости в организме женщины неограничен, – а остановить есть только один способ. По крайней мере, Сэм знал только один.
– Ну же, милая, успокойся. – Он обнял ее и осторожно привлек к себе. Софи тут же уткнулась ему в грудь. Плач перешел в рыдания, ее хрупкие плечи затряслись. – Все будет хорошо. Все будет хорошо.
Нехитрые заклинания вкупе с поглаживанием по спине дали положительный эффект. Софи шмыгнула, потерлась носом о его рубашку и притихла. Желая закрепить достигнутое, Сэм поцеловал ее в макушку.
– Ну вот видишь, как все замечательно.
В следующий момент Софи оттолкнула его обеими руками и для верности сама отступила на пару шагов.
– Ах ты тупица! Идиот! Кретин!
Сэм, никак не ожидавший столь бурной реакции на совершенно, с его точки зрения, невинные слова, растерянно вытаращился на нее. Софи стоял в боевой позе – подбоченясь, воинственно выставив вперед подбородок, сверкая высохшими в одну секунду глазами.
– Убирайся! Проваливай! Катись! И забери с собой свои чертовы вещички! Мерзавец! Чтоб через минуту и духу твоего здесь не было.
Сэм поднял руки в примирительном жесте и сделал осторожный шажок назад. В таком состоянии он видел ее впервые и никогда бы не подумал, что тихая, нежная, смешливая и трогательная женщина может превратиться вдруг в фурию, воительницу, богиню молний.
– Может, ты все-таки объяснишь, что я такого сделал? – спросил он, отчаянно пытаясь понять, чем мог спровоцировать этот невероятный всплеск эмоций.
– Не прикидывайся большим тугодумом, чем ты есть. И вообще, иди к черту!
– Я действительно не понимаю, – с ноткой отчаяния произнес Сэм. – Ты можешь объяснить, что произошло? С чего ты на меня взъелась? Я же тебя и пальцем не тронул. Ничего обидного не сказал.
– Не тронул! Не сказал! – Софи всплеснула руками. Ну до чего они тупые, эти мужики! Ни капли ума! Бесчувственные свиньи! – Ты хотя бы понимаешь, что говоришь? Все, хватит! Иди к…
Дальнейшее повергло Сэма в полнейшее смятение. Софи сорвалась вдруг с места, но вместо того, чтобы обрушить на него всю силу гнева и презрения, впилась в его губы жарким поцелуем.
– Что ты… – прохрипел он.
Она лишь приложила палец к его губам, призывая к молчанию, и подалась навстречу.
Он впился в нежные губы Софи страстным поцелуем. Тем поцелуем, которого она так жаждала, о котором мечтала со дня их первой встречи. Софи тихо застонала и прижалась к нему. Ее тонкие пальцы зарылись в его волосы, нежно перебирая густые непокорные пряди. Словно пианист, пробующий новый инструмент, он, едва касаясь, одними подушечками пальцев провел по ее спине. Она выгнулась навстречу этой ласке, чувствуя, что сгорает от желания.
– Я схожу с ума.
Он провел пальцем по ее груди, чуть задев напрягшийся сосок. Ей казалось, что вселенная взорвется сейчас тысячью солнц. Она прикоснулась губами к его щеке и дорожкой из поцелуев добралась до мочки уха. Глухой стон страсти вырвался из его груди.
Его пальцы пробежали по пуговицам блузки.
– Ты прекрасна, – прошептал он.
Софи не смогла ничего ответить, потому что в этот момент Сэм схватил губами ее сосок. Голова ее закружилась, и она обхватила его руками, чтобы не упасть. Она чувствовала, как страсть, словно волны жара, накатывает на нее, заставляя тело мелко подрагивать и выгибаться навстречу его ласкам. Выдержать эту пытку было невозможно.
Она быстро расстегнула пуговицы на рубашке Сэма и приложила свою маленькую ладонь к его груди, там, где бешено билось сердце.
– Поцелуй меня!
Дрожащими руками Софи нашла пряжку его ремня и быстро расстегнула.
– Что ты делаешь?!
– Я просто не хочу сходить с ума в одиночку! – прошептала она ему на ухо и осторожно прикусила мочку.
– Я чувствую себя последним негодяем! – задыхаясь сказал Сэм и подхватил ее на руки. – Надеюсь только, что мне хватит терпения донести тебя до кровати.
Софи улыбнулась и поцеловала его в шею, туда, где билась синяя жилка. Он застонал и опустил ее на кровать. Потом быстро освободился от одежды и осторожно накрыл ее своим большим сильным телом.
Софи подалась ему навстречу, мечтая только об одном: ощутить его в себе, заполнить эту мучительную пустоту. Она что-то пробормотала и подняла бедра навстречу ему.
Он вошел в нее одним мощным толчком, и она вскрикнула от острого, как боль, наслаждения.
– Что-то не так? – обеспокоенно спросил Сэм и подался назад.
Софи только помотала головой и крепко прижалась к нему. Она медленно начала двигаться, заставляя Сэма присоединиться к ней.
Каждый раз, проникая в нее, Сэму казалось, что он падает в пропасть, чтобы вознестись к солнцу. С каждым движением солнце становилось все ближе и ближе. Софи застонала и еще плотнее прижалась к нему, пытаясь стать одним целым. Она тоже видела волшебный свет, она стремилась к нему, словно мотылек. Только этот свет нес ей возрождение, а не забвение.
– Я больше не могу! – прошептал ей на ухо Сэм.
Вместо ответа Софи прижалась к его губам в страстном поцелуе, заглушившем их стоны, и выгнулась дугой, отдаваясь ему до последней капли…
Софи пришла в себя лишь несколько мгновений спустя. Сэм приподнялся на локтях над нею и внимательно посмотрел ей в лицо. Она улыбнулась ему и, утомленная, закрыла глаза. Он осторожно провел пальцем по ее щеке и неожиданно обнаружил на бархатной коже влагу. Губы ощутили вкус соли.
– Ты плачешь? – удивленно спросил он.
– Если только от счастья.
– Скажи, ты не раскаиваешься в том, что мы… – Он замялся, не зная, как закончить.
– Что мы были близки? – уточнила Софи.
– Да.
– Если бы ты только знал, как долго я этого ждала! Я пыталась убедить себя в том, что не должна даже думать о том, что мы можем быть близки. Уговаривала себя, что хочу просто помочь тебе. Металась ночами в постели, думая о том, что ты рядом…
Больше они не говорили, потому что у них были дела поважнее.


Рон Чалмерс проснулся в прекрасном настроении. Он любил Копенгаген, город спокойный, уютный и гостеприимный. Датчане – люди сердобольные и доверчивые, и иметь с ними дело чистое удовольствие. Не то что с прижимистыми французами, мнительными итальянцами или занудными немцами. К тому же в Дании весьма снисходительно относятся к человеческим слабостям. Экскурсионная программа Рона не интересовала. У него был свой маршрут, включавший посещение нескольких заведений из разряда тех, что не входят обычно в туристические брошюры и глянцевые проспекты. Разумеется, тащить с собой спутницу он не собирался. В последние два дня Самира вела себя на удивление спокойно и послушно. Что ж, пусть девочка погуляет по городу, полюбуется медными крышами, поглазеет на художественные ценности в музеях, погрустит, глядя на несчастную Русалочку. Деться ей без паспорта и денег все равно некуда. Через неделю они вернутся в Англию, провернут дельце с Дженкинсоном, а потом расстанутся. Дальнейшая судьба гордой ливанки его не интересовала. Сама виновата. Приглашая Самиру в круиз, Рон рассчитывал познакомиться с красоткой поближе и, может быть, даже предложить ей дальнейшее сотрудничество и свою опеку в обмен на вполне понятные уступки. Не захотела – не надо. Он упрашивать не станет. Главное – вывезти ее потом из Великобритании, чтобы не попадалась на глаза папаше. Рон рассчитывал вытащить из англичанина по меньшей мере полмиллиона фунтов. А потом можно будет и уйти на покой. Удалиться в теплую страну, купить виллу на берегу моря и наслаждаться жизнью, не обремененной заботами о хлебе насущном.
Теплоход уже пришвартовался, и клоун Джеки бегал по коридору, предупреждая туристов, что завтракать они будут уже в отеле.
– Самира! – крикнул Рон. И куда она только подевалась?! Могла бы по крайней мере приготовить кофе. Похоже, девчонке все-таки придется преподать урок послушания. Разве женщина не обязана заботиться о мужчине? Похоже, ржавчина равноправия добралась уже и до Востока. Мир катится в пропасть. – Самира!
В дверь постучали.
– Войдите! – раздраженно бросил Рон, доставая из холодильника банку «грольша».
– Мистер Тайлер?
– Да? – Он выпрямился – на порога стоял помощник капитана. – Что такое?
– Здесь представители датской полиции, мистер Чалмерс. Говорят, что у них к вам есть вопросы.
– Какие, к черту, вопросы?! – возмутился Рон, чувствуя неприятный холодок в груди. – У меня экскурсия.
– Боюсь, я ничем не могу вам помочь. – Моряк отступил, а его место занял дюжий малый с соломенными волосами, широким, усеянным веснушками лицом и роскошными усами, придающими ему сходство с моржом. За его спиной маячил незнакомец в строгом костюме, с холодными глазами.
– Инспектор Ларссен. Пожалуйста, оденьтесь, захватите документы и следуйте за нами. – Рыжий кивнул в сторону штатского. – Это Свен Йорнберг из копенгагенского отделения Интерпола.
– Это какое-то недоразумение, – попытался возмутиться Рон без особого, впрочем, энтузиазма. – Я британский гражданин и…
– С британским консулом мы уже связались, – перебил его человек из Интерпола.
– Вы хотя бы позволите мне поговорить с супругой? Или к ней у вас тоже есть претензии?
Ларссен и Йорнберг переглянулись.
– К миссис Тайлер у нас вопросов нет. – Полицейский покачал головой и, подумав секунду, добавил: – Хорошо, у вас десять минут на все.
– Спасибо за любезность, джентльмены. – Итак, о последнем деле им, похоже, ничего не известно. В кейсе у него лежали кое-какие бумаги, отнюдь не предназначенные для глаз следователей, и немалая сумма денег. Оставлять все это Самире он не собирался, но не забирать же с собой? Уничтожить? Не дадут. Разве что выбросить папку с фальшивыми паспортами в окно? Рон уже собирался закрыть дверь, когда в коридоре появилась Самира в сопровождении супружеской пары – молодой симпатичной женщины с рыжеватыми волосами и сурового на вид мужчины.
– Дорогая, мне придется проехать с этими господами. Надеюсь, к обеду вернусь. – Ларссен и Йорнберг на это оптимистическое заявление никак не отреагировали. Может, все еще обойдется, попытался успокоить себя Рон. – Не волнуйся, все будет в порядке. Отдыхай. Сходи на экскурсию. Копенгаген чудесный город. – Он взял ее за руку. – А сейчас мне нужно с тобой поговорить.
Последовавший за этим эпизод стал одним из самых неприятных в тридцатилетней жизни Рона Чалмерса и окончательно подорвал в нем веру в человеческую благодарность.
– Мне не о чем с тобой говорить. – Самира вырвала руку и повернулась к датчанам. – Вы из полиции?
– Да, – ответил Ларссен. – Миссис Тайлер…
– Я не миссис Тайлер. И он мне не муж. Меня зовут Самира Хамади. Я гражданка Ливана и хочу сделать заявление.
– Извините, я не вполне уверен, что правильно вас понял, – вступил в разговор Йорнберг. – Вы хотите сказать, что въехали в страну под чужой фамилией? Вы понимаете всю ответственность, которую берете на себя таким заявлением?
– Понимаю.
– Боюсь, что я не вполне понимаю, – растерянно произнес инспектор Ларссен. – Но если так, то вам тоже придется проехать с нами.
– Я готова.
– Я тоже поеду с вами, – решительно сообщил стоявший за ее спиной англичанин.
– А вы кто такой? – вырвалось одновременно у Ларссена и Чалмерса.
– Сэм Кворри, подданный Великобритании и частный детектив. – Сэм вытащил из кармана паспорт и удостоверение.
Ларссен коротко взглянул на документы и снова посмотрел на Йорнберга.
– Прошу извинить, мистер Кворри, но в каком качестве вы собираетесь сопровождать господина Тайлера?
Сэм покачал головой.
– Не его. Я собираюсь сопровождать эту женщину. – Он кивнул в сторону Самиры. – И я намерен защищать ее интересы.
– Боюсь, одного вашего желания недостаточно. При необходимости госпоже Тайлер будет предоставлен адвокат, хотя сейчас у нас нет к ней никаких претензий. Кто вы ей, просто…
– Я ее брат, – сказал Сэм и положил руку на плечо молодой ливанки.
Рон Чалмерс выкатил глаза.
Софи Грин побледнела и прислонилась к стене.
Ларссен и Йорнберг в очередной раз переглянулись.
Самира Хамади изумленно уставилась на человека, с которым познакомилась лишь несколько дней назад.
– Господа, ну что же вы столпились?! – укоризненно воскликнул Джеки. – Вы же не на сцене.


Последующие два дня прошли как в тумане. Софи почти не видела Сэма, который метался между полицией, посольством и отелем. Она ходила на экскурсии, гуляла по улицам старого города, покупала сувениры, но мысли снова и снова возвращались к той сцене на теплоходе. Софи ни о чем его не расспрашивала, приказав себе набраться терпения и ждать. В первую ночь он даже не пришел ночевать, и она проворочалась почти до утра, вздрагивая от каждого стука и шороха. Сомнения были, но Софи гнала их прочь, а на вопросы любопытных отвечала короткими, ничего не значащими фразами.
Сэм вернулся к вечеру второго дня. Софи встретила его беспокойным взглядом. Он был серьезен, даже хмур, и сердце ее сжалось от нехорошего предчувствия.
– Ну что? – спросила она, затаив дыхание. – Где Сара… то есть Самира?
– С ней все в порядке. Более или менее. Никаких обвинений ей не предъявили, только взяли показания в отношении Тайлера. Тот еще тип. Его разыскивают в нескольких странах. Теперь, думаю, загремит за решетку на несколько лет.
– А Самира? Тот шантаж, о котором ты говорил…
– Человек, которого они шантажировали, отказался от обвинения.
– А я его знаю?
– Наверное. Это Ричард Дженкинсон, кандидат в мэры Саутгейта. Мой хороший знакомый. – Сэм устало опустился на стул. – Самира сейчас у дяди, который живет здесь, в Копенгагене. Думаю, не сегодня завтра ее отпустят.
– И что дальше?
Он пожал плечами.
– Она могла бы продолжить круиз, но предпочитает вернуться домой. В Ливан.
На душе стало легче. Софи положила руку ему на плечо и заглянула в глаза.
– Ты, должно быть, проголодался?
– Да.
– Я закажу что-нибудь в номер.
Он взял ее за руку, потянул к себе и усадил на колени.
– Потом.
Сердце заколотилось, лицо вспыхнуло, а слова застряли в горле.
– Я соскучился, – прошептал Сэм, раздвигая полы ее халата. Потемневшие, набухшие соски манили, как манит пчелу распустившийся бутон.
– Я тоже. – Софи поднялась и не оглядываясь прошла в спальню.
Желание, постепенно нараставшее в течение всего разговора, переполняло ее. Переступив порог, она остановилась и повернулась, но не успела сказать ни слова, потому что ее губы тут же оказались во власти его жадных, ненасытных, горячих губ. Не дожидаясь, пока Софи развяжет пояс, он рванул полы халата.
Торопясь и путаясь, как два сгорающих от нетерпения подростка, они поспешно избавились от одежды, ухитрившись при этом проделать путь от двери до широкой деревянной кровати, застеленной клетчатым покрывалом.
Сердце ее стучало, как поршень работающего на пределе двигателя, разгоняя закипавшую кровь, в ушах шумело, словно где-то рядом бились о берег волны. Даже если бы ей сказали, что сейчас начнется землетрясение, что в ее распоряжении несколько секунд, чтобы выпрыгнуть в окно, Софи и тогда осталась бы на кровати, вцепившись в нависшее над ней горячее, влажное от пота и напряженное как тетива лука мужское тело.
Его язык уже ворвался в ее рот, его пальцы стиснули ее груди, но ей было мало, и она, раздвинув и согнув в коленях ноги, подалась ему навстречу, требуя большего, требуя всего.
Сэм, однако, не спешил.
Его чуткие пальцы ласково касались ее лица, чувствительных ямочек шеи, разметавшихся по подушке волос. Потом спустились вниз, к округлым холмикам грудей, нежно потерли бутоны сосков и пробежались к густым темным завиткам внизу живота.
Их обоюдные ласки становились все настойчивее и самозабвеннее, дыхание участилось, сердца гулко стучали, заглушая страстные стоны, которые то и дело срывались с их губ. И когда, на вершине бездонной нежности, они соединились в одно целое, Софи едва не лишилась сознания от избытка эмоций. Мир перестал существовать, на смену ему пришел горячий, всепоглощающий экстаз, сказочное, почти неземное блаженство. Ничего не осталось, кроме нарастающего восторга от восхитительного ритма мужских движений, от опьяняющих ласк и горячих поцелуев. А потом мир рассыпался на тысячи осколков, а душа вознеслась к небесам.
Сэм дал ей не больше минуты на передышку.
Волны наслаждения то подбрасывали ее к вершинам блаженства, туда, где захватывало дух, а из горла рвался крик восторга, то покачивали на гребнях, позволяя перевести дыхание и приготовиться к новому взлету.
И снова Софи не выдержала первой. Желание улететь за облака или низвергнуться с водопадом в ревущую бездну переполнило ее, вытеснив все прочие желания и мысли. Заключив Сэма в кольцо объятий, она прижала его к себе и, одновременно согнув колени и приподняв бедра, подалась ему навстречу, чтобы продлить волшебный миг.
Она застонала, и он, услышав сигнал, быстро закончил дело двумя мастерски нанесенными ударами.
Через несколько секунд Софи приподняла ресницы и с удивлением обнаружила, что для него погоня за удовольствием еще не закончилась.
Теперь главным объектом внимания стала ее грудь. Его язык прошелся по одному, потом по другому соску, неторопливо проверяя их готовность к игре, настраивая на нужное звучание, и в следующий момент она вздрогнула от острого, пронзительного ощущения, которое было бы болезненным, если бы не было таким прекрасным. Поглаживая ладонью левую грудь, Сэм приник к правой, как будто старался вытянуть из нее некий магический сок.
Она вскрикнула и выгнула спину, на мгновение потеряв сознание, а придя в себя, вдруг увидела над собой его горящие страстью глаза.
Да, пусть так и будет. Она была готова сгореть в этом огне. Готова на все, чтобы испытать это еще и еще раз. До бесконечности. Мысли вылетели из головы, захваченные стремительным ураганом. Сэм перешел в решительное наступление, и ее вскрики вскоре слились в протяжный стон.
Что случилось потом, она уже не помнила – все поглотил туман, в котором лишь громыхало ее загнанное сердце да кружились разноцветные пятна.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста поневоле - Элиот Ливия

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Невеста поневоле - Элиот Ливия



не очень
Невеста поневоле - Элиот ЛивияМарго
11.08.2012, 12.59





МНЕ РОМАН ПОНРАВИЛСЯ. СОВЕТУЮ ПРОЧИТАТЬ.
Невеста поневоле - Элиот ЛивияМИЛА
25.04.2015, 17.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100