Читать онлайн Игра без правил, автора - Эдвардс Робин, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Игра без правил - Эдвардс Робин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.78 (Голосов: 18)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Игра без правил - Эдвардс Робин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Игра без правил - Эдвардс Робин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эдвардс Робин

Игра без правил

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

– За мою новую семью и ее будущее процветание! – Дино Кастис поднял бокал с шампанским и торжественно выпил под громкие аплодисменты всех собравшихся на вечеринку членов труппы.
Челси Дюран с восторгом погрузилась во всеобщую атмосферу возбуждения, царившую среди тех, кому отныне предстояло работать в одном шоу. Этот восторг не покидал ее уже со среды, когда она получила по почте изящно отпечатанное приглашение посетить прием, устраиваемый Дино Кастисом в его особняке на Лонг-Айленде. Еще никогда в жизни девушке не приходилось видеть столь роскошного дома, два этажа которого насчитывали семь спален и столько же ванных комнат. Хозяин с гордостью демонстрировал гостям свое жилище. Изысканная обстановка, подчас необычное соединение всевозможных стилей и вкусов, своеобразие каждой комнаты восхищали Челси. Порой это была атмосфера минувших эпох: массивная деревянная мебель, запахи специальных лаков, дорогие антикварные вещи. Порой – современный век ярких красок, металла, кожи и электроники.
Челси с любопытством оглядела толпу из тридцати восьми собравшихся. Кого тут только не было – дюжина актеров и актрис, несколько дублеров, осветители, гримеры, художники-декораторы, звукорежиссеры, художники по костюмам, рабочие сцены, пресс-агент, зав. постановочной частью, помощники режиссера, технический консультант и, наконец, драматург, продюсер и режиссер. Их же, в свою очередь, сопровождали жены, друзья и подруги, просто знакомые и театральные агенты, ожидавшие окончания официальной части на терассе, где было три бара и ломящиеся от угощения банкетные столы.
Тем временем Джун Рорк подняла бокал и обвела взглядом присутствующих в гостиной.
– Леди и джентльмены, знаю, что вы все от души желаете поблагодарить мистера Кастиса за его гостеприимство и предложение участвовать в столь замечательном проекте. Зная, что у большинства из вас терпения не больше, чем у трехлетних детей, – раздались смешки, – я буду краткой.
Пока Джун произносила «протокольную» речь, Челси перевела взгляд с воодушевленного лица режиссера на Брайана Кэллоуэя, с почтительным вниманием застывшего на стуле напротив. Рядом с ним она заметила и Коди Флинна. Подумать только, разве когда-либо раньше она могла поверить, что в будущем ей придется сойтись вот так вот, бок о бок, в одной комнате со столькими знаменитостями сразу! Здесь была и Лилиан Палмер, одна из прекраснейших женщин, которых Челси когда-либо приходилось видеть. Каштановые волосы актрисы были перетянуты шнурком и элегантно спадали на правое плечо. Мало кто стал бы спорить с тем, что Лилиан Палмер по праву считалась одной из талантливейших актрис Бродвея со времен знаменитой Бэрримор. Что-то загадочное угадывалось во всем ее облике, заставляя тех, кто ее окружал, испытывать к ней нечто большее, чем просто почтение.
Неподалеку пристроились великая Аманда Кларк и Артур Трумэн, держась за руки, словно подростки. Челси улыбнулась. Она просто сгорала от желания подбежать к ним и поздороваться, как только вступительное слово будет окончено. Но тут ее внимание привлекло высказывание Джун Рорк.
– Не думайте, что вы незаменимы, – говорила Джун. – Каждый из вас пусть всегда помнит об этом. Кое-кто из присутствующих имеет большой опыт, кто-то – новичок и впервые на бродвейской сцене. Но всех вас объединяет одно – это профессионализм. Именно профессионализма я жду от вас. И если вы не намерены следовать моим указаниям, пеняйте на себя: не составит большого труда найти того, кто будет четко их исполнять.
В комнате воцарилось гробовое молчание.
Коди Флинн нервно заерзал на стуле. Челси даже показалось, что его щеки чуть порозовели.
Джун выдержала многозначительную паузу и продолжала:
– Надеюсь, мы хорошо поняли друг друга. – Она улыбнулась. – Это была самая неприятная часть моей речи. Теперь полагается сказать всю эту чепуху о том, что все мы здесь – одна большая семья и так далее… – Лица слушавших заметно смягчились. Джун засунула руки в карманы джинсов и закончила: – Одним словом, я жду от вас самоотдачи. Делайте, что вам говорят, и пусть нам будет хорошо вместе, о'кей?
Все зааплодировали. Кое-кто встал, когда Дино взял слово:
– На террасе всех уже ждет угощение. Надеюсь, что вам здесь понравится. Сегодня мой дом – ваш.
Последние слова были встречены бурными аплодисментами и восторженными криками. Когда с торжественной частью наконец было покончено, Челси заметила, как Дино направился к той наглой брюнетке, которая наделала в понедельник столько шуму в театре. Он что-то сказал ей, отчего девица громко расхохоталась и игриво ткнула его пальцем в грудь. Затем оба в обнимку покинули гостиную. Челси поискала глазами Аманду и Артура, но они уже успели исчезнуть.
– Привет!
Челси обернулась и увидела Брайана Кэллоуэя. Она сразу взглянула в его поразительно голубые глаза, слишком нежные и красивые для мужчины. Она улыбнулась в ответ:
– Привет.
Он допил остатки шампанского и поставил бокал на стол.
– Я слышал, что вечеринки у Дино Кастиса бывают весьма бурными. Ты собираешься быть здесь до утра?
Челси пожала плечами:
– Не знаю. Может быть. А ты?
– Вряд ли. Там видно будет. Я предпочитаю не засиживаться в гостях по пятницам: в субботу утром у меня занятия в драматической школе.
– Да, точно. Ты говорил. – Челси задумчиво поглядела на Брайана. – А разве ты не уволился, раз нашел приличную работу?
– Почти. У меня есть ассистент, который теперь ведет занятия по будням. Так что мне остаются только субботние репетиции с учениками.
Продолжая болтать, они спустились в роскошный холл со множеством огромных стеклянных дверей, ведущих на террасу. Там уже вовсю гремел джаз-банд, а над столами витал запах копченых моллюсков, жареного мяса, цыплят со специями и еще каких-то деликатесов, разложенных на огромных металлических блюдах.
С заходом солнца терраса вспыхнула яркими огнями. Челси улыбнулась.
– Звучит просто здорово!
Брайан галантно распахнул перед ней дверь.
– Так и есть. Мы уже начали репетировать «Тетушку Чарли». К весне спектакль должен быть готов.
– Неужели! Я просто обожаю «Тетушку Чарли». – Легким шагом Челси направилась к стойке и ловко сняла с серебряного подноса высокий бокал шампанского. – Знаешь, в школе я ведь тоже играла в этой пьесе. Роль Китти. – Девушка кокетливо взглянула на Брайана. – Именно тогда я в первый раз поцеловалась на сцене. Я хочу, чтобы ты это знал.
Брайан улыбнулся.
– Наверное, с тех пор ты проделала это множество раз.
Челси подняла брови.
– Ты, пожалуй, прав.
Ей припомнился семнадцатилетний парень по имени Джонни Бернард, получивший тогда в «Тетушке Чарли» роль Джека Чеснея. Он не только подарил ей первый в ее жизни поцелуй, но и стал ее первым любовником. Даже сейчас ей было неприятно вспоминать то, что произошло тогда на заднем сиденье старого «Форда», принадлежавшего отцу Джонни. Жар неопытных юношеских ласк так и не смог погасить панический страх – результат первого сексуального опыта. Даже припасенный для такого случая холодный и скользкий презерватив не помог – следующие две недели до начала месячных Челси жила в смертельном страхе. В следующий раз было куда приятнее. Ну а в третий она получила настоящее удовольствие.
Брайан прикрыл глаза, с удовольствием вдыхая соленый морской бриз, доносившийся с темных просторов Атлантики.
– Ну что, подготовилась к понедельнику?
Челси глядела на белые волнорезы, в сумерках казавшиеся светлой лентой, протянувшейся вдоль берега.
– Конечно. Я уже прошлась маркером по всему тексту.
– И ты тоже так делаешь? – Брайан глотнул шампанского.
– Всегда! – И лукаво вскинула брови: – А знаешь, что я заметила? Мы почти все время играем в паре.
– Да, я тоже это заметил. – Брайан подошел к одному из столов, подцепил вилкой розовую нежную креветку, окунул ее в соус и ловко отправил в рот. – Так, может, нам вместе порепетировать дополнительно?
Челси уперлась руками в бока и воинственно подняла голову.
– Что значит дополнительно?
– Ну, в свободное от репетиций время. – Брайан проглотил креветку. – Надеюсь, ты понимаешь, что чем скорее твоя роль будет отскакивать от зубов, тем спокойнее ты будешь себя чувствовать с драконшей.
– Ты, пожалуй, прав. – Челси отбросила со лба белокурую прядь волос. – Я согласна. Только скажи заранее, когда ты свободен. Я живу с подругой, и моя квартира хоть и не идеальное, но вполне подходящее место для репетиций. Может, завтра днем?
– Отлично, – кивнул Брайан. – Давай в час, идет?
Челси собралась ответить, когда над ее ухом раздался веселый голос:
– Так вот где эта юная особа, которая так меня отделала! – К Челси подошел Коди Флинн. – Джин с тоником, – обратился он к бармену.
Молодой бармен принялся смешивать напиток.
Коди насмешливо посмотрел на Брайана.
– Ну, Кэллоуэй, эта красотка чистит тебе мозги, как и мне в тот раз?
– Разумеется, – не стал возражать Брайан, не замечая удивленного взгляда Челси. – Мне не удается вставить и словечка. Все твердит и твердит, что я куда красивее тебя, Флинн.
Коди с притворным гневом стукнул себя в грудь кулаком и пристально посмотрел на девушку.
– О Боже! Неужели ты действительно так думаешь?
Челси растерянно уставилась на Брайана.
При виде совершенного недоумения, отразившегося на лице девушки, оба от души расхохотались.
Челси никогда не нравилось, когда над ней подшучивали. Но от ее обиды не осталось и следа при одной только мысли, что такая знаменитость, как Коди Флинн, проявляет к ней внимание. На ее взгляд, ему можно было дать лет сорок, но он мог похвастаться неувядающей красотой. Двадцатисемилетняя Челси прекрасно помнила, как еще подростком с упоением смотрела все фильмы с его участием и даже одно время держала у себя в комнате плакат с его изображением. Но эти тайны она не собиралась выдавать. Возможность работать с Коди придавала ее мечте – стать звездой – вполне реальные очертания. Коди переставал быть недоступным кумиром. Он становился ее коллегой, и неважно, что их первая встреча прошла не совсем гладко.
Коди шутливо ущипнул Челси за локоть.
– Не слушай меня. Из меня уже песок сыплется. Мне прощается моя глупая болтовня. – Он подмигнул девушке. – Помнишь, я тебе говорил, что все будет в порядке. Помнишь или нет?
Он произнес это так, как будто она получила роль исключительно благодаря ему. И даже если его единственная заслуга состояла в том, что он читал с ней в паре на прослушивании, подумала Челси, то и за это она должна сказать ему спасибо.
Челси кивнула:
– Да, говорил.
Коди получил свой джин.
– С вашего позволения я покину вас – надо обработать нашего упрямого режиссера. Пару комплиментов, и мы все сможем спокойно спать по ночам.
Брайан понимающе улыбнулся:
– Ну что ж, мы поставим за тебя свечку.
– Спасибо.
Коди устремился в самую гущу толпы, откуда доносились гул голосов и взрывы хохота. Праздник удался даже по калифорнийским меркам Флинна. Все вокруг оживленно болтали и заводили знакомства. И лишь немногие успели набраться сверх меры. «Что и говорить, – думал Коди, – Дино Кастис классный продюсер». В тех многочисленных постановках, где участвовал Коди, от него требовалось лишь вовремя являться, внятно прочесть текст и убраться восвояси. Еще Альфред Хичкок любил повторять, что актеры – это скот и потому требуют соответственного с ними обращения. К сожалению, большинство режиссеров и продюсеров слишком буквально воспринимали эти слова. Но слава Богу, существуют Дино Кастисы, которые умеют облегчить несчастную жизнь актера. А вот Джун Рорк определенно требует особого подхода. Слишком много в ней острых углов. Коди нашел ее у бассейна оживленно беседующей с Карлом Мэджинисом. Кажется, наступила пора действовать.
– Привет, Джун, – как можно приветливее начал Коди.
– Привет, Коди. – Джун даже не взглянула в его сторону, продолжая обсуждать с Карлом предстоящее начало репетиций. – Так вот, проследи, чтобы весь реквизит был готов к понедельнику. И чтобы все актеры вызубрили роли. Я не собираюсь ждать целую неделю.
– Понятно.
Коди не вытерпел и напомнил о себе:
– Черт возьми, даже здесь вы говорите о работе?! Да передохните же наконец! Ведь это вечеринка.
– Черт возьми! – передразнила калифорнийца Джун. – Ты ходишь по лезвию ножа, приятель! Не забывай про испытательный срок.
Коди натужно засмеялся и, приложив руку к сердцу, торжественно заявил:
– Именно это мне в вас так нравится, Джун. Вы – сама доброта, само сочувствие и понимание. Вы – наша вторая мать. Могу поспорить, что вместо кошки вы держите дома гремучую змею. А?
Карл поднялся.
– Знаете, я, пожалуй, пойду съем чего-нибудь.
– Вот и умница. – Коди подмигнул Карлу и, дождавшись, когда тот удалится, сел на его место около Джун. – Может, помиримся? Иначе все подумают, что мы женаты – слишком уж часто мы скандалим.
Джун искренне расхохоталась.
– Ладно. Мир.
– Ну вот и отлично. – Коди довольно погладил холеные усики и глотнул джина. – Вижу, что ты возлагаешь на спектакль большие надежды. У тебя выражение лица как в канун Рождества.
– Неужели? – Джун не отрываясь глядела на мерцающую гладь бассейна, подсвеченного снизу. Она уже проглотила валиум, который давал о себе знать – очертания окружавших ее предметов начинали расплываться. Ее голос прозвучал на удивление тихо: – Да, я возлагаю на спектакль большие надежды. – Она откинулась на спинку стула, устремила взгляд в ночное небо и глубоко вздохнула. – И это меня пугает.
Коди удивленно на нее посмотрел.
– Пугает? Да быть того не может! Никогда не поверю, что вы можете чего-нибудь бояться.
Взгляд ее стальных глаз смягчился.
– Я оказалась припертой к стенке, мистер Флинн: я обязана произвести фурор. – Она неуверенно посмотрела в зеленые глаза Коди. – В нашем деле двух провалов не прощают.
– Провала не будет. – Коди заметил сидящую на противоположной стороне бассейна Лилиан Палмер в компании Аманды Кларк и Артура Трумэна. Он уже знал, кто в этот вечер будет следующим объектом его неотразимого обаяния. – Тут и говорить нечего. Просто нужно хорошо повкалывать, и все, о присутствующих, естественно, не говорят. – Коди без всякой надежды на комплимент ждал, что скажет Джун. Но та так ничего и не ответила. Он кашлянул и нерешительно продолжал: – Знаешь, Дино не из тех, кто создает дополнительные проблемы.
– Как бы не так! – Джун закурила сигарету. – Думаю, что лучшее для меня – это взяться за него как следует. Как следует.
Коди улыбнулся, но тут же его лицо приняло чрезвычайно серьезный вид. Он выдержал паузу.
– Джун, я хотел попросить вас об одном одолжении, – как можно мягче сказал Коди.
Джун выпустила густое облачко дыма и с сомнением спросила:
– И какое же это одолжение?
Коди собрался с духом.
– Понимаете, мне нужна помощь. Так трудно отвыкать от кинокамеры. Я уже столько лет не играл на сцене, что порядком нервничаю, – постарался он разжалобить Джун.
Ответ Джун был, как всегда, предельно резок, но в интонации ее голоса угадывалось что-то, ей не свойственное.
– Я уже сказала вам в прошлый раз, мистер Флинн: работа и только работа. Не занимайтесь самодеятельностью, и тогда мы сможем поладить. Просто делайте, что вам говорят.
Коди уловил в ее голосе то, чего он так ждал: легкую тень сочувствия. Для начала этого было вполне достаточно. Семя упало на плодородную почву. Дело сделано, пора и передохнуть. Коди с почтением раскланялся:
– Понимаю. Благодарю, что дали мне шанс.
Джун ничего не ответила, а только молча наблюдала за тем, как он встал, кивнул на прощание и отошел к оживленно болтавшим напротив Аманде, Артуру и Лилиан. Коди как-то странно на нее действовал, отчего у Джун на душе сделалось неспокойно. В одном она была абсолютно уверена – с этим парнем нужно держать ухо востро. Возвратился Карл с бутылкой пива и сандвичем. Джун не заметила, как он сел на прежнее место, она пристально наблюдала за тем, как красавчик Флинн пожал руку Артуру и устроился рядом с ним на садовой металлической скамейке. Бравурная музыка, доносившаяся с эстрады, заглушала беседу на той стороне бассейна. Джун показалось, что Аманда громко расхохоталась и, кажется, захлопала в ладоши. Но она не была уверена: звуки и очертания доходили до Джун как сквозь пелену.
Тем временем на противоположной стороне бассейна Аманда погрозила Коди пальцем.
– Мистер Флинн, я гожусь вам в матери. Надо быть скромнее со старшими. – Она покосилась на Артура. – Но все равно спасибо.
Артур и Лилиан расхохотались. Коди снисходительно улыбнулся, зная, что только выиграет в глазах присутствующих, в особенности Лилиан, если чуть-чуть поухаживает за пожилой дамой. Лилиан была, как всегда, неотразима. Ее длинная газовая накидка только подчеркивала совершенные формы ее фигуры каждый раз, когда морской бриз развевал тонкую ткань.
Лилиан пристально взглянула в зеленые глаза голливудского повесы. Он внимательно, словно изучая, смотрел на нее. Ей хотелось знать, что он о ней думает. Легкая улыбка, появившаяся на его губах, позволила ей догадаться. Когда-то, лет пять назад, ей уже довелось встретиться с Коди Флинном на одной вечеринке в Лос-Анджелесе, но тогда им не удалось сойтись поближе. Лилиан как раз приступила к репетициям в мюзикле Эндрю Ллойда Уэббера и, кажется, уезжала в Нью-Йорк. А ей так хотелось остаться! Даже невзирая на то, что на протяжении последних десяти лет она была знаменитостью первой величины, она не могла отказаться от удовольствия повеселиться в ту ночь со своими кумирами. Помнится, там были Дастин Хоффман и Джек Николсон. Именно Джек познакомил ее в тот вечер с Коди. До сих пор Лилиан помнила, какой холодной была ее рука, протянутая Флинну. Она понимала, что все это чепуха, но все же не могла не вздрогнуть, заметив, как горят от желания его глаза, скользя по ее точеной фигурке.
Аманда вывела ее из размышлений.
– Лилиан, как вы отнесетесь к тому, что мистер Флинн будет вашим партнером?
Артур улыбнулся.
– Нужно было спросить не ее, а его – каково ему будет играть в паре с великой актрисой Бродвея.
Аманда с напускной строгостью шлепнула Артура по руке.
– Артур Трумэн, вы положительно грубиян!
Коди улыбнулся, продолжая в упор разглядывать Лилиан.
– Да нет. Почему же? Он прав. Пусть все знают: это для меня действительно большая честь.
Сердце Лилиан учащенно забилось. Этого нельзя допускать. Она понимала, что должна во что бы то ни стало взять себя в руки. Но эти глаза… Она наблюдала за тем, как он медленно поднес ко рту бокал с шампанским и сделал глоток. Капельки влаги сверкнули у него на нижней губе в свете фонарей вокруг бассейна. У нее в голове пронеслась дерзкая мысль – слизнуть шампанское с его губ.
Она с трудом перевела взгляд на Аманду, чтобы не покраснеть.
– Спасибо за приятные слова, Коди. – И, покосившись на него украдкой, добавила: – Я рада, что смогу с вами вместе работать. Я ведь пересмотрела все фильмы с вашим участием. – Она тут же пожалела, что сказала слишком уж избитый комплимент.
– Правда? – Коди улыбнулся. – Неужели? Даже я не видел все свои фильмы.
Все снова рассмеялись. Лилиан никак не удавалось прогнать одну навязчивую мысль. На экране он обнимал стольких актрис. Лилиан пыталась представить себе, какими могут быть его объятия, прикосновения, поцелуи…
Лилиан резко встала и холодно произнесла:
– Простите, но мне нужно идти.
Коди почувствовал, как у его лица прошелестел легкий воздушный поток ее белоснежной накидки. От Лилиан не укрылось, что калифорниец не отпрянул, а лишь еще больше распалился, вдыхая аромат ее ускользнувшего тела. Когда Лилиан очутилась на противоположном краю бассейна у стойки бара, она взяла высокий бокал белого вина и оглянулась. Коди уже о чем-то оживленно болтал с Амандой Кларк. Лилиан отчаянно хотелось, чтобы он обернулся и взглянул на нее.
Неподалеку от бассейна узкая, мощенная камнем тропинка замысловато вилась среди деревьев ухоженного парка в направлении небольшой бухточки, где в нескольких метрах от берега в темноте ночи на приколе стояла двухсотфутовая яхта Дино Кастиса под названием «Друг моряка». Небольшой паром, предназначенный для доставки пассажиров на судно и обратно, мирно покачивался на волнах у пристани. Лилиан подошла к лестнице, ведущей к воде, и взглянула вниз. Отдельные парочки прогуливались по парку, наслаждаясь уединением. Неожиданно громкий всплеск, раздавшийся сзади, привлек внимание Лилиан. Двое подвыпивших гостей вознамерились окунуться в чем мать родила. Что ж, можно было считать, что праздник по-настоящему начался. Джаз-банд подхватил мотивчик «Обнаженной», вдохновив еще пару желающих сбросить с себя одежду. Лилиан улыбнулась, глядя на это зрелище, и медленно начала спускаться в сад.
Торопливые шаги за спиной заставили ее остановиться. Лилиан знала, что он последует за ней. Мимо со смехом пробежала парочка: рабочий сцены с обнаженной до пояса подругой. «Влюбленные», – подумала Лилиан. Великой Лилиан Палмер ни разу не довелось вот так, обнаженной, бежать в ночи со своим возлюбленным к морскому берегу. В свои тридцать восемь она многое испытала, но так и не могла определить, чего же она все-таки добилась в жизни. Два «Тони» да еще десяток разнообразных призов и наград, выстроившихся в ряд на каминной полке в гостиной. Ей припомнились все ее героини, все мужчины, жадно искавшие ее благосклонности. Но чтобы голой, на берег моря, с любовником – такого не было никогда. «Боже, как это должно быть прекрасно!» – подумала Лилиан. Она отпила немного вина.
– О чем думаете? – донесся до нее знакомый голос.
Лилиан оглянулась на Коди, стоявшего на верхней ступеньке. У него на лице играла улыбка, которая так смутила ее несколько минут назад. Лилиан вспыхнула.
– Да так, ни о чем.
Коди спустился к ней.
– Вы выглядели такой задумчивой. В чем дело? Вы исчезли так быстро, что я подумал – вам стало нехорошо.
Она не торопясь спустилась еще на несколько ступенек.
– Да нет. Просто надоела вся эта суета. Мне стало скучно.
Коди улыбнулся:
– Ну теперь-то вам не придется скучать. Там уже, кажется, исполняют «Эстер Вильямс в Далласе».
– Ну и как у них это получается? – серьезно спросила она.
– Не знаю. Я не дослушал, – улыбнулся Флинн.
Лилиан и Коди, продолжая болтать, медленно прогуливались по обширному парку, окружавшему особняк Кастиса, пока наконец не приблизились к небольшому строению с плоской деревянной крышей.
– Что это? – Лилиан с любопытством начала подниматься по белым деревянным ступенькам.
Коди остановился.
– Не знаю. – И обернувшись, с напускной мрачностью поинтересовался: – Не боишься приключений?
Лилиан вскинула брови.
– Ни капельки.
Дверь оказалась незапертой. В темноте Коди нащупал и повернул выключатель. Перед их глазами предстала роскошная комната для отдыха с огромной ванной-джакузи, изящным столиком, баром с напитками, камином, содержащей все необходимое кухонькой и мягкой мебелью. Одну из стен занимали звуковоспроизводящая установка и три огромных телеэкрана. Потолок здесь был выполнен из стекла, что позволяло видеть звезды.
– Вот это да! – вырвалось у Коди. – Здесь здорово!
Лилиан прошлась по комнате, внимательно изучая обстановку. В углу она обнаружила массивную деревяную дверь и решительно отворила ее: ей в лицо ударил аромат эвкалипта. Она ступила в темноту и, нащупав выключатель, зажгла свет. Маленькая красная лампочка осветила небольшую, обитую деревом комнатку, оказавшуюся сауной. От внезапно вспыхнувшего необоримого желания у Лилиан захватило дух. Она медленно обернулась: Коди был поглощен изучением музыкальной установки. «До чего же мужчины любят свои игрушки», – подумала Лилиан.
– Коди, – окликнула она его, стараясь не выдать волнения.
Коди оторвался от электроники.
– Ну что там?
Лилиан ничего не ответила, а только поманила его пальцем, приглашая посмотреть самому. Она медленно прислонилась к дверному косяку. Коди с любопытством заглянул в комнатку.
Он кашлянул и поднял глаза на Лилиан.
– Выглядит заманчиво. По-моему, здесь можно отлично расслабиться. Понимаете, что я имею в виду?
Его зеленые глаза, казалось, просили, но не настаивали. Лилиан помедлила секунду, а затем прошептала:
– Ну так чего же ты стоишь? Закрой дверь и погаси свет.
Он щелкнул пальцами.
– Я как раз собирался это сделать.
Волна с трудом сдерживаемого желания пробежала по телу Лилиан. Все приключение наверняка не займет много времени, и она познает все то, что известно голливудским красоткам. Она нашла на стене большой черный переключатель и, повернув его по часовой стрелке, поставила на отметку «60 минут». Уже через несколько секунд из металлического нагревателя под потолком послышалось пощелкиванье. Свет в комнате отдыха погас, и только тусклая красная лампочка освещала парную.
На пороге появился Коди.
– Лилиан, ты действительно не боишься, что твое прелестное платьице промокнет от пота?
Игривое настроение внезапно овладело ею. Она приблизилась к двери, держа в руке почти полный бокал с вином. Из-за полнолуния в комнате было довольно светло, несмотря на выключенное электричество. Подойдя к Коди, Лилиан пристально взглянула ему в глаза.
– Думаю, мокрым оно тебе даже больше понравится.
И не отрывая взгляда от его зеленых глаз, Лилиан медленно вылила вино из бокала прямо себе на грудь. Глаза Коди расширились от удивления, тотчас сменившегося восторженной улыбкой при виде безупречных линий ее фигуры, подчеркнутых намокшей тканью.
Коди прижался к ней всем телом и страстно приник к ее губам. В его поцелуе чувствовался горьковатый привкус джина, что распалило ее еще больше. Тем временем губы Коди с жадностью устремились ниже, тщательно исследуя и лаская ее изящную шею, плечи, и наконец добрались до восхитительных полушарий, ожидавших его под влажной тканью. Лилиан замирала от наслаждения, чувствуя прикосновения его рук, нежно сжимавших ее, и его нежных губ, покрывавших поцелуями ее шелковистую кожу. Волна сладостного возбуждения захлестнула ее существо, когда Коди легонько прикусил ей мочку уха. Теплые руки Коди нетерпеливо скользнули вверх, к небольшим упругим грудям, отчего возбужденные влагой и мужскими ласками соски набухли, рельефно обозначившись под мокрым платьем.
Лилиан позволила Коди сорвать с нее эту прозрачную, но мешавшую им обоим преграду. Сбросив туфли, она замерла перед ним обнаженная, в одних лишь белых кружевных трусиках. Не отрывая от нее восхищенного взгляда, Коди принялся поспешно стягивать пиджак и рубашку. Дольше ждать у Лилиан не было сил. Она приблизилась к Коди и прижалась к желанному мужскому телу, покрывая страстными поцелуями его губы, грудь, руки… Легкая улыбка скользнула по губам Коди, когда он снял с себя трусы. Он наблюдал за реакцией Лилиан. Да, такого она, пожалуй, и желать не могла. Коди Флинн отличался потрясающей красотой не только лица, но и тела. У Лилиан в прошлом было много любовников, но ночь с этим калифорнийцем обещала стать особенным приключением в ее жизни.
Коди оторвался от Лилиан и пошел включить стереопроигрыватель. Через мгновение неторопливая мелодия «А время идет» из «Касабланки» заполнила маленькую сауну. Возвратясь, Коди медленно стянул с Лилиан трусики и с едва сдерживаемой страстью принялся покрывать ее тело поцелуями. Она взяла его за руку и, закрыв тяжелую дверь, увлекла в глубь сауны. Сладостная музыка продолжала тихо звучать, но только в маленьких усилителях, укрепленных в углах парной. Если верить большому термометру на стене, то жара начинала подбираться к девяноста градусам. Лилиан усадила Коди на широкую деревянную скамью, полностью отдавшись натиску его настойчивых губ. Склонившись над ним, Лилиан легонько поглаживала широкую мужскую грудь, играя с покрывавшими ее мелкими черными завитками, когда ощутила жаждущие губы Коди на своем левом соске. Каждое прикосновение его языка все неистовее усиливало жар ее тела, нараставший с каждой минутой.
Лилиан чуть было не засмеялась, когда Коди, пустив в ход свои усики, принялся щекотать ими ее возбужденный неожиданными ощущениями сосок. Нежное покалывание довело ее почти до экстаза. Она вновь приникла к его губам, сгорая от желания ощутить теплоту и влагу его языка. Все тело Лилиан покрылось испариной: столбик термометра добрался теперь до отметки «102». Не обращая внимания на усиливающийся жар, она жаждала только одного – продолжения этого необыкновенного приключения.
Кожа Коди покрылась мелкими капельками пота, что еще больше подчеркивало рельефность его превосходной мускулатуры. Температура достигла ста пяти: дышать становилось все труднее. Лилиан распрямилась и оглядела Коди. То, что она увидела, полностью подтвердило его полную готовность продолжать великолепную игру. Его глаза пожирали ее с тем же немым восхищением, как и в тот момент, когда она предстала перед ним в прозрачно-влажном платье. Лилиан неожиданно почувствовала, что во рту у нее пересохло. И тут ей в голову пришла великолепная идея.
– Жди меня здесь, – прошептала она.
Коди лишь улыбнулся, не смея протестовать. Его лицо медленно начинало покрываться крупными каплями пота.
В одно мгновение очутившись в кухоньке, Лилиан открыла маленький холодильник. Внутри оказалось множество банок с пивом, всевозможные прохладительные напитки и три бутылки вина. Лилиан схатила одну из них: это было как раз то, что нужно. Из стереоприемника лилась томная и расслабляющая мелодия в исполнении оркестра Глена Миллера. Лилиан попыталась вспомнить, где она могла ее слышать, но надо было торопиться. В тусклом лунном свете она обшарила все ящики, пока наконец не отыскала штопор, быстро откупорила бутылку и поспешила обратно. Коди сидел все в той же позе, как и несколько минут назад. Его глаза горели нетерпеливым ожиданием.
– Что ты принесла? – нетерпеливо поинтересовался Коди.
– Кое-что прохладительное, – многозначительно прошептала она.
– А где же бокалы? – удивился он.
– Все в порядке, – успокоила его Лилиан. Устроившись между его раздвинутыми коленями, она склонилась к нему так, чтобы его губы могли вволю насладиться прелестью ее небольших грудей.
Лилиан таинственно поглядела на Флинна и приказала:
– А теперь открой рот.
Коди подчинился. Осторожно приподняв рукой левую грудь, она уперла набухший сосок в его нижнюю губу. От неожиданности Коди чуть не рассмеялся.
– Не смейся, – строго предупредила его Лилиан.
Содрогаясь от холодной влаги, она начала медленно изливать вино, направляя прохладный поток на кончик соска, откуда оно стекало в рот Коди. Ни он, ни Лилиан не обращали никакого внимания на то, что вино проливалось ему на подбородок и шею, стекало у нее по животу. Когда наконец его рот наполнился, Коди оторвался от источника и с наслаждением проглотил влагу. Мучимая жаждой, Лилиан с жадностью отпила прямо из бутылки, ощущая, как у нее начинает кружиться голова и наливается жаром тело. Вот теперь она готова к самому главному.
Не выпуская из рук бутылки, Лилиан опустилась к Коди на колени и медленно уложила его на скамью. Коди крепко прижался к ней бедрами, и она ощутила в себе обжигающую полноту, он медленно проникал в нее. Жесткое дерево скамьи поначалу больно резало ей колени, но через минуту Лилиан позабыла о неудобстве. Убыстряющееся движение притиснутых друг к другу бедер при температуре сто семь градусов не мешало любовникам продолжать наслаждаться прохладой напитка. Пусть даже вино большей частью проливалось мимо, но все равно должное воздавалось каждой его капле.
Когда желание Лилиан достигло своего апогея, неожиданно из усилителей полилась знаменитая песенка Мориса Шевалье «Слава Богу, что есть девочки». Коди крепко обхватил ее бедра и, неуклонно убыстряя темп, казалось, отмеривал каждое движение, усиливая и продлевая ее наслаждение. Достигшая кульминации страсть, вино, жар и ощущение необычайности происходящего бешено закружили в вихре ее сознание. В последней судороге она прижалась влажным телом к Коди, губами ощущая соленые капельки пота на его плече. Когда же ее дыхание немного успокоилось, Лилиан подняла голову и нежно поглядела в глаза своему любовнику.
– Не смейся, но мне всегда хотелось узнать, как ты занимаешься любовью, – ее голос звучал на удивление слабо.
Коди нахмурился.
– Я? Да брось ты.
Она нежно поцеловала его.
– Честное слово. Знаешь, я видела тебя в стольких любовных сценах на экране, что мне страшно хотелось узнать, как же это происходит на самом деле. – Лилиан нежно потерлась бедрами о его живот. – Оказывается, я не зря тебя столько ждала. – Лилиан немного смутилась за свою неожиданную откровенность и осторожно поцеловала его в лоб. Но комплимент, без сомнения, попал в самую цель.
– Но это еще не все, – широко улыбнувшись, сказал Коди.
Коди уложил ее на деревянный пол. Лилиан ощутила, что внизу дышится значительно легче. Они занимались любовью до тех пор, пока не отключился нагреватель. Давно уже замолчал и стереопроигрыватель. Лилиан испытала еще два восхитительных оргазма, прежде чем Коди отдался захлестнувшей его волне наслаждения. Когда оба, обессиленные, поднялись, Лилиан с восторгом осознала, что буквально каждый дюйм ее тела был влажен, не только от обильной испарины, но и от страстных поцелуев Коди.
Устало толкнув дверь сауны, Лилиан отскочила обратно, едва холодный ночной воздух коснулся ее разгоряченного тела. Коди рассмеялся и, крепко схватив ее за руку, силой вывел в освещенную бледной луной комнату. И здесь его ласкам и поцелуям вновь не было конца. Поиски полотенца привели их в другую просторную комнату, где оба с радостью обнаружили огромную ванну и душ. Коди быстро включил воду, и они еще долго наслаждались друг другом, стоя под душем. Лилиан испытывала огромную радость от того, что может прикасаться к нему, медленно намыливая каждый дюйм его кожи и доводя его вновь до предела возбуждения. Уже через несколько минут они снова занимались любовью в огромной ванне.
Сперва она опустилась на колени на гладкий мрамор, наслаждаясь горячими потоками воды, обрушивавшимися ей на спину. Затем Коди также опустился на колени и осторожно вошел в нее сзади. Сжав руками стенку ванны, она наслаждалась каждым мгновением, каждым движением. Лилиан почувствовала, как его рука осторожно продвигается все ниже и ниже по ее животу, достигая самых потайных мест. Его пальцы нежно разглаживали мягкие завитки ее лона в поисках самого чувствительного уголка, возбужденного и жаждущего ласк. Когда подступил оргазм, тело Лилиан вдруг ослабело, и голова бессильно откинулась, чудом не ударившись о мраморную стенку ванны.
Лилиан почувствовала, что силы окончательно оставили ее. С трудом держась на ногах, она покорно отдалась во власть Коди, растиравшего ее большим махровым полотенцем, найденным тут же, в ванной комнате. В комнате для отдыха, куда они возвратились за одеждой, они поняли, что прошло по меньшей мере три часа.
Коди нежно поцеловал ее и вышел на воздух. Издалека доносились слабые звуки джаз-банда.
– По-моему, тебе не очень хочется возвращаться к гостям, а?
Лилиан кивнула.
– А ты хочешь еще повеселиться?
Коди погладил ее мокрые волосы.
– Ничего другого после тебя я не хочу. Думаю, гости не разойдутся до самой зари.
Лилиан крепко прижалась к нему.
– Кроме того, тебе нужно высушить волосы, а то начнутся разговоры.
Она улыбнулась.
– Конечно. А скандал нам ни к чему.
Они возвратились в комнату и с удовольствием улеглись на кушетку. Лежа у него на плече, Лилиан слышала, как учащенно бьется его сердце. Ей было так покойно в его объятиях – его нежные пальцы поглаживали ее еще влажные волосы. Ее ноги уткнулись во что-то теплое: Лилиан открыла глаза и увидела, что Коди где-то отыскал пушистый афганский плед и старательно укрывал их обоих от ночной прохлады. Лилиан посмотрела на Коди и благодарно улыбнулась.
В ответ он нежно поцеловал ее.
– Не хочу, чтобы ты окоченела.
– Спасибо, – уже в полусне пробормотала Лилиан и, крепко прижавшись к нему, заснула.
Коди Флинн удовлетворенно улыбнулся. Его когда-то заведенный порядок неукоснительно соблюдался. Каждая прима, с которой он когда-либо играл вместе, во что бы то ни стало должна была ему принадлежать. Так бывало всегда. Это уже стало традицией.
«А традиции нужно блюсти, в особенности в шоу-бизнесе», – подумал Коди и в следующее мгновение погрузился в сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Игра без правил - Эдвардс Робин

Разделы:
Пролог

Часть I

12345678910111213141516

Часть II

171819202122232425262728293031

Часть III

3233343536373839404142434445Эпилог

Ваши комментарии
к роману Игра без правил - Эдвардс Робин



Чудесно написано!
Игра без правил - Эдвардс РобинОльга
12.09.2014, 10.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100