Читать онлайн Розы после дождя, автора - Эдвардс Касси, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Розы после дождя - Эдвардс Касси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Розы после дождя - Эдвардс Касси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Розы после дождя - Эдвардс Касси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эдвардс Касси

Розы после дождя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

Ресницы Талии задрожали, и она открыла глаза. Гул голосов, доносившихся откуда-то снаружи, разбудил ее. Она побледнела и, резко вскочив, села, когда совсем рядом с собой обнаружила Йена. Он все еще был без сознания, вокруг раны на голове запеклась кровь. Внезапно она вспомнила события недавнего прошлого. Вот только где она находится и почему?
Девушка посмотрела вокруг. Видимо, после того, как она потеряла сознание, ее перенесли в шалаш. Всхлипывая, Талия встала на колени и склонилась над Йеном, радуясь, что, по крайней мере, в неволе они оказались вместе.
Осторожно положив голову парня себе на колено и нежно обхватив ее руками, прошептала:
– Йен. Ах, Йен! Пожалуйста, очнись. Пожалуйста, проснись!
Когда тот простонал, облизывая губы, в душе Талии сверкнул слабый луч надежды.
– Йен? – оказала она, мягко встряхнув его, за плечи. – Ты слышишь меня? Нас привезли в лагерь бушрейнджеров Пола.
Неожиданно Талия вспомнила картину, которая заставила ее потерять сознание, и ей опять стало дурно. Она прикусила губу и, печально склонив голову, отвела от Йена взгляд. Его мать! Они привязали его мать к столбу! Больше того, похоже, ее изнасиловали или издевались над ней – причем сделали это умышленно, прежде чем освободить.
Талия взглянула на Йена. Удастся ли ему перенести это, когда он придет в себя? Он почувствует себя таким беспомощным, может быть, даже обвинит себя, если его мать умрет.
Среди тех, кто смеялся и разговаривал снаружи, Талия различила голос Пола. Она прижалась ухом к двери, вернее, заменявшей ее подвешенной над входом овечьей шкуре.
В душе поднималась волна ненависти, когда она слушала этот голос. Услыхав, с каким презрением Пол говорит об аборигенах и о том, что он задумал против них, Талия обрадовалась, что Йен не может слышать этого. К ощущению вины за прошедшее с матерью могло добавиться чувство ответственности за его друзей-туземцев. Она слышала, как Йен обещал охранять их.
Они слушали его с доверием!
* * *
Пол поднес к губам кружку пива и стал жадно пить. Пиво выливалось из кружки, текло по подбородку, заливая рубашку. Он сидел на коленях перед костром, в то время как другие члены его банды стояли вокруг него, курили, ели и пили.
– Только представьте себе, – сказал Пол, обводя взглядом круг своих людей, – наконец-то у нас появилась возможность остановить этих темнокожих ублюдков на пути к морю. – Он вытер тыльной стороной ладони капли пива с подбородка и через плечо бросил взгляд на лачугу, в которой были заключены Талия с Йеном. – Теперь, когда Йен Лейвери устранен с нашего пути, мы остановим этих аборигенов прежде, чем им удастся найти хоть одно из этих чертовых лебединых яиц, – бахвалился он.
Пол посмотрел на мать Йена и скривился в недоброй улыбке.
– Потом мы вернемся победителями и каждый желающий может поразвлечься с этой женщиной, – сказал он и усмехнулся. – Но сначала мы должны убедиться, что ее сынок вполне пришел в себя, чтобы посмотреть на это. – Он опять бросил взгляд на лачугу. – А потом мы убьем этого сукиного сына, – угрожающе тихо прорычал Пол.
– А как быть с твоей женой? – спросил один из бандитов голосом, исполненным похоти. – Что ты собираешься сделать с ней?
Пол, улыбаясь, посмотрел на задавшего вопрос.
– Ты полный идиот, – растягивая слова, произнес он. – Она мне не жена. Разве не знаешь? Я всех женщин ненавижу!
Глаза мужчины блеснули.
– Я так и думал, – сказал он. И глядя на лачугу, странно запыхтел и громко засмеялся. – А мне женщины по душе. Я хорошо развлекусь с ней.
– Подойдите-ка поближе, приятели, – сказал Пол, поднимаясь и поворачиваясь к ним лицом. Он отшвырнул в сторону кружку и упер сжатые кулаки в бока, по очереди разглядывая своих спутников. – Вот наш план. Мы нападем на аборигенов во время их шествия к морю. Пол самодовольно усмехнулся. – Но мы делаем это не для Австралии, – продолжал он. – Мы делаем это для себя. Это будет все равно, что пойти на охоту на бизонов. Мы вырежем всех аборигенов, и это будет великий праздник!
Громкие возгласы одобрения зазвучали в ответ на речь Пола, десятки сжатых кулаков победно вознеслись в воздух.
Грудь его тяжело вздымалась. Пола распирало от гордости за свою идею.
– Готовьте лошадей и оружие, – сказал он, опуская руки. – Прежде чем уедем, мне надо кое о чем позаботиться!
Он, расталкивая людей, пробрался сквозь толпу и остановился перед маленькой лачугой, ладонью убирая волосы со лба. Пол нервно откашлялся, низко нагнулся и вошел внутрь.
Талия с ненавистью прищурила глаза, напрягла плечи и свирепо взглянула на Пола.
– Ты настоящий изверг, – прошипела она и, словно защищая, прижала к себе голову Йена. – Когда же все-таки придет конец твоим злодеяниям?!
– Ничто не в силах остановить меня, – хвастливо сказал Пол, опуская руку на кобуру пистолета, висевшую на правом боку. – Ни Йен, ни аборигены. Никто!
Талии так сильно захотелось бросить ему в лицо, что люди Йена совсем недалеко отсюда и собираются сорвать планы Пола, но она вовремя прикусила язык. Нет, она не даст ему знать, что может случиться с ним в будущем! Она надеялась, что люди Йена даже без руководства выполнят план – найти и остановить Пола и его банду убийц и воров.
– Если бы я могла, то остановила бы тебя, – сказала Талия, свирепо глядя на Пола. – Я бы с радостью посмотрела, как ты корчишься, перед тем, как застрелить тебя!
Пол усмехнулся. Он встал на колено перед Талией и протянул руку к ее щеке, но вздрогнул, когда Талия резко отвела голову, чтобы он не смог дотронуться до нее.
– Моя маленькая злючка, – сказал он. – Если я когда-нибудь найду женщину, которая примет мой образ жизни, она будет похожа на тебя. Мы будем скакать плечо к плечу и станем соучастниками преступлений. Может быть, я даже смогу полюбить такую женщину, как ты, хотя я не смогу…
В его глазах появилась странная боль, когда он оборвал себя на полуслове и тут же отвел взгляд от Талии. Даже если он сможет полюбить женщину, он никогда не сможет выполнить супружеский долг. Одним-единственным ударом дубины были украдены его мужские способности – так же, как и любовь к людям была украдена, но конечно же, в момент его рождения!
Пол медленно повернул голову, и его взгляд остановился на Йене.
– Но, тем не менее, мне еще предстоит многое сделать, – буркнул он. – Многое доказать. Он резко вскочил на ноги и, подойдя к двери, откинул в сторону полог. Оглянувшись, мужчина посмотрел через плечо на Талию, его веки трепетали. – Я смог бы полюбить тебя, – хрипло сказал он. – Может быть, я уже люблю…
Ошеломленная его словами, Талия открыла рот и удивленно смотрела, как Пол вышел из лачуги.
Казалось, ей удалось затронуть в нем какую-то уязвимую часть души, но не настолько глубоко, чтобы изменить его. Пол насквозь пропитан злостью. Ничто не в силах изменить его… ничто и никто!
– Проклятие, – пробормотал Йен, приходя в себя. Он дотронулся рукой до ноющей от боли головы, застонал и медленно открыл глаза. – Что случилось? Где я?
Талия прижалась к его лицу, счастливо улыбаясь, теперь, когда поняла, что с Йеном все в порядке.
– Йен, – сказала она, целуя его в лоб. – Дорогой, наконец-то ты пришел в себя!
Йен удивленно взглянул на Талию, потом оперся на локоть и медленно посмотрел вокруг. Он ощутил пронзительную боль в животе, и тут вспомнил, где находится и почему, и кого еще, кроме него и Талии, держат в неволе.
– Господи, – воскликнул он, резко приподнимаясь на ноги и все еще покачиваясь и чувствуя головокружение. – Моя мать!
Талия увидела, как нетвердо он стоит на ногах и, быстро вскочив, обняла Йена за пояс.
– Йен, ты ничего не можешь сделать, – сказала она дрожащим голосом. – В лагере Пола слишком много бушрейнджеров. Я уверена, мы под усиленной охраной. – Она покачала головой. – Даже когда он уедет навстречу аборигенам, мы все равно останемся под присмотром.
Йен встревоженно посмотрел на Талию.
– Ты хочешь сказать, что он собирается напасть на аборигенов? – напряженным голосом спросил он.
Лейвери отстранился от Талии и крепко схватил ее за плечи:
– Что ты имеешь в виду? Что задумал этот сукин сын?
Талия невольно посмотрела на Йена, потом заговорила.
– Йен, Пол со своей бандой собирается поехать навстречу аборигенам и остановить шествие к морю, – произнесла девушка. – Он задумал истребить все племя Беркута прежде, чем аборигены успеют дойти до моря на празднование сезона сбора лебединых яиц.
Йен, сжав зубы, убрал руки с плеч Талии и принялся расхаживать по лачуге.
– Я так и знал! – воскликнул он. – А я сижу здесь и никак не могу помочь им!
Потом он посмотрел на завесу над входом, словно что-то видел сквозь овечью шкуру.
– И моя мать, – с горечью в голосе сказал он. – Я не в силах помочь даже ей!
Шагнув к двери, Йен откинул полог. Он смотрел, как бушрейнджеры во главе с Полом садятся на коней, потом перевел взгляд на свою мать. Она все еще беспомощно висела на столбе, голова упала на грудь, длинные золотистые волосы волнами спадали на лицо и плечи.
Он забыл о благоразумии и предосторожности. Вылетев из лачуги, Йен начал отбиваться от охранников, не обращая внимания на сыпавшиеся на него со всех сторон удары. Йен нашел в себе скрытые силы, и на его пути к матери бандиты, разлетаясь в разные стороны, падали на землю.
Но это продолжалось недолго. Один из бандитов с густой рыжей бородой и свирепо сверкающими золотисто-карими глазами сбил Йена с ног. Йен несколько раз неглубоко и лихорадочно вдохнул воздух и с потемневшими от ярости глазами плюнул бандиту в лицо.
От неожиданности тот вздрогнул и отпустил Йена, чтобы утереть с лица плевок. Этого времени хватило Йену, чтобы ударом отбросить того в сторону. Йен вскочил на ноги, но тут же остановился, когда отчетливо ощутил, как ему в спину уткнулся ствол винтовки.
– Для этого утра, думаю, развлечений достаточно, – сказал Пол, усмехаясь за спиной Йена. – Возможно, когда вернемся после того, как прикончим твоего дружка Беркута, ты сможешь повторить свое представление для нас… А пока, Йен, убирайся в лачугу, к Талии!
Йен крепко сжал руки в кулаки и, еще раз взглянув на мать, и видя ее беспомощность, почувствовал, как медленно умирает его душа.
– Хэтуэй, ты заплатишь за это, – грозно зарычал он. – Заплатишь!
– Я до смерти напуган, – язвительно усмехнулся Пол, неторопливо обходя Йена, чтобы встать к нему лицом. – Но, как видишь, сынок, приходится расплачиваться тебе, а не мне!
– Это мы еще посмотрим, – процедил сквозь зубы Йен. – Как только до Аделаиды дойдет весть о твоих делах, за твою голову дадут большое вознаграждение. И тогда кто-нибудь доставит тебя властям и получит свои деньги.
Пол откинул назад голову и рассмеялся, потом самодовольно посмотрел на Йена.
– А ты не настолько умен, как тебе кажется, – сказал он. – Тебе бы следовало вернуться в Америку и еще немного получиться. Понимаешь, Йен, любому человеку, которому кажется, что он такой умный, как ты, уже давно следовало сообразить, что у меня есть много друзей там, наверху. Они поручатся за меня и представят меня как благопорядочного, уважаемого человека. Я хорошо плачу своим друзьям за их молчание и сотрудничество, Поэтому я спокойно могу ездить везде со своей бандой. И только ты был единственной угрозой. Из-за тебя мне все время приходилось оглядываться.
Пол кивнул, поправляя на переносице очки.
– Да, сынок, я бы сказал, что несмотря на все твое образование, я перещеголял тебя во многих важных вещах, – бахвалился он. – Ты всегда был угрозой для мня, потому что довольно ловко орудовал в буше. Но теперь наша игра закончилась, и я выиграл.
Пол винтовкой указал в сторону лачуги.
– Возвращайся в лачугу к Талии, – ровным голосом сказал он. И потом, сощурив глаза и скривив в улыбке губы, посмотрел на Йена. – Тебе бы следовало поблагодарить меня, Йен. Я предоставил вам отдельную лачугу, так что вы с Талией можете коротать часы в объятиях друг друга. Ты ведь даже и просить не мог об этом, не так ли? Ну, разве не благородно это с моей стороны?
Йен споткнулся, когда один из людей Пола подошел к нему и ударами в спину погнал в хижину. Йен упал на Талию: она поддержала его, и они прильнули друг к другу, когда в лачугу вошел Пол и обдал свирепым взглядом сначала Йена, потом Талию.
– Талия, недавно я сказал вещи, о которых уже сожалею, – ледяным голосом сказал Пол. – По правде, ты просто разочаровала меня, и ничего больше. Ты ничем не лучше остальных девушек из «Одам Хауз», которым я разрешил работать у себя на ранчо. Когда они видели, что я делал с рабами, они тут же убегали в буш, и для меня было огромным удовольствием разыскивать их и убивать… – Его глаза под стеклами очков зажглись яростью, и он угрожающе зашипел. – Я ненавижу всех женщин. Белых и темнокожих. Цвет кожи не имеет для меня никакого значения. Теперь умрешь не только ты, но и твоя сестра. Теперь уже Вайда на борту корабля, следующего в Австралию.
Рассмеявшись, Пол развернулся на пятках, чтобы выйти, но быстро обернулся и опять встал перед Йеном и Талией.
– Я со своими людьми уезжаю открывать охоту на аборигенов, – хвастливо сказал он. – Я знаю, где можно найти лебединые яйца в больших количествах – на полуострове, который всего в полмили шириной. Не составит труда выставить кордон на их пути и отрезать аборигенов от полуострова. Я с удовольствием поймаю их и убью!
Он опять повернулся к двери, но, как и прежде, опять остановился и, сверкая глазами, еще более угрожающим голосом произнес:
– Я намерен доставить в лагерь много трофеев… Изуродованных, конечно, – сказал он сиплым голосом. – Я выставлю их сначала на показ, а потом – кто знает?.. Может быть, вас постигнет та же участь, когда я решу покончить с вами.
На этот раз он развернулся и наконец-то вышел из лачуги. Талия дрожала, угрозы Пола насчет аборигенов и Вайды терзали ее душу. Она прильнула к Йену, из глаз катились слезы.
– Это похоже на один из моих ночных кошмаров, которые я видела недавно, – сказала она, прижавшись щекой к груди Йена. Она чувствовала, как сильно колотится его сердце и знала, это от того, что Йен чувствует себя загнанным в угол и неспособным предотвратить ни смерть своей матери – а, может быть, она уже мертва? – ни гибель своих друзей, аборигенов.
Сердце Талии билось так же громко и больше всего из-за страха за сестру.
Если Пол добрался до Вайды – что с ней будет? Какая участь ей уготована?
– Закончится это когда-нибудь? – сквозь слезы, всхлипывая, сказала Талия.
Йен крепче прижал к себе Талию и зарылся лицом в ее волосы. И тут перед ними пронеслись воспоминания об их сладострастных, сказочных мгновениях у озера, когда они пылко любили друг друга. Теперь казалось, что с того момента прошла целая вечность!
– Мы не должны отчаиваться, – прошептал Йен. – Уверен, мои друзья не долго ждали у моего убежища, когда сообразили, что мы не собираемся объявляться. Они отыщут нас, Талия. – Он тяжело глотнул. – И уверен, что очень скоро. – Освободившись от Талии, Йен, как тигр в клетке, опять принялся метаться по лачуге. – Как только подумаю, что Беркут ведет своих людей прямо в ловушку – мне делается дурно! – сказал он и поморщился от боли, пронзившей голову. – Их так быстро можно догнать, Беркута, Хонору – всех этих прекрасных невинных людей!
Талия услышала стук копыт удаляющихся от лагеря лошадей, и ее дыхание стало прерывистым, плечи опустились, она присела у костра. Йен все еще метался… судорожно мерил шагами лачугу…
* * *
Минуты тянулись бесконечно долго. Талия с Йеном, уже лежавшие друг подле друга и с тоской смотрящие в огонь, вдруг вскочили на ноги, услышав снаружи выстрел. Йен отдернул шкуру, прикрывающую вход в лачугу и увидел вокруг яростную битву. Он широко улыбнулся, когда понял, что пришли его люди и быстро разделывались с охраной, оставленной в лагере.
Вдруг сердце Йена заледенело, когда он увидел, как один из бушрейнджеров, как раз у двери лачуги, поднял пистолет и прицелился в одного из его старинных друзей. Тот скакал галопом на лошади и стрелял в тех бушрейнджеров, которых еще не убили.
– Нет! – закричал Йен, бросаясь на бандита и одним ударом сбивая его с ног. Они катались по земле, пытаясь схватиться за упавший пистолет. Талия, застыв от ужаса, стояла у двери. Она знала, что в любую секунду пистолет может выстрелить, и Йен может быть убит.
Она лихорадочно оглядывалась вокруг, пытаясь найти что-нибудь, чем можно ударить бандита по голове. Ее сердце дрогнуло. Совсем рядом, стоило только протянуть руку, к стене лачуги было прислонено ружье. Она схватила его и, когда мужчина прижал Йена к земле, прицелилась в бандита. Она почувствовала слабость в коленях, когда приготовилась нажать на спуск и остановилась как раз в тот момент, когда Йен вдруг оказался сверху бандита. Он пригвоздил его к земле и теперь ему удалось отбросить пистолет подальше.
– Йен, я держу его на прицеле! – закричала Талия, подходя ближе.
Йен улыбнулся Талии, когда начал подниматься, но опять застыл на месте. Краем глаза он заметил, как бушрейнджер предпринял отчаянный бросок к пистолету.
Сердце Талии отчаянно забилось. Она быстро отскочила от Йена и нажала спусковой крючок. Бушрейнджер вскрикнул и схватился за спину, потом повалился на живот и затих.
Чувствуя внезапную тошноту из-за того, что она впервые в жизни убила человека, Талия выронила из рук ружье.
Йен понял, в каком она потрясении, и схватил Талию, когда та зашаталась и уже готова была упасть в обморок.
– Милая, сейчас не время проявлять слабость, – хрипло сказал он. – Ты сделала то, что должна была сделать. Если бы ты не поступила так, то этот человек…
– Я знаю, – пробормотала девушка, сквозь слезы глядя на Йена. – Пожалуйста, не говори этого.
Возле Талии и Йена остановил свою лошадь Кеннет Оззер. На его лице сверкала победная улыбка.
– Рад видеть тебя! – сказал он, засовывая в кобуру пистолет. – Я уж было подумал, что мы приехали слишком поздно.
Йен вопросительно посмотрел на Кеннета и, роясь в глубине своей памяти, пытался вспомнить, где он раньше видел этого юношу. Но он забыл где, а то, что тот приехал вместе с друзьями Йена, уже служило достаточным доказательством того, что ему можно доверять. Йен протянул Кеннету руку.
– Спасибо, друг, – сказал он, пожимая руку Кеннета. Перестрелка закончилась. Он смотрел, как вокруг него собираются и другие его друзья верхом на лошадях. – Спасибо всем. Я всегда знал, что на вас можно положиться.
– Думаю, мы избавили землю от изрядного количества бушрейнджеров, как ты думаешь Йен? – сказал Кеннет, обводя взглядом валяющиеся на земле трупы. Сейчас он чувствовал себя так, будто предал такое множество людей, с которыми скакал плечом к плечу, но все же понимал, что собственная шкура важнее всего. Он думал только о себе.
Кеннет посмотрел на столб, у которого друзья Йена, разрезая веревки, освобождали мать Йена.
– Кто это? – спросил он. – Глядя на нее не скажешь, что в ней осталось много жизни.
Йен подбежал к своей матери как раз в тот момент, когда ее укрывали одеялом, но лицо осталось открытым. Это означало, что она все еще жива. Из горла Йена вырвался крик, когда он встал рядом с Донной на колени и прижал ее голову к груди.
– Мама, – прошептал он. – Слава Богу, ты жива! Но проклятый Пол заплатит за все, что заставил пережить тебя!
Донна медленно открыла глаза и протянула к Йену руку.
– Не беспокойся за меня, – сказала она слабым голосом. – Езжай и останови Хэтуэя. Я слышала обо всех его планах. Он намерен убить Беркута и его людей! Со мной все будет в порядке. Иди и спаси Беркута, Йен спаси славную Хонору!
Талия встала на колени рядом с Йеном. Она обвила его рукой вокруг пояса и улыбнулась Донне.
– Я присмотрю за твоей матерью, Йен, – сказала она, нежно проводя рукой по лбу Донны.
– Вы ошибаетесь, если думаете, что я оставлю вас двоих здесь, без моего надзора! – сказал Йен, быстро поднимаясь на ноги. – Мама, ты в состоянии ехать? Тебе придется. Я должен взять вас с Талией с собой.
– Йен, сынок, делай то, что должен делать, – шепнула Донна, через силу улыбаясь ему. – Я прошла через тяжелые испытания, но думаю, если меня сможет кто-то поддерживать на коне, я вполне могу отправиться в поездку.
– Думаю, это как раз для меня, – решительно сказал Йен. – Понимаешь, мне лично хочется сопровождать тебя во время путешествия по бушу, чтобы быть уверенным, что ты добралась до Аделаиды цела и невредима. И другой выбор – взять тебя с собой в погоню за Хэтуэем. Слишком много времени прошло с тех пор, как Пол и его банда уехали, чтобы убить аборигенов. Я должен взять вас с Талией с собой.
Донна взяла Йена за руку. В ее глазах стояли слезы.
– Мой прекрасный дом, – всхлипнула она. – Они сожгли его, Йен.
– Да, я знаю, мама, – хриплым от негодования голосом сказал Йен. – Пол с радостью хвастался этим.
– Йен, я хочу вернуться домой, – сквозь слезы говорила Донна, вцепившись пальцами Йену в руку.
– Но, мама, ты не можешь, – сказал Йен, его голос дрожал. – Ты только, что сказала, что видела, как он горел. От дома ничего не осталось. Ехать некуда.
– Нет, – сказала Донна, медленно покачивая головой. – Нет, не туда домой.
– А куда?
– В Америку. Я хочу уехать в Америку.
Йен взглянул на свою мать, ошеломленный ее заявлением.
– В Америку? – удивленно выдохнул он.
– С меня, пожалуй, хватит Австралии, сынок, – сказала Донна, проведя языком по запекшимся губам. – И, сынок, я хочу, чтобы и ты вернулся со мной в Америку. – Она посмотрела на Талию. – Возьми с собой Талию. Давайте жить в Сиэтле вместе, в одном доме.
Йен вздохнул.
– Мы поговорим об этом позже, мама, – сказал он и повернулся к Талии. – Дорогая, ты готова к погоне за этим сукиным сыном, Полом Хэтуэем?
Талия улыбнулась ему и кивнула.
Йен встал и повернулся лицом к своим людям. Он внимательно рассматривал каждого, потом его взгляд остановился на Кеннете.
– Парень, – сказал он, твердо положив ему на плечо руку. – Я бы был тебе очень признателен, если бы ты присмотрел за моей матерью – пусть она поедет с тобой.
– Считай, что уже сделано, – сказал Кеннет, криво улыбаясь. – Почту за честь услужить тебе.
– Спасибо, – сказал Йен. Потом он собрал своих людей вместе и громко отдал им приказания.
Талию охватила дрожь, она понимала, какие опасности подстерегают ее любимого человека.
Нежная рука обняла девушку.
– С моим сыном ничего не случится, – прошептала Донна, медленно поднимаясь на ноги. – Он отважный человек, человек, чье великодушие известно всем. Бог не позволит, чтобы с ним случилось что-нибудь плохое!
Донна опять заключила Талию в объятья, скрывая свой страх от этой ранимой невинной девушки, которую Йен, кажется, любит всем сердцем. Никогда прежде Донна не испытывала на себе такую жестокость этого мира. Муж тщательно оберегал ее от этого. И Йен тоже старался так поступать. Но последние события ошеломили даже его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Розы после дождя - Эдвардс Касси



Скучно,прозаично,не увлекательно.Хочется чтоб скорей этот кашмар закончился.Героиня полная идиотка,герой под стать.ВСЁ! 3 за усидчивость
Розы после дождя - Эдвардс Кассис
9.07.2015, 14.04








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100