Читать онлайн Кто ищет – найдет, автора - Элиот Ливия, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кто ищет – найдет - Элиот Ливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кто ищет – найдет - Элиот Ливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кто ищет – найдет - Элиот Ливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Элиот Ливия

Кто ищет – найдет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

К вечеру пансионат уже не напоминал то тихое, погруженное в сонную дрему местечко, каким его застали Кейт и Тина. Гости прибывали поодиночке и парами, и Хант с Генри крутились как белки в колесе, встречая, регистрируя, размещая… Лизе досталось еще больше, потому что всем хотелось перекусить, подкрепиться или хотя бы выпить чашку кофе.
– Джорданы, муж и жена. В сто второй?
– Да, Генри. И, пожалуйста, напомни, что запасные одеяла в верхнем ящике шкафа. У миссис Джордан небольшая простуда. Градусник в санитарном шкафчике в ванной.
– Есть, сэр! Мистер Кен Драйден с сыном. В двести четвертый, если не ошибаюсь?
– Ошибаешься, в двести второй. Кстати, ты проверил розетку? Сегодня бейсбол, а наш юный гость страстный поклонник «Ред Сокс».
– С розеткой все в порядке. Просто Лиза включала неисправный утюг. – Генри почесал затылок. – Кстати, утюг я уже починил.
– Ладно. Что у нас с Клайвертом и Финчем? Они уже получили ключи?
– Ключ, Хант, ключ. Второй, если помнишь, потерялся неделю назад, и ты сам собирался заказать дубликат.
– Черт! Совершенно из головы вылетело! Что будем делать? Одним ключом им никак не обойтись!
– Почему же одним? – Генри опустил руку в карман и извлек два новеньких ключика на стальном колечке. – Страховка, сэр! Что бы там ни говорили некоторые, а тридцать лет в армии не прошли бесследно!
Часы показывали половину восьмого, когда волна наконец схлынула, постояльцы разошлись по комнатам и в фойе воцарилась тишина.
– Мистер Локсмит!
Хант вздрогнул от неожиданности и оглянулся.
– Что случилось, Джанет?
Девушка покачала головой. Последние два часа она работала в баре и с непривычки изрядно устала.
– Ничего, просто Лиза просила передать, чтобы вы с мистером Генри заглянули в столовую, а то ведь и пообедать, наверное, не успели.
– Отличная мысль, – оживился Генри и, зайдя за стойку, убрал регистрационный журнал в небольшой сейф. – Я бы и от стаканчика бурбона не отказался.
– Признаться, я тоже, – согласился Хант и повернулся к Джанет. – Может, переночуешь сегодня здесь? Я бы предупредил твоего отца.
– Нет, мне нужно ехать. – Она отвела глаза. – Саймон будет ждать, мы договорились сходить в кино.
– Ну, раз договорились… – Хант развел руками. – Кстати, ты не видела Ричи?
– Видела, но только часа два назад. Он был с теми двумя женщинами, что приехали утром.
– Вот как? – Ревность, совершенно неуместная и беспричинная, вскипела волной и тут же схлынула, оставив в душе мутный осадок. – Ладно. Значит, до завтра. – Хант кивнул Джанет и поднялся с диванчика. – Идем, Генри. Надеюсь, у Лизы еще осталась пара сандвичей.
Подойдя к столовой, он уловил восхитительный запах жареной картошки и рыбы. Рот наполнился слюной, а желудок заурчал как голодный кот. Хант довольно улыбнулся. Вот чего не хватает для хорошего настроения! Как же ему повезло с Лиззи! Да и с Генри тоже – есть на кого положиться. Если бы и остальные проблемы решались так же просто.
День выдался напряженный, и времени перекусить просто не нашлось. Да что там, он даже забыл, что не ел с самого утра, и мог сейчас проглотить любую стряпню. Но нет, у Лиззи все получается отменно, что бы она ни готовила. И все же жареная картошка с рыбой это нечто неземное.
Через минуту они уже сидели за столом, застеленным свежей белой скатертью. Генри сразу же положил себе салата из сельдерея с грудкой индейки и пару сандвичей с мясным паштетом. Хант, подумав, ограничился сандвичем и жареной картошкой с рыбой.
– И как ты только все успеваешь, – покачал головой Генри. – Накормить столько народу! И ведь каждому еще угодить надо.
Лиза поставила перед мужчинами по стакану, бросила кубики льда, ровно на два пальца плеснула виски, добавила содовой. Себе она откупорила банку колы.
– Секрет прост. Когда люди устали и проголодались, они предпочтут взять то, что есть, чем ждать, пока им приготовят что-то особенное. Сегодня я обошлась картошкой с рыбой, мясными сандвичами, салатом и закуской из индейки. В баре у Фрэнки бывали деньки и потруднее.
– Как Джанет? – спросил Хант. – Справляется?
– Хорошая девочка, – кивнула Лиза. – Старательная и сообразительная. Немного неповоротливая, но это не беда. Через день-другой освоится.
– А Ричи здесь появлялся? – поинтересовался Генри, многозначительно постукивая пустым стаканом по столу. – Я его, признаться, за весь вечер так ни разу и не видел.
– Его дело – пляж, – пожал плечами Хант.
– Не появлялся, – коротко ответила Лиза, и что-то в ее тоне заставило его поднять голову.
– Что-то не так?
Прежде чем ответить, она вытерла руки о фартук, убрала со стола бутылку, оставив без внимания красноречивые жесты Генри, и приложилась к банке.
– Как вам сказать… – Лиза вытерла губы тыльной стороны ладони. – Что-то в нем есть… неприятное, скользкое. Как будто высматривает, что бы такое стянуть.
– Перестань. Не выдумывай, – махнул рукой Генри. – Парень заглядывается на молоденьких, вот тебе и не нравится.
Лиза только фыркнула и покрутила пальцем у виска.
– Кстати, где ты его нашел? – Генри повернулся к Ханту. – Надеюсь, не в баре, а?
– Нет. Дал объявление в газете, и через пару дней Ричи отозвался. Сначала позвонил, потом сам приехал. Мы с ним поговорили… – Хант пожал плечами. – Не знаю, я ничего такого не заметил. Кстати, у него и опыт работы есть.
– Странно только, что он со своим опытом в такую глушь потащился, – заметила Лиза. – Вы уж извините.
– Сказал, что учится в колледже в Сарасоте, пишет курсовую и не хочет отвлекаться.
– Не хочет отвлекаться? – усмехнулась Лиза. – А чего ж тогда потащился в двести шестой?
– Я бы тоже не прочь погостить у таких красоток. – Генри расправил плечи. – Должен признаться, они обе – и мисс Дефранж, и мисс Уинслоу – хороши. Хотя вторая мне больше по вкусу. Будь я годков на десять моложе…
Лиза рассмеялась, Хант покачал головой, и Генри обиженно насупился.
– Ладно, мне пора. Пойду почитаю…
Лиза тоже поднялась и, обняв мужа за плечи, чмокнула в щеку.
– Подожди минутку, я сейчас. – Она убрала со стола, быстро помыла посуду, заглянула в кухню и, убедившись, что все в порядке, вернулась. – Идем? Я, наверное, тоже что-нибудь почитаю. – И, подмигнув Ханту, добавила: – А что еще остается, если муж на девчонок засматривается?
Оставшись один, Хантер запер служебную дверь, посидел в фойе и вышел на улицу.
Солнце уже опустилось за горизонт. Западный край неба, еще недавно поражавший буйством ярких красок, поблек. Лазоревая кромка постепенно окрашивалась в нежные зеленовато-синие тона. Наступавшие со стороны холмов сумерки неслышно окружали пансионат, приглушая редкие крики птиц и плеск набегающих на берег волн. Деревья в призрачном полумраке как будто вытянулись и напоминали грозных, неумолимых стражей вверенного им дворца. Знойное дыхание залива обволакивало влажной солоноватой дымкой.
Тишина и покой. Хант опустился на скамейку. Не слишком ли рано стремиться к покою, когда тебе нет и тридцати? Пожалуй, нет. Чего-чего, а приключений в последние годы на его долю выпало немало. Некоторым адреналина всю жизнь не хватает – и что? Хант повидал таких любителей острых ощущений. В гражданской жизни они гоняют на предельных скоростях, рыщут по ночным закоулкам, прыгают с мостов. Кто-то этим и удовлетворяется, кто-то нет. Самые безбашенные идут на крайний риск и переступают черту, совсем не думая, чего это будет стоить другим.
Он вздохнул и покачал головой, вспомнив сержанта из своего батальона, большого любителя прогулок по ночному Багдаду. Закончилось все тем, что удалец просто исчез, а через три дня его тело нашли на городской свалке.
Нет, с него приключений хватит. Хант поднялся. Пройтись вокруг дома, удостовериться, что все в порядке, и лечь пораньше. Дел хватает. Он скользнул взглядом по фасаду. Свет в большинстве окон уже погас, остались только два – на первом и на втором. 104-й и 206-й. В первом остановились два приятеля, собиравшихся выйти завтра в море на марлина. Во втором…
Тина Дефранж.
Вот уж от кого надо держаться подальше! Хотя, с другой стороны, почему бы и не позволить себе маленькую интрижку? И даже не маленькую. Инстинкт подсказывал: с этой женщиной интрижки не получится. Здесь либо да, либо нет. И «да» означает серьезные отношения со всеми неизбежными последствиями. В Тине есть нечто особенное, что-то интригующее, загадочное, скрытое, может быть, от других. Она зацепила его с первого взгляда и едва не отправила в нокаут там, в комнате, когда предстала перед ним обнаженной и даже не смутилась. Что это было? Игра? Случайность? Тонкий расчет? Или дамочке просто захотелось проверить действие своих чар на дремучем провинциале? Если так, то она может быть довольной. Опыт удался.
Сцена снова развернулась перед ним во всех ее деталях. Вот она выходит из ванной, останавливается, увидев его, смотрит с этой лукавой полуулыбкой, а полотенце медленно, будто в кино, соскальзывает с плеч…
Хант стиснул зубы. Да, о такой женщине, как Тина Дефранж, можно только мечтать. Он видел в ней и доброжелательность, и искренность, и лукавство, и невероятную сексуальность – все вместе давало ту гремучую смесь, отказаться от которой невозможно и, попробовав которую, недолго потерять остатки благоразумия. Она была женщиной, с которой мужчине легко и приятно, ей можно излить душу, с ней можно посмеяться и поплакать, на нее можно опереться. А ее глаза, глаза прячущейся за внешней невинностью грешницы, обещали исполнение самых дерзких желаний, самых необузданных фантазий. Ради таких мужчины готовы перевернуть мир и продать душу дьяволу.
За окном, в просвете между шторами мелькнула фигура. Хант отвел глаза – ну уж нет, до такой низости, как подсматривать за женщиной, он не опустится. Пусть подглядывают слабаки – настоящий же мужчина просто приходит и берет свое. Так по крайней мере говорил полковник Ридли Мэтисон. Эх, Ридли, во что ты меня втянул…


С полковником Ридли Мэтисоном Хант познакомился в Афганистане и под его началом прослужил семь месяцев. Наверное, они так и остались бы друг для друга командиром и подчиненным, если бы не один случай в ноябре 2002 года.
Рота Хантера получила приказ срочно передислоцироваться в горный район неподалеку от границы с Пакистаном. По данным разведки там проходил старый караванный путь, по которому боевиков «Талибана» снабжали оружием. Очередную партию груза ждали со дня на день. Они вылетели из Кандагара на четырех вертолетах и уже приближались к цели, когда с земли открыли огонь из крупнокалиберного пулемета. Три вертолета успешно преодолели огненный заслон. Четвертому не повезло – пули пробили бензобак и машина загорелась. Те страшные минуты остались в памяти Ханта навсегда. Пилот еще протянул около мили и попытался совершить посадку у края леса, но двигатель отказал и вертолет рухнул с двадцатиметровой высоты. Хант сидел у открытой дверцы, и при ударе его выбросило из кабины. Кусты смягчили падение. Он не знал, сколько времени пролежал без сознания, а когда очнулся, машину уже заволокло черным дымом, в котором проскакивали оранжевые языки пламени. Хромая Хант добежал до вертолета и стал вытаскивать товарищей. Вытащить успел только троих. Одним из них был полковник Мэтисон. Путь до ближайшего населенного пункта занял четыре дня. Двое их товарищей погибли в стычке с моджахедами. Ханту повезло. Он не только остался жив, но и вынес полковника, у которого была сломана нога.
Через три месяца Хантер Локсмит получил боевую награду, а еще через пять вернулся в Штаты. Из газет он знал, что Мэтисон вышел в отставку и живет где-то во Флориде. Они не встречались больше и даже не перезванивались. Молчание полковника поначалу задевало, но в конце концов обида прошла. Что такого он сделал? Ничего особенного, просто поступил по уставу. Получил за это награду. Что еще надо? Спасибо?
Время шло, проблем хватало, и эпизод стал забываться – воспоминаниям, как известно, предаются обычно неудачники. Вот почему звонок из Майами стал для Ханта полной неожиданностью. Звонила женщина.
– Мистер Локсмит?
– Да.
– Мистер Хантер Локсмит?
– Он самый.
– Позвольте представиться. Меня зовут Айрис Шенкер, и я работаю в адвокатской фирме «Берджин гэрантис», штат Флорида. Мы очень долго вас искали, мистер Локсмит, почти три недели. Очевидно, первоначальные данные о вашем местожительстве не соответствовали действительности.
– Я переезжал, – коротко объяснил Хант. – А в чем, собственно, дело? Грехов за мной, конечно, числится немало, но до Флориды я еще не добрался.
Она рассмеялась.
– Ваши грехи не наша проблема, мистер Локсмит. Вы знали Ридли Мэтисона? Полковника Ридли Мэтисона?
– Да, знал. Я служил под его командой в Афганистане.
– И спасли ему жизнь, ведь так?
– Ну, это слишком громко сказано. Я всего лишь исполнял свой долг.
– За что и были отмечены правительством, – добавила женщина на другом конце провода. – Но мы разыскиваем вас по другому поводу, мистер Локсмит.
– Слушаю, хотя и не понимаю, в чем, собственно…
Договорить она ему не позволила.
– Полковник Ридли Мэтисон скончался в прошлом месяце.
У него перехватило дыхание.
– Вы меня слышите, мистер Локсмит?
– Да, – пробормотал Хант. – Как… как это случилось?
– Рак легких. Полковник болел последние два года. Операция, к сожалению, не помогла. Мистер Мэтисон был нашим клиентом, и наша фирма распоряжается его делами. В отношении вас есть некое распоряжение, огласить которое я имею право только при личной встрече. Либо наш человек приезжает к вам, либо вы приезжаете в Майами. Разумеется, все расходы за наш счет.
– Я приеду, – без раздумий сказал Хант. – Буду у вас через два дня.
Через два дня в офисе «Берджин гэрантис» ему вручили запечатанный конверт из плотной манильской бумаги. В нем лежали всего два документа: письмо Ридли Мэтисона и дарственная на имя Хантера Локсмита, по которой он становился собственником двухэтажного особняка на побережье Мексиканского залива, неподалеку от Сарасоты.
– Все налоги выплачены, мистер Локсмит, – объяснила Айрис Шенкер. – Вам нужно лишь расписаться на нескольких бумагах и можете вступать во владение.
Так Хантер стал собственником особняка, построенного дедом Ридли Мэтисона и оцененного в два миллиона долларов.
Свалившееся с неба богатство нередко накрывает человека как снежная лавина. Деньги – опасная вещь для того, кто их не заработал. Они подобны наркотику; сильный, попробовав их вкус, способен отказаться, слабый становится их рабом.
Хантер не стал спешить с решением, хотя предложения о продаже особняка поступили уже через три дня, когда он был еще в Майами. Суммы назывались большие. Даже фантастические. И соблазн был велик. Мысли не давали спать. От планов кружилась голова. Мечты уносили в поднебесье. С такими деньгами он мог начать новую жизнь. С чистого листа. Выбрать любое место на карте мира, купить уютную квартиру или дом, начать свой бизнес, жениться или вообще ничего не делать. Но ведь Ридли Мэтисон имел в виду другое, верно? У полковника не было детей. Не было близких родственников. При желании он мог продать дом и просто отдать Ханту деньги. Но Мэтисон поступил иначе. Почему? Не потому ли, что старый солдат знал его лучше, чем он сам? Не потому ли, что хотел передать спасшему его человеку нечто большее, чем бумажки? Не потому ли, что семейный особняк был слишком дорог ему, чтобы пускать с молотка?
И решение пришло. Он возьмет дом. Начнет бизнес. Приведет особняк в порядок. Вдохнет жизнь в старые стены. Женится. Да, полковник Мэтисон хотел для него именно этого.


Хант вздохнул. Взгляд снова скользнул по фасаду. Теперь горело только одно окно. На втором этаже.
В просвете снова мелькнула фигура. Мужская? Да, определенно мужская. Вот так! Не успели приехать, а уже обзавелись знакомствами, принимают гостей. А почему бы и нет? Люди приехали отдохнуть, а отдых у многих ассоциируется с легким, ничего не значащим романом. Интересно, это Кейт ступила на тропу войны или Тина? А может обе? И кто же счастливчик?
Хант представил Тину Дефранж в объятиях мужчины и едва не застонал. Черт! Он до боли сжал кулаки. Отправляйся-ка спать и не забивай голову пустыми мечтами. Кто гоняется за фантомами, рискует оказаться в сумасшедшем доме.
Скольких глупостей удалось бы избежать, если бы голос здравого смысла всегда звучал громче голоса безрассудства! Увы.
Хант и сам не знал, какая сила вознесла его вдруг на старый кряжистый бук, росший ярдах в десяти от особняка, как раз напротив светящегося окна. Оставалось лишь сделать пару шагов по крепкому с виду суку и заглянуть в комнату.


Проводив Ричи, Кейт неспешно возвращалась в пансионат. Под ногами похрустывала галька, невдалеке неумолчно постанывало море, посвежевший ветерок разносил ароматы цветов. Нагрянувшая внезапно ночь щедро разбросала по темно-синему бархату неба пригоршни звезд.
На душе у Кейт было покойно и светло. В городе человек редко остается наедине с природой и самим собой. Цивилизация построена на движении, а движение слишком часто принимает форму соперничества. Общество навязывает каждому усредненные, обезличенные правила, заставляет подчиняться стереотипам и гонит к целям, достичь которые невозможно. Кейт не отличалась сильной волей, а потому всегда предпочитала держаться в общем потоке, соглашаться с господствующим мнением, придерживаться установившейся моды и двигаться со средней скоростью, не отставая, но и не забегая вперед.
Кейт работала медсестрой в больнице. Не бог весть какое место, но больших амбиций у нее не было. Выйти замуж, обзавестись собственным домом, родить детей – о большем она и не мечтала. Но пока ей не везло: парни всегда хотели получить от нее больше, чем были готовы или могли дать. Последний роман и вовсе едва не закончился громадным конфузом.


С Майком Доусоном она познакомилась полгода назад, и первые четыре месяца все шло нормально. Каждый жил сам по себе, чтобы не докучать партнеру лишними проблемами и получать максимальное удовольствие от встреч то на одной, то на другой территории.
Однако в какой-то момент Майк вдруг заявил, что больше так продолжаться не может, что отношения должны базироваться на прочной основе, что они уже взрослые, ответственные люди и так далее.
Кейт поначалу опешила, а потом спросила напрямик, что именно он понимает под прочными отношениями и каким образом можно укрепить эту самую ответственность.
Ответ ошеломил ее еще больше. Майк заявил, что выход из тупика – именно это слово он и употребил! – есть только один: брак.
Кейт взяла паузу. Посоветовалась с родителями. Обсудила вопрос с Тиной. Поразмышляла сама. И согласилась. Почему бы и нет? В браке есть свои преимущества, да и какая женщина не мечтает надеть свадебное платье, пройти к алтарю, разрезать праздничный торт…
Однако все оказалось не так просто. С приближением назначенной даты Майк вел себя все более странно: нервничал, кусал ногти, произносил малопонятные речи и даже не отвечал на звонки.
За неделю до торжества, когда Кейт – что скрывать – уже изрядно потратилась на наряды и разослала приглашения, Майк позвонил посреди ночи и пробормотал, что чувствует себя не готовым нести бремя супружеской жизни, что пока еще ничего не достиг в жизни, что им лучше остаться просто друзьями. Кейт бросила трубку, после чего пару дней просидела дома и даже выпила бутылку виски. Из трясины отчаяния ее вытащила Тина.
А еще через месяц по городу поползли слухи о предстоящем бракосочетании Майка Доусона и дочери главы местного отделения крупного банка. Когда о перспективном слиянии двух известных в городе семейств было объявлено официально, Кейт не отказала себе в удовольствии сделать бывшему подарок. К отправленному посыльным свадебному платью была приложена записочка.
«Поздравляю и желаю счастья. Надеюсь, Мишель оно придется впору. Рада, что ты нашел такую прочную основу».
После таких событий любой разговор на тему брака и семьи вызывал у Кейт приступ раздражения.
Ричи был другим. Он…
Довести мысль до конца Кейт не успела – справа и впереди что-то хрустнуло, зашуршало, глухо плюхнулось…
Она замерла. По спине пробежал холодок. До пансионата оставалось совсем немного – ярдов двадцать пять или тридцать, но на фоне темной массы выделялся лишь один светлый прямоугольник.
Кто-то застонал.
– Эй? – тихонько окликнула Кейт. – Кто здесь?
Шаги… В темноте проступил силуэт. Мужской. Незнакомец стоял как-то странно, согнувшись. Маньяк?! Беглый преступник?! Кто еще может бродить среди ночи вокруг спящего пансионата?!
– Я закричу! – пропищала она. – Не подходите!
– Не бойтесь, – сказал мужчина, и голос его показался Кейт странно знакомым. – И не кричите… пожалуйста. Разбудите людей. Я – Хант Локсмит и…
– Хант? – недоверчиво переспросила она. – А что вы здесь делаете?
– Решил проверить, все ли в порядке, а тут… – Он не договорил. – Вы ведь Кейт, да? Кейт Уинслоу? Из двести шестого?
– Точно. – Кейт облегченно вздохнула. – А что там треснуло? Боже, я так испугалась! А потом увидела вас и приняла за маньяка.
– И почти не ошиблись, – угрюмо пробормотал Хант. – А трещала ветка. Я… э… решил подтянуться и… она не выдержала.
Объяснение прозвучало неубедительно, но ничего лучшего в голову не пришло. Впрочем, Кейт приняла его слова за чистую монету.
– Вы, наверное, ушиблись? – сочувственно спросила она. – Что-нибудь болит?
– Нет-нет, все в порядке, – поспешил успокоить ее Хант. – Не беспокойтесь. А вы…
– Провожала Ричи. Ну, нашего спасателя. – Кейт немного смутилась. – Мы познакомились с ним сегодня на пляже. Интересный парень…
– Наверное. – Он шагнул ближе. – Раз уж мы встретились, позвольте проводить вас до номера.
Она протянула руку.
– С удовольствием.


В то самое время, когда Кейт предавалась мыслям о неудавшемся замужестве, а Хант продвигался по предательской ветке, за столиком ресторана в Сарасоте собралась уже известная компания – Винсент, Ривера и Касслер. Разговор не ладился. Двое нервно курили, третий морщился и потягивал вино. Ждали четвертого.
– Ну где этот чертов Хьюго?! – не выдержал Винсент. – Помяните мое слово, парень удерет с нашими денежками, а нам ничего не останется, как жалеть об упущенном времени.
– Согласен, – поддержал его Ривера. – Дурацкий план. Залог успеха в простоте. Надо было…
– Хватит каркать! – неожиданно резко бросил Касслер. – Если мой план не сработает, все дальнейшие расходы я возьму на себя.
Винсент хмыкнул. Ривера ухмыльнулся.
Зазвонил телефон.
Касслер опустил руку в карман. Партнеры притихли.
– Да? – Касслер раскрыл элегантный черный аппарат. – Мы здесь. – Он помолчал несколько секунд, слушая доносящийся из трубки взволнованный голос. – Мы в «Криме», Хьюго. Ждем тебя через пятнадцать минут. Расскажешь обо всем сам. – Он закрыл телефон и убрал в карман.
– Ну? – Ривера нетерпеливо подался вперед. – Что? Получилось?
Прежде чем ответить, Касслер сделал глоток вина, аккуратно вытер губы черным платком и, повернувшись к прохаживавшемуся неподалеку официанту, поманил его пальцем.
– Случилось то, что и должно было случиться. У нашего друга все получилось. Предлагаю выпить шампанского. – Он усмехнулся и кивнул официанту. – Бутылку «Магнум Кристалл», Сони. И запиши, пожалуйста, на этих двух господ.


– Боже, как же вас угораздило, – покачала головой Кейт и повернулась к Тине. – Нужен лед. Посмотри, пожалуйста, в холодильнике.
Хант провел ладонью по затылку и наткнулся на шишку. Вот тебе и игры в солдатиков. Свалился, как какая-нибудь девчонка.
– Мисс Уинслоу…
– Кейт, – с улыбкой поправила она. – У вас рубашка порвана. И, насколько я могу судить, приличная ссадина на спине.
– Ерунда, не стоит беспокоиться. – Он попытался встать со стула, но Кейт удержала его на месте.
– Придется потерпеть. В таком жарком влажном климате любая царапина может стать серьезной проблемой. Снимите-ка рубашку.
Черт, вот попал! Теперь они уж точно его не выпустят, пока не прочитают лекцию и не применят на практике полученные в школе знания по оказанию первой помощи. Женщины. Их хлебом не корми, только дай показать свое превосходство.
– Сейчас я вымою руки и займусь вами всерьез, – пообещала Кейт. – Ты нашла лед?
– Уже иду, – последовал ответ.
Хант обреченно вздохнул и закрыл глаза, отдаваясь на волю судьбы. И тут же вздрогнул от прикосновения к голове чего-то холодного.
– Держите пакет, Хант, – произнес уже другой голос.
Он поднял руку, нащупал мешочек со льдом и прижал к затылку. Тина провела ладонью по его волосам, пробежала пальчиками по шее. Хант сглотнул. Боже, только не это! Пусть бы Кейт, но не Тина.
– Держите пакет, а я пока обработаю вашу рану. – Не дожидаясь ответа, Тина ловко расстегнула пуговицы на рубашке и стянула левый рукав. – А теперь смените руку. – Он беспрекословно подчинился. Ее дыхание коснулось его шеи. – Хм, царапина неглубокая, но я обработаю ее антисептиком. Потерпите?
Из ванной вернулась Кейт. Хант сидел с закрытыми глазами. Странное чувство овладело им – он не хотел уходить, как будто оказался в зоне действия некоего поля уюта, комфорта, тепла, заботы. Он слышал ее дыхание, чувствовал ее запах, складывавшийся из слабого аромата духов, шампуня, геля и чего-то еще, мистического, неопределенного, дурманящего и возбуждающего одновременно.
В комнате было не жарко – хотя окно и закрывала противомоскитная сетка, кондиционер выполнял свою работу вполне успешно.
– Как больной? – спросила Кейт, и Хант услышал приглушенное хихиканье.
– Жить будет, – ответила Тина, и ему показалось, что она улыбается.
– Приготовлю чай с лимоном. Без меня справишься?
– Постараюсь, если пациент будет вести себя смирно.
Да они просто издеваются над ним! Нашли, черт возьми, подопытного кролика! Нет, с этим пора кончать! Он уже собрался было подняться, но тут Тина тихонько охнула.
– У вас шрам! Боже, какой ужас!
Хант стиснул зубы. Шрам на левой стороне спины, чуть ниже пятого ребра, и впрямь выглядел не слишком эстетично – врач зашивал его в спешке, торопясь к другому раненому. Там было не до эстетики.
Он откашлялся.
– Это… – Слова застряли в горле – что-то теплое, влажное, мягкое прикоснулось к белому неровному рубцу на спине, и он вздрогнул, словно прошитый электрическим разрядом.
– Простите, – прошептала она.
– Все в порядке. А шрам… Один парень в Ираке попытался наколоть меня на штык.
– Ты ужасно напряжен, милый, – вдруг укоризненно прошептала Тина. – Расслабься. Я тебе помогу.
Расслабься? Хант едва не рассмеялся истерически. Хороший совет. Если бы дело ограничилось только плечами. Он весь был как натянутая тетива. Нет, простым, локальным массажем проблему не решить. Здесь требуется совсем другой сеанс. Он представил, как ее пальчики пробегают по его груди, животу, спускаются ниже и принимаются массировать те участки, которые в последние часы пребывали, похоже, в постоянном напряжении. За одним видением последовало другое, еще более яркое и впечатляющее. Картины наползали одна на другую, как льдины у плотины, и в какой-то момент Хант даже застонал от отчаяния.
Она наклонилась к нему, обдала жарким дыханием щеку и прошептала в самое ухо:
– Я знаю несколько приятных способов снять напряжение. Сегодня мы можем испробовать парочку. Понимаю, ты устал, день был такой напряженный. Но ведь у нас есть еще и завтра, и послезавтра…
Боже милостивый!
– А сейчас будет больно!
Хант стиснул зубы, готовясь к продолжению пытки…
Через полчаса Хант лежал в постели, глядя в потолок и стараясь не думать о Тине Дефранж.
Интересно, если Кейт провожала Ричи, то кого же он видел в просвете между шторами?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Кто ищет – найдет - Элиот Ливия

Разделы:


123456789101112Эпилог

Ваши комментарии
к роману Кто ищет – найдет - Элиот Ливия


Комментарии к роману "Кто ищет – найдет - Элиот Ливия" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100