Читать онлайн Обещание рая, автора - Эдвардс Касси, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обещание рая - Эдвардс Касси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обещание рая - Эдвардс Касси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обещание рая - Эдвардс Касси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эдвардс Касси

Обещание рая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Сердце, в котором невинная любовь.
Байрон
Нагруженная покупками, Иден не сводила глаз с Зака и сопровождавшей его рабыни. Она впервые видела такую красивую негритянку и не могла скрыть своего потрясения. Так вот зачем Зак приехал в Чарлстон! Он не собирался приобретать рабов для работы на плантации, оказывается, ему нужна была особенная рабыня, которая скрасила бы его одинокие ночи. Иден не раз приходилось слышать, что многие плантаторы заводили себе такие ночные «игрушки». Сердце девушки сжалось от мысли, что Зак один из них. Неужели она ошиблась, приняв его за порядочного, честного человека? Ей была невыносима мысль, что он способен вынуждать женщину, которую только что купил, словно предмет, делить с ним постель.
Но разве можно догадаться, на что он способен, когда они так мало знакомы?
Поджидая Зака и его спутницу, Иден остановилась напротив кузницы. Увидев, что платье рабыни разорвано и через прореху видна обнаженная грудь, Иден покраснела и опустила глаза.
«Неужели это Зак порвал на ней платье, — подумала она, взглянув на него. — Неужели его руки прикасались к этой большой, упругой груди? А может, его руки уже позволили себе большее?»
Не в силах вынести саму мысль о том, что Зак уже успел сделать и что еще только собирается, когда приведет рабыню к себе на плантацию, Иден, едва сдерживая рыдания, поспешно отвернулась.
Она больше даже не посмотрит на этого человека. Он обманул ее ожидания и оскорбил ее. А она-то, глупая, дала волю своей фантазии и уже представляла, как они вдвоем бегут по пляжу, взявшись за руки и смеясь. Ей так хотелось этого!
Теперь она даже не знала, что и думать о нем. Но в одном она была уверена: никогда и ни за что она не допустит, чтобы Зак вначале ухаживал за ней, Иден, а потом, ночью, насильно укладывал в постель эту бесправную рабыню.
Зак заметил реакцию Иден и сразу догадался, какие выводы та сделала.
Но и он тоже хорош! Разве не подобные же намеки прочитывались в глазах всех прохожих, когда он шел с Сабриной сюда, в кузницу? Он проклинал себя за это упущение. Поделом — сам виноват! На сегодняшнем аукционе ему следовало купить группу рабов, тогда, среди многих, красота этой негритянки не бросалась бы так в глаза. И прохожим не пришло бы в голову так плохо о нем думать.
Иден явно игнорировала его, и Зак, пройдя мимо, направился внутрь кузницы. Следом вошла Сабрина.
Прежде всего, решил Зак, он должен довести начатое дело до конца, а когда освободится, все объяснит Иден. Он растопит ее сердце и сумеет доказать, что намерения его чисты.
А пока Иден, выпрямившись, стояла неподвижно у входа, и глаза ее были полны слез.
— Ну, как мой заказ? Готов? — спросил Зак, вынимая из заднего кармана кошелек.
— Я же обещал, что все сделаю. Значит так оно и есть, — проворчал Смитти, и, заметив Сабрину, выпрямился, внимательно рассматривая ее с головы до ног, а затем наоборот.
Зак вложил несколько долларов в руку кузнеца.
— Думаю, что это покроет ваши расходы на ремонт колеса.
Он взглянул на Сабрину и, помня, что обещал Иден угостить ее чаем, снова повернулся к Смитти.
— Я должен завершить кое-какие дела здесь, в городе. Сможете ли вы какое-то время присмотреть за моей рабыней? Думаю, что достаточно заплатил вам за неудобство.
Взгляды их встретились, и Заку не понравился похотливый блеск, появившийся в глазах Смитти. Однако выбора не было. Он вынужден оставить Сабрину здесь. Он должен выкроить время, поговорить с Иден наедине и все ей объяснить.
А ему есть что объяснять, прежде чем поместить обеих женщин в один фургон, чтобы возвратиться домой. Иден явно ревнует, а кто знает, на какие необдуманные поступки способна ревнующая женщина?
Смитти пересчитал деньги и, удовлетворенно кивнув, положил их в задний карман.
— О'кей! Согласен присмотреть за твоей черной девкой, только недолго, — сказал он, пожирая Сабрину сальными глазками.
— Вы купили сегодня на аукционе неплохую красотку. Никак не могу взять в толк, почему это прежний хозяин отказался от нее. Может быть она слишком горяча для него? — захихикал он.
Зак, сжав кулаки, подошел к Смитти вплотную.
— Послушай, если ты только посмеешь дотронуться до нее, я вобью твои чертовы зубы тебе в глотку, — рявкнул он. — Она — моя собственность. Я заплатил за нее, и, если ты имеешь в виду непристойности, я ее здесь не оставлю. Не хочу, чтобы ты прикасался к ней своими грязными руками.
— Я ничего не думаю, парень, и согласен присмотреть за ней, — прорычал кузнец. Глаза его были полны бешенства. — Но у тебя будет масса неприятностей из-за нее. — Он схватил Сабрину и резким движением перетянул ее на свою сторону. — Будь спокоен. Ты заплатил, и ничего с нею не станется. Сегодня ночью она будет так же хороша в постели, как и вчера.
Первым побуждением Зака была отправить кузнеца в нокдаун, но на улице ждала Иден. Он резко повернулся на каблуках и бросился к выходу. Очутившись на улице, глубоко вздохнул и подошел к ней. Она же увидев его, медленно отвернулась и тихо сказала:
— Ты приобрел на аукционе только одну рабыню и ни единого раба для работы на полях. Но она одна не сможет обработать твои угодья. Зато сможет выполнять другие обязанности. — Опустив глаза, она спросила: — Ты для этого купил ее, да? Ответь!
Зак обнял ее за плечи и повернул к себе.
— Иден, я ненавижу рабство. — В его голосе звучала убежденность. — Рабство в любой его разновидности. Но я вынужден прибегать к помощи рабов, так как являюсь владельцем большого земельного участка, требующего обработки. Сегодня я купил рабыню, но не для себя. У меня есть надсмотрщик, который потерял жену и ребенка по дороге из Африки. Он чувствует себя чертовски одиноким. Надеюсь, что эта женщина заполнит образовавшуюся в его жизни брешь. Он добрый малый и не будет ее принуждать к чему-либо. — Он улыбнулся. — Ты знаешь, он чертовски хорош, и она вряд ли устоит.
Волна облегчения, нахлынувшая на нее при этих словах, напоминала морской прибой, который, пенясь, мирно набегает на берег. Не помня себя от радости, она выронила из рук картонки с покупками и стремительно бросилась ему на шею.
— О, Зак! Я надеялась, я знала, что у меня не будет повода обвинять тебя в чем-то недостойном. Я не могла в тебе ошибиться.
Обняв за талию, Зак притянул ее к себе и помрачнел. Интересно, что бы она сказала, узнав о прошлых его делах? Разочаровалась бы, а, может быть, стала бы презирать… «Боже праведный, не допусти, чтобы это произошло!» — подумал он.
— А теперь давай отправимся в чайную за десертом, который я тебе обещал, — прошептал он ей на ухо. — Думаю, что не ошибусь, если скажу, что ты проголодалась после обхода магазинов. — Он опустил ее и наклонился, чтобы собрать валяющиеся на мостовой пакеты. — Кстати, ты нашла то, что хотела?
Сердце Иден чуть не остановилось. Она испуганно подняла пакет, в котором была купленная для отца трубка. Неужели она сломалась во время падения?
Дрожащими руками девушка вытащила трубку из коробки и, увидев, что она цела и невредима, облегченно вздохнула. Затем протянула свое приобретение Заку и с гордостью спросила:
— Ну не прелесть ли? Сама трубка сделана из эрики, а мундштук — из вереска. — Она поднесла ее к носу и, закатив кверху глаза, пропела: — Как восхитительно пахнет! Посмотри какая чудная гравировка! Папа будет в восторге. Он будет обожать ее!
— Мужчины не обожают предметы! — засмеялся Зак. — Это удел женщин.
Иден улыбнулась и положила трубку в коробку.
— Но почему ты ничего не говоришь? Разве тебе не нравится? — спросила она, забирая несколько картонок из рук Зака, чтобы облегчить его ношу. — Как ты думаешь, отец будет доволен?
— Не сомневаюсь. Ты не могла придумать более удачного подарка ко дню рождения, — сказал Зак, обнимая ее за талию и уводя подальше от кузницы.
Он оглянулся через плечо и подумал, что не стоило оставлять Сабрину под опекой похотливого кузнеца, но тут же отбросил сомнения. В конце-концов, имеет он право провести некоторое время наедине с Иден или нет? Его друг Джошуа — не единственный одинокий мужчина на плантации.
Чайная была маленькой, но чистой и уютной. На столе, покрытом нарядной кружевной скатертью, горели свечи, создавая интимную обстановку. Угощение было не обильным, но изысканным: горячий чай, разлитый по чашкам из тонкого фарфора, сладкий паштет, засахаренный виноград и слегка подслащенные взбитые сливки.
Иден с горящими от возбуждения глазами огляделась вокруг и отметила, что ей нравится абсолютно все, что она здесь видит.
— Зак, мне кажется, что с тобой никогда не бывает скучно, — обернулась она к нему. — Или я ошибаюсь?
— Может быть, ты и права, — ответил он, улыбаясь.
Он потянулся к ней и взял ее руку в свою, переплетая пальцы. От волнения в горле у нее перехватило, сердце учащенно забилось, и щеки зарделись ярким румянцем.
Какой же она была глупой, усомнившись в нем. Впервые ей встретился такой замечательный мужчина. Он был воплощением ее мечты и точь-в-точь походил на рыцаря, которого она часто воображала в своих грезах. Такой же сильный, мужественный и галантный.
— Значит, ты довольна покупками? — спросил Зак. — Я рад. Тебе нужны развлечения время от времени, иначе жизнь на маяке может показаться заточением.
— Я уже привыкла к своему образу жизни и научилась справляться с любыми неудобствами.
Она улыбнулась.
— Не сомневаюсь, — кивнул Зак. — Ты можешь справиться даже с такими негодяями, как я.
Иден раскрыла рот.
— Я не считаю тебя негодяем, — возразила она. — И мне жаль, что я начала сомневаться в тебе, но, представь, когда я увидела, что ты купил эту красивую рабыню, я…
— Ты права. Уверен, что все, кто видел нас вместе, подумали о том же, — сказал Зак, опуская ее руку. — Но я давно привык не принимать в расчет то, что думают другие. Я всегда поступаю так, как подсказывает мне совесть.
Он зацепил вилкой засахаренную виноградину и поднес к ее губам. Иден, сердце которой едва не остановилось, медленно взяла виноградину в рот и начала жевать. Затем подцепила виноградинку из своей тарелки и поднесла к его губам. Она ощутила странную дрожь, когда он прикоснулся к ягодке языком, а затем, втянув ее в рот, тоже начал медленно жевать.
— Очень вкусно. Он почти такой же восхитительный, как и ты, — сказал Зак неожиданно охрипшим голосом.
— Ты мне льстишь, — возразила Иден, краснея.
— Нет, я говорю правду, — настаивал он, хлебнув глоток чая.
— Ты всегда говоришь правду? — спросила Иден, приподняв бровь.
— Почти, — засмеялся он. — Иногда приходится прибегать к невинной лжи.
Иден уже была готова возмутиться, но вдруг вспомнила, что и сама не безгрешна. Если ее вьшазка в Чарлстон без разрешения отца — не ложь, то как иначе ее можно назвать? И чтобы заглушить появившееся у нее чувство вины заговорила о другом.
— Говорят, что обжорство — один из семи смертных грехов. Но, к сожалению, это одна из моих неисправимых слабостей, особенно когда речь идет о сладком. А у тебя?
— Одна из многих, присущих мне, — засмеялся он.
Поразмыслив, он решился задать ей вопрос, который мучил его на протяжении всего дня. Он никогда не посмел бы задать его кому-либо другому, за исключением Иден.
— Тебе не знакома женщина по имени Анжелита Льюэллин? — Он наклонился к ней и взял за руку. — Она живет здесь, в Чарлстоне.
Иден судорожно сглотнула. В горле у нее перехватило, и внутри стало пусто. Его интерес к другой женщине вмиг развеял только что окружавшую их атмосферу волшебства и счастья.
— Анжелита? — прошептала она, убирая свою руку. Интересно, почему он взял ее за руку? Не потому ли, что действительно испытывает особенное чувство по отношению к ней, Иден? Или просто делает вид, что испытывает, чтобы таким образом получить ответ на интересующие его вопросы о самой восхитительной женщине Чарлстона, которая к тому же еще и лучшая ее подруга?
— Да, я знаю Анжелиту, — голос ее дрожал, а глаза сверкали гневом. — Даже очень неплохо.
Она хотела спросить, почему его интересует эта женщина, но, боясь, что он догадается о ее ревности, промолчала.
— Насколько хорошо? Кажется, она никогда не выходила замуж, не так ли? — спросил Зак, внимательно наблюдая за Иден.
Он понимал, что его расспросы нервируют девушку, но не мог остановиться. Он обязан был убедиться, что с Анжелитой все в порядке. Он надеялся, что когда-нибудь в будущем ситуация изменится, и он сможет рассказать Иден все, что касается его и этой женщины. Пока же это невозможно.
— Нет, никогда. И, похоже, не собирается, — недовольно проворчала Иден.
Она хотела сказать Заку, что хорошо знает Анжелиту, что та слишком поверхностна и легкомысленна, всегда готова флиртовать, и что слишком много мужчин водит за собой на веревочке, так что ему, Заку, не стоит и пытаться завоевывать ее. Иден даже хотела признаться, что ее отец тоже влюблен в ее подругу, но он намного старше, а значит, шансы его невелики…
Однако она не могла найти нужных слов, чтобы рассказать все это. Если Зак не испытывает к ней самой чувств, о которых она так мечтала, ему не следует знать, что она, Иден, влюбилась в него с первого взгляда и что сейчас сгорает от ревности.
— Ты говоришь об Анжелите так, словно очень хорошо знаешь ее, — сказал Зак, рассеянно пытаясь наколоть вилкой виноградинку.
— Можно сказать и так, — сухо проговорила Иден. — Несмотря на то, что мы с Анжелитой слишком разные, и она на несколько лет старше меня, мы стали близкими подругами. Однажды мы встретились в магазине, когда обе покупали микроскоп для изучения разновидностей папоротников. Видишь ли, у нас одинаковое хобби. После мы не раз вместе ходили на прогулку в лес в поисках новых экземпляров.
— Анжелита — твоя лучшая подруга? — удивленно воскликнул Зак. — Я ничего не знал об этом.
— Неужели? — съязвила она.
Немало горьких упреков готовы были сорваться с ее губ, но тут она взглянула на входную дверь чайной и осеклась. На пороге стоял старый друг ее отца Сефтон Прайор — знаменитый в Чарлстоне судья.
— Добрый день, сэр! — поздоровалась она, улыбаясь. Но улыбка погасла, когда вдруг она осознала, в каком двусмысленном положении оказалась. Если судья Прайор расскажет отцу, что встретил ее здесь, в чайной, то ее отлучки в Чарлстон в будущем станут абсолютно невозможными.
Тем временем судья подошел к их столу, остановился и, приподняв шляпу, вежливо поклонился. Бриллиантовая булавка, приколотая к его атласному галстуку, отразила отблеск свечей, переливаясь всеми цветами радуги.
Одетый в добротный черный костюм и вышитый жилет, он выглядел безукоризненно. Весь его облик выдавал человека щеголеватого, самодовольного и состоятельного, благо богатство свое он накопил в ранней юности, еще будучи капитаном флота. Он был небольшого роста, полноват, волосы его были седыми. Верхняя губа, обезображенная широким шрамом, морщилась во время разговора и была похожа на заячью.
— Боже, кого я вижу? Неужели это ты, Иден? — воскликнул судья Прайор, приветливо улыбаясь. — Твой отец тоже в городе? Мне есть о чем поговорить с ним. Он как-то говорил мне, что хочет приобрести фрес-нельские линзы для маяка. Немногие маяки снабжены ими. Так вот у меня есть для него предложение.
Увидев судью, Зак похолодел. Он знал, что Иден сейчас представит их друг другу, но не мог этого допустить. Судья непременно узнает его. Зак медленно отодвигал свой стул назад. Если уж он узнал Прайора после стольких лет, то тот, конечно, также его вспомнит.
Зак прикрыл лицо руками и притворился, будто чем-то подавился. Начав кашлять, извинился и стремительно бросился вон из чайной. Иден недоуменно смотрела ему вслед.
Минуту спустя она отодвинула стул, взяла накидку и картонки и отправилась вслед за Заком.
— Простите, господин Прайор, — сказала она судье.-Что-то произошло с моим другом, я должна догнать его. Поговорим позже.
— Передай привет отцу, — крикнул Прайор ей вдогонку. — Скажи ему, что на днях я к вам заеду поболтать.
Спина Иден напряглась, и она ничего не ответила. Остается только надеяться, что к тому времени, когда судья появится у них на маяке, он уже успеет забыть кратковременную встречу в чайной. Последнее время он стал редко бывать в их доме. Сейчас его одолевают другие заботы: он занялся политикой и спит, и видит себя в кресле губернатора, поэтому делает все возможное, чтобы привлечь к себе внимание. Она никогда не думала, что он так напорист, а многие в Чарлстоне считают его даже опасным.
Вдруг ее сердце затрепетало. Как могла она забыть? Судья приглашен к ним на день рождения отца! Значит, он будет у них на маяке уже через несколько дней. Неужели он разоблачит ее, рассказав отцу о ее самовольной поездке в город? Он даже не подозревает, на что она будет обречена, если…
Усилием воли заставив себя больше об этом не думать, Иден выбежала на оживленную улицу и огляделась. Она отчаянно вертела головой из стороны в сторону, однако Зака нигде не было.
Спустя некоторое время она заметила его в толпе, направляющимся в сторону кузницы.
Иден решительно ничего не понимала: вначале эти его расспросы об Анжелите, затем странная реакция на судью Прайора. Она была в растерянности. Притворившись, что чем-то подавился, Зак явно хотел улизнуть от судьи. Но почему?
Идем бросилась вслед за Заком и, догнав его, схватила за рукав.
— Что все это значит? — запыхавшись после бега, с трудом выговорила она. — С тобой все в порядке?
— Все хорошо, — тихо произнес он. — Прошу тебя, не требуй объяснений, почему я столь поспешно ушел из чайной. Но иначе я не мог.
— Это связано с судьей Прайором, не так ли? — настаивала Иден. — Почему, Зак? Пожалуйста, скажи мне. Мой отец и судья, вот уже много лет добрые друзья.
— Что ж, прекрасно, — выдавил он, приглаживая волосы рукой.
— В чем дело, Зак? — снова спросила Иден. — Если ты мне расскажешь в чем проблема, возможно я чем-то смогу помочь.
Зак оглянулся и увидел судью, стоявшего у окна чайной и явно наблюдавшего за ним. Неужели судья его узнал? Если так, то мечты о новой жизни здесь не стоят и ломаного гроша. И Заку вспомнилась первая их встреча много лет назад, когда судья был еще морским капитаном, а он…
Зак схватил Иден за локоть и потянул за собой в кузницу. Там, внутри, обнял девушку за плечи и повернул ее лицо к себе.
— Идея, я понимаю, что большая часть того, что я сегодня делал, кажется тебе бессмыслицей, — проговорил он хрипло. — Но прошу тебя, доверься мне. Пока я ничего не могу тебе рассказать.
— О, мне так бы этого хотелось, — прошептала она.
— Тогда доверься мне, пожалуйста, — взмолился Зак, и в голосе его послышалось отчаяние. — Ты мне нужна, Иден. Черт побери, ты очень мне нужна!
— Мне так хотелось бы поверить тебе, Зак, — вздохнула она горестно. — Но почему все так таинственно?
Внезапно за их спинами раздался неясный шорох, и они отошли друг от друга. Почуяв недоброе, Зак бросился искать Сабрину и кузнеца и, не найдя ни того, ни другой, почувствовал, как ледяное бешенство заполняет все его существо.
Он пробежал мимо наковален и лошадей, ожидающих подковки, и оказался у двери, ведущей в дальнюю комнату. Здесь его глазам предстала картина, заставившая его содрогнуться. Удерживаемая за руки двумя мужчинами Сабрина лежала с задранным до пояса платьем на кровати, а кузнец, спустив штаны, уже приближался к ней.
Иден вбежала в комнату вслед за Заком и, увидев, что Смитти готов изнасиловать Сабрину, в испуге остановилась. Она зажмурилась и, борясь с подступившей к горлу тошнотой, отвернулась.
Зак мучительно соображал. Первым его побуждением было прикончить кузнеца, однако не следовало забывать, что совсем рядом судья Прайор. Если Зак устроит в кузнице потасовку, ему самому придется распрощаться с собственной свободой. Значит, он должен был решить все мирно, хотя каждая клеточка его тела требовала действий. С каким удовольствием он двинул бы кулаком в эту широкую челюсть!
— Оставь ее, — тихо сказал он, стараясь взять себя в руки. — Отойди от нее, сукин сын. Ты, что, забыл, кто за нее заплатил сегодня? Одно уж точно — не ты.
Иден, дрожащая от страха и отвращения, снова взглянула на Зака. Она ожидала, что он в бешенстве бросится на кузнеца и его сдержанность удивила ее.
Тем временем кузнец отошел в сторону, а его сообщники отпустили рабыню. Она оправила платье и медленно встала, осмотрела всех все еще безразличным взглядом и, запахнув платье, чтобы скрыть проглядывающую сквозь него наготу, перешла на сторону Зака.
— Уходи отсюда! — прорычал Зак, боясь, что не выдержит и сорвется.
Ему пришлось собрать всю силу воли, чтобы не уложить кузнеца одним ударом, когда он увидел, что тот, застегивая штаны, с насмешкой наблюдает за ним.
— Бедняжка! — посочувствовала Иден рабыне, когда они выходили на улицу. — Какой ужас тебе пришлось пережить!
Сабрина смотрела прямо перед собой и молчала. Зак поднял отремонтированное колесо и поместил его в задней части фургона, затем помог рабыне взобраться туда же. После этого, поддерживая под локоть Иден, усадил ее на переднее сидение и, обойдя фургон, сел рядом. Он недовольно подстегнул лошадь, и фургон с грохотом покатился по мостовой, оставляя кузницу далеко позади.
Проезжая мимо чайной, Зак увидел судью, который все еще стоял у окна и настороженно наблюдал за ними. Его пристальный изучающий взгляд не ускользнул и от Иден, и она дала себе клятву, что разгадает тайну, связанную с очевидным интересом судьи к Заку.
Судья Прайор подошел к заваленному бумагами и папками столу и, опершись руками о его край, наклонился к адмиралу Джонстону.
— Я знаю, как избавить наши моря от пирата Джека, — сдержанно произнес он, глядя на адмирала блестящими серыми глазами. Шрам на его верхней губе стремительно пополз вверх, когда он зло улыбнулся. — У вас есть свободный корабль с командой? Он мне понадобится, если вы поддержите мой план и отдадите корабль в полное мое распоряжение.
Адмирал Джонстон, человек достойный во всех отношениях, долго смотрел на судью, затем, отодвинув стол, поднялся и направился к бару. Достав бутылку, он наполнил два бокала вином, после чего один протянул судье, а второй взял сам.
— Расскажите мне о своем плане, — попросил он, снова усаживаясь за стол. — Поведайте-ка, как вы хотите устроить вендетту старому пирату. — Он улыбнулся. — Можете не рассказывать о причинах, побудивших вас приняться за это дело. Я и так знаю. Они чисто политические, не так ли? Победа над Джеком — ваш путь к сердцу избирателей.
Судья Прайор коснулся пальцами шрама на губе.
— Нет, адмирал. Причины не только политические, — задумчиво проговорил он. — Скорее они личные.
— Ну, хорошо! Каковы бы ни были, — сказал адмирал, рассеянно разглядывая вино в бокале, — давайте обсудим ваш план. Я настроен поддержать его, так как чертовски устал от старого негодяя. Буду рад избавить наши моря от него, чего бы это не стоило.
— В таком случае, уверен, что вы примете мои предложения, — подытожил судья.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обещание рая - Эдвардс Касси



роман классный!
Обещание рая - Эдвардс Кассиг.
4.05.2013, 3.47





Только начала читать...так наигранно,диалоги надумано-неестественные..
Обещание рая - Эдвардс КассиИсабель
2.08.2015, 0.24





Согласна, тошнотворно приторные некоторые диалоги(
Обещание рая - Эдвардс КассиФайзула
18.09.2015, 19.35





Согласна, тошнотворно приторные некоторые диалоги(
Обещание рая - Эдвардс КассиФайзула
18.09.2015, 19.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100