Читать онлайн Кто ищет – найдет, автора - Элиот Ливия, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Кто ищет – найдет - Элиот Ливия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.29 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Кто ищет – найдет - Элиот Ливия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Кто ищет – найдет - Элиот Ливия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Элиот Ливия

Кто ищет – найдет

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Кейт и Тина уезжали последними. Они уже спустились вниз, в фойе, и теперь ждали, когда Генри принесет сумки. Тина сидела на диване, опустив голову и сосредоточенно разглядывая ковер под ногами, как будто в его узорах содержалось некое тайное послание.
Кейт, предприняв несколько попыток разговорить подругу, оставила это занятие и листала забытый кем-то журнал. Она уже позвонила Ричи, который сказал, что ничего страшного не случилось, если не считать наложенного на руку гипса. Голос его звучал достаточно бодро, и Кейт облегченно вздохнула – как-никак спасая ее, Ричи вышел за рамки определенных ему служебных инструкций.
– Надеюсь, теперь ты воспользуешься моим советом и запишешься на курсы карате, – пошутила она. – Вот тогда и станешь настоящим спасателем.
– Ты еще приедешь? – спросил он вдруг, и в голосе его прозвучала такая тревога и такое отчаяние, что у Кейт слезы подкатились к глазам.
– Обязательно, – пообещала она и тут же, спохватившись, добавила: – Если только не забуду.
– Я тебе напомню, – обрадовался Ричи. – У меня есть твой телефон. К тому же через пару месяцев мы с отцом собираемся в Барстоу, и, если ты не будешь против…
Она рассмеялась.
– Хочешь сводить меня в кино?
– Ну, не только. Вообще-то у меня большие планы.
– С удовольствием послушаю. – На лестнице послышались шаги. – Все, пока. Выздоравливай и не забывай.
– Даже если бы хотел, вряд ли получится! – прокричал счастливый Ричи.
Кейт захлопнула крышку телефона и повернулась к лестнице, ожидая увидеть Генри с сумками, но увидела Хантера и тут же машинально взглянула на Тину. Та сидела в прежней позе, держа руки на коленях, и только побелевшие костяшки сцепленных пальцев выдавали ее напряжение.
Хант остановился рядом. На душе у него было пусто и темно. За последние сутки они не обменялись с Тиной ни единым словом. Он понимал ее состояние и больше всего на свете хотел бы обнять ее, утешить, прижать к себе, приласкать. Но она не хотела этого. Между ними как будто встал невидимый непроницаемый барьер, и сейчас ничего не оставалось, как сжать кулаки и выжать из себя улыбку. Так принято. Таков американский стиль поведения. Держи голову высоко. Улыбайся. Говори, что все о’кей. Даже если внутри кусок льда. Даже если все застыло. Даже если почти что умер.
Он позволил себе лишь мельком посмотреть на нее. Сегодня Тина выглядела почти так же, как в тот первый день, когда он увидел ее. На ней была простенькая кремовая блузка и свободные белые брюки, на ногах – босоножки на низком, устойчивом каблуке. На лице минимум макияжа. От Моники не осталось ничего. Но Хант знал, что под скромным нарядом кроется восхитительное, жаждущее ласк тело, способное удовлетворить самые необузданные желания, сводящее с ума и навечно отпечатывающееся в памяти того, кто хоть раз ощутил его испепеляющий жар, попробовал его вкус, сохранил его запах.
Он познал – путь и не до конца – это роскошное тело и проник в заключенную в нем душу. Но только для того, чтобы потерять все.
– Мне очень жаль, что так получилось, – негромко сказала Кейт, кладя руку на плечо Хантеру. – Если бы я знала… Все могло бы сложиться по-другому.
– Вы ни в чем не виноваты. Это я не смог удержаться. – Он тяжело вздохнул. – И теперь Тина считает меня мерзавцем, совратителем и вообще бесчестным человеком.
– Ну, я в ее глазах вряд ли выгляжу намного лучше, – усмехнулась Кейт. – Но, поверьте мне, Тина отойдет. Она вполне разумная женщина, а ее сегодняшняя реакция объяснима и обусловлена злостью на себя саму. Пройдет два-три дня – и все станет на свои места. Я позвоню вам, Хант.
Он наклонился и поцеловал ее в щеку. Генри вынес чемодан Кейт и погрузил в багажник «шевроле». Потом, вернувшись на крыльцо, вынул из кармана небольшой пакет, перевязанный шелковой ленточкой.
– Это вам. От нас с Лизой. – Он предостерегающе поднял руку. – Только пообещайте, что откроете дома, ладно?
– Хорошо, – кивнула Кейт. – А где Лиза?
– Я здесь, здесь! – донесся голос из холла, и в следующее мгновение Лиза выбежала на крыльцо. – Ты же не собиралась уезжать, не попрощавшись со мной?
– Конечно нет.
Женщины обнялись.
– Приезжай в любое время. Здесь всегда тебе рады.
– Я знаю, – улыбнулась Кейт. – И буду этим беззастенчиво пользоваться. – Она спустилась по ступенькам, прошла к машине и, прежде чем сесть за руль, еще раз посмотрела на стоявших на крыльце Лизу, Генри и Ханта. – Спасибо за все и до свидания.
Дверца захлопнулась. «Шевроле» слегка качнулся, рыкнул мотор, и машина медленно покатила по усыпанной гравием дорожке.
– Бедная девочка, – вздохнула Лиза.
– Ты о ком? – спросил Генри, обнимая жену за плечи. – Если о Кейт, то с ней все будет в порядке.
– Какой же ты дурачок. О Кейт я не беспокоюсь. А вот Тина…
Они оба посмотрели на Ханта. Секунду-другую он еще смотрел вслед машине, потом, когда она скрылась за поворотом, резко, словно отгоняя назойливую муху, тряхнул головой.
– Завтра у нас выходной. Какие планы?
– У меня только один – выспаться как следует, – мечтательно проговорил Генри.
– А я собираюсь съездить в Сарасоту, к сестре, – добавила Лиза. – Не была у нее целый месяц. – Она похлопала мужа по плечу. – Так что выспаться тебе никто не помешает. Если, конечно, не захочешь составить мне компанию.
– Вот уж нет, – решительно покачал головой Генри. – Твоя сестра постоянно предлагает мне медовый пирог, а у меня на мед аллергия. От одного запаха сыпь по всему телу. Так что ты уж как-нибудь без меня. – Он посмотрел на Хантера. – А ты чем займешься?
– Пока не знаю. Может быть, немного поплаваю. Составлю заказ на следующую неделю. Разберусь с бухгалтерией. Съезжу в банк.
– Если понадобится помощь, позвони, – предложил Генри. – В бухгалтерии я не силен, но пользоваться калькулятором умею. – Он немного помолчал. – Не знаю, как вам, а мне будет без них скучно.
Оставшись один, Хантер вернулся в холл и бессильно опустился на диван. Мир вдруг поблек, потускнел, покрылся серой дымкой. К горлу подступил комок, но вместо того, чтобы поддаться чувствам, он собрал в кулак волю и загнал вглубь себя злость и отчаяние. Их энергия еще пригодится, когда придет пора действовать.
Он не может позволить себе потерять ее.
И не потеряет.
Он подождет. Будет ждать столько, сколько понадобится.
И когда она оттает, когда холод обиды сменится горячкой неутоленной страсти, он будет рядом.
– Это твое окончательное решение? Уверена, что все обдумала? – Саймон Глиссон откинулся на спинку кресла и, достав из ящика стола пузырек, вытряхнул на руку желтую таблетку. – Вот, стараюсь бросить курить. Врач обещает, что это продлит мне жизнь. Умру глубоким стариком. С чистыми легкими и белыми зубами. – Он запил таблетку минералкой, поморщился и вытер губы платком. – Что ж, Тина, мне очень жаль, но уговаривать не стану. У каждого наступает момент, когда жизнь делает поворот. Упустишь, соскочишь с дороги, а куда занесет, предсказать трудно. У меня только одна просьба.
– Какая?
– Девушке, что заменяла тебя во время отпуска, понадобится какое-то время, чтобы войти в роль. Я бы хотел, чтобы ты помогла ей освоиться. Задержишься на недельку?
Тина не могла отказать Глиссону – он помог ей в свое время, теперь пришел ее черед.
– Конечно.
– Вот и хорошо.
Разговор этот состоялся неделю назад. И вот теперь Тина сидела у себя дома, в крохотной гостиной, и смотрела на экран, где разыгрывались очередные похождения «отчаянных домохозяек». Один из героев, сантехник Майкл, ужасно напоминал Хантера, и мысли, не в первый уже раз, устремлялись туда, в пансионат «Розовый берег», где всего лишь две недели назад разворачивались ее собственные похождения.
В местных газетах писали об арестованных в Сарасоте «спекулянтах недвижимостью», упоминали, среди прочих пострадавших, Хантера Локсмита и даже намекали на некие «загадочные, не до конца проясненные обстоятельства», но имени Марека Рудовски, мага Уолдо, на глаза не попадалось. Тина не сомневалась, что ловкач выкрутился, успел вовремя смыться и, может быть, уже демонстрирует свои недюжинные способности доверчивым гражданам где-нибудь в Небраске, Монтане или Канзасе.
Где бы она ни была и что бы ни делала – ходила по магазинам, пила чай у матери, трепалась по телефону с Кейт, – везде находилась какая-то мелочь, заставлявшая вспомнить Хантера. А уж ночью от него просто некуда было деться. Он вторгался в ее сны, и они предавались любви, словно спеша наверстать упущенное.
Дни шли один за другим, однообразные, скучные, серые, как тучи на осеннем небе. Два или три раза звонил из Бостона отец. Мать рассказала ему о случившемся, точнее передала облегченную версию случившегося, дополнив ее своими умозрительными деталями и эпизодами, сочиненными наспех Кейт. Разумеется, он волновался. Разумеется, хотел ей помочь. Но при этом так и не смог выкроить пару дней, чтобы прилететь в Барстоу.
Бродя по крохотной квартирке на шестом этаже, Тина невольно вспоминала особняк на берегу Мексиканского залива, ленивый плеск набегавших на песок волн, шепот раскачивавшихся под ветром пальм, горячее солнце и ясное голубое небо. Закрывая глаза, она видела гостиную, чувствовала под ногами тепло плит из итальянского мрамора и даже ощущала иногда аромат фирменного соуса Лиззи, секрет которого вместе с доброй сотней других рецептов привезла с собой Кейт.
Ей недоставало тепла и уюта, покоя и внимания, но больше всего – любви.
Всю долгую дорогу домой Кейт терпеливо объясняла ей, что именно произошло, и пыталась доказать очевидное: Хантер Локсмит вовсе не мерзавец, не негодяй и не подлый обольститель. От подруги Тина узнала и о Ридли Мэтисоне, и о его завещании, и о стараниях Ханта сохранить в неприкосновенности доставшийся ему участок земли.
– Он ведь не только о себе заботится, – горячилась Кейт. – Представь, что будет с Генри и Лизой, если туда придут дяди с пухлыми карманами. Что будет с апельсиновой рощей. С островом.
Тина представляла. И чем больше думала, чем больше прояснялась память, тем отчетливее понимала, что полюбила не образ, вставленный ей в голову мошенником-гипнотизером, а реального человека со всеми присущими ему достоинствами и недостатками. Простого парня, сумевшего в трудной ситуации не только отстоять собственные честь и достоинство, но и защитить ее. Доброго, трудолюбивого, искреннего и честного.
Но кого полюбил Хант?
Тину Дефранж или Монику?
А если и Монику, то вправе ли Тина винить его? Ведь именно такой она сама втайне мечтала быть. Она слепила Монику, вдохнув в нее жизнь, а Марек Рудовски всего лишь поменял их местами.
Вечерами, забравшись с ногами в кресло, Тина перебирала сделанные Кейт фотографии, вглядывалась в знакомые лица и… плакала. Плакала потому, что упустила свой шанс. Она оплакивала ночи, тысячи ночей, которые могла бы провести с Хантом, а проведет в пустой, холодной постели. Она оплакивала детей, которые могли бы быть у них, но которых никогда не будет. Она оплакивала любовь, которая махнула перед ней крылом и умчалась в дальние дали. Она оплакивала себя саму, несчастную и одинокую узницу, обреченную до конца жить воспоминаниями нескольких дней.
Тучи собирались весь день, но Генри упрямо твердил, что буря пройдет стороной.
– Завтра я еду с людьми на Жемчужный остров. Яхта уже приготовлена. Продукты закуплены. Нас ждут. Какая может быть буря! Нет, нет и нет. Говорю вам, Мексиканский залив не подложит нам такую свинью.
– Вы бы на всякий случай подумали о запасном варианте, – хмуро заметил Ричи, просидевший весь день на кухне. Желающих искупаться не нашлось, и он, томясь от скуки, сел играть с Джанет в карты. И кто бы мог подумать, что эта скромница окажется виртуозом блэк-джека! Ричи продулся вчистую, в результате чего три часа чистил посуду, выносил мусор и совершал прочие, как назвал это Генри, подвиги Геракла.
– Какой еще запасной вариант! Вот увидите, утром залив будет тихим, как младенец на груди у матери. А если нет…
– Ни слова больше, – остановила мужа Лиза. – Тебе мало сегодняшнего урока? Посмотри на беднягу Ричи. Вот тебе наглядный пример безрассудства. Но ему простительно – парень еще молодой, а вот куда ты лезешь, непонятно.
Очередной порыв ветра пронесся над пансионатом, наклонил пальмы и бросил в окна пригоршни песка.
– Ричи, что у нас с лодками? – спросил Хантер. – В море не унесет?
– Нет, я их еще днем оттащил под навес.
– Хорошо. – Хантер повернулся к Джанет. – Я бы на твоем месте остался сегодня здесь.
Девушка кивнула.
– Я так и сделаю. Домой уже позвонила. А переночую в библиотеке, если вы не против.
– Конечно нет. – Он посмотрел на часы – всего лишь половина девятого, а уже темно. – Пожалуй, пойду закрою ставни.
– Да, наверное, и нам пора, – вздохнула Лиза, поднимаясь со стула. – Будильник я завела на полшестого.
Генри допил пиво и потянулся за женой.
– Ричи, остаешься за главного. На четверть часа.
– Есть, сэр, – уныло кивнул тот, открывая последний бестселлер из серии «Стать миллионером? Легко!».
Хантер накинул куртку и вышел вслед за Лизой и Генри. Ветер продолжал бушевать, скрипели деревья, далеко, над западным краем горизонта, вспыхивали молнии.
Интересно, где сейчас Тина? – подумал он. Прошло уже три недели. Несколько дней назад ему позвонила Кейт, сообщила, что Тина уволилась из журнала и вроде бы собралась уезжать. Скорее всего, к отцу в Бостон, подумал Хант.
Укрываясь от ветра, он обошел особняк, закрыл ставни на первом этаже, проверил, заперт ли гараж, и уже собирался вернуться, когда вдруг над головой ударил гром и небо, словно лопнув, выплеснуло на землю шквал воды.
Хант поспешно отступил под навес. Вот же невезение! До двери три десятка ярдов, а не проскочишь. Мокнуть же не хотелось. Дурацкая ситуация. И чем дольше здесь стоишь, тем более дурацкой она становится.
Хант уже решился совершить спринтерский рывок и даже накинул на голову куртку, когда за пеленой дождя мелькнули два желтых глаза. Это еще что такое? Два глаза мигнули еще раз и превратились в две фары. Сквозь шум ливня пробился звук двигателя. Машина? И кого же это принесло в такую непогоду? Все гости прибыли еще три назад, и Хант никого больше не ждал.
Интересно.
Автомобиль подкатил к самому входу и остановился. Левая дверца открылась, водитель высунул голову и тут же спрятался. Хлопнула другая дверца. Пассажир выскользнул из салона и метнулся под карниз. Такси развернулось и медленно поползло по дорожке назад.
Хант глубоко вздохнул и выскочил из-под навеса.
Дверь захлопнулась у него перед носом.
Черт! Мало было дождя, так теперь еще и непрошеный гость свалился на голову.
В фойе было тихо, пусто и почти темно. Ричи покинул пост и, наверное, укрылся в гостиной. Поздний визитер стоял у стойки, держа в одной руке зонт, в другой – дорожную сумку. С зонтика стекала вода.
Зонт был женский.
– Я могу вам чем-то помочь? – спросил, подходя сзади, Хант. – Вы, похоже, промокли.
Женщина обернулась.
– Тина? – выдохнул он. – Но… Почему не предупредила? Я бы встретил…
Она тряхнула головой.
– Тогда это уже не было бы сюрпризом.
– Да, – растерянно пробормотал Хант. – Преподносить сюрпризы ты умеешь.
Тина огляделась.
– А почему так тихо? Где все? Генри, Лиза?
– Только что ушли. Генри собрался везти людей на остров Жемчужный, если, конечно, к утру распогодится. Джанет в библиотеке, осталась ночевать здесь. И Ричи тоже здесь. Наверное, в гостиной.
– Жаль. Рассчитывала приехать раньше, но в Сарасоте не нашлось смелых таксистов.
Некоторое время оба молчали, чувствуя себя неловко. Каждому было что сказать, но ведь слова, как и семена, не бросают на неподготовленную почву. Первым тишину нарушил Хант, вспомнивший об обязанностях хозяина.
– Что же мы стоим, проходи. Ты, наверное, устала и проголодалась.
– А ты промок. Тебе надо срочно переодеться, а то заболеешь. Есть свободные комнаты?
Он смущенно развел руками.
– К сожалению… Впрочем, если не возражаешь, давай поднимемся ко мне.
Тина нерешительно пожала плечами.
– Решай сам.
Хант подхватил ее сумку и зонтик.
– Идем.
Она последовала за ним и вдруг поймала себя на том, что чувствует себя так, словно вернулась домой после долгого, многолетнего отсутствия. Знакомая лестница с гладкими, отполированными перилами. Чуть поскрипывающие ступеньки. Картины в тяжелых старинных рамах; полотна потемнели так, что лиц и деталей пейзажей уже не разобрать. Тусклый, рассеянный свет. Поворот направо и массивная дверь. А за ней…
– Прошу.
Тина переступила порог. Взгляд сразу же метнулся к кровати, той самой, на которой… Краска бросилась ей в лицо. Хорошо, что в комнате темно.
Хант включил верхний свет.
– Устраивайся, а я пока переоденусь и приготовлю что-нибудь выпить.
Через полчаса они еще сидели за столиком, потягивая глинтвейн, приготовленный Тиной специально для Ханта. Разговор шел вокруг да около, почти все периферийные темы были исчерпаны, но никто не решался перейти к главному.
– Надолго к нам? – поинтересовался после паузы Хант.
– Пока не знаю.
– Слышал, ты ушла из журнала. Куда-нибудь уже устроилась?
– Еще нет. – Она побарабанила пальцами по подлокотнику. – А ты? Не надумал продавать особняк?
Он усмехнулся.
– Вот уж нет. Да теперь и покупателей как-то не стало. Двое попали за решетку, но, правда, вышли под залог, а остальные, похоже, попрятались.
– Она улыбнулась.
– Ты молодец. Выстоял, не поддался. Место чудесное…
– Да, место прекрасное, но… – Хант вздохнул.
– Что?
– Кое-чего не хватает. – Он вдруг поднялся, подошел к шкафу, порылся в ящиках и вернулся. – Это ведь твое, не так ли?
– Мое? Что? – Она отставила стакан.
Хант встал в позу фокусника, вытянул руку со сжатым кулаком, резко махнул и…
– Боже, мой красный пеньюар! – изумленно выдохнула Тина. – А я про него совсем забыла.
Он перекинул пеньюар через локоть, подошел ближе и пристально посмотрел ей в глаза.
– Так что, Моника умерла?
– А тебе ее жаль?
– Немного.
Тина на секунду отвела взгляд, а когда снова подняла голову, в ее глазах плавился янтарь.
– Может быть, попробуем ее воскресить? – шепотом предложила она.
– Ты знаешь какие-то магические ритуалы? – так же шепотом спросил он.
– Только один. Раньше он действовал безотказно, но я давненько им не пользовалась.
– Почему бы не попробовать?
– А не боишься? Выпустить джинна из бутылки легко, только что с ним потом делать…
– Рискнем.
Она кивнула и поднялась.
– Как скажешь. Потуши свет.
Выступай Тина с таким номером на сцене стриптиз-клуба, ее прогнали бы свистом и улюлюканьем. Пальцы сделались неловкими, пуговицы упрямо не пролезали в петельки, молнию заедало. Она приказала себе не смотреть на Ханта, но все равно чувствовала его взгляд – горячий, жадный. Взгляд, от которого внутри у нее все плавилось, в животе махали крылышками миллионы бабочек, а по спине бегали туда-сюда столько же мурашек.
Первой на ковер полетела блузка.
Потом соскользнула юбка.
Хант, следивший за ее движениями с напряжением впервые попавшего на сеанс раздевания деревенского простофили, сглотнул подступивший к горлу комок.
Тина слегка подала вперед грудь, пытаясь справиться с застежкой бюстгальтера, и под тонкой полупрозрачной тканью проступили темные соски.
Она справилась наконец с крючком и наклонилась, чтобы снять трусики.
Хант замер с открытым ртом.
Она стояла перед ним почти в полной темноте, освещаемая лишь вспышками молний, женщина с телом богини. Сейчас в ее позе не было той уверенности и дерзости, что раньше. Тина слегка повернулась боком и даже попыталась прикрыться руками, но от этого эффект ее магии ничуть не ослабел.
– Ты прекрасна, – прохрипел Хант, потому что голос у него вдруг пропал.
– Так чего же ты ждешь? – прошептала она одними губами.
Они шагнули друг к другу одновременно, объятые одним желанием, и два вздоха слились в один.
Ему хватило нескольких секунд, чтобы избавиться от одежды. Да, он хотел ее больше всего на свете. Ее, Тину Дефранж, а не придуманную Монику.
Рука его скользнула по ее животу, и Хант ощутил влагу жаждущего близости тела. Одним движением он подхватил ее на руки, повернулся и бережно положил на кровать.
Она опустила веки и провела языком по пересохшим губам. Он больше не мог сдерживаться. Может быть, его ласкам не хватало нежности, но их обоих подгоняло нетерпение. Тина раздвинула бедра, и он вошел в нее медленно, осторожно, стараясь сохранить контроль над переполнявшей его, рвущейся наружу силой.
Почувствовав его в себе, она резко подалась навстречу и обхватила ногами его торс, словно боясь выпускать. Игры остались в прошлом, и они, отринув страхи и опасения, отдались той страсти, что вспыхнула с первого взгляда и сжигала обоих день за днем, час за часом уже несколько недель.
За окном бушевала стихия, за вспышками молний гремел гром, но для них весь мир отошел на второй план. Водоворот кружил, затягивая все глубже и глубже, а когда падать было уже некуда, вал нахлынувшего наслаждения подхватил их и бросил высоко-высоко, туда, что называется седьмым небом.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Кто ищет – найдет - Элиот Ливия

Разделы:


123456789101112Эпилог

Ваши комментарии
к роману Кто ищет – найдет - Элиот Ливия


Комментарии к роману "Кто ищет – найдет - Элиот Ливия" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100