Читать онлайн Невеста поневоле, автора - Элиот Ливия, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Невеста поневоле - Элиот Ливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.59 (Голосов: 37)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Невеста поневоле - Элиот Ливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Невеста поневоле - Элиот Ливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Элиот Ливия

Невеста поневоле

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Город Рембрандта, Брейгеля, Вермера, город каналов и велосипедов, город причудливых фасадов и неограниченной свободы встретил их моросящим дождиком, туманом и холодным ветром. Туристов разместили в отеле «Эксельсиор», почти в центре. Джеки объявил, что желающие приглашаются на обзорную экскурсию с посещением Государственного музея. Сбор через два часа в фойе.
– Не забудьте захватить зонтики, – напомнил он. – Я в Амстердаме в четвертый раз и еще ни разу не видел солнца.
Номер Сэма и Софи находился на четвертом этаже и ничем не отличался от других номеров в отелях средней руки, которых хватает в любом крупном городе Европы. Небольшая гостиная с обтянутыми оранжевой кожей диванчиком и двумя изрядно потертыми креслами и спальня, почти целиком занятая огромной и почему-то круглой кроватью со старомодной горкой пухлых подушек. Декоративные поленья в крошечном электрическом камине ежились от холода. На стене картина с изображением ветряной мельницы на фоне серого от облаков неба и замерших на зеленом лужку туповатых коров.
– Ты пойдешь на экскурсию? – спросила Софи, включая камин.
– Да. Я видел у Джеки список – на экскурсию идут почти все. В отеле остаются только три пары. В том числе твои любимчики, Делия и Хантер.
– Они не мои любимчики, – возразила Софи, заглядывая в холодильник. – С напитками здесь полный порядок, но я, честно говоря, не отказалась бы перекусить. Экскурсия обещает быть долгой, а после ланча прошло уже три часа.
– Согласен, – отозвался Сэм. – Давай сделаем так: ты закажешь что-нибудь в номер, а я пока приготовлю по бурбону.
– Предложения есть?
– Целиком полагаюсь на твой вкус. Ты же видишь меня насквозь и наверняка догадаешься, чем я предпочел бы загрузить желудок. А мне после того конфуза не помешает получше познакомиться со вкусами супруги.
– Отлично. – Софи пожала плечами. – Только давай сразу договоримся – ты съедаешь все, что принесут, и я не слышу ни единого жалобного звука.
– Обещаю улыбаться, даже если на моей тарелке будет жареная саранча и бычьи глаза.
– Ловлю на слове.
Через десять минут в дверь постучали и юноша лет шестнадцати в синей форме и бейсболке вкатил тележку.
– Ваш заказ, миссис, – сообщил он. – Доставлен в рекордное время.
– Ты, наверное, рассчитываешь на призовые? – поинтересовался Сэм.
Мальчишка кивнул.
– У меня сегодня плохой день – велосипед угнали. Вот и приходится крутиться.
– Сочувствую. – Сэм опустил в протянутую руку монету в пять евро.
– Вы необыкновенно щедры, мистер, – обрадовался невезучий голландец. – Если понадобится что-то особенное, – он выразительно подмигнул, – позвоните в обслуживание и спросите Маартена.
– Мы так и сделаем, – пообещал Сэм и, закрыв дверь, повернулся к тележке. – Ого! Вот уж никак не ожидал от тебя такого! Чизбургеры! Салаты! Картошка! А это что такое?
– Тофубургеры. Ты разве никогда не видел тофубургеры? – удивилась Софи. – У нас в Саутгейте их продают на каждом шагу. Тофу – это японский соевый творог. – Она покачала головой. – Ты как будто большую часть жизни провел в лесу.
– Возможно, я их и видел, но не обращал внимания. Ты же знаешь, мне все заменяет старый добрый бифштекс. – Он с интересом посмотрел на Софи. – И ты планируешь съесть половину всего, что тут есть?
– По меньшей мере половину, – уточнила Софи. – Если ты от чего откажешься, я подберу.
– И влезет?
– Конечно.
– Не подавишься?
– Нет. – Софи наклонилась и достала из пакета две бутылки пива «Амстел».
– Вот уж не думал, что ты пьешь пиво, – сухо заметил Сэм.
– Умение удивлять у женщин в крови, – бодро ответила Софи. – А ты разве не любишь пиво?
– Почему же? Просто я ведь не просил.
– Ну и что? – Она счастливо улыбнулась. – Знаешь, Сэм, брак – это ведь постоянный компромисс.


Когда видишь Амстердам впервые, не сразу понимаешь, на воде он расположен или на суше. Город раскинулся на берегах реки Амстел и ее рукавах; кроме того, его перерезают более пятидесяти каналов. Стены жилых домов уходят прямо под воду, а через каналы переброшены многочисленные мостики, многие из которых появились еще в семнадцатом веке. Вплоть до шестнадцатого века он застраивался деревянными домами на сваях, поскольку плотные слои почвы залегали на глубине до двенадцати метров. Такой метод строительства дал в свое время повод Эразму Роттердамскому назвать Амстердам единственным в мире городом, в котором люди живут на деревьях. Амстердам часто называют Северной Венецией. В некоторых уголках старого города его сходство с «королевой Адриатики» настолько бросается в глаза, что тянет спросить: где я, куда попал? Однако это только первое впечатление. Венеция и Амстердам – города с разным архитектурным обликом и разным укладом жизни. Амстердам построен пусть на зыбкой, но все же на континентальной почве. Голландские зодчие прошлого не были так жестко ограничены недостатком пространства, как их венецианские коллеги. На амстердамских каналах есть место как для лодок и барж, так и для колесного транспорта. Амстердамские дома, как и венецианские палаццо, выходят на каналы парадными фасадами. Однако дверей у самой воды и характерных столбиков для швартовки лодок вы здесь не увидите. В то же время голландские архитекторы были странным образом поставлены перед необходимостью ограничивать площадь самого строящегося здания. Старый Амстердам – это узкие фасады, узкие двери, узкие боковые проулки… Обязательные блоки под крышей – чтобы втаскивать через окна мебель и другие громоздкие предметы. Старые амстердамские дома часто сравнивают с пеналами. Кто же тогда жильцы этих домов? Карандаши? О людях, запечатленных на полотнах Рембрандта и Рубенса, этого не скажешь! Предки современных голландцев, выстроившие город на берегах Амстела, были моряками, торговцами и воинами, а стало быть, субтильностью не отличались. И веслом и мечом орудовали с одинаковой легкостью. Сети тянули, тюки с товаром таскали, а окончив тяжелую работу, ели и пили от души! Всмотритесь в старые дома амстердамского центра – это же не банальные пеналы, а корабли, тесным строем пришвартованные к городу-причалу. В их окна рвется соленый морской ветер, узкие крутые лестницы напоминают ванты парусника, деревянные перекрытия скрипят, словно доски палуб. Даже чудные кровати-комоды удивительно напоминают корабельные койки-рундуки. А что тесно, так и на корабле лишнего места нет. Нет, не прав был цитируемый путеводителями американо-английский классик Генри Джеймс, сетовавший на отсутствие поэзии в облике этого голландского города! Поэзия Амстердама – это суровая поэзия моря и морских странствий. Даже своды древнейшей здешней церкви обшиты деревом и выглядят, как днище перевернутого баркаса. Веками голландцы жили у моря, кормились морем, дышали морем… Море ненавидели и любили, отгораживаясь от него дамбами и рисуя на картинах. Море было источником благосостояния, оно несло в страну богатства всего мира. Оно же несло гибель, круша корабли и смывая целые селения. Колыбель и могила одновременно…


После экскурсии Софи и Сэм завернули в старый квартал Йордан с его антикварными лавками и книжными магазинами, киосками птичьего рынка и веселыми заведениями с занавешенными окнами. В отличие от чопорного, строгого и надменного Кейзерсграахта, Йордан радовался жизни и принимал всех – студентов и беженцев, трудоголиков и наркоманов, нередко объединявшихся против тех или иных планов властей. Пожалуй, только здесь и сохранился аромат «цветочной власти», столь популярный в далекие шестидесятые.
В одном месте Сэм напугал Софи, внезапно закрыв ей ладонью глаза.
– Что такое? – встревожилась она.
Он покачал головой и кивком указал на пьяненького усатого голландца, пытавшегося справить нужду непосредственно в канал.
– Ну, у нас и не такое можно увидеть.
– Может быть, перекусим? – предложил Сэм, заметив спускавшуюся в подвал винтовую лестницу, над которой висела выцветшая вывеска с изображением кружки с пивом и селедки.
– Хорошо, – легко согласилась Софи.
Снизу доносилась тихая, ненавязчивая музыка, тянулся густой сигаретный дым. Их никто не заметил, к ним никто не подошел, и они, не привлекая к себе внимания, прошли к свободному столику и опустились на обитые черным бархатом стулья.
Софи с любопытством огляделась: каменные стены окрашены в разные тона охряного с вкраплениями болотно-зеленого. Спокойные, умиротворяющие тона. Не бордель и не забегаловка. Здесь никто не спешил подсунуть зашедшему туристу убийственный коктейль, толкнуть за сумасшедшие деньги безобидную «травку» или добавить к счету лишний ноль. Здесь не было ни выставленной напоказ роскоши, ни робко затаившейся нищеты. Классное место. Приют для тех, кто задержался в прошлом веке.
Посетителей было немного, человек двенадцать-пятнадцать, причем для парочек имелись полукабинки с невысокими перегородками. Обслуживали клиентов двое – мужчина в темном пиджаке, белой рубашке и тонком галстуке и женщина в сиреневом переднике с вышитым на нем тюльпаном. На небольшом возвышении в углу перебирал струны седоватый гитарист в костюме с блестками.
Сэм просигнализировал официанту, и тот медленно, с достоинством подплыл к столику.
– Что угодно? – спросил он по-английски, с первого взгляда угадав в них иностранцев.
– Даме мартини, мне… тоже мартини.
– А поесть у вас можно? – поинтересовалась Софи.
– Конечно, мисс. Заказывайте.
– Один стейк и… А что вы посоветуете?
– Вы впервые в Голландии?
– Да.
– Тогда рекомендую селедку.
Софи потерла щеку.
– Берите, больше вы нигде такой не попробуете. – Официант улыбнулся и стал похож на профессора из «Назад в будущее». – Ваши соотечественники могут подтвердить.
– Соотечественники? Какие?
Он кивнул в сторону одной из угловых кабинок.
– Те двое.
Сэм и Софи повернулись одновременно.
– Верно! – воскликнула Софи. – Это же Тайлеры. Ее зовут, если не ошибаюсь, Сара, а его… нет, не помню. Кажется, Стив. Нет, Рон. Не будем им мешать, ладно?
Тайлеры сидели друг против друга – Рон лицом к Софи, Сара – спиной. Мужчина что-то говорил, подавшись вперед и постукивая по столу пальцем. Женщина слушала, но, похоже, не очень внимательно. В зале было тепло, даже душно, и в какой-то момент Сара сбросила прикрывавшую ее плечи шаль.
– Боже, – прошептала Софи.
Сэм, сидевший к парочке спиной, поднял голову от меню.
– Что такое?
– Смотри! – прошептала Софи.
Сэм обернулся. Он не знал, что привлекло внимание Софи, но взгляд его сам собой метнулся к обнажившемуся на мгновение плечу молодой женщины, на котором была отчетливо видна небольшая татуировка в виде цветка розы.


Чем дальше, тем больше не нравилось Самире затеянное ими предприятие, а после подслушанного разговора она вообще впала в паническое состояние. Но что делать? С корабля не убежишь. Оставалось только надеяться, что шанс представится на берегу. Перед приходом в Амстердам она собрала самые необходимые вещи, но в последний момент, заглянув в сумочку, не обнаружила паспорта. Без паспорта и практически без денег – у нее осталось всего лишь около трехсот евро – добраться до Ливана невозможно. Когда Самира спросила Рона, не видел ли он ее паспорта, тот только рассмеялся.
– Он у меня, дорогая, не волнуйся.
– Но я не могу ходить по незнакомому городу без документов.
– Я всегда буду рядом, так что тебе нечего бояться.
– Мы так не договаривались. Верни его мне. – Она протянула руку.
Он покачал головой.
– Ты мне не доверяешь? Мы же партнеры. Кроме того, в Амстердаме много воришек. Оглянуться не успеешь, как срежут сумочку. А у меня твой паспорт все равно что в сейфе.
Самира не стала больше спорить и сделала вид, что согласилась с его доводами. Паспорт может подождать. Она не сомневалась, что сумеет забрать его у Чалмерса, когда будет нужно. Главное сейчас – раздобыть денег. Рон пользовался карточкой, так что рассчитывать приходилось только на какой-то другой источник. Ничего ценного у нее с собой не было, за исключением золотых сережек с сапфирами – подарка матери на восемнадцатилетие. Продавать их Самира не хотела, а потому решила, что оставит украшение на крайний случай.
Кроме денег, была и еще одна проблема – сам Рон.
Когда она познакомилась с ним в Париже, он показался ей милым, немного эксцентричным, отзывчивым и благородным парнем. За прошедшие с тех пор полтора месяца это мнение полностью изменилось. Для Рона не существовало такого понятия, как благородство, и Самире оставалось только удивляться собственной наивности, доверчивости и слепоте. За маской добродушного разгильдяя скрывался жестокий, самодовольный негодяй.
Сразу после экскурсии Рон потащил ее в какое-то кафе.
– Я тут знаю одно классное местечко, там нам никто не помешает. Туристов не бывает.
Она промолчала.
– Ты какая-то кислая. – Рон недовольно поморщился. – Веселись, детка. Ты в одном из красивейших городов Европы. – Он протянул руку через стол и погладил ее по запястью. – И, знаешь, нам пора бы познакомиться поближе.
Самира напряглась. С самого начала знакомства она ясно дала понять, что романтические отношения ее не интересуют. Тогда он только развел руками – мол, что ж, решай сама, – но потом, уже на корабле, несколько раз пытался навязать ей свои ласки. Домогательства становились все настойчивее и откровеннее.
– У нас на Востоке такое не принято. До свадьбы. Женщина обязана…
– Да перестань! – Он досадливо махал рукой. – Восточные или западные, женщины везде одинаковы. И всем надо одно и то же. Вопрос только в цене.
– Я не собираюсь тебя переубеждать, Рон.
– И не переубедишь. – Он отвлекся на минуту, чтобы сделать заказ подошедшему официанту. – Только не строй из себя недотрогу. Ты же сама знаешь, что вся эта болтовня о неприступности восточных женщин обычная чушь. Взять, к примеру, твою мать…
Самира обожгла его гневным взглядом.
– Не смей трогать мою мать!
Он неприятно ухмыльнулся.
– Почему же? Она ведь не была такой упрямицей, как ты. Раздвинула ножки перед первым встречным англичанином.
– Замолчи!
– Потише, не привлекай к себе внимания. Ты же не хочешь неприятностей, верно? – Рон оглянулся. – Но я ее не осуждаю. Совсем нет. Каждый пользуется тем оружием, которое у него есть. У женщины это оружие ее красота. Другое дело, что тот парень, Дженкинсон, оказался крепким орешком. Получил свое и свалил.
– Моя мама полюбила его.
– Полюбила? И ты, конечно, тоже веришь в любовь? – Он отпил вина. – Хочешь?
Самира покачала головой.
– Я не пью.
– Нельзя, да? Вера не позволяет? Что ж, как знаешь. А как насчет косячка? Здесь это не запрещено. И не говори, что у вас в Ливане люди не балуются травкой или кое-чем покрепче.
– Ты ничего не знаешь о Востоке.
– Я знаю достаточно, чтобы туда не стремиться.
В зале было душно. В какой-то момент шаль, которой Самира прикрывала плечи, соскользнула и повисла на спинке сиденья.
– Рон, давай уйдем отсюда. Я хочу отдохнуть. Мне немного нездоровится.
– Нездоровится? – Он нахмурился. – Прими какие-нибудь таблетки. И расслабься. Получай удовольствие. Наслаждайся жизнью. Скоро у нас заведутся денежки и тогда…
– Мне не нужны никакие деньги, Рон. Я хочу вернуться в Бейрут.
– Зачем? У вас же там вечная война. То одни стреляют, то другие. А бомбежки! Боже, я вообще не представляю, как там можно жить. – Он взял за хвост соленую селедку, запрокинул голову, открыл рот и…
Самира отвернулась.
– Ладно, идем. – Он поднялся из-за стола и протянул ей руку, даже не удосужившись вытереть пальцы.
Она встала и послушно последовала за ним.
– Представляю, как мечется твой папаша, этот чертов Дженкинсон. – Рон Чалмерс оглянулся на свою спутницу. – Тебе ведь его не жалко?


– Ты слышал?! – возбужденно спросила Софи, подаваясь вперед через стол. – Слышал?! Он назвал какое-то имя.
Сэм кивнул.
– Да. Дженкинсон. Тот самый человек, которого она шантажирует.
– И татуировка на плече. Роза. Это она?
– Почти не сомневаюсь. Парень наверняка ее сообщник. Я с самого начала думал, что она действует не в одиночку.
– Что теперь? Обратишься в полицию?
Он покачал головой.
– Нет, пока рано. Нужно получить доказательства.
– Как ты это сделаешь?
– Нужны ее отпечатки. Девушка встречалась с Дженкинсоном в Саутгейте. Они пили кофе, и Ричард догадался прихватить чашку. Кстати, его отпечатки тоже пригодятся. Не исключено, что парень уже где-то наследил и у полиции есть на него что-то.
Софи ненадолго задумалась. Лицо ее вдруг просветлело.
– Послушай, Сэм. Они же ели здесь. Давай…
– Нет. Я знаю, что у тебя на уме. Выкрасть стаканы. Это слишком опасно. Представь, что будет, если нас поймают.
– И что? Предъявят обвинение в краже стаканов? Мы им все объясним.
– Нет, Софи. Нам не нужны неприятности. Тем более за границей. Отпечатки легче взять на корабле. Я отошлю их в Саутгейт, полиция проверит, и мы уже через день точно будем знать, с кем имеем дело.
– Время, Сэм. Мы потеряем кучу времени. Впрочем, тебе виднее. А что касается отпечатков, то я тебе помогу.
– Как?
– Мне гораздо легче подойти к Саре, чем тебе. Попробую завязать разговор. Попрошу, например, подержать зеркальце или пудреницу. В общем, что-нибудь придумаю. – Она посмотрела на Сэма. – Тебя беспокоит что-то еще?
– Да. Мне нужен образец ее ДНК. Понимаешь…
– Понимаю, можешь не объяснять. Для установления отцовства этого Дженкинсона, да?
Сэм кивнул.
– Процедура занимает несколько дней, так что придется поторопиться.
– Что нужно сделать? – Софи уже чувствовала себя детективом. Она и не думала, что это может быть так увлекательно. И, главное, Сэм не отталкивал ее. Напротив, он несколько раз сказал «мы».
– Для образца ДНК требуется не так уж много: кровь, волосы, слюна…
– Значит, расческа с ее волосами, зубная щетка…
– Совершенно верно.
– Я сделаю это.
– Что? – В его глазах вспыхнула тревога. – Что ты задумала?
– Ничего особенного. Просто проберусь в их каюту и украду две зубные щетки.
– Ты так это говоришь, будто залезть в чужую каюту плевое дело. Или, может, я имею дело с опытной воровкой?
– У каждого из нас есть скрытые таланты, – скромно ответила Софи. – Возможно, в других обстоятельствах я и стала бы на скользкий путь преступлений. Не волнуйся, Сэм, у нас получится. Ты же меня прикроешь?
Он молчал. Конечно, предложение Софи отдавало авантюрой и было чревато неприятностями. С другой стороны, ждать удобного случая, возможно, пришлось бы слишком долго, а время в данном случае было ключевым фактором.
– Хорошо, согласен. Но операцию проведем только на корабле. Так что придется подождать до послезавтра. Ты поняла? До завтра ничего не предпринимаем, ясно?
– Как скажете, босс.
– Вот и хорошо. Сейчас мы вернемся в отель и все тщательно обдумаем. Мне нужно позвонить в Саутгейт. Возможно, у них появилась новая информация.
Софи кивнула.
– А теперь, Сэм, будь добр, доешь свой стейк. И, кстати, мне понравилась селедка. Я, пожалуй, возьму еще порцию.


На обратном пути они прошли мимо Музея гашиша и марихуаны, Музея татуировок и Музея эротики, останавливаясь то и дело у витрин, обмениваясь комментариями по поводу представленных на всеобщее обозрение курительных принадлежностей, образцов боди-арта, фаллоимитаторов и лингамов. Она взяла Сэма под руку и быстро приспособилась к его раскачивающейся походке.
У канала дети бросали хлеб чайкам. Птицы неподвижно зависали в воздухе, потом устремлялись вниз, ловко хватая крошки на лету.
Сэм по большей части молчал, время от времени как-то странно поглядывая на свою спутницу. В конце концов Софи не выдержала.
– В чем дело, Сэм? Ты смотришь на меня, как энтомолог на неведомую букашку, но ничего не говоришь. Знаешь, такие взгляды раздражают. Прикидываешь, как от меня избавиться, чтобы не делиться славой? Не получится. Между прочим, если бы не я…
Он выставил руки, защищаясь от ее нападок.
– Признаю-признаю. Ты проявила себя с самой лучшей стороны. Без тебя я бы искал девчонку еще дня два, а то и три.
– В лучшем случае, – вставила Софи.
– Не исключаю. Только вот странно, откуда у массажистки такая тяга к приключениям. Ты сама за собой ничего такого не замечала?
Налетевший с моря ветер дохнул свежестью. С проплывавшей по каналу лодки донесся смех. Сама лодка была украшена гирляндами разноцветных фонариков.
– Как тебя сказать, может, и замечала, но возможности не представлялось. Знаешь, я ведь домашняя девочка. Родители часто уезжали и вообще уделяли мне не слишком много внимания, так что я была под присмотром тети. Ни летних лагерей, ни кружков, ни дискотек – все, что она мне позволяла, это читать книги.
– И что же, ты даже мальчиками не интересовалась?
– Интересовалась. Но только издалека. Лет до пятнадцати-шестнадцати я была довольно-таки замкнутой девочкой. А потом…
Он ждал продолжения, но его не последовало, а настаивать Сэм не желал. Захочет – расскажет, а у него терпения хватит. Он вдруг поймал себя на том, что воспринимает ее как некую неотъемлемую часть своей жизни. Странно.
– Ты ведь была единственным ребенком в семье?
– Да. Как и ты. Мои родители… они были очень разные. Такое ведь часто случается, верно? Мама – творческая натура. Она работала дизайнером в нескольких довольно известных фирмах, увлекалась музыкой, не пропускала ни одной новой книги. Очень талантливая. Отец у меня тоже замечательный, но совсем на нее не похож. Всю жизнь проработал на правительство. Много времени проводил в командировках. Бывал и Африке, и на Ближнем Востоке, и в Латинской Америке. Он никогда не рассказывал, чем именно занимается, и я в детстве решила для себя, что он шпион. Или секретный агент. Вроде Джеймса Бонда. Иногда, когда в газетах сообщалось о событиях в той или иной стране, я думала – да, это мой папа все устроил. – Софи рассмеялась. – Мне было шестнадцать, когда ему предложили ответственную работу в Штатах. Они с мамой не колебались ни минуты. Мое мнение их не интересовало.
– Так они и сейчас в Америке?
– Нет, они умерли.
Вот, значит, как. Родители умерли, братьев и сестер нет, жених бросил. Это многое объясняло. И, прежде всего, ее страхи. Впрочем, подумал Сэм, чужие проблемы это чужие проблемы, а у него и своих выше крыши. И все же…
– Ну, о чем задумался? – Софи толкнула его в бок. – Хочется пожалеть бедняжку?
– Вот уж нет, – хмыкнул Сэм. – Скорее позавидовать.
Она улыбнулась.
– Спасибо. Ты верный друг.


В отеле Сэм сразу же засел за телефон, а Софи прошлась по номеру. Ее внимание привлекла полочка с DVD-дисками над телевизором с большим плазменным экраном. Она взяла один из них. «Тайны Камасутры». На обложке голые парочки сплетались в невероятных позах, о существовании которых Софи и не подозревала.
– Тут надо быть гимнасткой, – пробормотала она и, услышав шаги Сэма, торопливо вернула диск на место. – Что нового?
– Я позвонил своему напарнику. Есть кое-какая информация по Лейле Хамади – он обещал сегодня же переслать в отель по факсу. С отпечатками, как только они у нас будут, проблем не возникнет – Крист сделает все за сутки.
– Вот и хорошо. Я хочу принять ванну. Кто пойдет первым? Бросим жребий?
– Иди ты. У меня еще есть пара дел.
– Слушаюсь, босс.
Софи исчезла в ванной. Зашумела вода. Сэм достал блокнот. Итак, полдела сделано. Шантажистка установлена. Теперь на очереди идентификация личности ее возможного сообщника. Если удастся быстро провернуть экспертизу ДНК, то можно будет ставить точку. Но прежде необходимо посоветоваться с Дженкинсоном.
Он уже собирался набрать номер, когда некий посторонний шум заставил его отвлечься. Сквозь шум льющейся воды доносился голос Софи.
Поет! – понял Сэм. И наверняка напустила полную ванну розовой пены. Девчонка! Тем не менее мысль эта вовсе не вызвала раздражения. Скорее наоборот. В голове сама по себе возникла картинка: Софи лежит в воде, вытянув ноги… мокрые волосы потемнели… колечки прилипли к золотистой коже… на высокой шее бьется голубая жилка…
Возьми себя в руки, приятель. У тебя куча дел. Вот справишься…
Он едва успел закончить разговор с Робертом, как дверь ванной тихонько открылась и в комнату вместе с ароматом лаванды вплыла Софи – босиком, с рассыпавшимися влажными волосами, в пушистом розовом халате и, разумеется, с улыбкой до ушей.
– Уф! Я чувствую себя так, словно только что родилась! Невероятно, что на человеке может скопиться столько грязи всего лишь за пару суток! Вода была просто черная! – Она раскинула руки, отчего полы халата слегка разошлись, обнажив хрупкие ключицы и уходящую вниз ложбинку. – Зато теперь…
– Что ты там пела? – перебил ее Сэм, поворачиваясь к окну. Вид обнаженной женской плоти вызвал совершенно непредсказуемую реакцию. – Мне показалось, это что-то из мультика про Русалочку.
– А вот и нет! Это из «Призрака оперы». Не узнал? Странно. Вот послушай…
– Нет-нет, – запротестовал Сэм. – Прошу тебя, не надо. Не люблю мюзиклы.
Она посмотрела на него с жалостью.
– Не обижайся, Сэм, но ты немного диковат. Как Тарзан. Хотелось бы мне знать, чем ты развлекаешь свою невесту. Не анекдотами же. Может, водишь ее на футбол, а? Или на стрельбище?
Он мог бы промолчать или отшутиться, но слова выползли сами по себе:
– У меня нет невесты.
– Нет невесты? Но подружка ведь есть?
Сэм покачал головой.
– Мы расстались. Больше года назад.
– Вон оно что… – протянула Софи. Наверное, ей следовало бы порадоваться, но радость смыло какое-то другое, незнакомое чувство. – И ты винишь себя за разрыв?
Он пожал плечами.
– Не знаю. Мы встречались два года. Ее зовут Кира, и она репортер местного телевидения. Когда мы познакомились, я еще служил в полиции. Некоторое время мы встречались довольно часто, но о том, чтобы жениться или хотя бы жить вместе, не было даже речи.
Сэм остановился, удивляясь собственной откровенности. И что это он так разошелся? Кому это интересно? Захотелось поплакаться в жилетку?
Софи тронула его за плечо.
– И что?
– Ничего.
– Но что-то же случилось! Люди ведь не расстаются просто так! Какая-то причина обязательно есть.
– Если какая-то причина и была, мне она неизвестна. Мы отдалились. Появилось много работы. То у нее, то у меня. Сначала мы не встречались из-за работы, потом… не знаю. Мы даже не расстались, а просто… Нас как будто разнесло течением в разные стороны.
– И ты не пытался ее вернуть?
– Нет.
– Но почему?! – с неожиданной горечью и горячностью воскликнула Софи. – Почему, Сэм?
Он не ответил. Не ответил потому, что не знал ответа. Потому, что ответа не было.
Любили ли Сэм и Кира друг друга? Или то было обычное влечение? Как разобраться в чужих чувствах, если даже свои полная загадка. Что такое любовь? Как она возникает? Два незнакомца отыскивают друг друга по феромонам, щелкает замочек, очертания постепенно растворяются, растекаются. Как мягкий воск. Как воск этой вот свечи. Они тают, растекаются, сливаются и становятся чем-то новым. Новым, чистым, неразделимым единством. Все прекрасно – пока горит огонь. Пример противоположного свойства – слияние плоти и крови. Неужели такое случилось и с ней? Раньше она считала, что да.
А теперь вдруг начала сомневаться.
– Ладно, – сказал Сэм поднимаясь. – Я в душ. Если после тебя вода получилась черная, то какой же она будет после меня?
– Может, потереть спинку? – с невинным видом спросила Софи. – Я умею.
Он на мгновение утратил бдительность и уткнулся взглядом в ту соблазнительную ложбинку. Распахнуть бы эти чертовы полы, рвануть пояс, прижаться губами к шелковистой коже, вдохнуть запах лаванды, ощутить упругую мягкость женского тела…
– Спасибо. – Голос прозвучал глухо, как из бочки. – Но я уж как-нибудь сам.
– Как скажете, босс, – отозвалась она с напускной покорностью. – А я пока посмотрю фильм. Тут их целая полка.
– Вот только не уверен, что там найдется «Белоснежка и семь гномов», – попытался пошутить Сэм.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Невеста поневоле - Элиот Ливия

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману Невеста поневоле - Элиот Ливия



не очень
Невеста поневоле - Элиот ЛивияМарго
11.08.2012, 12.59





МНЕ РОМАН ПОНРАВИЛСЯ. СОВЕТУЮ ПРОЧИТАТЬ.
Невеста поневоле - Элиот ЛивияМИЛА
25.04.2015, 17.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100