Читать онлайн Кто ищет – найдет, автора - Элиот Ливия, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кто ищет – найдет - Элиот Ливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кто ищет – найдет - Элиот Ливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кто ищет – найдет - Элиот Ливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Элиот Ливия

Кто ищет – найдет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

– Спасибо, Лиза, мне уже лучше. – Тина благодарно улыбнулась. – Вы просто мастер на все руки. И готовите замечательно, и на ноги поставить умеете. Генри с вами повезло.
– Это мне с ним повезло. – Лиззи взяла со стола поднос. – В мужчине ведь главное надежность. Мой первый муж, Шон, хороший был человек. Настоящий ирландец. Но жил одним днем. Работал в строительной фирме и зарабатывал неплохо, грех жаловаться. А когда умер, оставил мне тысячу долларов. Куда все остальное ушло, я не знаю. Генри другой. В делах у него полный порядок. И я за ним как за каменной стеной. – Она огляделась. – Отвар я вам в комнату отнесу. Выпейте перед сном. Если что, позвоните мне.
– Спасибо, Лиза.
Оставшись одна, Тина еще немного полежала, потом поднялась, сложила плед и выскользнула из кабинета. Библиотека, кабинет, танцзал… Она побывала везде. Не пора ли продолжить экскурсию? И приготовить кое-кому небольшой сюрприз.


Тина свернула в гостиную. Это была большая комната с высоким сводчатым потолком, под которым виднелись массивные дубовые балки. Нешлифованные блоки из песчаника и брусья из грубо обработанного кедра смотрелись здесь совершенно уместно, создавая атмосферу тепла и уюта, счастья и домашнего покоя. Старый деревянный пол покрывали плетеные мексиканские ковры. Развешенные по стенам гобелены и картины в тяжелых рамах служили цветовыми пятнами, оживлявшими естественный декор помещения.
Владелец особняка – или дизайнер? – решил не завешивать окна шторами, а превратил их в роскошные рамы, заполненные в эту пору великолепными пейзажами: переливающимся под лучами заходящего солнца морем на фоне багряно-синего неба – на западной стене и темной стеной из высоких ливанских кедров – на восточной.
Тина прошлась по комнате и, остановившись у окна, провела ладонью по теплому шероховатому камню. Какое необычное место! Оно словно дышало покоем, умиротворенностью и счастьем.
Она вышла в коридор и направилась в фойе. Хант стоял за регистрационной стойкой перед монитором компьютера, щелкая одним пальцем по клавиатуре и одновременно разговаривая по телефону.
Одного взгляда на него было достаточно, чтобы внизу живота вспыхнуло пламя желания, дыхание сбилось, а по телу побежали десятки сороконожек. Знакомое и вместе с тем новое чувство теплой волной прокатилось в груди, и Тина с удивлением признала в нем волнительное предчувствие чего-то неизведанного, сильного и нестерпимо желанного. Сердце заколотилось в том же сумасшедшем ритме, словно в ожидании первого поцелуя, того ни с чем не сравнимого мига, который тысячи лет воспевают в стихах и прозе.
Странно и смешно. Разве так бывает в жизни вполне зрелой женщины?
И тем не менее так было. Она не могла ошибиться, потому что желание поднималось в ней темной, могучей силой, пронизывая ее всю, отдаваясь в каждой клеточке тела, грозя подхватить и швырнуть безжалостно, как цунами щепку, в объятия едва знакомого мужчины.
Между тем Хантер положил трубку, выдохнул и провел ладонью по взмокшему лбу. Потом поднял голову, замер на мгновение, словно вслушиваясь в некий неслышный голос, и повернулся к ней.
Тина улыбнулась и подошла к стойке.
– Привет.
Исходивший от него запах машинного масла и чего-то еще, незнакомого, но столь же стойкого, действовал на нее, как аромат цветка на пчелу. Она перегнулась через стойку, положила руку ему на плечо и подалась вперед. Застигнутый врасплох, он ответил не сразу, но и не отстранился, а когда ее язычок раздвинул его губы, вздрогнул и глухо застонал.
Поцелуй получился медленный и глубокий. Водоворот разбуженной страсти захватил их и потянул вглубь, в темную пучину.
Где-то хлопнула дверь, и Тина поняла, что должна остановиться, пока еще не поздно, пока разбушевавшийся пожар не спалил ее дотла.
Она отступила.
– У нас впереди вся ночь. И еще много-много ночей. Не будем спешить. К тому же у тебя дела. Я подожду.
– Отлично, – растерянно пробормотал Хант. Его жадный взгляд скользил по ней, останавливаясь то на груди, то на темных от прилившей крови губах, похожих на лепестки экзотического цветка. Он выдохнул, потянул воротник рубашки и моргнул. – Вам… тебе уже лучше? Успела переодеться?
– Ты на редкость наблюдателен, – усмехнулась Тина и повернулась кругом. – Нравится?
Вообще-то она предпочитала классический стиль и спокойные, пастельные тона, но сейчас на ней была короткая юбка с крупными цветами и топ с низким вырезом, позволявшим оценить формы и упругость роскошных грудей. Через тонкую ткань просвечивали темные соски.
Конечно, она никогда не позволила бы себе показаться в таком виде в Барстоу, но здесь ведь не Барстоу, а ей хотелось произвести впечатление. Судя по тому, как расширились его зрачки, ей это удалось.
Хант сглотнул. Кадык дернулся вверх-вниз.
– Да. Очень.
– Как говорится, самое лучшее еще впереди. – Она улыбнулась своей дьявольской улыбкой, в которой невинность сочеталась с греховностью, скромность с дерзостью, сдержанность с бесстыдством.
– Мм, – только и смог сказать Хант.
– Отлично. Увидимся.
– Конечно. – Идиотски улыбаясь, он проводил ее долгим взглядом. Она шла легко, покачивая бедрами, и оторваться от такого зрелища было нелегко. Каждый ее шаг отдавался в нем скачком желания, и к тому времени, когда Тина свернула на лестницу, сердце уже работало в режиме аварийной помпы, качая кровь совсем не к голове.
Ладно, красивых женщин на свете хватает, и у мужчины на первом месте должен стоять долг – перед самим собой, перед людьми, которые от него зависят, – а не удовольствия. Тем более что эта женщина не для него.
Не для него.
Настроение моментально испортилось. Черт, они же только-только познакомились. Нельзя так раскисать. Нельзя позволять чувствам брать верх над разумом.
И все же есть в ней что-то особенное, заставляющее его смотреть ей вслед, слушать ее голос. Это что-то возбуждало в нем странные желания и смутные мечты. Самое удивительное, что все случилось так быстро. Если какая-то женщина и волновала его так же сильно, то это было столь давно, что он уже забыл.
Хант вздохнул. Впервые за долгое время захотелось выпить.


– Я предлагаю следующее, – сказал Генри, который, как и подобает человеку военному, взял инициативу на себя. – Во-первых, навести справки о Ричи и его папаше и, может быть, попробовать надавить на старика. Это я беру на себя. Дальше. Надо проверить постояльцев. Не всех, конечно, а выборочно. В-третьих, нам никуда не деться от ночных дежурств.
Лиззи покачала головой.
– Мы и так не высыпаемся, а если еще начнем дежурить по ночам, то днем работать будет просто некому. Посмотри, сегодня встали в половине шестого, сейчас одиннадцатый час, а мы еще не ложились. Дежурства – крайний вариант. Больше одной недели не выдержим.
– Согласен, – поддержал ее Хант. – Держать долгую осаду у нас не получится – ресурсы малы. Уедут одни, приедут другие, и никто не даст гарантии, что среди них тоже не будет какого-нибудь вредителя.
– Хорошо, что ты предлагаешь? – Генри откинулся на спинку кресла и устало вытянул ноги. – Штурм?
– Штурм. Но подготовленный, с предварительной разведкой. Все твои пункты остаются в силе, но действовать надо энергичней, с таким расчетом, чтобы закончить все до конца недели.
– Это как же? – усмехнулся Генри. – Устроим в подвале комнату для допросов и начнем пытать по одному? Не сомневаюсь, что узнаем много интересного, но вряд ли то, что нам требуется.
Хант усмехнулся.
– У меня есть план. Слушайте…


– Я, пожалуй, поеду. – Ричи уже выкатил на дорожку мотоцикл и за последние десять минут по крайней мере трижды посмотрел на часы. – Уже поздно, а завтра рано вставать. Знаешь, у нас на ферме…
– Не заговаривай мне зубы, – строго оборвала его Кейт. Ричи вовсе не сбегал от нее, он сбегал от ее упреков, а значит, чувствовал себя виноватым, и это обнадеживало. – Кстати, переночевать ты можешь и здесь – в гостиной или библиотеке. И не беспокойся, тебя никто не прогонит.
Ричи обреченно вздохнул.
– Пойми, я не могу остаться. Не хочу. Сегодня задержался только потому, что попросил мистер Локсмит. К тому же я ужасно устал и…
– Устал? – язвительно переспросила Кейт. – И от чего же? Весь день спасал несчастных отдыхающих? Или медуз с пляжа лопатой сгребал? А может, бедный, потратил все силы на Веронику Дельгадо?
– Вот уж нет! – искренне возмутился Ричи. – Такие женщины не в моем вкусе. К тому же весь вечер она бросала томные взгляды на Хантера.
– А вот в этом направлении ей точно ничего не светит, – с усмешкой заметила Кейт. – У меня такое впечатление, что наш замечательный во всех отношениях хозяин крепко запал на мою подругу Тину.
– Думаешь, у них роман?
– Роман? – фыркнула Кейт. – Да нет, здесь настоящая буря. Сказать по правде, я не узнаю Тину. Никогда не видела ее такой… сексуально ориентированной.
– Бури бывают недолгими, – с видом знатока заметил Ричи. – Страсть сгорает быстро. Ровный огонь, вот что нужно для долгой счастливой жизни.
– Не уверена, – задумчиво сказала Кейт. – Мне кажется, прожить всю жизнь без таких вот эмоциональных потрясений скучно. А послушать тебя… Да нет, так может рассуждать только какой-нибудь… бухгалтер!
– Между прочим, я и учусь на экономиста, – обиделся Ричи. – И это совсем не скучное занятие. К тому же весьма прибыльное. Если, конечно, не увлекаться.
Кейт махнула рукой.
– Тебя послушать, так серый самый интересный из цветов, а радуга – излишество, потому что на нее идет слишком много краски, а проку никакого.
– Ты стараешься все упростить.
– Это ты стараешься все упростить и сводишь жизнь к набору формул. – Она тряхнула головой. – Ладно, хватит. Можешь отправляться домой, но завтра ты мне понадобишься.
– Для чего?
– Проведем небольшое расследование. Завтра все отправляются на остров… не помню названия, да это и неважно. Поездка займет часа четыре или пять. Я остаюсь.
– Зачем?
– Загляну в комнаты. Пошарю по столам и карманам. Может быть, найду что-нибудь интересненькое.
– Сомнительная затея. А если попадешься? Тебя запросто могут принять за воровку. По-моему, это чистой воды авантюра с неопределенными целями. И потом, зачем тебе я?
– А вот твоя задача и будет в том заключаться, чтобы все прошло тихо и гладко. Походишь по коридору, возьмешь под наблюдение двери. Если что, подашь сигнал.
– Как?
Кейт всплеснула руками.
– Боже мой, Ричи! Ты что, в кино не ходишь? Книжек не читаешь? Свистнешь или споешь. Что-нибудь придумаешь. Прояви смекалку. И вот что еще. О нашем плане никому ни слова.
– Так и быть. О нашем плане – никому, – ухмыльнулся Ричи. Но вот что я тебе скажу. Для тебя это дело игра, а для тех, кто надумал выжить Хантера, большой бизнес. Они шутить не станут. В прошлом году одна девчонка, подружка мелкого мафиози, решила подзаработать и дала интервью местной газете. Без имен, без конкретных фактов. Так ее нашли только через три недели. В озере. Бедняжку связали, упаковали в пластиковый мешок и бросили в воду.
Кейт поежилась.
– Ну и жуть.
– Любопытная деталь, – продолжал Ричи. – В мешке проделали несколько дырок, чтобы туда заплывали рыбки. Подчистили едва ли не до костей.
– Все! Замолчи!
– Рядом с озером есть одна забегаловка, так там фирменное блюдо – рыба. Говорят, очень вкусная.
Кейт отвернулась и зажала рот ладонью – обед просился наружу.
– Это тебе памятка такая, – закончил Ричи и, не дожидаясь реакции Кейт, дал газ.


Перед ним снова встало улыбающееся лицо Тины. Господи, что же это такое? Почему она так себя ведет? Откуда эта сумасшедшая сексуальная агрессия? Черт, еще немного – и он бы, чего доброго, овладел бы ею прямо там, за стойкой в фойе. И что самое странное, она, пожалуй, нисколько бы этому не противилась.
Безумие! Может, она заболела? Может, у нее что-то с психикой? Но не приглашать же врача!
Хант озадаченно потер лоб. Пожалуй, следует поговорить с ее подругой, Кейт Уинслоу. И сделать это как можно быстрее, до вечера.
Он повернулся и посмотрел на себя в зеркало. Ну и вид! Всклокоченные волосы. Прилипшая к телу рубашка. И дикие, выпученные глаза. Настоящий маньяк. Хорошо еще, что их никто не увидел. Вот был бы конфуз! После такого скандала можно смело сворачивать бизнес и вообще бежать куда подальше. Надо принять душ, – холодный! – переодеться и найти Кейт. Дальше так продолжаться не может.
Хант покачал головой.
Признайся, приятель, ты ведь и сам не без греха. Поэтому и чувствуешь себя виноватым. Поэтому и прячешься. Ничего бы ведь не случилось, если бы тебя тоже не тянуло к ней.
Мало того, когда она поцеловала его – когда эти сочные, как спелые вишни, мягкие и требовательные губы коснулись его губ, – с ним произошло нечто совершенно невероятное. Она как будто поднесла спичку к сухому валежнику. Полыхнуло так, что пламя загудело в ушах. Он знал, что такое желание, знал силу страсти, но эта женщина… За считанные дни – что там дни, часы! – она околдовала его! Да, пустила в ход какую-то проклятую черную магию! Завладела его душой и телом! Превратила в покорную марионетку! Все, что случалось с ним раньше, не шло ни в какое сравнение с тем, что происходило сейчас. Она словно отыскала в нем тайную кнопку и включила первобытную силу вожделения, заставлявшую его трепетать, дрожать и повиноваться древнейшему из инстинктов!
И что же теперь делать? Бросить все и бежать без оглядки? Продать чертов особняк и улететь куда-нибудь на край света? А как же Лиза и Генри? Нет.
Он заскрежетал зубами от злости и отчаяния. Остаться? Но найдет ли он в себе силы противостоять ее напору? Как отказаться от того, что предлагают и чего сам желаешь всей душой?
Думай! Думай!
А что думать? Надо пойти и поговорить с ней. Объяснить. Растолковать. Заставить ее понять, что…
Но сначала принять душ и переодеться. Не стоит пугать гостей.
Он взбежал по лестнице на второй этаж, толкнул дверь своей комнаты и замер у порога.
Черт!
В комнате успели побывать. Сомневаться в этом не приходилось, потому что незваная гостья – а сомневаться, что это именно гостья, не приходилось – и не подумала скрывать следы посещения. Повсюду валялись женские вещи: одежда, белье, предметы туалета. На комоде лежали легкие прозрачные трусики и пара бюстгальтеров. На кровати – его кровати! – ночная сорочка. Еще что-то, совершенно чуждое и неуместное здесь, в жилище одинокого холостяка, выглядывало из шкафа.
Если сейчас сюда кто-то войдет, меня, пожалуй, примут за извращенца, подумал Хант.
Комната была декорирована в классическом стиле загородного дома с преобладающей палитрой натуральных тонов. Тяжелые ткани, массивная мебель, пейзажи рек и гор дополняли декор.
На этом фоне вещи Тины – а Хант не сомневался, что у него побывала именно она, – казались разбросанными по осеннему полю яркими полевыми цветами. Удивительно, но получилось весьма живописно. К сожалению – или к счастью? – у него не было времени любоваться этой картиной.
Он еще раз обвел комнату взглядом, подметив одну занимательную особенность. Вещи резко отличались от тех, что были на ней только что. Они словно принадлежали другому человеку – сдержанному, спокойному, уверенному, не старающемуся выделиться. Эти вещи вполне соответствовали той Тине, какой он увидел ее в самом начале. Как будто она, сбросив их, переоделась для какой-то роли. Роли уверенной в себе, напористой, ни перед чем не останавливающейся соблазнительницы.
Перемена была разительная. И эта перемена касалась не только одежды, но и стиля, манер, поведения. Тина стала другой.
И что это могло означать?


Тина сидела перед зеркалом, глядя в глаза отражавшейся там женщине и ловя себя на том, что не узнает ее. Другой взгляд. Другое выражение лица. Другая улыбка. Там, в зеркале, была Моника! Ну конечно! Она свихнулась. У нее раздвоение личности. Сексуальная маньячка.
Тина закрыла глаза.
– Господи, – вздохнула она, и перед глазами немедленно появился Хантер Локсмит.
Сердце тут же споткнулось, а дышать вдруг стало тяжелее, словно воздух превратился в нечто плотное, густое и тягучее. В животе заворочался, свиваясь в узел, упругий жгут. Руки задрожали. Во рту пересохло.
Черные как вороново крыло волосы, пронзительно-синие глаза, нос с горбинкой, расщелинка на подбородке, даже густые вьющиеся и жесткие, как металлическая стружка, волоски на груди – все это было ей знакомо. Таким она увидела его в первый раз.
Или они встречались раньше?
Нет, уж такого мужчину – нет, не мужчину, а греческого бога! – она запомнила бы обязательно. Такому можно и поклоняться, и даже – а почему бы и нет? – принести жертву. Когда он склонился над ней, по ее телу прошла легкая дрожь. Каждая клеточка откликнулась на близость, отозвалась радостной песней узнавания. Она даже потянулась к нему, но тут реальность вмешалась в сказку самым бесцеремонным образом, прислав в комнату Кейт.
– Тина? Еще не спишь?
– И не собираюсь.
– Вот как? Не поделишься планами? Может, и я составлю тебе компанию? Или третий лишний?
– Главное, чтобы лишним не был второй, – туманно ответила Тина. – Ты едешь завтра на экскурсию? Говорят, там до сих пор добывают жемчуг. Я бы не отказалась от ожерелья.
– Я бы тоже, но… Нет, останусь. Ричи обещал научить ходить под парусом.
– Как у тебя с ним? Что-нибудь серьезное или…
Кейт не ответила. Подойдя к подруге сзади, она положила руки ей на плечи, наклонилась и потерлась носом о щеку.
– Лиза говорила, что ты не очень хорошо себя чувствовала. Может быть, приляжешь? Я сделаю тебе какао. Ты же любишь какао перед сном.
– Извини, но спать я не собираюсь. По крайней мере не сейчас. Ты же сама говорила, что на отдыхе надо отрываться, разве не так?
– Говорила, – вздохнула Кейт. – Но, честно говоря, я никак не думала, что ты примешь мой совет настолько близко. – Она помолчала, не решаясь переводить разговор на зыбкую почву.
– Обо мне не беспокойся, – равнодушно ответила Тина. – Мы с Хантом взрослые, разумные люди и хорошо понимаем, чего хотим друг от друга.
Кейт резко выпрямилась и даже отступила на шаг. Она как будто разговаривала с другим человеком. Прежняя Тина никогда бы не произнесла вслух ничего подобного.
– Ты отдаешь себе отчет, что ставишь его в неудобное положение? Ты ведешь себя с ним так, как если бы… – Она не договорила, прикусив язык, с которого чуть было не слетели обидные слова. – Подожди хотя бы неделю. К тому же у Хантера сейчас трудная ситуация. Удивительно, что ты не принимаешь в расчет его положение.
– Я принимаю в расчет его положение, но не хочу, чтобы он зацикливался на проблемах. Трудности закаляют характер мужчины, а женщина придает ему сил.
Кейт не знала, смеяться ей или плакать. Тина говорила не своим языком, произносила не свои слова и, похоже, даже переживала чужие чувства. Но почему? Откуда такая разительная перемена? Неужели подруга настолько вжилась в роль Моники, что не может из нее выйти?
– Иногда мне кажется, что тебя действительно загипнотизировали тогда, в парке, – в сердцах бросила она. – Представляю, в какой ужас пришла бы твоя мама.
Тина посмотрела на часы и поднялась.
– Ты упомянула о парке? А что такое?
– Неужели не помнишь?
– Помню, что мы с тобой ходили в кино, а потом прогулялись по парку, но сама эта прогулка совершенно вылетела из головы. Мы долго там были? И почему ты упомянула о гипнозе? Это ведь не случайно, да?
– Нет, не случайно. – Кейт против воли зевнула. – Мы были в парке часа два, но в какой-то момент ты отстала от нас с Джуди, сказав, что хочешь заглянуть в палатку гадалки. Мы прождали тебя минут сорок, а потом совершенно случайно встретили уже у выхода. Ты так и не рассказала, где была и что делала.
Тина задумалась на пару секунд, потом качнула головой и рассмеялась.
– Наверное, нечего было рассказывать.


Хант уже собирался пойти отдохнуть, когда вспомнил, что так и не поговорил с Кейт и что в комнате его может поджидать Тина. От одной лишь мысли о том, как она проскальзывает под простыню и сворачивается рядом с ним, как прижимается теплым телом, трется грудью о его грудь, Ханта бросило в дрожь.
Будь оно все проклято! И за что только ему такие мучения! Ситуация совершенно дурацкая – владельцу пансионата негде переночевать. Он раздраженно вздохнул и, подождав, пока Генри с Лизой закроют за собой дверь, прошмыгнул в кабинет.
Еще ни одна женщина не спала в его постели. В тех же случаях, когда знакомство шло к логическому завершению, он предпочитал чужую территорию: ее дом или квартиру, отель, яхту, а однажды даже пляж.
Свою спальню Хант оставлял для себя, надеясь, что когда-нибудь разделит ее с женой, матерью его будущих детей. Может быть, глупо. Может быть, несовременно, но у него свой взгляд на жизнь, а если это кого-то не устраивает, что ж, пожалуйста, он никого не неволит.
И вот теперь эта женщина, о существовании которой он узнал пару дней назад, вторгается в его частную жизнь самым бесцеремонным образом, претендует на его святыни, а он, черт возьми, даже не находит сил, чтобы поставить ее на место! Да и как это сделать, если бы перед такой не устоял и сам папа римский!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Кто ищет – найдет - Элиот Ливия

Разделы:


123456789101112Эпилог

Ваши комментарии
к роману Кто ищет – найдет - Элиот Ливия


Комментарии к роману "Кто ищет – найдет - Элиот Ливия" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100