Читать онлайн Горячая зола, автора - Эдвардс Касси, Раздел - ГЛАВА ПЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Горячая зола - Эдвардс Касси бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.67 (Голосов: 36)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Горячая зола - Эдвардс Касси - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Горячая зола - Эдвардс Касси - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Эдвардс Касси

Горячая зола

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ПЯТАЯ

Когда руки Соколиного Охотника покинули ее волосы, Мэгги словно опомнилась. Она открыла глаза и медленно повернулась. Он рассматривал ее фургон, клетки с курами и петухом. Подойдя вплотную, индеец принялся поглаживать корову своими сильными властными руками, будто проверяя, чего она стоит. Мэгги окончательно пришла в себя, вдруг осознав, что этот незнакомец, по всей вероятности, хорошо владел искусством входить в доверие, а затем силой отбирал все, что пожелает.
Стиснув зубы, она подошла и спокойно остановилась рядом с Соколиным Охотником. Его интерес к корове не уменьшился, и она боялась, что он видел в животном скорее источник мяса, чем молока, в котором она нуждалась.
– Она дает очень сладкое молоко, – поторопилась объяснить Мэгги. – Хотите попробовать? Ее вымя полное даже сейчас.
– Вымя? Молоко? – сказал Соколиный Охотник, обратив на Мэгги свой насмешливый взгляд. Хотя глаза и говорили о том, что он просто забавляется, она этого не поняла.
Мэгги подошла к фургону, достала оттуда свою маленькую скамеечку и ведерко, затем села рядом с коровой и начала ритмично дергать за соски животного, направляя струйки молока прямо в ведерко.
– Ты видишь, Соколиный Охотник? – сказала она, продолжая доить корову. – Молоко свежее и неиспорченное, когда оно из-под коровы.
Соколиный Охотник кивнул, продолжая делать вид, что несведущ в коровах, хотя у него было большое собственное стадо домашнего скота.
– Понятно, – сказал он кивнув, – а когда вы едите корову? После того, как подоите?
Он знал, что этот вопрос встревожит глаза красивой женщины, но ему так хотелось поиграть с ней в эту игру. Он проделывал это много раз раньше, когда встречался с белыми людьми, незнакомыми с бытом арапахо.
Сначала его злило, что на него смотрят как на идиота. Но, будучи в состоянии спокойно относиться к такому поведению белых людей, молодой индеец заставил себя отыскивать смешную сторону их незнания.
В ужасе от того, что сказал Соколиный Охотник, и испугавшись за свою корову, Мэгги уронила руки от сосков животного так быстро, что перевернула ведерко с молоком.
Она быстро вскочила на ноги, насколько позволял ей это сделать ее живот.
– Нет, – сказала она, дико сверкнув глазами. – Я не собираюсь есть свою корову. Я же сказала, что держу ее только для молока…
Она с нетерпением ждала его ответа.
– Пусть будет так, – пожав плечами сказал Соколиный Охотник.
Он одарил ее своей странной улыбкой, стал на одно колено и, подобрав ведерко, положил его в фургон.
– Пошли, женщина. Я отведу тебя к свежей воде. Там ты сможешь выпить что-нибудь кроме коровьего молока. Там мы сможем напоить наших животных. Всех их. – Он улыбнулся ей через плечо и направился к своей лошади. – Даже твою корову. Она будет намного вкуснее после того, как освежится, выпив воды.
Увидев, как она побледнела от мысли, что ее корову могут съесть, индеец решил перестать ее мучить. Ему хотелось, чтобы эта женщина увидела его в более приятном свете, чтобы однажды она смогла бы его полюбить.
Он поспешил назад к ней и приподнял пальцем ее подбородок. Ее огромные серые глаза встретились с его глазами.
– У Соколиного Охотника много коров, и он никогда не съел ни одной коровы, которая дает молоко, – сказал он серьезно. – И он не съест твою корову. Это твоя собственность, и делай с ней все, что захочешь.
Мэгги облегченно вздохнула и улыбнулась, прощая индейцу его шутку. То, что ее корова была в безопасности, было для нее главным.
Открыв для себя, что Соколиный Охотник может быть веселым, беззаботным и забавным, она почувствовала даже большую безопасность и непринужденность рядом с этим красивым индейцем.
– Спасибо, – прошептала она.
– Соколиный Охотник был неправ, так играя твоими чувствами, – сказал он. Сердце его учащенно забилось, ощутив, насколько сильно он хочет обладать этой женщиной.
Было нехорошо подходить к ней даже с поцелуем: ведь она совсем недавно потеряла своего мужа.
Он подождет. Да – он подождет. А затем он откроет сладость ее губ.
Он посмотрел вниз на ее испачканное пончо. Затем перевел взгляд на грязь и пыль, въевшуюся в лицо белой женщины, но не видел ничего, кроме того, что она очень красивая женщина.
Но даже красивые женщины должны мыться. Он намекнет ей это, когда они прибудут на следующее место их ночевки.
Соколиный Охотник проводил Мэгги до ее фургона, намереваясь помочь ей взобраться туда, но она решительно высвободила свой локоть и сама без его помощи взобралась на свое место. Всем своим видом Мэгги показывала, что ни за что не позволит ему помочь – пусть даже для этого придется драться.
Он отошел от фургона, решив, что она не только красива, но и обладает большой силой воли. Ему нравилось это в женщинах. Он открывал для себя много любопытного и достойного восхищения в характере этой женщины, гораздо больше, чем когда-либо ранее, когда его привлекал кто-то еще.
– Мы будем ехать до тех пор, пока солнце не начнет клониться к закату, покрывая небо красным одеялом, – сказал он, когда Мэгги взяла в руки вожжи, кивнув в знак молчаливого согласия.
С этими словами Соколиный Охотник направился к Пронто и сел верхом на своего жеребца. Он подал Мэгги знак рукой, и она поняла, что должна следовать за ним.
Действуя вожжами, Мэгги заставила волов развернуть фургон. Она не могла отвести взгляда от мужественной спины арапахо с выступающими на ней мускулами, отливающими медью под яркими лучами солнца. Она позволила себе вволю любоваться им, зная, что он и не подозревает об этом.
Он был высок, мускулист, узок в бедрах. Она смотрела на его черные с блеском волосы, развевающиеся на ветру, когда он скакал по направлению к отдаленным горам. В нем было столько величия, столько благородства. Он обладал всеми качествами великого вождя. Возможно, он и был вождем.
Одно только пребывание рядом с ним вызывало в Мэгги трепет. Никогда ни один мужчина не заставлял ее чувствовать слабость от одного лишь своего вида.
Затем она перевела взгляд на свой живот, почувствовав внутри себя шевеление ребенка. Это было напоминание о том, кто она, в каком она положении… Было абсолютно ясно, что момент был совсем неподходящим для того, чтобы давать волю фантазиям о красивом мужчине, и не просто о красивом мужчине – об индейце.
Она посмотрела на грязное пончо и поднесла руку к лицу, содрогнувшись при мысли о том, что он должен думать о ее внешнем виде.
Господи, как бы ей хотелось помыться! Но пока Соколиный Охотник сопровождает ее, как сможет она найти время, достаточное для того, чтобы раздеться и привести себя в порядок? Она хотела как можно дольше не говорить ему о том, что она беременна, до тех пор, пока это не станет необходимо. Если он узнает о ее беременности, то может просто отказаться от намерения помочь ей. Индеец может просто оскорбиться, что помогает беременной женщине произвести на свет еще одного белого ребенка.
Может, ей следовало бы покинуть его и попытаться самой добраться до торгового поста вовремя?
Но она быстро отогнала от себя эту мысль. Было больше шансов выжить в индейской деревне. Одна она снова может заблудиться в этой дикой местности.
Она подняла глаза к небу и стала молить всемогущего, чтобы арапахо посочувствовали бы ей в ее положении. А если нет? Что ждет впереди? Что будет с ее ребенком?
Она нахмурила брови, снова опустив свой взгляд на Соколиного Охотника, и проклинала, Фрэнка Харпера. Он был виноват в том, что весь ее мир перевернулся вверх ногами. Она всегда будет его ненавидеть. Всегда. Если какими-то судьбами она снова с ним встретится,. у нее не займет много времени поднять револьвер к его сердцу. Она с восторгом нажмет на курок!
Они ехали вперед, пока пурпурная мантия горных сумерек не упала на холмы. Они не отдыхали и не ели до тех пор, пока не добрались до чистого ручья, который обеспечивал водой долину. Здесь Соколиный Охотник развел огонь в уютном, окруженном скалами месте.
– Скоро спустится черная ночь, – сказал индеец, беря свою лошадь под уздцы. – Лучше, если мы сейчас же напоим своих животных, а затем попьем сами. Также лучше помыться до наступления ночной прохлады. Завтра, возможно, на нашем пути встретятся только высохшие реки и русла речушек. Эта засуха делает жизнь тяжелой, и ни в чем нельзя быть уверенным.
Мэгги отвязывала свою корову от фургона, когда слово «помыться» свалилось на нее, подобно удару грома.
– Помыться? – произнесла она заикаясь, и обернувшись, посмотрела в глубокие темные глаза Соколиного Охотника.
Мэгги больше, чем кто-либо другой понимала, как ей необходимо помыться, но чувствовала, что лучше отложить это до тех пор, пока Соколиный Охотник не уйдет и не сможет узнать правду о ее положении.
– Ты не знаешь значение слова «мыться»? – спросил Соколиный Охотник, озадаченный ее реакцией на его предложение.
Неужели мыться не входило в привычку белых женщин? Женщины Арапахо моются ежедневно! Как может быть по-другому у белых женщин? Разве они не хотят пахнуть свежестью и чистотой?
Мэгги нервно засмеялась.
– Конечно, я знаю значение этого слова, – сказала она, стараясь, чтобы все это прозвучало обычно, а не угрожающе. – Но, сэр, леди не моются в присутствии джентльменов. Я подожду, пока не останусь одна. Могу я быть уверена, что мне будет предоставлена такая же возможность для уединения в вашей деревне?
Соколиный Охотник облегченно вздохнул, узнав, что она все же имела привычку мыться. Она отвергла сейчас его предложение. Просто потому, что была застенчивой.
Он спокойно относился к стыдливым женщинам. После того, как ему довелось выносить Тихий Голос с ее темпераментом, не совместимым со словом «застенчивый», Соколиный Охотник рад был встретить женщину, которая была полной противоположностью нескромного существа, которое так бесстыдно его домогалось.
Теплые искорки загорелись у него в глазах при мысли, что когда придет его время заниматься любовью с этой застенчивой белой женщиной, то именно он будет всем управлять. Он поцелуем снимет с нее ее застенчивость и научит ее никогда не стесняться его снова.
– Такого рода уединение будет предоставлено, – сказал Соколиный Охотник, улыбнувшись ей сверху вниз. Он протянул руку к ее лицу и провел большим пальцем по ее подбородку.
– Чтобы смыть грязь с лица, ванна необязательна.
Бессознательно она прильнула к его руке, почти бездыханная от этого прикосновения, затем быстро отскочила.
– Да, мое лицо, – сказала она все еще кивая и чувствуя облегчение оттого, что разум возобладал на сей раз. – Я умоюсь. Это не сделает меня более представительной, но я почувствую себя освежившейся.
– Вот именно, – сказал Соколиный Охотник и направился к ручью с Пронто.
Мэгги последовала за ним со своей коровой. Волы были распряжены и самостоятельно направлялись на водопой. Свежая вода также была поставлена в клетках кур и петуха.
На берегу ручья, пока ее корова пила воду большими глотками, Мэгги любовалась конем Соколиного Охотника. Он был блестяще-белым с черным пятном на крестце. После того, как жажда была утолена, Пронто принялся окунать морду и выдувать воздух в воду, отчего явно получал большое удовольствие.
– Он очень красив, – сказала Мэгги, нарушая молчание, возникшее между ней и Соколиным Охотником. – Я уверена, ты очень гордишься своим жеребцом.
– Мужчина не мужчина без хорошего коня, – сказал Соколиный Охотник, выводя Пронто из воды. – Да, Соколиный Охотник гордится, что обладает таким конем.
Пока Соколиный Охотник снимал испанское седло с коня, Мэгги спешно занялась своими делами: она привязала на ночь к фургону волов и корову таким образом, чтобы они могли свободно попастись.
Глядя, как вечерние тени постепенно поднимаются все выше и выше по деревьям, Мэгги вернулась к ручью, низко склонилась над ним и с удовольствием плеснула немного воды себе на лицо.
Утолив жажду, она начала умываться, пока отражение в воде не убедило ее, что она, наконец, снова выглядит сама собой.
Довольная, она вернулась к фургону, взяла корзинку с едой и направилась к огню, где Соколиный Охотник расстелил два одеяла. Темнело быстро. Ночь была прозрачной, наполненной какими-то странными огоньками. Она была похожа на бархат, мягкая и тяжелая, хотя прохладная и проникающая. Радуясь теплу, исходящему от костра, Мэгги была рада присесть на одно из покрывал после того, как Соколиный Охотник жестом руки пригласил ее сделать это. Расположив ноги поближе к тлеющим красным уголькам костра, она начала разворачивать и расстилать скатерть, которая прикрывала еду.
Доставая варенье, желе и хлеб из корзинки, краем глаза Мэгги наблюдала за тем, что делает Соколиный Охотник. Он открывал похожую на мешочек сумку, в которой была его собственная особая еда. Ей было любопытно, что это могло быть. Сумка была маленькая и казалось, что она совсем ничего не весит.
– Хочешь, чтобы я тебе приготовила хлеб с маслом и вареньем? – выпалила Мэгги, думая, что приходит к нему на помощь, предлагая это.
Соколиный Охотник отрицательно покачал головой и высыпал на ладонь светлый порошок, затем протянул руку ей и, кивнул головой в сторону порошка.
– Возьми. Съешь. Это насытит лучше, чем еда белой женщины, – сказал Соколиный Охотник, снова делая жест в сторону вытянутой руки.
Мэгги отложила в сторону свой хлеб и наклонилась, поближе, чтобы получше рассмотреть странный порошок.
– Что это? – спросила она. – Как это может заставить кого-нибудь почувствовать, что он сыт?
– Возьми и скоро сама увидишь, – сказал Соколиный Охотник и губы его изогнулись в улыбке.
Любопытство заставило Мэгги позволить ему насыпать ей в ладонь этот порошок.
– Ешь. Это используется для быстрого утоления голода, – сказал Соколиный Охотник, насыпав порошок себе в ладонь и отправляя его в рот.
Мэгги отметила, что сразу же после этого он выпил воды из своей фляги. Она посмотрела на порошок в своей ладони и немного помедлила. Его количество было столь мало, и она вполне бы могла обойтись и без него. Но она последовала примеру Соколиного Охотника и высыпала порошок себе в рот, а затем проглотила.
Соколиный Охотник дал ей в руку флягу.
– Хорошо запей водой, – решительно приказал ей. – Ну же. Это очень важная составная часть данной еды. Вскоре ты почувствуешь себя так, как будто съела обильный ужин из хлеба и дичи, – сказал Соколиный Охотник, потянув за веревку, закрывая мешочек.
– Это все, что мы с тобой поедим? – сказала Мэгги, удивленная, что этой еды достаточно для них. – Соколиный Охотник, теперь я поем своей еды, спасибо. – Она хотела было взять хлеб, но он быстро его убрал.
– Неразумно есть что-нибудь еще после порошка, – объяснил он. – Его нужно съедать совсем немного и обязательно запить водой. Он разбухает, поэтому лучше его совсем не есть, чем съесть много.
– Что, собственно, собой представляет этот порошок? – спросила Мэгги, которая уже начала ощущать обильное насыщение.
– Это индейский маис, – просто ответил Соколиный Охотник, – или пшеница, как вы называете это растение. Зерна очень хорошо перемалываются, и к ним добавляется коричневый сахар из клена. Через короткое время голод будет утолен. Его берут в длительное путешествие и едят, когда не везет с охотой, или если нет времени.
– Он действует, – сказала Мэгги и засмеялась. – Я сейчас не смогла бы съесть и крошки, если бы даже и захотела. – Она сложила свою еду снова в корзинку и накрыла ее. Подул ветерок и Мэгги задрожала от холода.
Соколиный Охотник увидел это. Он подошел к сумке, закрепленной на седле и, вынув, из нее медвежью накидку, предложил ей.
Мэгги благодарно улыбнулась. Она накинула ее на свои плечи и придвинулась поближе к огню, поджав ноги под накидкой. Но тут же в испуге подпрыгнула и быстро посмотрела назад через плечо, услышав зловещее уханье совы, нарушившее тишину ночи.
– Так кричит сова, хотя по правде это немного не то, – сказал Соколиный Охотник, сев рядом с ней и протянув свои длинные худые ноги поближе к огню. – Арапахо сов считают призраками прошлых жизней, которые не уладили дела перед смертью. Они спокойные или застенчивые люди, которые никогда не высказывали свое мнение при жизни. Теперь они заполняют воздух своим шумом.
Мэгги поплотнее натянула себе на плечи медвежью накидку, все еще дрожа.
– Мне не хочется слушать эту историю сегодня ночью, – прошептала Мэгги, слабо улыбнувшись Соколиному Охотнику. – Я бы лучше поговорила о звездах. – Она быстро взглянула на звездное небо. – Да, давай поговорим о звездах. Ты когда-нибудь считал их? Я считала. Одна, две, три…
Внезапно рука прикрыла рот Мэгги, чем вызвала ее беспокойство. Она сердито посмотрела на Соколиного Охотника поверх его руки.
– Никогда не считай звезды, – спокойно без эмоций сказал тот. – Это приносит несчастье.
Внезапно испугавшись, Мэгги рывком освободила свой рот и отодвинулась, затем легла на одеяло, укутавшись в медвежью накидку. Она с подозрением смотрела, как индеец начал делать место для постели из веток вечнозеленого дерева…
– Пойдем, Глаза Пантеры. Возьми свое одеяло и накидку, – нежно подбадривал он ее. – Кровать из зеленых веток позволит тебе лучше отдохнуть.
– Глаза Пантеры? – прошептала Мэгги, вопросительно глядя на него.
– Твои глаза, как у пантеры, – улыбаясь, сказал Соколиный Охотник. – Имя Глаза Пантеры тебе очень подходит.
– Понятно, – сказала Мэгги.
– Пойдем, – снова сказал Соколиный Охотник, жестом приглашая ее.
Не желая ни о чем с ним спорить и, испытывая огромную усталость, Мэгги сделала так, как он сказал.
Она с подозрительностью на него посмотрела, когда он улегся всего в нескольких футах от нее. Хотя этот человек ее заинтриговал, она все же боялась полностью довериться индейцу. Когда он уснул, она спокойно подошла к своему фургону, взяла винчестер, затем вернулась назад и положила его рядом с собой под медвежьей накидкой.
Вцепившись рукой в ружье, она заснула, затем некоторое время спустя, проснулась от кошмарного сна. Ей приснился Мелвин, и как она его оставила не похоронив.
Когда глаза Соколиного Охотника открылись и он увидел ее плачущей, ему захотелось подойти и утешить ее, однако он чувствовал, если у нее есть потребность поплакать, что с женщинами иногда случается, то не следует вмешиваться, пусть даже ему и не доставляла удовольствия мысль о том, что она, должно быть, думает о недавно умершем муже. Если она так любила этого человека, то осталось ли место в ее сердце для Соколиного Охотника? Он повернулся к ней спиной.
Ее рыдания вырывали сердце из его груди. Он закрыл глаза и заставил себя не слушать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Горячая зола - Эдвардс Касси



Сюжет неплохой, но как то скучновато.
Горячая зола - Эдвардс КассиМари
25.10.2012, 15.47





Действительно неплохо , но излишне долго , местами нудно . 5 баллов
Горячая зола - Эдвардс КассиВикушка
17.06.2013, 23.26





На один раз прочитать можно.
Горячая зола - Эдвардс КассиГуля
3.07.2015, 1.18





Если честно, я в недоумении. Гг не успели разглядеть друг друга в буквальном смысле, как поняли что влюбились. Без диалогов, словно животные на случке, хотят друг друга (особенно она которая на сносях от насильника...)
Горячая зола - Эдвардс КассиМила
7.11.2015, 18.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100