Читать онлайн Обещание рая, автора - Эдвардс Касси, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Обещание рая - Эдвардс Касси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Обещание рая - Эдвардс Касси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Обещание рая - Эдвардс Касси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эдвардс Касси

Обещание рая

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Поцелуй меня нежно своими теплыми, влажными губами.
Уилкокс
Растворясь в его поцелуе, Иден неосознанно, будто влекомая невидимой силой, подняла руки и сомкнула их на его шее. Задыхаясь, бесстыдно прильнула к нему, пока его пальцы, скользя по волосам, не добрались до ее спины и крепко прижали ее к себе. Ее обволакивало неведомое желание, еще более усиливаемое близостью его крепкого, мускулистого тела.
Но когда его поцелуй стал более настойчивым, и он попытался языком раздвинуть ее губы, Иден, словно пронзенная предостерегающим током, отстранилась.
Сделав шаг назад и с удивлением притрагиваясь пальцами к своим губам, Иден заметила в темных глазах Зака мольбу о прощении. Смущенная, задыхающаяся, она продолжала смотреть на него не в силах отвести глаз.
— Не знаю, что со мной произошло, — попытался найти оправдание Зак, запуская пальцы в свои черные волосы. — Теперь ты подумаешь, что я один из тех ловеласов, которые готовы волочиться за каждой юбкой. Позволь мне заверить тебя, что это не так. Прости меня, пожалуйста, Иден.
— Нет повода для извинений, — прошептала она, судорожно вздохнув, и пригладила юбку. — Может быть, нам лучше отправиться в путь? — мягко добавила она. — Я не могу терять время, я должна вернуться домой прежде, чем папа просне…
Зак удивленно приподнял бровь.
— Прежде, чем папа проснется? — договорил он. — Так вот почему он не знает, что ты самовольно отправилась в Чарлстон? Он спит!
Удивляясь его способности читать ее мысли и сердясь, что невольно выдала себя, Иден прошла мимо Зака и поднялась в его фургон.
— Если бы ты был единственным ребенком в доме, да еще дочерью, ты бы понял, почему мне приходится совершать поступки за отцовской спиной, — недовольно пробурчала она. — Мне никогда бы и шага не сделать из дома, если бы я не пускалась на всякие уловки.
Она настороженно наблюдала, как он влез в фургон и уселся рядом с ней. Иден до сих пор не сумела справиться с дрожью, вызванной его поцелуем, и воспоминание о том, как прижимались друг к другу их тела, вызывало в ней никогда прежде не испытываемые ощущения, тревожащие ее. И ей совсем не нравилось, что вот уже второй раз за сегодняшний день она попала в зависимость от него.
Зак поднял вожжи и хлестнул ими великолепную гнедую лошадь, которая, заржав, медленно двинулась по дороге…
Позже он отпустил вожжи и, опираясь локтями о колени, быстро взглянул на Иден.
— Ты жалуешься, что отец излишне опекает тебя, — сказал он хрипло, — но, Иден, благодари бога, что у тебя вообще есть отец.
Фургон неожиданно угодил в одну из многочисленных рытвин на дороге. Подскочив, Иден инстинктивно ухватилась за сиденье и, тронутая глубокой грустью, прозвучавшей в его голосе, внимательно посмотрела на него.
— У тебя нет отца? — посочувствовала она, надеясь, что не сыплет ему соль на свежие раны. Ей было знакомо это чувство. Вспоминая свою мать, она ощущала нестерпимую боль, и никому не было известно, сколь часто девушка тоскует по ней.
Не сводя глаз с дороги, Зак управлял лошадью, стараясь избежать то и дело попадающихся рытвин.
— Мой отец умер много лет назад. Это было так давно, что я начинаю забывать его лицо. Понимаешь, человек должен приспосабливаться к жизни и мириться с потерями. — Он взглянул на нее. — Так что ты счастливица. У тебя есть отец. Благодари бога, Иден. Жизнь без отца может превратиться в сущий ад.
Иден покосилась на него, собираясь сказать, что да, у нее действительно есть отец, зато мать… Однако, подумав, решила, что сейчас не время вспоминать о собственных невзгодах. В голосе Зака прозвучало слишком много горечи. Потому ли, что он все еще тосковал по отцу, или так и не смог смириться с этой смертью? В любом случае очевидно, что он несчастен.
— Расскажи мне о своей плантации, — сказала она, стараясь сменить тему разговора. — Чем ты занимался, прежде, чем решил обосноваться в Каролине?
И снова настороженность промелькнула в его взгляде. Предчувствуя недоброе, она подумала: «Тот ли это человек, за кого себя выдает? Что если он не из тех, кому можно доверять?»
Всю свою жизнь она мечтала о том единственном, кто сумеет пробудить страсть в ее сердце. Теперь, кажется, она его встретила, но что их ждет в будущем. Не глупо ли надеяться, что оно может быть у них общим? Если он не заслуживает доверия, что тогда? Она его только что встретила и ничего о нем не знает, за исключением того, что он приобрел плантацию в округе и давно потерял отца. Но этого вряд ли достаточно, чтобы вообразить, что у них может быть общее будущее.
— Я лишился матери задолго до смерти моего отца. Когда он умер, я, будучи единственным наследником, стал очень богат, — медленно произнес Зак. Он ненавидел ложь, но боялся, что правда послужит ему приговором в ее глазах. Он замолчал, и взгляд его затуманился. — Затем я стал путешественником и объездил весь мир, — продолжил он, тяжело вздыхая. — Когда мне исполнилось двадцать семь лет, я решил, что пришла пора осуществить свою давнюю мечту. Вот почему я стал землевладельцем и теперь хочу выращивать хлопок и, может быть, индиго.
— Это звучит заманчиво, — поддержала его Иден, улыбаясь, и дождавшись ответной улыбки, вздохнула с облегчением. Она была рада снова видеть Зака спокойным и беззаботным. — И теперь, ты направляешься в Чарлстон, чтобы приобрести рабов?
— Да, — неохотно согласился Зак, — я не сторонник использования рабского труда в привычном смысле. Когда я куплю рабов, они очень быстро поймут, что их хозяин не заставляет людей работать под ударами кнута.
Не взирая на свои опасения, Иден чувствовала, что все больше и больше проникается любовью к этому человеку, чьи благородные черты характера намного превосходят те, которые заставили ее насторожиться.
— Я уверена, что твои рабы в благодарность сделают все, чтобы твоя плантация стала одной из лучших и самых прибыльных в округе.
— Я тоже надеюсь, — улыбнулся он, лаская ее своими блестящими глазами. — С ними-то я справлюсь. А как быть с зеленым генералом? Слышал, что он самый главный враг землевладельца здесь в штате Каролина.
— Зеленый генерал? — Иден недоуменно подняла бровь. Затем, поняв о ком речь, рассмеялась и легким движением руки отбросила волосы за спину. — Ах, да. Сорняки — извечная проблема для тех, кто не борется с ними ежедневно с помощью мотыги.
— Ну, хватит говорить обо мне и о моих планах, — сказал Зак, снова подхватывая вожжи. — Давай поговорим о тебе. Чем ты заполняешь свое время, если не пробираешься тайком в Чарлстон?
Иден, заложив руки за голову, лениво потянулась.
— О, я целыми днями сплю, — засмеялась она. — У меня нет какой бы то ни было домашней работы, и вообще никакой другой. Как тебе это нравится, Зак?
Он внимательно осмотрел ее с головы до ног и наоборот.
— Дорогая, ты не похожа на человека, который только и делает, что лежит с утра до вечера и бездельничает, — усмехнулся он. — Во-первых, твои волосы выцвели от длительного пребывания на солнце, во-вторых, откуда следы масла под твоими ногтями? Готов поспорить, что пока твоя мама занимается домашним хозяйством, ты проводишь свои дни либо за работой в саду, либо помогая отцу на маяке. — Он насмешливо взглянул на нее. — Я прав?
Сердце Иден пронзила внезапная острая боль.
— Моя мама умерла десять лет назад, — прошептала она.
Она опустила глаза и снова заметила свои ногти. Вспомнив слова Зака о них, почувствовала, как краска заливает ее лицо. Чего только не делала она, чтобы удалить из-под ногтей масло, но все тщетно. Она постоянно помнила об этом своем недостатке и всегда старалась скрыть его от посторонних глаз. Но на этот раз так была захвачена этим человеком, что потеряла бдительность. Согнув пальцы в кулак, она растерянно взглянула на него.
— Прости меня, Иден, — тихо сказал Зак. — Прости, что заставил тебя страдать. Если хочешь, расскажи мне о ней. Иногда полезно поделиться с кем-то о наболевшем. Это помогает. — Он снова улыбнулся ей. — Я умею слушать, Иден.
— Я вижу. Да, я очень хотела бы рассказать тебе о маме. Память о ней мне очень дорога. — Откашлявшись, она уставилась на дорогу и перед ее мысленным взором возник образ матери. Иден увидела ее такой же веселой и оживленной, как десять лет назад. — Мама была доброй и нежной, — начала Иден. — И очень красивой. Но слишком много работала. Будучи прекрасной женой и матерью, еще помогала отцу на маяке. Она все делала весело и с огоньком… — Немного помолчав, чтобы перевести дух, она произнесла:
— По десять раз за день, мама бегала вверх и вниз по лестнице маяка. — Иден снова взглянула на свои руки, лежащие на коленях, и спустя некоторое время продолжила:
— Однажды по своему обыкновению она бежала вверх по лестнице и неожиданно рухнула наземь. Но не это падение было причиной ее смерти. Отказало сердце, не выдержавшее нагрузки. Только потом мы узнали, что у мамы было слабое сердце, но она никогда никому не жаловалась. В тот день оно перестало биться.
— Мне так жаль, Иден, — стараясь успокоить ее сказал Зак. Это настоящая трагедия. — Он нежно взял ее за подбородок и повернул ее лицо к себе. — Я был не прав. Не следовало тебя вынуждать вспоминать о матери. Не предполагал, что тебе будет так больно. Прости меня.
Иден смахнула набежавшую слезу.
— Да, я уже простила.
Зак снова взялся за вожжи.
— Иден, я уже спрашивал тебя, но так и не услышал ответа. Могу ли я приехать к вам домой, чтобы навестить тебя?
Счастливый румянец окрасил ее щеки, и все ее существо затрепетало, как никогда прежде, а внутри медленно разливалось тепло, будто солнечные лучи насквозь пронзили ее.
— Да, я буду рада твоему приезду, — прошептала она, и ямочки на ее щеках стали еще выразительнее от лучезарной улыбки. — Очень рада, Зак.
Его глаза заблестели и, гордо выпрямившись, он заверил:
— Тогда я так и сделаю. Завтра же, Иден. Завтра.
— Я буду ждать тебя с нетерпением, — прошептала она, стыдливо опуская глаза.
— А теперь расскажи, как ты проводишь свой день, — сказал он, вдыхая полной грудью, довольный собой. Он ни за что не допустит, чтобы что-то омрачило только что обретенное счастье. Даже страх, что Иден сможет узнать о его прошлом. Его прежняя жизнь не должна постоянно преследовать его. — Ты много времени проводишь на маяке? — спросил он, стараясь отвлечься. — Наверное, помогаешь отцу?
Иден снова взглянула на свои руки.
— Да, я — ассистент смотрителя маяка, хотя эта работа считается мужской и опасной. Иногда мне кажется, что когда-нибудь я сама смогу стать смотрительницей. — Она опустила глаза. — Но чаще всего думаю, что это совсем не то, что я хотела бы делать в жизни. — Она быстро взглянула на него. — Это ведь не женское занятие, не так ли? — И взглянув снова на свои ногти, невесело закончила: — И к тому же, не самая чистая работа.
— Я думаю, женщина сама должна решать, подходит ей работа смотрительницы или нет. — Помолчав некоторое время, он взволнованно добавил: — Некоторые женщины выбирают роль домохозяйки и жены. — Он искоса посмотрел на нее. — Но, повторяю, все зависит от самой женщины.
Иден медленно повернулась к нему.
— Как ты думаешь, а что подходит именно мне? — спросила она, и голос ее дрожал.
Их глаза встретились.
— Что подходит тебе? — медленно проговорил он. — Думаю, ты должна прислушиваться к своему сердцу. Если оно подсказывает тебе, что, ты должна стать «фитилем», я буду первым, кто подчинится твоему решению. Если же оно подскажет, что ты должна стать женой, надеюсь, у меня будет возможность поздравить тебя с правильным выбором мужа.
Почувствовав, что их разговор становится слишком личным, Иден нервно кашлянула.
— Почему смотрителей маяков так часто называют «фитилями»? — попыталась она перевести разговор на другую тему. — Наверное, из-за их стремления постоянно поддерживать свет в лампах? — Вдруг она вспомнила о недавнем шторме, а заодно и о пиратском корабле, борющемся с волнами. Иден быстро взглянула на Зака. — Знаешь, сегодня во время шторма папа выхватил своим лучом корабль, который яростно боролся с бушующей стихией. — Она повернулась к нему и, крепко сжав руки на коленях, таинственно прошептала: — Ты представляешь, Зак, это был пиратский корабль. Оказывается, в наших водах все еще встречаются пираты, да еще почти рядом с маяком. А вдруг он утонул бы? Тогда пиратам пришлось бы бороться, чтобы выбраться на берег, а нам с отцом — спасать их и предоставить им убежище. Интересно, что бы они сделали с нами потом? Вдруг убили бы?
Слушая Иден, Зак помрачнел. Его глаза становились все более и более холодными и, перехватив его взгляд, Иден вдрогнула.
— Говоришь, что вы видели пиратский корабль? — спросил он как можно мягче, и сердце его готово было выскочить из груди. — Ты уверена?
— До сих пор ходило много слухов, что пират Джек снова появился в наших водах. Описание его корабля точь-в-точь соответствует тому, который мы видели. Без сомнения, это он. — Озабоченность, появившаяся в его глазах, удивила Иден. Неужели он боится пиратов? Неужели он стал таким взволнованным именно по этой причине? Он кажется сильным и мужественным! Несомненно, его никто не сможет напугать, даже пираты. — Зак, тебя не беспокоит, что пират Джек где-то по-близо-сти? — спросила она настороженно. — Ты не боишься его? Ты ненавидишь пиратов так же сильно, как и я?
Зак сдержанно засмеялся.
— Боюсь ли? Нет, конечно, я совсем не боюсь пиратов и, естественно, не чувствую к ним ненависти. — Появившийся в темных глубинах его глаз лед медленно таял. — Жизнь этих людей скрыта морским туманом и так же таинственна, как само море. Они могут быть не только жестокими и агрессивными, но умеют проявлять безмерное благородство по отношению к тем, кого любят и кому доверяют. — Он осекся и взглянул на нее. — Они умеют быть бескорыстными. Известно, что многие пираты просто сорили драгоценностями и арабским золотом. А многие из тех, кто потерял в драках глаза или конечности, остаются доживать свой век на борту корабля. Разве тебе не приходилось слышать о благородных пиратах, которые, подобно Робин Гуду, отнимали незаконно нажитое состояние у богачей и раздавали его беднякам?
Широко раскрыв глаза, Иден с трепетом слушала. Откуда он мог так хорошо знать жизнь пиратов, недоумевала она. Нет, определенно этот человек заинтриговал ее. Так много таинственного вокруг него. Его появление привнесет много нового и необычного в ее жизнь. Да уже привнесло.
Почувствовав ее удивление, Зак спохватился. Он наклонился и взял ее руки в свои.
— Прошу тебя, милая! Никогда не объявляй приговора кому бы то ни было до тех пор, пока не узнаешь его по-настоящему. Это относится даже к пиратам. — Его черные, как ночь, глаза стали непроницаемыми. — Разве ты не понимаешь, как может манить человека далекий горизонт? Как может привлекать его обещание нового необычного «завтра?»
Хлопая глазами, Иден с трудом проглотила застрявший в горле комок: она вспомнила, что недавно он назвал себя путешественником… «Пираты тоже путешествуют по всему миру. О, Боже! Не может быть, чтобы он…»
— Скоро приедем в Чарлстон, — сказал Зак, сменив тему разговора. Он вдруг испугался, что выдал себя, продемонстрировав такие познания о пиратстве. Ему следует быть более осторожным. — Как ты смотришь на то, чтобы мы вместе отвезли твое колесо в ремонт? — спросил Зак. — После этого расстанемся на время. Я отправлюсь в лагерь «Райан» на рабовладельческий аукцион, а ты сделаешь свои дела.
— У меня дел немного. Я собираюсь купить отцу подарок ко дню рождения, а также свежие продукты для праздничного пирога. Кроме того, мне самой нужна новая записная книжка-календарь.
Зак посмотрел на нее с неподдельным интересом.
— Вот как! Оказывается, ты ведешь ежедневник, куда записываешь свои размышления, события?
— А вот и нет! — засмеялась Иден. — Ничего подобного. Я храню там свою коллекцию папоротников.
— Папоротников? Значит ты не только смотрительница маяка, но еще и садовод? — удивился он. — Выходит, ты необычайно занята.
— Папоротники — моя страсть.
— Неужели? — усмехнулся Зак.
— Как я уже сказала, — прервала она, беспокойно ерзая на сидении, — я очень люблю папоротники. Мне нравится их выращивать и наблюдать за ними. Я нахожу истинное удовлетворение в этом занятии. Видишь ли, существует большая разница между занятиями, необходимыми для поддержки тела и для поддержки души. Так вот в моем саду с папоротниками я нахожу пищу для души.
— Хм… Интересное сравнение, — задумчиво проговорил Зак. — Приятно встретить человека, живущего полной жизнью, и довольного тем, что делает.
Впереди замаячил Чарлстон, и Иден на мгновение забыла о Заке и о папоротниках. Неясные очертания города, возникшего перед ней, напомнили ей о прекрасных детских сновидениях. Сегодня она предчувствовала, что проведет здесь сказочный день. И ожидание это усиливалось от присутствия удивительного человека, сидящего рядом с ней.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Обещание рая - Эдвардс Касси



роман классный!
Обещание рая - Эдвардс Кассиг.
4.05.2013, 3.47





Только начала читать...так наигранно,диалоги надумано-неестественные..
Обещание рая - Эдвардс КассиИсабель
2.08.2015, 0.24





Согласна, тошнотворно приторные некоторые диалоги(
Обещание рая - Эдвардс КассиФайзула
18.09.2015, 19.35





Согласна, тошнотворно приторные некоторые диалоги(
Обещание рая - Эдвардс КассиФайзула
18.09.2015, 19.35








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100