Читать онлайн Розы после дождя, автора - Эдвардс Касси, Раздел - Глава 30 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Розы после дождя - Эдвардс Касси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Розы после дождя - Эдвардс Касси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Розы после дождя - Эдвардс Касси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эдвардс Касси

Розы после дождя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 30

Несколько месяцев спустя.
Глостершир, Англия.


Карета катилась по петляющей дороге к Слэду. Талия крепко сжимала руку Йена. В глубокой задумчивости она глядела в окно. Несмотря на свои переживания, Талия не могла не восхищаться красотой Глостершира. Здесь она ощущала присутствие Бога, который возвел на этом месте Котсволд – такие нежные маленькие холмики, которые едва ли достойны того, чтобы называться горами, но зато достойны самого высочайшего восхищения.
Затерянные среди них, спрятанные в ущельях рядом с лугами, лесами и рекой, раскинулись красивые деревеньки. Когда еще ребенком Талия подолгу гуляла здесь, расстояния казались ей не такими большими, а тропинки – не такими крутыми. В Котсволде она бродила среди нежно-голубых колокольчиков весной, среди пурпурного клевера и желтого вика летом, среди золота осенних листьев и жнивья.
Сейчас, в эти утренние часы, над долинами, украшенными темной листвой и ковром из сочных трав, тяжелыми пластами медленно поднимался туман.
Сердце Талии наполнилось теплыми чувствами от воспоминаний о тех ночах, когда она убегала ото всех, чтобы побыть здесь наедине с природой. Когда над лугами поднимался туман и полная луна обволакивала все серебристым цветом, казалось, вся деревенька охвачена серебряной, захватывающей дух тайной. Талия видела серебряные амбары, серебряные аллеи, серебряный воздух и серебряное небо.
Девушка вновь вернулась к действительности, и сердце учащенно забилось, когда копыта лошади, везущей карету, застучали по влажной булыжной мостовой маленькой деревеньки Слэд с ее покрытыми росой цветами и штакетниками, разделяющими друг от друга тихие улочки.
Она, затаив дыхание, жадно впитывала в себя все то, что до сих пор ей так знакомо и близко. Старинные башни и шпили церкви, вечного памятника вере, поднимались над крошечной деревенькой-маленьким, тенистым местечком, запрятанным в узкой долине. В это время суток, когда солнце лишь только начинает окрашивать золотистым светом крыши домов и витрины магазинов, деревня начинает просыпаться ото сна.
– Йен, посмотри, – Талия прильнула к окну, указывая на шпиль церкви. Йен подвинулся ближе к жене и через окно смотрел туда, куда показывала Талия. – Видишь часы? Несколько лет назад они остановились на много месяцев. Но потом их починили.
Когда карета прогрохотала мимо церкви, Талия взглянула на Йена.
– Йен, но мне они нравились больше, когда стояли, мягким голосом сказала она. – Для чего они опять обрели чувство времени?
Йен усмехнулся и, взяв Талию за руку, крепко сжал.
– Думаю, мне понятны твои чувства, – сказал он. – Для Котсволда жизнь без времени кажется вполне нормальной. Да и сама Англия кажется страной без времени, страной Вечности.
– Я знала, что ты поймешь меня, – сказала Талия и наклонилась, чтобы поцеловать Йена в щеку. Она опять выглянула из окна. Сердце учащенно забилось. Скоро она увидит родительский дом!
– Ты говорила, что после смерти твоих родителей дядя Джерми переехал в их дом? – спросил Йен, проследив за взволнованным взглядом Талии, когда карета начала приближаться к домикам на другой стороне деревушки. Они были поменьше и значительно беднее. – Ты говорила, что он вдовец и поэтому заботится о Вайде?
– Да, вдовец, и один заботится о Вайде, – несчастным голосом повторила Талия. Она, не желая плакать, тяжело сглотнула. Воспоминания давили на нее, как тяжелый камень на сердце. – Он поселился в доме моего детства. – Девушка нервно заерзала на сиденьи. – Понимаешь, до этого его домом было любое место, где можно было найти ночлег. Его работа не сделала дядю богатым.
– Ты говорила, что он работал… – начал Йен, но тут же запнулся, когда Талия неожиданно выглянула из окна и от ужаса громко вскрикнула.
– Нет, нет! – кричала она. Карета остановилась, и Талия, распахнув дверь, вылетела из нее. – Этого не может быть! О, Господи, где Вайда? Где Джерми?
Йен выпрыгнул из кареты и подошел к Талии. Он схватил ее за плечи и повернул к себе лицом.
– Ты не можешь войти в дом, – сказал он, хмуро глядя на нее. – Эти стены, выжженные пожаром, каким-то чудом все еще стоят.
По щекам Талии текли слезы. Она умоляющим взглядом посмотрела на Йена.
– Йен, в этом доме находилось все, что было дорого мне и моим родителям, – сквозь слезы говорила Талия. – И вот теперь ничего не осталось. Во время пожара ничто не могло уцелеть. – От страха сжималось сердце. – Может быть, и Вайда погибла здесь. И… и мой удивительный, милый дядя!
Йен обнял ее и крепко прижал к себе.
– Мы выясним, что здесь произошло, и узнаем, где сейчас спасшиеся от пожара, – успокаивал он Талию. – Я не поверю, что твоя сестра погибла в огне! И твой дядя. Ты же видишь, что некоторые стены все еще стоят. Это значит, что огонь не должен был уничтожить все подчистую. Кто бы ни находился в доме, у него было время, чтобы выбраться оттуда.
Талия побледнела и почувствовала, будто земля уходит из-под ног. Ужасная мысль пришла ей в голову.
– Мой Бог, Йен, – испуганно прошептала она, быстро взглянув на Йена. – Это, должно быть, дело рук Пола Хэтуэя! Скорее всего, это он приказал сжечь дом! Человек, который выполнил его приказ, должно быть, прибыл сюда на корабле раньше нас.
О, Господи, Йен, Пол исполнил то, чем так долго угрожал мне!
Она вырвалась и опять побежала к дому.
– Я должна видеть! – плакала она. – Я должна найти свою сестру!
– Талия! – закричал Йен, кинувшись вслед за женой. – Остановись! Не входи туда!
Но казалось, что он приказывает глухому. Талия уже была среди руин, пробираясь между обломками. Пепел сыпался ей на одежду и попадал в башмаки. Вокруг нее возвышались закопченные стены, от запаха гари слезились глаза и щекотало в носу.
Девушка наклонилась и принялась разгребать пепел. Слезы катились из глаз.
– Вайда, – плакала она. – Вайда…
На Талию легла тень Йена, который нагнулся, осторожно взял Талию за руку:
– Ты должна сейчас же уйти со мной, – твердо сказал он. – Мы поищем ответ в другом месте. Не подвергай себя риску. – Он взглянул на покосившуюся стену. – Черт возьми, Талия, здесь опасно!
– Талия, это ты? – прервал тишину громкий голос. Талия резко повернулась и, размазывая по лицу пепел, принялась вытирать глаза, чтобы лучше видеть. Ее сердце радостно затрепетало, когда она узнала голос Ричарда Хаттона, самого доброго из всех соседей ее детства.
– Мистер Хаттон? – сказала Талия, вырываясь из рук Йена. Она подошла к мужчине и посмотрела на него полным отчаяния взглядом. – Мистер Хаттон, скажите, как это случилось? Где моя сестра? Где мой дядя?
Маленький и тучный, с лысой головой, мистер Хаттон издал тяжелый вздох и через плечо Талии посмотрел на руины дома.
– Успокойся, Талия, – нахмурившись, сказал он. – Твои сестра и дядя живы. А о пожаре я могу тебе сказать только то, что, похоже, искры от камина попали на белье, сушившееся перед ним, – он повернул голову и опять посмотрел на Талию. – Не могу тебе сказать, где сейчас живут твои родные, но дядя твой сейчас все еще занят работой. Уверен, если вы подольше походите по улицам Слэда, вы обязательно найдете его.
– Слава Богу, что с ними все в порядке, – сказала Талия. Казалось, будто каждая клеточка ее тела почувствовала облегчение от этой новости. – Спасибо, сэр. Спасибо Вам.
Мистер Хаттон внимательно посмотрел на Йена.
– Я вижу, ты вернулась с молодым человеком, – сказал он. – Не говори мне, что маленькая Талия уже взрослая леди и вышла замуж.
Талия опять вытерла глаза и, негромко рассмеявшись, восторженно посмотрела на Йена. Она представила мужчин друг другу, и мистер Хаттон оставил их. Талия печальным задумчивым взглядом опять посмотрела на руины дома.
– Жаль, что мне не удалось найти, по крайней мере, Библию моей матери или ее корзину с шитьем, в которой всегда было полным-полно красивых цветных лоскутков, – сказала она дрожащим голосом. – Если бы у меня осталась хоть какая-нибудь память о ней. Или просто о моей прошлой жизни. Любая вещица стала бы для меня настоящей драгоценностью.
Талия тяжело опустила плечи.
– Я оказалась права, Йен, когда сказала, что ничто не длится вечно, – прошептала она. – Даже любимый дом, приют и убежище детства. Можно было ожидать, что его разрушит время, вода, ветер, солнце, но не страшный пожар. Это так несправедливо, Йен!
– Но теперь твою душу должны перестать терзать прежние тревоги, – попытался успокоить Йен. – Твои сестра и дядя живы. И дом загорелся не по указанию Пола.
– Я должна найти свою сестру и дядю, – сказала Талия и, резко повернувшись, направилась к карете. Тень одной из уцелевших стен падала на дорогу. Талия испуганно вскрикнула и посмотрела на нее. – Интересно…
Приподняв юбку, Талия опять побежала к стене. Йен покачал головой, но на этот раз не мешал ей. Казалось, она помешалась на мысли найти хоть что-нибудь относящееся к прошлому. Но что? Что она может найти? Совершенно очевидно, что пожар уничтожил все. Талию не могли остановить ни обломки, лежащие вокруг, ни платье, испачканное сажей. Она встала на колени у стены. Сердце учащенно билось, когда глаза искали в стене маленькое отверстие. Много лет назад, когда они с сестрой играли в куклы на полу у этой стены в их спальне, они нашли эту дырку за отвалившейся штукатуркой. Когда маленькие сестренки обнаружили, что в этом углублении можно прятать различные предметы, они решили хранить в ней свои девичьи тайны, прекрасно понимая, что ни один человек не узнает о них.
И они решили прятать там записки друг дружке и не читать их, а просто дразнить друг друга, просовывая бумажки через дырку, чтобы другая сгорала от желания узнать, какая же тайна написана на бумажке. Эта игра длилась долгие годы. Одна за другой плотно скрученные записочки скрывались за отошедшей штукатуркой.
Талия принялась ощупывать штукатурку, поврежденную огнем, в поисках тайничка, и у нее перехватило дух, когда неожиданно ее пальцы провалились и девушка поняла, что нашла его. Она нашла эту дырку, полную скрученных бумажек, нетронутых пожаром.
Переполненная чувствами, дрожащими пальцами Талия потянулась к давно спрятанным записочкам и начала аккуратно вытаскивать их из внутренностей стены. Почувствовав слабость от нахлынувших на нее воспоминаний о далеких временах их с сестрой детства, Талия села на испачканный пеплом пол и положила бумажки на колени. Одну за другой она разворачивала их. Чернила были едва видны, но время не до конца стерло с листочков неуклюжие детские каракули.
Она отложила в сторону свои записочки и принялась читать тайны Вайды, обнаруживая в них искреннюю любовь Вайды к своей старшей сестре – и так много привязанности, что сердце Талии тронула непреодолимая, огромная тоска по сестренке.
Она продолжала читать. Из записок выяснилось, что в восьмилетнем возрасте Вайда влюбилась в мальчика из церковного хора, в того самого красивого парня, в которого в шестнадцать, со всей, как казалось, страстью, влюбилась Талия.
Только недавно она поняла, что такое настоящая страсть!
– Талия, чем ты тут занимаешься? – неожиданно из-за спины послышался голос Йена. – Что ты читаешь? О, Господи, взгляни на свое платье! – Он положил ей на плечо руку. – Дорогая, думаю, пришло время уезжать отсюда, пока ты окончательно не решила не расставаться со своим прошлым!
Талия быстро взглянула на Йена. По перепачканному сажей лицу полились слезы. Она протянула ему записочки.
– Я никогда не расстанусь со своим прошлым, – прошептала она. – Потому, что, Йен, оно осталось здесь, в этих записках.
Талия поднялась на ноги и попыталась отряхнуть пепел с платья. Но все было бесполезно, и она, поморщившись, пожала плечами. Обнаруженные бумажки были гораздо важнее для нее, чем испачканное платье. Ей казалось, будто Вайда сейчас рядом, выглядывает из-за плеча, смеется и уже готова засунуть в дырочку новую записку.
– Бог мой, эти записки написаны тобой и твоей сестрой, – сказал Йен, быстро просмотрев несколько бумажек. Как тебе удалось найти их? Как они не сгорели в огне?
Талия взяла Йена за руку и поспешно повела его к карете.
– Я все расскажу тебе, Йен, – сказала она, бросая взгляд на бумажки в его руках. – Но сперва мы должны найти дядю Джерми! Теперь, когда я прочла эти записочки, мне не терпится увидеться с Вайдой и прочесть их с нею вместе.
Талия приказала кучеру медленно ехать по улицам, и они с Йеном сели в карету. Талия трещала, как сорока, рассказывая Йену об истории записок и где они с Вайдой хранили их. Карета медленно катила по улицам деревеньки. Талия внимательно рассматривала каждый дом.
И вот девушка увидела его – ее дядю Джерми. Высунув голову из окна кареты, она закричала кучеру, приказывая остановиться. Йен помог ей выйти, окидывая взглядом перепачканного копотью мужчину, стоящего на одной из крыш у трубы с «ершом» трубочиста на длинной веревке. Он с головы до ног был перепачкан сажей и даже еще чернее, чем руины родительского дома Талии.
– Дядя Джерми! – закричала Талия и лихорадочно замахала ему рукой. Она подбежала к нему и с радостным волнением смотрела на своего дядю, который начал спускаться вниз по лестнице. Дядя Джерми сквозь маску из копоти, сажи и угля внимательно смотрел на Талию.
Наконец, он спустился на землю и Талия, не обращая внимания на его перепачканную сажей одежду, бросилась к нему в объятия, чтобы в руках дяди найти тот покой и уют, который никто другой не в силах дать ей.
– Как тебе удалось вернуться назад в Слэд? – спросил Джерми, глядя через плечо Талии на Йена. – Этот мужчина… Кто он такой?
Утирая ладонью слезы, Талия оторвалась от дяди и протянула Йену руку. Он подошел.
– Это мой муж, Йен Лейвери, – с гордостью произнесла она. – Йен, это мой дядя, Джерми Дрейк.
Потом она повернула голову и серьезно посмотрела на дядю.
– Где Вайда? – спросила она дрогнувшим голосом. – Мы подъезжали к дому. И видели обгоревшие руины. Где теперь вы живете с Вайдой? Мне так не терпится увидеть свою сестренку. Ведь с ней все в порядке?
Дядя похлопал Талию по плечу.
– У Вайды все замечательно, – улыбаясь, заверил ее дядя. – Милая Талия, у нее жизнь сложилась даже лучше, чем замечательно. Ее удочерили.
Талия стала белой, как полотно и, пошатываясь, сделала шаг назад.
– Удочерили? – удивленно спросила она. – Что ты хочешь этим сказать? Что значит «удочерили»? Она должна была дождаться, когда я приеду и заберу ее с собой. Мы с Йеном хотели увезти ее с собой домой, и мы бы больше никогда не расставались! – Вдруг у нее во взгляде появилась ярость.
– Дядя Джерми, как ты допустил, чтобы это случилось? Зачем ты сделал это? Зачем?
– Я думал, что ты больше никогда не вернешься, – сказал Джерми слабым, извиняющимся голосом. – Я отпустил ее, потому что думал, так будет лучше для нее. Это плохо, что она живет без материнской теплоты и заботы. Когда эта семья спросила у меня разрешения удочерить ее, я отпустил Вайду.
– Дядя Джерми, я же обещала, что вернусь, – сказала Талия, сдерживая готовые вырваться наружу рыдания. – Я же обещала Вайде! Обещала! А теперь она ушла… Куда? Я пойду и заберу ее. Она моя сестра! Я сама хочу заботиться о ней. Мы должны быть вместе! Только это будет правильно.
– Но вы не можете, – сказал Джерми, робко опуская глаза, и потом взглядом, полным вины, пристально посмотрел в глаза Талии. – Понимаешь, Вайда удочерена по закону. И теперь по закону она принадлежит этой семье. Она их дочь.
– Да, я позабочусь об этом, – сказала Талия твердым голосом и решительно подняла голову. – Где она, дядя? Я должна пойти к ней. Сейчас же!
– Ты не можешь, – печальным тихим голосом произнес Джерми.
– Могу и сделаю это, – настаивала Талия.
– Талия, Вайда теперь живет в Америке, – выпалил ее дядя. – Очень богатая семья из Сан-Франциско любит ее, как будто она их родная дочь. Они забрали ее к себе домой, и теперь Вайда получает образование, которого никогда бы не получила, останься она здесь. – Он откашлялся. – Или, если бы жила с тобой и твоим мужем.
Он положил Талии на плечо руку.
– Пусть все останется, как есть, Талия, – серьезно посоветовал дядя. – У Вайды появятся такие возможности, которые не все имеют.
Дядя говорил правду. Талия печально опустила голову. Она разрывалась между тем, что она чувствовала к своему дяде, и горестными переживаниями от того, что не может встретиться с Вайдой.
Но разве ее сестра сейчас не в безопасности? Может быть, она даже счастливее, чем была бы в дебрях Австралии? Образование. Воспитание. Самое лучшее из всего? Да, Талия поняла, что решение, принятое ее дядей, единственно верное. Он так же, как и Талия, желал милой, невинной Вайде только самого лучшего.
Всхлипывая, Талия обняла дядю Джерми.
– Прости, что накричала на тебя, – сказала она. – Мне очень жаль, очень!
Джерми погладил ее по голове.
– Ты собрала на себя всю грязь своего дяди, – усмехнувшись, сказал он. – Но думаю, что доброй половиной сажи, которая на тебе, ты перепачкалась, бродя по руинам дома. – Я не прав?
– Да, я не могла удержаться, чтобы не пройти еще раз по дому моего детства, – прошептала Талия.
Потом ее глаза озарились. Она схватила Йена за руку.
– Йен, покажи ему записки. Они ему понравятся. Йен достал из кармана бумажки и протянул Джерми.
Он с каким-то теплом наблюдал, как Талия вместе со своим дядей, может быть, в последний раз, читают эти кусочки бумаги, доставившие им привет из прошлого.
* * *
Выйдя на террасу гостиницы «Клиф Лодж», откуда открывался великолепный вид, Талия и Йен стояли, наблюдая за катящимися волнами. Супруги только что приняли ванну и теперь спокойно размышляли над событиями прошедшего дня. Над морем тонкими, прозрачными струйками поднимался туман. Море катило к берегу свои бесконечные волны. Шум прибоя и завывание ветра заглушали все посторонние звуки. Талия и Йен стояли на террасе в полном одиночестве.
– Йен, ты такой щедрый, – прерывая молчание, сказала Талия. – Мой дядя всегда был беден, как церковная мышь, а ты вдруг неожиданно сделал его таким богатым, что он даже не в силах осмыслить этого!
– Богатым? – усмехнулся Йен, – дорогая, несколько золотых монет – это еще не богатство.
– Для моего дяди – как, впрочем, и для меня, – это богатство, – сказала Талия, обнимая Йена.
– Одно я знаю наверняка. Больше ему не придется никогда в жизни чистить трубы, – сказал Йен.
– Может быть, – сказала Талия. – Но я сомневаюсь, что он сможет больше не работать. Трубы – это его жизнь. Я уверена, что мы еще не сядем на корабль до Аделаиды, как он опять примется чистить трубы.
Йен с недоверием посмотрел на Талию, но ничего не сказал. Где-то в глубине души он думал о дяде то же самое. Кажется, это человек своих привычек. Он не из тех, кто будет бездельничать, когда другие делают то, что он может сделать лучше.
– Йен, мне очень грустно, что не удалось повидаться с сестрой, но я счастлива, что она попала в хорошую семью, – произнесла Талия. – Пока я тревожилась за ее судьбу, она была в полной безопасности со своей новой семьей.
Талия помолчала, потом задумчиво посмотрела на Йена.
– Дорогой, я сомневаюсь, что мне когда-нибудь удастся увидеть Вайду. Официальное удочерение всегда связано с секретным оформлением бумаг. Единственное, что мне известно, это то, что ее увезли в Сан-Франциско. Сан-Франциско – большой город?
Талию пробрала дрожь, когда вместо ответа Йен нахмурился. Этого ответа было достаточно. И, кроме того, Талия поняла, что, может быть, уже никогда не увидит свою сестру. Но ей было достаточно уже того, что Вайда жива и, похоже, о ней заботятся. Ведь все могло сложиться по-другому. События могли закончиться трагически для них обеих. Но вместо этого каждая из них нашла свое счастье в разных уголках мира!
Талия посмотрела на чаек. Из-за ветра они не летали, а бродили по берегу. Йен обнял ее и повел назад в их номер. За ними закрылась дверь.
– Завтра мы поплывем назад, в Аделаиду, – хриплым голосом сказал Йен, расстегивая пуговицы на платье Талии. – Но сегодня ночью мы будем одни. Эта ночь наша, Талия, только наша!
Талия потянулась к Йену. От его теплого, томительного поцелуя она ощутила слабость. Он поднял ее на руки и понес на кровать. Дыхание Талии превратилось в долгий и мягкий стон, когда Йен спустил с ее плеч платье. Руки Йена коснулись ее груди…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Розы после дождя - Эдвардс Касси



Скучно,прозаично,не увлекательно.Хочется чтоб скорей этот кашмар закончился.Героиня полная идиотка,герой под стать.ВСЁ! 3 за усидчивость
Розы после дождя - Эдвардс Кассис
9.07.2015, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100