Читать онлайн Исцеление, автора - Эйкомб Рини, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Исцеление - Эйкомб Рини бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.87 (Голосов: 54)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Исцеление - Эйкомб Рини - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Исцеление - Эйкомб Рини - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эйкомб Рини

Исцеление

Читать онлайн

Аннотация

Необходимость скрывать тайну своего рождения ставит Элис Слейтон в двусмысленное положение. Скромная служащая фирмы, она влюбляется в энергичного бизнесмена, иностранного подданного, который втайне вынашивает намерение отомстить ей за связь с его родственником. Ситуация отягощается подспудными интригами и возможной беременностью. Однако, когда отношения окончательно запутываются, случается нечто непредвиденное...


Следующая страница

1

Мигель Кальсада быстро шагал по коридору, с раздражением бросая взгляды на распахнутые двери пустых кабинетов. Работников не было ни в одной из комнат. По мере приближения к залу приемов Мигель начинал злиться все больше. Он успел бегло осмотреть фирму, и ничто из увиденного не понравилось ему. Боб и прежде допускал беспечность в делах, но в последнее время, похоже, и вовсе пустил их на самотек. По сути, это обстоятельство и являлось одной из причин сегодняшнего прибытия Мигеля Кальсады в Майами. Нужно было что-то срочно предпринять, причем раз и навсегда, иначе фирма того и гляди развалится. Чем скорее Мигель начнет действовать, тем будет лучше, только сначала надо решить один вопрос, расквитаться с дурацкой и крайне несвоевременно возникшей проблемой.
Войдя в зал приемов, где звучала музыка и толпилось много народу, Кальсада остановился, никем не замеченный. Вот где все они собрались, работнички, язвительно подумал он, скользя взглядом по заново меблированному ультрамодному помещению. Оно было отделано буком и пестрело яркой расцветкой обивочной ткани на креслах, диванах и стульях. За все заплатил Мигель, желавший поддержать Боба Маккинли, дать новый толчок его бизнесу.
Однако, хоть обстановка здесь и изменилась, люди остались прежними, отметил про себя Кальсада, завидев все те же серенькие физиономии над белыми крахмальными воротничками. Очевидно, мозги служащих этой фирмы имеют такой же невзрачный оттенок, как и лица, если все сборище совместными усилиями привело компанию к столь плачевному состоянию.
Мигель в ярости скрипнул зубами. В прошлом году во время обсуждения договора о вхождении этой компании в возглавляемую Кальсадой корпорацию Роберт обещал реорганизовать свое дело. Фактически, именно Мигель настоял на данном условии, иначе не имело смысла подписывать соглашение. Боб мог быть мужем его сестры или кем угодно – хоть Папой Римским, – это не касалось бизнеса. Будучи человеком предприимчивым, Мигель Кальсада искал способ извлечения пользы из любого начинания, причем делал это машинально, еще до того, как в его мозгу зарождалась мысль о новом проекте.
Роберт вроде бы все понимал, со всем соглашался и тем не менее, кроме новой отделки офисов и приобретения мебели, от которой рябило в глазах, ничего существенного так и не сделал. Куда ушли средства, постоянно переводимые Мигелем на счета Боба? Как-то незаметно по тусклым лицам сотрудников, что их владельцы хоть немного изменили взгляд на работу в руководимой Маккинли компании. Судя по всему, отношение к своим обязанностям у всех осталось прежним. А уж о личном вкладе каждого в общее дело и мечтать не приходится!
Мигель мрачно наблюдал за собравшимися. Некоторые доедали что-то у накрытого для фуршета стола, на котором возвышались среди подносов с остатками бутербродов опустевшие бутылки. Другие сбились в кучки, лениво перебрасываясь ничего не значащими фразами и отхлебывая из бокалов шампанское.
– Что здесь происходит? – обратился Кальсада к рядом стоящему человеку, который при внимательном рассмотрении оказался дамой лет сорока пяти с короткой мужской стрижкой и в черном брючном костюме. Мигелю понадобилась целая минута, чтобы признать в собеседнице Дору Крэш, возглавлявшую один из отделов фирмы. До сей минуты он видел ее лишь однажды, хотя пару раз они беседовали по телефону.
– Ежегодный ланч по случаю презентации лучшего поставщика товаров, – отозвалась мисс Крэш, окидывая незнакомца оценивающим взглядом. В следующее мгновение ее короткие белесые ресницы затрепетали. Вероятно, она тоже узнала Кальсаду. – Только удачным его не назовешь: шеф почему-то не явился на прием.
Зато я, кажется, прибыл вовремя, усмехнулся про себя Мигель. В отличие от остальных, ему хорошо были известны причины сегодняшнего отсутствия Роберта Маккинли. Кальсада отвернулся от мужеподобной собеседницы, продолжая всматриваться в лица присутствующих.
Которая же из них она?
Вон та девица вроде подходит под описание – молодая, в самом соку, рыжая, способная очаровать любого болвана, который позволит обвести себя вокруг пальца. Правда, волосы у нее скорее бронзового оттенка, но от этого суть дела не меняется.
Если это действительно Элис Слейтон, то неудивительно, что Боб попался на крючок, размышлял Мигель, наблюдая, как привлекшая его внимание особа по-хозяйски расхаживает по залу, то тут, то там включаясь в беседу. В ее общении с людьми ощущался профессиональный подход.
Вот именно, цинично сощурился Кальсада, разглядывая тонкий профиль лица мисс Слейтон, обращенного к розовевшему от смущения молодому человеку, с которым она разговаривала. Истинная профессионалка! По штатному расписанию она занимает должность персональной секретарши Роберта Маккинли, главы фирмы. Однако при такой мордашке и фигуре трудно, должно быть, ограничиться столь скромным положением. Неудивительно, что Элис Слейтон решила направить свои чары на Боба и приобрести с их помощью совершенно иной статус.
Наблюдая, как наглая красотка дразнит краснеющего молодого дуралея, играя с ним словно кошка с мышкой и весьма выразительно демонстрируя свою доступность, Мигель ощутил новый приступ гнева. Рыжая стерва! Потаскушка! Но до чего хороша, мерзавка… Последняя мысль явилась неожиданной для самого Кальсады. Просто за секунду до того, как она промелькнула в его голове, толпа в зале чуть рассредоточилась и длинноногая Элис Слейтон предстала перед ним во всей красе. Вырез платья на ее упругой груди притягивал внимание, мужские взгляды тонули в нем. Теперь понятно, почему Боб не удержался от соблазна!
Кальсада выругался про себя, неожиданно тоже ощутив сладостный спазм меж бедер. Ему даже пришлось напрячь мускулы в известном месте, чтобы подавить развитие совершенно очевидного процесса.
– Дьявол! – выдохнул он, и в этот миг их с Элис взгляды встретились.
Боже, какие у нее были глаза! Мигелю еще никогда не приходилось встречать ничего подобного. Голубые, но не просто голубые, а бездонно, головокружительно голубые. Они с бешеной скоростью заставили воображение Кальсады включиться. Он невольно попытался представить себе, какое выражение появляется в дивных очах Элис, когда она извивается под мужчиной в судорогах наслаждения.
Ведь Роберту это наверняка известно. Не настолько же он постарел, чтобы не изведать подобной утехи? Сестра, помнится, намекала, что Бобби еще вполне способен доставить ей удовольствие. Здесь, однако, речь идет совсем о другом. Стоявшая напротив Мигеля женщина могла даже умирающего вдохновить на последний глоток нектара.
Внезапно настроение Кальсады изменилось. Горячее, жестокое, примитивное чувство, уходящее корнями вглубь древнего собственнического начала, обожгло его словно кнутом по лицу. Мигель вдруг понял: он не хочет, чтобы Роберт знал такие подробности об Элис Слейтон. Более того, никакому другому мужику не позволено судить о них, кроме… самого Мигеля. В один короткий ослепляющий миг истины Кальсада уяснил, что эта красивая женщина должна принадлежать ему.
Ну и ну! У Элис даже дух перехватило, когда она наткнулась на взгляд смуглого незнакомца.
За всю жизнь на нее никто так не смотрел. Мужчины частенько заглядывались на Элис, в их глазах читалось желание, и это давно стало привычным. Она солгала бы, сказав, что не осознает производимого на сильный пол впечатления. Однако взгляд этого человека выражал нечто особенное. Он словно обжигал жаром, проникал сквозь кожу и заполнял изнутри все тело, делая его своим.
Ошеломленная и потрясенная до глубины души, Элис поспешила опустить глаза. Но все равно опоздала – в ее кровь, подобно инфекции, успело проникнуть что-то неведомое, будоражащее. И хотя она вновь попыталась сосредоточиться на прерванной беседе, слух будто отказывался служить ей, а в голове шумело. Перед глазами стоял образ высокого, стройного, чрезвычайно привлекательного незнакомца с черными волосами и темными глазами. И хотя Элис не смотрела в них сейчас, она все же не могла отделаться от ощущения, будто что-то постороннее вселилось в ее плоть.
Кто этот человек? Почему стоит там и наблюдает за ней?
Элис очень хотелось вновь хотя бы украдкой взглянуть в ту сторону, где находился незнакомец, просто чтобы проверить, существует ли он на самом деле, не привиделся ли, часом, в результате действия глотка шампанского, который она позволила себе выпить. Однако она не решалась повернуть голову. Ее сильно обеспокоила мощь исходившей от этого человека энергии. Все в нем – начиная от длинного, с горбинкой носа до очертаний стройной, облаченной в дорогой костюм фигуры – дышало чувственностью. Она словно сочилась из него, пугающая и одновременно многообещающая.
И все же Элис на краткий миг скользнула взглядом в направлении, притягивавшем ее словно магнит. И снова ее будто током ударило. Внезапный прилив желания оказался таким сильным, что над верхней губой выступила испарина.
– Элис, с тобой все в порядке? – словно сквозь подушку пробился в ее сознание чей-то встревоженный голос.
– Да, – ответила она и даже улыбнулась, хотя последнее далось с трудом. – Это все шампанское виновато. – Элис поставила бокал на ближайший столик. – Непривычно как-то пить спиртное днем. Еще глоток, и я, наверное, свалилась бы и храпела до вечера.
– Не верю, что ты можешь храпеть, – последовало совершенно серьезное и искреннее замечание.
С каким облегчением она взглянула на произнесшего эти слова Джимми Карпентера. С его мальчишеским обаянием Элис могла справиться без всяких усилий.
– Оставим эту тему, – махнула она рукой. – Лучше расскажи о своей невесте. Насколько я знаю, свадьба не за горами?
Вот и все, дело сделано. Стоило парню услыхать вопрос о предстоящей женитьбе, как он заглотал наживку. Проходящий мимо них Рой Брайтли, будущий тесть Джимми, уловил тему разговора и поспешил присоединиться к беседующим.
Только сейчас Элис удалось выбросить из головы мысли о неизвестном участнике презентации. Тем более что от людей, с которыми она сейчас болтала, зависели доходы компании Боба. В этот момент для Элис началось исполнение ее прямых служебных обязанностей. Ведь если у представителей фирмы «Брайтли и Карпентер» сложится неверное представление об общем состоянии дел Роберта Маккинли, они запросто могут перевести поток товаров в другое русло. И тогда придется искать новых поставщиков.
В самый разгар беседы кто-то тронул Элис за плечо. Та обернулась, машинально продолжая улыбаться, однако при виде Доры Крэш уголки ее рта непроизвольно опустились. Тая в глазах что-то недоброе, мужеподобная дама крепче, чем требовалось, ухватила Элис за руку выше локтя и потянула в сторонку.
– Вас вызывают, – лаконично сообщила она, с презрением косясь поросячьими глазками на вырез платья, которое бесшабашная секретарша шефа додумалась надеть сегодня на работу. – В кабинет мистера Маккинли. Поспешите.
– Он приехал наконец? – с облегчением воскликнула Элис. Она все утро беспокоилась, не случилось ли чего с Робертом, особенно когда стало ясно, что он пропускает презентацию. Подобное случалось не впервые, особенно в последнее время, однако сегодня шефу непременно следовало лично встретить Роя Брайтли, пришедшего на прием с сыном своего компаньона и будущим зятем Джимми Карпентером. Тем не менее, Роберт проигнорировал свои обязанности главы фирмы. Вероятно, он поступил так из-за внутренней борьбы, которая происходила сейчас в его душе. Жизнь Боба пришла в полный беспорядок, и ему никак не удавалось вернуться к привычному укладу.
– Извинитесь перед гостями и идите! – с нажимом произнесла мисс Крэш.
Явственно сквозившая в ее голосе неприязнь заставила Элис поежиться. Высокомерная Дора при любой возможности старалась уесть секретаршу шефа. Поэтому, не спрашивая ее более ни о чем, Элис предупредила гостей, что вынуждена на время отлучиться, и направилась к выходу.
– Эта девушка настоящая находка для фирмы Маккинли, – заметил старик Брайтли, глядя ей вслед.
Ты бы не стал так говорить, если бы она путалась с твоим зятем за спиной твоей же дочери, подумала мисс Крэш, уверенная в пустоголовости и распущенности всякой женщины, обладавшей внешностью более привлекательной, чем ее собственная. Взгляд Доры тоже был направлен в сторону двери, за которой скрылась Элис. В душе мисс Крэш ликовала. Она то знала, что через пару минут для смазливой Элис наступит час персонального Ватерлоо, если только нрав Мигеля Кальсады и впрямь окажется столь же крутым, как о нем судачат.
Тем временем Элис прошла по ковру приемной мимо своего рабочего стола к кабинету шефа. Дверь была плотно закрыта, но это ничего не означало. Наскоро постучав, чтобы известить о своем появлении, Элис вошла.
– Боб, между прочим, я на тебя сержусь! – заявила она с порога. – Разве можно так поступать! Все давно собрались, ждут… Где ты пропадал все утро?
– Я не Боб, – прозвучал приятный, низкий, совершенно незнакомый голос с иностранным акцентом.
Элис в этот момент закрывала за собой дверь. Резко обернувшись, она замерла от неожиданности при виде того самого высокого и стройного незнакомца, которого ранее заметила в зале. Он сидел за письменным столом Роберта, причем с таким видом, будто это было самым естественным делом!
Незнакомец даже снял пиджак, и его белоснежная рубашка контрастно выделялась на фоне черной кожаной обивки, зрительно увеличивая и без того широкие плечи и грудь, вид которых вновь породил у Элис то же ощущение чувственной уязвимости, которое не так давно атаковало ее нервы.
– Кто вы такой? И почему здесь находитесь? – возмущенно спросила Элис.
Однако чужак и не подумал ответить. Он изучал взглядом стоящую перед ним девушку с головы до ног – от сияющей бронзой макушки до изящных черных туфелек. У Элис возникло ощущение, будто его глаза, как два черных лазера, сдирают с нее одежду, выставляя голой на всеобщее обозрение.
– Я задала вам вопрос, – напомнила она.
– И даже не один, а сразу два, – сухо поправил чужак. В его голосе появилась хрипотца.
Словно в ответ желудок Элис сжался. Это был чувственный отзыв, в его происхождении она не сомневалась. Что с ней сегодня происходит? Кто этот человек и почему его присутствие так сильно действует на нее?
– Я вызову охрану! – Она повернулась к выходу.
– А точнее, даже три вопроса, если учесть тот, что вы задали Роберту, – невозмутимо продолжал чужак.
Упомянутое имя мгновенно подействовало на Элис. Обронив его, незнакомец словно натянул поводья, заставив строптивую лошадку замереть на месте. Тем временем мозг Элис быстро сопоставлял некоторые факты, отфильтровывая информацию.
Впервые она заметила этого человека стоящим рядом с Дорой. А сейчас он устроился за столом Боба. И снял пиджак, будто собирался пробыть здесь некоторое время. Кроме того, в речи незнакомца явственно присутствовал иностранный акцент.
Нет, не может быть! Когда Элис разобралась наконец в ситуации, в ее желудке словно образовался ком, на этот раз не имевший никакого отношения к чувственности.
– Мигель Кальсада… – едва слышно произнесла она.
– В сообразительности вам не откажешь, – заметил он с улыбкой, которая Элис совершенно не понравилась. – Садитесь, мисс Слейтон, – указал Кальсада на стоявшее напротив стола кресло. – Нам нужно поговорить, так почему не сделать это в комфортных условиях?
Однако, когда Элис поняла, кто перед ней, у нее не возникло ни малейшего желания хотя бы на дюйм отойти от двери, во всяком случае пока она не получит некоторой информации.
– Что случилось с Робертом? Он здоров? – Звонкие нотки в голосе Элис выдавали ее тревогу.
Темные глаза Мигеля Кальсады мгновенно вспыхнули такой злостью, что Элис невольно отпрянула.
– Ничего с ним не случилось! И со здоровьем у него все в порядке. Уж вам ли этого не знать!
Элис покоробил вызывающий тон этих слов.
Кроме того, в них содержался некий циничный намек. С чего вдруг Кальсада так взъерепенился? И где все-таки Боб? По спине Элис пробежал тревожный холодок.
– Но что же стряслось? Может, заболела его жена? – Элис настолько разволновалась, что даже не сообразила, на какую скользкую дорожку выходит, задавая подобные вопросы. – Скажите, с вашей сестрой ничего не произошло?
Гнев, казалось, превратил Кальсаду в глыбу льда.
– Вам не кажется, что секретарше не положено задавать столько вопросов?
– Я не просто секретарша.
– А кто же?
Элис выпрямилась. Кальсаде ничего не может быть известно, подумала она. В течение нескольких мгновений она напряженно изучала выражение его лица в поисках ключа к разгадке происходящего. Что-нибудь непременно случилось, иначе почему этот человек здесь?
Неужели он что-то разнюхал о наших с Бобом отношениях? – холодея подумала Элис.
Наблюдая за сменой эмоций на лице девушки, Мигель испытывал приятное чувство удовлетворения. Девицу очень быстро удалось поставить на место и вдобавок устрашить перспективой разоблачения. Да и кто бы в ее положении не испугался? Если мисс Слейтон смогла зайти так далеко, то она способна сообразить, что сейчас имеет дело не с покладистым американцем, а с человеком, в чьих жилах течет горячая испанская кровь и который сумеет постоять за честь семьи. Отсюда следует единственно правильный вывод: Элис Слейтон попала в опасную ситуацию.
Впрочем, странно, но Мигелю вовсе не хотелось, чтобы пассия Боба боялась его, хотя не далее как час назад он вошел в это здание с единственной целью: вытрясти дух из гнусной авантюристки и пинком выставить ее на улицу.
Однако все странным образом переменилось. В правила игры была внесена поправка. Мигель посмотрел в глаза мисс Слейтон, неожиданно увидел там обещание райского блаженства и не смог его проигнорировать. Ему захотелось испытать это наслаждение. Прикоснуться, попробовать на вкус, раствориться в нем. Прожить дни, ночи и долгие томительные недели, исследуя все малейшие нюансы посулов, содержавшихся во взгляде Элис Слейтон, а уж затем беспощадно покончить с ее здешним пребыванием.
Весь этот замысел, естественно, подразумевал наличие определенного рода отзывчивости со стороны очаровательной секретарши Роберта Маккинли. Она должна была смотреть на Кальсаду, как на предмет своей мечты, а не как на врага. Только при таком условии ему удастся занять место Боба в ее постели.
А в том, что супруг его сестры побывал в койке красотки, Мигель абсолютно не сомневался. Ведь независимо от того, насколько привлекательно выглядит Элис внешне, не следует забывать, что она обладает трезвым и расчетливым умом. Иначе зачем ей понадобилось увлекать в свои тенета человека возраста Роберта, если не из желания извлечь из подобной ситуации некоторые дивиденды?
Выходит, деньги являются для Элис своего рода возбуждающим средством? Что ж, у Кальсады в этом смысле гораздо больше возможностей раздуть пламя страсти, чем когда-либо могло присниться старине Бобу. К тому же у Мигеля преимущество в годах, да и внешностью Бог не обидел…
Жаль только, время ограничено. Лишь четыре недели сумел Кальсада выкроить из своего напряженного делового графика для пребывания в Майами. В эти сроки он должен успеть добиться желаемого: сполна насладиться рыжей красоткой, а затем восстановить фамильную честь. Да так, чтобы Элис Слейтон навек запомнила, как завлекать женатых мужчин. Мигель на секунду мечтательно прикрыл глаза в предвкушении блаженства.
– Прошу меня простить, мисс Слейтон, – тихо произнес он в следующее мгновение. – Кажется, я расстроил вас, хотя в мои намерения это не входило. Пожалуйста, присядьте, и я объясню, почему приехал в Америку.
По лицу Элис пробежала тень, однако внутренние сомнения все же не помешали ей сделать над собой усилие и приблизиться к столу. Наблюдать, как она идет, уже было удовольствием. Грациозная походка, едва заметное покачивание бедер и ореол чувственности, окутывающий всю изящную фигуру от нежных плеч до стройных ног! Даже движение, с которым Элис опустилась в кресло, несло выраженный эротический оттенок. И волосы ее вовсе не были рыжими, а имели цвет благородной темной бронзы. Они сияли в свете солнечных лучей, лившихся в кабинет через окно, находившееся за спиной Кальсады. Кроме того, кожа Элис отличалась удивительной молочной белизной – последний штрих, завершающий общую картину.
Он не пропустил ни единой детали. Ему уже сейчас хотелось владеть всей этой прелестью. Особенно притягательными казались губы. Нежные, чуть припухшие, они были приоткрыты и подрагивали, словно подзывая к себе.
Но в глазах больше не было томления. Оно сменилось тревогой. А Кальсаде больше по сердцу пришлось первое. И чтобы вернуть предыдущее состояние, он медленно наклонился вперед, намеренно призывая в помощь сладострастный язык тела и надеясь с его участием завладеть вниманием Элис. Уловка сработала. Длинные ресницы затрепетали, взгляд соскользнул с его лица, остановившись на рубашке. В этот миг волоски на груди Мигеля, казалось, зашевелились, потому что он тоже испытал прилив сладостного волнения.
Вот что придает остроту жизни, промелькнула у него мысль. Он подметил, как участилось дыхание Элис, как ее грудь приподнялась и опала, выдавая общее душевное состояние. Решив подкрепить полученный результат, он обошел стол и уселся на столешницу таким образом, чтобы его мускулистое бедро очутилось всего в нескольких дюймах от Элис.
– С Робертом все в порядке, – произнес Кальсада, проследив, как ее взгляд скользнул украдкой вверх по оказавшимся рядом его ногам и быстренько ретировался. – И моя сестра Марта жива-здорова. Кстати, в данный момент они катаются на лыжах на одном из швейцарских горных курортов.
Она удивленно вскинула глаза и уперлась в его взгляд.
– Но Роберт ничего не говорил мне… – начала она, пытаясь вспомнить, упоминал ли шеф когда-нибудь о своем пристрастии к лыжному спорту.
– Верно. Потому что сам до последнего момента ни о чем не догадывался, – ухмыльнулся он. – Отдых в Альпах мой подарок сестре и Роберту на серебряную годовщину их брака. Вам известно, что они женаты уже двадцать пять лет?
– Да.
Еще бы, как тебе не знать, голубушка! Он с самого начала задумал использовать данное обстоятельство в качестве козыря, когда придет время открыть карты и сообщить мисс Слейтон, что ему прекрасно известно об их с Бобом связи. А потом он собирался предложить мерзавке убираться из жизни супруга Марты. Мигель даже приготовил на сей случай чек на кругленькую сумму, который, по его расчетам, должен был способствовать скорейшему исчезновению наглой особы.
Но чек остался лежать в кармане, потому что Кальсада передумал расставаться с Элис. Вначале ему хотелось раскрыть секреты ее прелестного тела и подобрать ключ к сердцу. Подобная тактика не шла вразрез с его моральными убеждениями.
– Путешествие планировалось в полной тайне и стало сюрпризом и для Марты, и для Боба. Им пришлось в спешном порядке собираться в дорогу, – продолжал Кальсада с хитринкой в глазах. По сути, он не дал супругам опомниться, а просто отвез в аэропорт и усадил в самолет. – Бобу я обещал проследить за делами фирмы в его отсутствие, так что причин отказываться от отдыха у него не было.
– Очевидно, вы поселили их в одной из своих гостиниц? – поинтересовалась Элис, начиная кое-что понимать. В ее глазах еще не появилось спокойствия, но тревога заметно уменьшилась.
– Где же еще? – вновь усмехнулся Кальсада. – Я выделил им роскошный номер для молодоженов. Должен сказать, что беспокойство о шефе делает вам честь, мисс Слейтон. Со своей стороны я тоже позаботился о том, чтобы предложить Марте и Бобу нечто особенное, что могло бы хоть отчасти компенсировать трагичность последнего пережитого ими года.
Вот еще одно важное слово, мрачно отметил про себя Мигель, наблюдая за Элис, которая быстро поднялась с кресла при упоминании о трагедии. Выражение ее глаз вновь изменилось: они слегка затуманились, но не настолько, чтобы выглядеть томными, как того хотелось Кальсаде. В ее взгляде сквозила вина. Похоже, девица еще не окончательно потеряла совесть, решил Мигель, хотя снисхождения ей от меня все равно не видать.
А может, вернуться к первоначальному плану и вышвырнуть ее отсюда, подумал он, чувствуя, как в душе вновь поднимается черная волна гнева при воспоминании об ужасном и бесконечном годе, который прожила его сестра после смерти единственной дочери, которая утонула, купаясь в океане, здесь же, в Майами. С тех пор Марта ни разу не побывала на пляже и даже старалась не смотреть в ту сторону, где плескались волны, унесшие жизнь ее дорогого ребенка. Детей у Боба с Мартой долго не было. Джейн родилась, когда ее матери исполнилось тридцать семь лет. Девочка была светом, озарявшим жизнь Марты. С тех пор как он погас, и сам Мигель, и другие родственники боялись, что та никогда не выберется из мрака.
Разумеется, обнаружив тот факт, что, пока она горевала, ее муж нашел себе утеху в лице двадцатипятилетней красотки, Марта не нашла бы в себе сил простить супруга. Ни одна уважающая себя испанка не смогла бы закрыть глаза на подобный грех. То же самое относится и к ее ближайшим родственникам. Поэтому Мигель, глядя в виноватое лицо Элис Слейтон, испытывал лишь одно желание: вытрясти из нее душу.
Трудно себе представить, какие противоречивые чувства он испытал, когда обольстительная потаскушка неожиданно протянула руку и легонько тронула его за плечо.
– Я очень сочувствую вашей потере, – тихо промолвила она. – Роберт рассказывал, как вы все любили Джейн. Мне не нужно объяснять, что вам пришлось пережить.
Пока Элис говорила, Кальсада понял, что произошло. Девица увидела в его глазах гнев и ошибочно приняла его за боль утраты. Почти невесомое прикосновение ее пальцев заставило мышцы плеча настороженно напрячься под тканью рубашки.
Ложь, констатировал Мигель, имея в виду слова Элис, но в следующую минуту ему пришлось пересмотреть отношение к происходящему. Он вынужден был признаться самому себе, что его мускулы сократились от удовольствия, доставленного прикосновением женской ручки, а не от негодования по поводу неискреннего соболезнования. Сердце Кальсады тоже застучало быстрее, потому что именно сейчас он увидел в голубых глазах выражение, которое вполне можно было назвать томным. И идея вернуться к изначальным планам внезапно потеряла привлекательность, потому что существовала лучшая возможность: добиться гораздо большего удовлетворения, погасив злость в этой женщине, подобно тому, как гасят известь. А что потом останется от Элис Слейтон, Мигеля не заботит!
Перед внутренним взором Кальсады вдруг вспыхнул яркий образ раскинувшейся на постели Элис, обнаженной и манящей к себе выражением бездонных голубых глаз, в значении которого невозможно было ошибиться.
Гораздо более приятная форма мести, решил Мигель, тем не менее все же отдавая себе отчет, что в эту минуту в нем говорит скорее голос разбуженной плоти, чем разума. Однако данное соображение не помешало ему в свою очередь протянуть руку и дотронуться кончиком пальца до уголка прелестного рта Элис.
– Благодарю, – тихо сказал он. – За сочувствие.
Губы Элис дрогнули под этим прикосновением, глаза потемнели, щеки слегка порозовели, и Мигель вдруг осознал, что незаметно для себя самого склоняется над ее лицом, причем его рот находился уже почти на волосок от возможности вкусить божественного блаженства.
Элис отшатнулась и с ошеломленным видом сделала шаг назад. При этом, спеша установить хоть какое-то расстояние между собой и Кальсадой, она едва не упала в кресло, в котором недавно сидела.
Он смотрел на Элис, не проронив ни слова. Молчание сейчас было благом, так как лишь полный глупец мог ошибиться в значении импульсов, только что проскочивших между ними.
Оказавшись, как она считала, на безопасном расстоянии, Элис быстро взяла себя в руки и взглянула Кальсаде в глаза. Довольно храбро, отметил тот про себя.
– Как долго будет отсутствовать Роберт?
Мигель с трудом сдержал улыбку, заслышав этот тоненький, не очень уверенный голосок.
– Четыре недели, – сообщил он, заметив, что порозовевшие щечки Элис вновь заливает молочная белизна бледности: информация оказалась шокирующей.
Что, малышка, предчувствуешь, как несладко придется тебе в следующем месяце? – подумал Кальсада. Сам он определил для мисс Слейтон срок максимум в одну неделю, в течение которой не собирался скрывать своего весьма недвусмысленного интереса к рыжей красотке. В его глазах до сих пор оставалось напряженное выражение. В то же время он ясно видел, что Элис тоже смущается, не зная куда девать взгляд. На ее лице вновь появился румянец.
– Боб заверил меня, что в его отсутствие мы с вами отлично поладим во всем, – не моргнув глазом соврал он, намеренно делая акцент на окончании фразы. Включившись в игру, он привел в боевую готовность все свое мужское обаяние. – Думаю, мы действительно сумеем обо всем договориться, не так ли?
– Э-э… да, разумеется, – спокойно, хоть и с некоторой заминкой кивнула Элис, используя профессиональные навыки. Он, однако, видел, как нелегко далось ей внешнее хладнокровие. Это читалось даже в ее направленном на дверь взгляде. Судя по всему, мисс Слейтон очень хотелось удрать из кабинета. – Чем еще могу быть вам полезна? – спросила она уже едва сдерживая волнение. И хотя ответа сразу не последовало, подгибающиеся ноги сами понесли ее к выходу.
– Я бы с удовольствием выпил чашечку кофе, – произнес Кальсада, мастерски выдержав паузу. – Черный, пожалуйста.
Элис кивнула на ходу.
– И захватите папки с информацией о контрактах со всеми основными поставщиками Роберта. Особенно с теми, которых вы очаровывали на сегодняшнем приеме.
– А, компания «Брайтли и Карпентер», – сообразила Элис. Она не смотрела на Кальсаду, поэтому от его взора укрылась гримаса, появившаяся на ее лице при слове «очаровывали». – Они производят дамское белье.
– Вы сами носите его?
Вопрос заставил Элис замереть на пороге.
– Нет, – сухо обронила мисс Слейтон и отворила дверь.
– Тогда приобретите пару вещиц. Имея дело с подобным товаром, нужно знать, что он из себя представляет.
– Это не входит в мои обязанности.
– С сегодняшнего дня входит. К концу недели вы должны высказать личное мнение о белье данной фирмы. Это именно та информация, которой обязана обладать персональная секретарша главы компании, – прибавил Мигель в качестве довеска ко всему остальному.
Дверь открылась и захлопнулась, оставив его в одиночестве, но с довольной улыбкой на лице. Кальсада не сомневался, что мисс Слейтон покинула кабинет в гораздо более смятенных чувствах, нежели при обнаружении того факта, что место Боба занял совершенно другой человек.
Игра началась. И ее ход контролирует он, Мигель. Участь Элис Слейтон предрешена. Он искренне потешался, в подробностях припоминая давешнюю сцену. А через недельку он намеревался позабавиться в полное свое удовольствие.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Исцеление - Эйкомб Рини

Разделы:
1234567891011Эпилог

Ваши комментарии
к роману Исцеление - Эйкомб Рини



Отвратительный жест - воровство чужих идей и выдача их за свои! Практически слово в слово написано как в книге "Без пяти минут любовь" Рид Мишель. Но разница сразу же очевидна и понятно кому принадлежит авторство книги - в книге Рид Мишель очень глубокое описание со множеством подробностей и нюансов, а тут лишь обрубки ее текста и перевраты нек-ые моменты оригинала. Если б была оценка ниже 1 (как дисквалификация, например, за воровство идей), поставила б ее. А так - 1.
Исцеление - Эйкомб РиниТатьяна
3.02.2012, 13.06





Стыд и позор! Меняем имена и название! Ву-а-ля!!! Новый "шедевр".
Исцеление - Эйкомб РиниСвета
20.11.2012, 10.06





А мне кажется, что это Мишель Рид является плогиатором и вором!! Книга замечательная! Эйкомб Рини гений.
Исцеление - Эйкомб Ринианоним
25.11.2012, 0.12





мишель рид, эйкомб рини,уайз айра - псевдонимы одного автора
Исцеление - Эйкомб Риниольга
6.04.2013, 20.56





Так следует читать эту книгу или нет девчонки
Исцеление - Эйкомб Ринизара
14.06.2013, 18.50





Миленько ,но не хватает чего то...и в том и этом романе непохоже ни на испанскую ни на итальянскую страсть южных мужчин как она описываются в некоторых др.романах У др авторов лучше получается расписать страсть, эмоции борьбу между героями ,которые держат в напряжении до конца здесь же все вяленько.. не хватает развития сюжета, может еще страсти,динамики.. ..характера в гл. героине...она не вызывает ни восхищения ,ни эмоций.. Разница этого романа и романа Без пяти минут любовь только в том ,что там гл.герой итальянец...здесь же он испанец...
Исцеление - Эйкомб РиниЭлина
23.01.2014, 2.30





Двойник.
Исцеление - Эйкомб РиниКэт
1.11.2015, 22.37





Интрига была понятна сначала,автор всю дорогу подводила к бурной 1-й любовной сцене,но она у ней получилась не очень,можно почитать от скуки.
Исцеление - Эйкомб РиниО.
11.02.2016, 20.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100