Читать онлайн Соблазн в шелках, автора - Янг Андреа, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазн в шелках - Янг Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 92)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазн в шелках - Янг Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазн в шелках - Янг Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Янг Андреа

Соблазн в шелках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Оставшуюся часть дня голова Клодии гудела, как пчелиный улей. Ее ничуть не удивило, что Аннушка так резко оборвала разговор. Такого вызывающего поведения следовало ожидать. «Я догадываюсь, что тебе до смерти хочется узнать, поэтому не стану ничего рассказывать».
Ситуация, видимо, была более сложной, чем предполагала Клодия.
– Неудивительно, что он так разозлился на тебя за «благочестивые советы». Ты не знала обо всех обстоятельствах и потому не имела права лезть к нему со своими ханжескими поучениями.
– Согласна, возможно. Но он все равно не должен был вести себя на пляже подобным образом, разжигая меня своими отработанными приемчиками завзятого обольстителя. Он был обязан думать совсем о другом.
– Сказать по правде, тебя в тот момент отнюдь не занимали его мысли, а интересовала совсем другая часть его организма.
– Не будь таким вульгарным.
– Ах, извините, пожалуйста! Чья бы корова мычала, а твоя бы молчала!
Препирательства с внутренним голосом продолжались до тех пор, пока она, чтобы отвлечься, не купила дорогую книжку в мягкой обложке – какой-то лихо закрученный детектив, в котором совсем не было никаких пикантных сцен.
Поужинав в одиночестве в кафетерии и приняв ванну, Клодия написала открытку Кейт и понесла ее вниз, в почтовый ящик на конторке администратора.
И кто же, как вы думаете, брал там ключ от номера?
О Боже!
Она повернула бы назад, но, поскольку Гай ее увидел, подошла как ни в чем не бывало к конторке, как ни в чем не бывало поприветствовала его, отдала открытку регистратору и повернула назад.
– Клодия!
Тон его не допускал возражений, что заставило ее замереть на месте.
– Да?
– Задержитесь на минутку. – Он забрал у регистратора оставленные для него сообщения и ключ.
Решительным жестом взяв ее за руку выше локтя, он отвел ее в сторонку, чтобы их не слышали окружающие.
– Я плачу вам немалые деньги за то, чтобы вы присматривали за моей дочерью, и мне не нравится, что вы ведете себя как капризная секретарша, которая воображает, что ее «обидели».
Его слова, произнесенные отчетливо и решительно, сразу же доходили до сознания. Гай Гамильтон был не из тех, кто мямлит. Он выражал свои мысли четко и понятно.
– Я не капризничаю, – как можно спокойнее произнесла Клодия, стараясь не обращать внимания на свои вспыхнувшие щеки. – Но после нашего утреннего разговора едва ли можно ожидать от меня лучезарных улыбок и приятной болтовни.
– Мне не нужны ни лучезарные улыбки, ни приятная болтовня. Я всего лишь хотел бы получить от вас краткий отчет о том, как моя дочь провела день.
Не успела она осознать, что это вполне законное требование, как он поразил ее еще больше.
– Извините меня, – сказал он, сердито взъерошив пальцами волосы. – У меня был очень тяжелый день.
Это было заметно. Сорочка помялась, узел галстука приспущен. Напряжение, в котором он пребывал, мало-помалу спадало. Ей показалось, что он напоминает туго сжатую пружину.
– Пойдемте присядем, – сказал он уже не таким резким тоном.
В холле были расставлены кресла, и они уселись в ближайшие.
Все существо Клодии словно разрывалось надвое. Одна половина все еще была обижена и желала уйти, но сквозь обиду уже пробивался ручеек сочувствия, а другая ее половина… Ей чуть ли не захотелось принести ему холодного пивка и помассировать плечи, чтобы снять напряжение.
Но это, конечно, только теоретически. Но не на практике – нет уж, увольте! Тем более после вчерашнего вечера.
– Извините, – сказала она небрежным тоном, – мне не следовало убегать подобным образом, но я не хотела… повторения…
– Чего?
– Повторения утреннего разговора. – Не дав ему ответить, она продолжала: – Сегодня день прошел хорошо. Аннушка утром начала работу над заданием по английской литературе, в обеденный перерыв сходила в бассейн и вернулась к себе около двух часов.
По ее словам получалось, что между ними все идет хорошо, тогда как на самом деле к Аннушке снова вернулось ее брюзгливое настроение, граничащее с неприкрытой грубостью.
– Я зашла за ней еще раз около семи часов, чтобы спросить, пойдет ли она на ужин, но ваша дочь уже заказала гамбургер и чипсы в номер. Короче говоря, все прошло прекрасно. – Улыбнувшись приветливо, но по-деловому, Клодия поднялась с кресла. – Отчет закончен. Спокойной ночи.
С этими словами она быстро направилась к лифту.
«Поторопись, – безмолвно умоляла она лифт, который не спеша поднимался на третий этаж. – Поторопись, иначе он…»
Она не ошиблась. Он подошел к лифту. Они молча стояли, пока на табло высвечивались цифры и лифт наконец остановился.
Не отрывая взгляда от табло, Клодия раздраженно думала, почему это люди так медленно входят в лифт и выходят из него. Такое же раздражение вызывали у нее пассажиры самолета, которые надолго занимали туалет, не обращая ни малейшего внимания на выстроившуюся очередь, похожую на гусеницу со скрещенными ногами, которая вытянулась чуть ли не до салона туристского класса. Все уж начинали думать, что закрывшийся в туалете пассажир либо страдает неудержимым поносом, либо просто решил принять ванну и вымыть волосы в крошечной раковине.
Когда дверцы наконец раскрылись, из лифта вышли двое мужчин лет под пятьдесят, разговаривая между собой по-немецки.
Нажав на кнопку, Гай встал в сторонке и наблюдал за ней. Даже не глядя на него, она чувствовала на себе его взгляд. Лифт двинулся вверх. Он спросил:
– Наверное, вы поужинали?
– Конечно, а вы?
– Нет.
Ей пришлось взглянуть на него.
– В таком случае почему бы вам не пойти прямо в ресторан?
– Я хочу сначала принять душ и переодеться.
У номера дочери он остановился. На дверях висела табличка: «Просьба не беспокоить».
– Табличка висит здесь почти целый день, – сказала Клодия. – Чтобы отпугивать уборщиков. – Пожелав ему спокойной ночи, она пошла дальше.
Она услышала, как Гай постучал в дверь, и, уже вставив ключ в замочную скважину, оглянулась. Аннушка, очевидно, либо спала, либо не пожелала отвечать. Взглянув на часы, он устало вздохнул, оставил свою попытку достучаться и отправился в свой номер.
Клодия закрыла дверь и улеглась в кровать с детективным романом, но, прочитав несколько страниц, поняла, что он не более увлекателен, чем древнеегипетская рукопись. Отложив книгу, Она улеглась на спину, заложив руки за голову.
– Боже правый! А ведь мне его жаль. У него был длинный напряженный день, его дочь не желает с ним разговаривать, а вдобавок ко всему ему еще придется и ужинать в одиночестве. Я, как последняя негодяйка, отказалась составить ему компанию.
– На тебя похоже.
– Может быть, следует позвонить ему и сказать, что я передумала?
– Если у тебя хватит смелости поднять телефонную трубку.
Дальнейшего развития эта мысль не получила. Она взглянула на часы. С момента возвращения в номер прошло не менее двадцати минут. Он, наверное, уже ушел, а может быть, вообще раздумал идти. Или, может быть, он решил заказать ужин в номер? Она выглядела бы настоящей дурочкой, если бы позвонила и сказала, что передумала, а он ответил бы: «Слишком поздно, благодарю».
Чтобы немного успокоиться, Клодия написала еще одну открытку, пригладила щеткой волосы и вгляделась в свое лицо. Кожа уже начала приобретать едва заметный медовый оттенок. Ограничив макияж мазком абрикосового блеска для губ, она окинула себя критическим взглядом. Синие льняные брючки почти не помялись, когда она лежала на кровати, но она все равно не стала бы переодеваться. Она натянула белый хлопчатобумажный свитер пониже, чтобы прикрыть бедра, и взяла ключ.
В лифте у нее было такое ощущение, как будто внутри трепещет крылышками целый рой бабочек. Поскольку ресторан к этому времени, наверное, уже закрылся, она направилась в кафетерий, почти уверенная, что там его тоже нет.
В кафетерии было значительно больше посетителей, чем вчера вечером в ресторане. Слышалось звяканье посуды, приглушенные голоса и смех.
Она остановилась на пороге, отыскивая глазами одинокую мужскую фигуру.
Одиноких мужчин там не было. А потом, когда Клодия уже решила уйти, она увидела его.
И Гай заметил ее.
В мгновение ока она снова очутилась в лифте. Ей чуть не стало дурно от злости на себя.
Он был не один. И вовсе не выглядел удрученным. Напротив, он был оживлен и весел – и неудивительно! За столом напротив него сидела одна из этих шоколадных от загара стюардесс, которая глупо хихикала от удовольствия, слушая то, что он ей говорил.
Вернувшись в номер, Клодия в ярости сорвала с себя одежду, надела верхнюю часть старенькой пижамы «бэби-долл», потом умылась, расчесала волосы и почистила зубы.
– Ну почему я такая глупая?
– Да потому что глупая. Когда ты влюбляешься в кого-нибудь, как сейчас в него, твой мозг отключается. Зачем, черт возьми, ты убежала из кафетерия? Потому что он сидел с другой женщиной? После вчерашнего вечера он вправе считать тебя собакой на сене. Вернее, сучкой на сене, если уж называть вещи своими именами, которая и сама не будет есть это сено, но и других к нему не подпустит.
– Я знаю. И чувствую себя теперь как куча дерьма.
Она подняла телефонную трубку и набрала код международной связи и свой домашний номер.
О Кейт, умоляю тебя, будь дома.
Прождав около минуты, она положила трубку и почувствовала себя такой одинокой, что даже Райана, окажись он сейчас рядом, встретила бы с распростертыми объятиями.
Нервы у нее были настолько взвинчены, что от резкого стука в дверь она буквально подпрыгнула на месте.
– Кто там?
– Гай.
О Боже!
Пытаясь придать голосу легкое раздражение, как будто ее оторвали от захватывающего детектива, она крикнула:
– Минутку!
Скорее. Халатик. Эта дурацкая «бэби-долл» вообще ничего не прикрывает, а на тебе даже трусы не надеты.
Накинув халат и затянув поясок, она открыла дверь. Опершись рукой о косяк двери и скрестив ноги в щиколотках, он выглядел так, словно заглянул к ней мимоходом. Единственное, что не вязалось с его равнодушным видом, это явно недовольное выражение лица.
– Сегодня вы второй раз убегаете от меня; может быть, вас не устраивает запах моего мыла?
Распрямив плечи и приготовившись дать отпора Клодия обнаружила, что до сих пор не соблюдала одного мудрого житейского правила, а именно: когда собираешься дать отпор мужчине, который вызывает у тебя бурю самых разнообразных эмоций, предпочтительнее быть одетой.
Она пожала плечами, надеясь, что это выглядело убедительно.
– Я шла к почтовому ящику, чтобы опустить Очередную открытку, и подумала, не зайти ли в кафетерий, чтобы все-таки составить вам компанию. Но поскольку вы ужинали не в одиночестве, эта необходимость отпала.
В его глазах можно было прочесть: «Я не вчера родился на свет», – но он сказал:
– Кафе было переполнено, и я сел на первое попавшееся свободное место.
Допустим. Но почему, черт возьми, ты выглядел при этом таким довольным?
– Вы могли бы войти и присоединиться к нам, – добавил он. В первый раз ей удалось весьма убедительно пожать плечами, потому она повторила этот жест.
– Возможно, но я оторвалась на самом интересном месте от весьма увлекательного детектива. – Она кивком головы указала на кровать, где лежала книга. – Молодого любовника стареющей дамы обвиняют в убийстве трех богатых женщин, но, по-моему, это все-таки дело рук хирурга, который делает пластические операции. В детстве мать одевала его в платья с оборочками и запирала в шкафу. Подозреваю, что имплантированные силиконовые груди тоже не были случайностью.
Лихо закручено! Как ловко я лгу! Может быть, мне следовало бы подумать о политической карьере?
Однако она совсем не была уверена, что ей удалось убедить его. Выражение его лица не то чтобы говорило прямо: «Кого ты пытаешься обмануть?» – но что-то близкое к этому.
– В таком случае не буду вас отвлекать. – Но уже повернувшись, чтобы уйти, Гай сказал: – Я собираюсь завтра утром перед завтраком покататься на водных лыжах. Может быть, хотите составить мне компанию? Чтобы попробовать еще разок.
Ей вспомнились отчаянные попытки овладеть тонким искусством скольжения на водных лыжах, когда Мэтью орал на нее, давая указания. Инстинкт самосохранения подсказывал ей: «Откажись! Не получится!» С другой стороны…
– Я подумаю. В какое время?
– Около восьми.
Клодия помедлила в нерешительности.
– Если утром я найду в себе силы, то встретимся на пляже.
– Договорились.
Ей на мгновение показалось, что он хочет что-то добавить. Его глаза снова напомнили ей шотландские озера, поверхности которых коснулся лучик солнца. Но он, очевидно, передумал.
– Прежде чем выходить на пляж, взгляните на море. Если не будет полного штиля, то не стоит ходить, – сказал он своим обычным деловым тоном.
– Хорошо.
Интересно, что он собирался сказать?
Холодный, деловой тон потеплел настолько, что уголки губ тронула улыбка.
– Ну, в таком случае спокойной ночи.
Уж лучше бы он так не улыбался!
– Спокойной ночи. Сладких сновидений, – ответила она приятным полусонным голосом и закрыла за ним дверь.
– Что, черт возьми, хотел он сказать?
– Одному Богу известно.
Наверное, что-нибудь такое, что могло бы показаться ей оскорбительным, что-нибудь вроде: «Послушайте, я вчера вечером немного увлекся. Мне показалось, что вы были бы не прочь…»
Нет, черт возьми!
Нет, она недвусмысленно дала ему понять, что не является объектом для ни к чему не обязывающего секса на скорую руку ради снятия стресса.
Он сам сказал, что не рассчитывал на последующие гимнастические упражнения в горизонтальном положении.
Будь реалисткой, Клодия! Какой мужчина откажется от физических упражнений в горизонтальном положении, если решит, что у него есть такой шанс? Неужели ты думаешь, что он сам прошлым вечером включил бы на светофоре красный свет, если бы ты не нажала на тормоза? Вы были далеко от отеля, а вокруг ни души. Наверное, вчера могла бы реализоваться одна из твоих самых сокровенных фантазий. Нечто утонченное, страстное, запретное…
При одной мысли об этом безумно активизировался где-то внутри «орган вожделения».
– Черт возьми, даже дух захватывает…
– Песок попал бы во все места…
– Но разве в этом дело?
– Однако, представь себе, что было бы потом. Ты бы чувствовала себя ужасно и ломала бы себе голову, размышляя, не подумал ли он, что ты из тех, кто регулярно практикует ни к чему не обязывающий секс на скорую руку.
Но когда Клодия улеглась наконец в постель, она не могла не пожалеть, что не принадлежит к числу тех, кто наслаждается ни к чему не обязывающим сексом на скорую руку. Она была почти уверена, что от воспоминаний даже о сексе на скорую руку с Гаем Гамильтоном ей было бы тепло и уютно долгими зимними ночами.
Но это все в теории. Тогда как на практике побочные эффекты таких отношений сделали бы ее жизнь невыносимой. Во-первых, она сломя голову бросалась бы к телефону всякий раз, когда раздастся звонок, а во-вторых, она извелась бы от ревности, представляя себе его вместе с какой-нибудь изящной, худенькой, сексапильной и ненавистной сучкой.
Беда твоя в том, что ты не можешь безоглядно поддаться половому влечению, не любя. А такое животное, как мужчина, как нам всем хорошо известно, подчиняется в своих действиях инстинктам. Поступками мужчины руководит не сердце, а некие другие части его тела. Увы, таким уж сотворила его мать-природа.
Утром на море был полный штиль, но Клодия долго пребывала в нерешительности и чуть не опоздала. Накинув поверх бикини черное парео, она спустилась вниз. Он уже выбирал водные лыжи и спасательный жилет, а водитель возился возле катера.
Гай слегка удивился, увидев ее.
– Я уж потерял надежду, мы сейчас выезжаем.
Все сомнения относительно правильности поступка сразу же улетучились. Настроение у него было деловое. Это было заметно по тому, как он четким движением застегнул пряжку жилета и натянул на руки перчатки пугающего вида.
– Я должна сесть в катер?
– Если не предпочтете подождать меня на берегу.
Она не предпочла. Да и кому захочется сидеть на пляже, если можно лететь на полной скорости на катере, когда ветер свистит в ушах? Водитель подвел катер к берегу. Подобрав повыше парео, Клодия вошла в воду. У берега было глубже, чем казалось, и, когда она добралась до катера, вода доходила ей до пояса.
В подобных обстоятельствах Мэтью моментально оказался бы рядом с ней, исполняя роль Большого Сильного Мужчины, и поднял бы на руки, как шестилетнего ребенка.
Она ожидала, что Гай поступит так же. Она ждала, что его руки вот-вот окажутся на ее талии и легко, словно пробку, вытащат ее из воды. Она даже заготовила на этот случай холодное: «Я прекрасно справлюсь сама».
Все напрасно. Ей пришлось подтянуться, ухватившись за борт, и перелезть через него. Оказавшись на катере, она оглянулась на Гая: а вдруг он видел, как неэлегантно она перевалилась через борт. Судя по всему, он этого не видел. Гай возился с креплениями водных лыж.
Как ни парадоксально, ей стало обидно. Он должен был помочь ей взобраться на борт катера, хотя бы для того чтобы не пропала даром ее заранее заготовленная холодная реплика: это доставило бы ей некоторое моральное удовлетворение.
Наверное, именно поэтому он и не стал этого делать, глупышка. Если ты до сих пор не догадалась – так знай, что в этих маленьких играх он участвует отнюдь не на любительском, а скорее на профессиональном уровне.
Очевидно, и водными лыжами он владел не на любительском уровне. Вместо того чтобы войти в воду и стартовать оттуда, он встал в трех дюймах от кромки воды, подняв вокруг маленькие волны.
Она с любопытством ждала, что будет дальше, потому что имела возможность неоднократно наблюдать, как Мэтью пытался «взять старт с берега», что в девяти случаях из десяти заканчивалось падением в воду.
Водитель бросил ему трос и завел мотор катера. Гай поймал трос, приподнялся на лыжах и крикнул:
– Пошел!
Сила, с которой катер рванул с места, вдавила ее в спинку сиденья. Увы, Гай не барахтался на мелководье, ругаясь на чем свет стоит. Он не только удержался в вертикальном положении, но и скользил, рассыпая вокруг облако водяных брызг, способное сравниться разве что с Ниагарским водопадом.
Мэтью о таком и мечтать не мог.
Она некоторое время наблюдала, как он, скользя в кильватере, разрезает волновую струю за кормой то влево, то вправо. Его акробатические трюки выглядели так, словно все это легко и просто, даже когда одна его рука и плечо практически чертили по поверхности воды.
Она никак не могла решить, продолжать ли наблюдать за ним или отвернуться. Ей не хотелось, чтобы он думал, что производит на нее слишком большое впечатление; к тому же, если он заметит, что она продолжает наблюдать за ним, он может попытаться выкинуть какой-нибудь действительно опасный трюк и свалиться в воду. В конце концов ее сомнения решили волосы. Когда она смотрела назад, ветер задувал их на лицо, а когда смотрела вперед, зализывал их назад, по крайней мере в нужном направлении. После трех кругов по заливу катер затормозил и водитель s выключил мотор.
Гай передал лыжи и сам перевалился через борт в катер. Она старалась не смотреть, как он расстегивает пряжки жилета.
Он находился слишком близко, и она почувствовала беспокойство. Разве можно спокойно наблюдать с такого близкого расстояния, как играют под кожей его мускулы, особенно если на них капельки воды, в которых отражается солнце?
– Ваша очередь, – сказал он.
О Боже, может быть, не стоит этого делать?
В памяти пронеслись яркие воспоминания об уроках, которые давал ей Мэтью; о бесконечных повторных попытках, во время которых она досыта наглоталась средиземноморской воды и без конца шлепалась в воду на все мыслимые точки своего тела; и, конечно, о том, как покатывались со смеху их друзья, наблюдавшие за всем этим с берега.
– Пожалуй, я подожду, – сказала Клодия равнодушным тоном, приглаживая волосы. – Сначала надо позавтракать.
– Глупости. Такого моря, как сейчас, век не бывало. Поверхность гладкая, словно стекло.
Поверхность едва ли можно было назвать гладкой, как стекло. Она скорее напоминала синее желе, покрытое рябью. То что надо. Она знала, что позднее море может немного раскачаться, и все же…
– Дайте ей жилет, – сказал он водителю.
– Решайся, Клодия. Не будь мокрой курицей, сделай это, а там – будь что будет.
– Ну, если так, надо решаться.
– Надеюсь, это поможет мне нагулять аппетит перед завтраком.
Водитель подал ей толстый желтый спасательный пояс.
– Вы не наденете жилет? – нахмурился Гай.
– Достаточно пояса, – сказала она. – У меня точно такой же был в Испании. Он меня прекрасно удерживал на поверхности.
Он отобрал у нее пояс и заменил его жилетом, как две капли воды похожим на тот, который только что снял.
– В нем будет надежнее.
Жилет выглядел громоздким и сковывал движения.
– Нет, благодарю, я предпочитаю пояс.
– Как хотите. – Она сняла парео, и его глаза скользнули по округлостям, которые лифчик бикини даже не пытался скрыть. – Но должен предупредить, что, как только вы подниметесь на ноги, если, конечно, это вам удастся, ваш лифчик окажется у вас на талии. Если вы желаете выставить на всеобщее обозрение свои прелести, то это ваше дело.
– В Испании этого никогда не случалось!
– Возможно, потому, что вам не удавалось принять вертикальное положение. Или, может быть, потому, что вы в то время носили более подходящий купальный костюм.
Лихорадочно порывшись в памяти, она вспомнила. Черт побери, он прав! В то лето она немного располнела, и ей пришлось носить цельный купальный костюм.
– Хорошо, я надену жилет.
К тому времени как она спустилась на воду и стала надевать лыжи, в ее желудке творилось нечто невообразимое.
– Уверена, что шлепнусь в воду, и он будет надо мной смеяться.
– Что за пораженческие настроения, Клодия? Ты сделаешь это с первой попытки и торжествующе поднимешь вверх два пальца в ознаменование победы.
В отличие от Мэтью, который обожал изображать из себя опытного инструктора, Гай уступил водителю право отдавать ей команды. Колени полусогнуты, плечи распрямить…
Да, да, да, я знаю, что мне следует делать!
Проблема в том, чтобы действительно сделать это, что особенно трудно, если из катера с заднего сиденья за каждым троим движением наблюдает Гай!
После двух неудачных попыток, когда ноги и лыжи словно завязались в узел, а лифчик под жилетом съехал с положенного места, Гай начал подавать реплики.
Наклонившись через борт, он сказал с возмутительным мужским терпением:
– Клодия, вы слишком стараетесь. Вам нужно лишь встать на ноги.
– А что, черт возьми, по-вашему, я пытаюсь сделать? – огрызнулась она, изо всех сил стараясь встать на вторую лыжу.
– Бранью делу не поможете.
– Вы это называете бранью? Подождите, пока я разойдусь по-настоящему!
На третий раз повезет, сказала она себе, и попыталась не слишком усердствовать. Это тоже не дало результатов, и, пока она неэлегантно распутывала очередной узел из ног и лыж, он снова наклонился через борт.
– Вы слишком торопитесь принять вертикальное положение.
– Отцепись ты, – пробормотала она сквозь зубы.
– Я не совсем понял.
– Я сказала… – Опасаясь шокировать водителя, она повторила одними губами, но весьма выразительно. – Теперь дошло, а?
Он протянул руку и придержал за нос лыжу, которую она пыталась надеть.
– Если хотите прекратить попытки, то так и скажите.
– Я не хочу прекращать попытки!
– В таком случае успокойтесь.
Почему, когда мужчина говорит, чтобы ты успокоилась, тебе хочется чем-нибудь запустить в него?
Будь он немного поближе и не будь она занята водворением на место сползающих трусов, она бы, наверное, так и сделала.
– Поднимайтесь медленно, – сказал он, бросая ей трос. – Наблюдайте за мной и не пытайтесь подняться, пока я не скомандую.
Это переполнило чашу ее терпения.
– Причина моей неудачи, мистер Спесивый Гамильтон, заключается в том, что я слишком напряжена. А напряжена я потому, что вы слишком зорко наблюдаете за мной, словно ястреб за добычей. Не сделаете ли мне огромное одолжение и не переключите ли свое внимание на что-нибудь другое?
Его терпение наконец иссякло.
– Причина вашей неудачи, мисс Строптивая Мейтленд, заключается в том, что вы не делаете так, как, черт возьми, вам говорят.
Не желая, чтобы ее услышал водитель, она понизила голос до шипящего шепота:
– Почему бы вам не найти колючую верхушку ананаса и не засунуть ее себе в задницу?
К ее немалому удивлению, это принесло желаемый результат. Всем своим видом показывая, что терпение у него лопнуло, он перебрался, вперед и уселся рядом с водителем.
El hamdulillah.
– Готовы? – крикнул невозмутимый водитель.
– Конечно.
Клодия выскочила из воды, как пробка из бутылки шампанского. О сладкий миг победы! Как только она поднялась на ноги, псе стало легко и просто. Любой дурак сможет это сделать!
Увидев, что Гай на нее смотрит, она хотела было поднять руку и показать два раздвинутых пальца, означающих победу, по решила не рисковать.
После одного круга по заливу она почувствовала невероятную уверенность в своих силах. Даже срезать углы на поворотах казалось детской забавой. Только когда она поняла, что они уже не делают круги по заливу, ей стало не по себе. Господи, неужели они направляются прямо в открытое море?
В голову сразу же полезли мысли о морских глубинах и всяких чудовищах, которые там скрываются.
– Поворачивайте! – крикнула она, но из-за шума мотора они ее не услышали. Конечно, можно было бы отпустить трос и упасть в воду, но такой вариант ее не устраивал. Кто знает, кто там притаился в глубине и ждет, плотоядно облизывая губы?
От непривычного напряжения у нее устали руки, и, почувствовав, что не сможет долго продержаться, она по-настоящему запаниковала. В этот момент она заметила примерно в пятидесяти метрах от себя несколько темных плавников, разрезающих морскую гладь.
– Назад! – взвизгнула она.
Вместо этого водитель остановился, и, когда она погрузилась в воду, катер, словно бумеранг, вернулся, чтобы подобрать ее.
– Вы хотели, чтобы я погибла? – с трудом переводя дыхание, сказала она, когда Гай схватил ее за предплечье. – Море кишмя кишит…
– Это дельфины, Клодия. Водитель подумал, что нам будет интересно посмотреть на них вблизи.
– Мне безразлично, кто они такие, вытащите меня!
– Повернитесь спиной. – Подхватив ее под мышки, он втащил ее в катер.
– Их нечего бояться, мадам, – улыбнулся водитель. – Дельфины добрые и очень дружелюбные животные.
Боже, какое облегчение! Теперь она и сама видела, что это дельфины, грациозно рассекающие морскую гладь.
Их было, видимо, несколько десятков. Они выскакивали из воды, извивались в воздухе спиралью и снова погружались в воду, как будто хотели порадовать своим мастерством благодарную зрительскую аудиторию.
Но представление продолжалось недолго. Несколько минут спустя вся стая скрылась из виду.
На обратном пути Клодия сидела позади Гая.
– У меня чуть сердце не остановилось, – ворчливо сказала она. – Если бы я была американкой, то привлекла бы вас обоих к суду за нанесение травмы моей нервной системе. У меня до сих пор в глазах эти плавники! Плавники акул!
– Вы одержимы акулами!
– Ничуть!
– Для человека неодержимого вы слишком часто о них вспоминаете.
Клодия отлично поняла, что он имеет в виду.
– Но я все-таки добилась своего! Как только вы перестали смотреть на меня.
– Вы большая мастерица усложнять самые простые задачи. – Он повернулся и взглянул на нее. – Вне всякого сомнения, вы самая строптивая женщина из всех, которых я имел счастье знать.
– Благодарю, – вежливо сказала она. – Это лучший комплимент за целый год.
– Не стоит благодарности.
Когда они были почти у берега, он снова повернулся к ней.
– Позвольте полюбопытствовать, долго ли продолжались хорошие отношения с вашим бывшим другом после того, как он учил вас кататься на водных лыжах?
– Около трех месяцев, – подумав, ответила она.
– Я не удивился бы, если бы они не продлились и трех минут. Я бы, например, вас задушил или хорошенько отшлепал.
– Типичное высказывание доисторического пещерного жителя, – сказала она любезным тоном. – Наверное, трудно приспособить свои понятия к концу двадцатого века? Я.только недавно поняла, что вы, оказывается, принадлежите к подвиду «свинтус шовинистикус».
– А я, напротив, давно понял, что вы принадлежите к подвиду чертовых «неуклюжикус».
– Надеюсь, вы не обидитесь, если я поправлю вас: в женском роде окончание должно быть не «-кус», а «-а».
Его взбешенный взгляд недвусмысленно предостерегал: «Не перегибай палку!»
Нос катера почти уткнулся в песок. Весьма довольная своими достижениями, Клодия встала и расстегнула пряжки жилета, слишком поздно вспомнив о том, в каком состоянии мог оказаться лифчик после всех ее упражнений.
Гай уже спрыгнул с катера и удерживал его борт, чтобы не раскачивался, и уж конечно, от его взгляда не ускользнула мимолетная демонстрация ее прелестей, пока она не водворила лифчик на место.
– Ведите себя прилично, Клодия, – тихо сказал он. – Здесь за публичную демонстрацию обнаженного тела вы можете схлопотать десять лет тюремного заключения.
Если бы он притворился, что ничего не заметил, она могла бы ответить с привычным апломбом: «Ну и что?» Но теперь…
И уж совсем неожиданно этот непредсказуемый человек помог ей спрыгнуть с катера.
– А вы еще называете меня первобытным, – пробормотал он. – Я-то думал, что способность краснеть вышла из моды одновременно с увлечением хулахупами.
Ладно. Пятьдесят очков в твою пользу. Самое время сравнивать счет.
– Я не сразу поняла, на что вы так вылупили глаза. Если вы никогда раньше не видели бюст размера 36-В, то в вашем образовании, видимо, существуют пробелы.
Она энергичным шагом направилась по пляжу в сторону отеля. Она могла бы поклясться, что на губах у него появилась возмутительная усмешка. А если это так, то она не хотела ее видеть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соблазн в шелках - Янг Андреа



очень интересный роман! мне очень понравился, прочитала за пару дней с удовольствием! Читайте! не пожалеете!
Соблазн в шелках - Янг АндреаИрина
3.09.2010, 15.50





А я за 4 часа! Роман просто прелесть!
Соблазн в шелках - Янг Андреагалина
11.02.2011, 1.56





прочла с удовольствием, но от нетерпения не умирала
Соблазн в шелках - Янг Андреаарина
22.12.2011, 22.44





Неплохой роман: романтика, чуть юмора... С интересом провела время. Конец ну ОЧЕНЬ легкомысленный и слащавый!
Соблазн в шелках - Янг АндреаН@т@лья
18.04.2012, 13.08





Не понравилось.
Соблазн в шелках - Янг АндреаЕлена
25.08.2012, 20.44





не очень
Соблазн в шелках - Янг Андреаatevs17
25.10.2012, 9.20





Приятная книжонка, героиня живая, не зомби, с юмором. Герой -тоже не изваяние из гранита или папье-маше, человек вполне. Читается легко, без занудных надуманных страстей, даже стеб есть по поводу низкосортного бабского чтива. Девяточка.
Соблазн в шелках - Янг Андреаkato
25.06.2013, 18.42





Класс читается легко
Соблазн в шелках - Янг АндреаЛюбовь Владимировна
6.03.2014, 7.36





ОЧЕНЬ УВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ РОМАН! ЧИТАЛА С УДОВОЛЬСТВИЕМ!
Соблазн в шелках - Янг АндреаМИЛА
15.06.2014, 20.30





Супер!!!
Соблазн в шелках - Янг АндреаВалентина
23.10.2014, 16.27





хороший роман, чуть больше возни с дочкой, чем хотелось-бы, но в целом интересно
Соблазн в шелках - Янг Андреаюлия
30.10.2014, 14.15





книга хорошая,понравилась.
Соблазн в шелках - Янг Андреавалентина
2.03.2015, 16.28





Мило, иронично, лёгкое чтиво. Советую.
Соблазн в шелках - Янг АндреаЁлка
17.03.2015, 15.57





Роман затянут. А диалоги с внутренним голосом безумно надоели. Скучно
Соблазн в шелках - Янг Андреавера
6.12.2015, 14.42





Мне очень понравилось.Почитаю еще что-нибудь этого автора.
Соблазн в шелках - Янг АндреаНа-та-лья
7.12.2015, 15.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100