Читать онлайн Соблазн в шелках, автора - Янг Андреа, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Соблазн в шелках - Янг Андреа бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.24 (Голосов: 92)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Соблазн в шелках - Янг Андреа - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Соблазн в шелках - Янг Андреа - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Янг Андреа

Соблазн в шелках

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

И в самый ответственный момент, как всегда, явилась сестра Иммакулата.
«Клодия Мейтленд, у тебя нечестивые мысли. Немедленно прочти пятьдесят раз молитву Богородице!»
В школе они называли ее за глаза Старый Иммак, отчасти потому, что у нее были весьма впечатляющие усы под носом. Излюбленной темой Старого Иммака – если не считать бережного отношения к хлебу насущному – всегда была нечестивость помыслов и способы избавления от нее. Некоторые из ее назиданий превратились в незабываемые классические афоризмы, например: «Девочки, вы никогда не должны садиться на колени к мужчине, если не помолвлены с ним». Они часами спорили, неужели бедная старушенция думает, что именно таким способом «делают это». «Как делают это» и «что при этом чувствуют» были излюбленными темами разговоров среди пятнадцатилетних воспитанниц монастырской школы. Одна-две девчонки вскоре узнали все на практике при содействии и подстрекательстве мальчиков из расположенной по соседству средней школы при мужском монастыре.
Клодия познала «это» позднее и испытала разочарование. Земля не перестала вращаться, фейерверки довольно быстро погасли, и она все время пребывала в ужасе оттого, что его родители могут неожиданно вернуться и застать их.
Некоторое время спустя появился Мэтью, который уже миновал в своем развитии стадию подростковой неуклюжей неумелости и приблизительно знал, на какие кнопки следует нажимать. Их отношения продолжались довольно долго и счастливо, пока оба вдруг не осознали, что это превратилось для них в удобную привычку.
Позднее был Адам, отношения с которым отнюдь нельзя назвать удобной привычкой. Он исчез из ее жизни пять месяцев тому назад.
Поэтому если уж сестре Иммакулате приспичило отругать ее за нечестивые мысли, то следовало появиться раньше, а не ждать сегодняшнего дня, когда ее фантазии вполне безобидные и не такие уж грешные.
Отправляйся-ка играть на своей арфе или чем ты там еще занимаешься! И не прерывай меня на самом интересном месте своими глупыми нравоучениями.
Как она и предполагала, Райан торжествовал.
– Я так и знал, что ты откажешься, я был уверен, что тебе слабо.
– Я получила более интересное предложение, Райан.
– Вот как?
Клодия решила не встречаться с кузеном лично, поэтому разговаривала с ним по телефону.
– Вот так. Буду загорать на солнце, все расходы оплачены. Обещаю вспомнить о тебе, когда буду нежиться возле бассейна, потягивая через соломинку холодный коктейль с цветком гибискуса в стакане.
– Более вероятно, сидя перед телевизором с чашкой готового супчика и бутербродом с белковой пастой.
Клодия живо представила себе самодовольную ухмылку на его физиономии.
Как бы мне хотелось стереть ее!
– Я пришлю тебе открытку.
– Откуда?
Ей очень хотелось сказать ему, но она сдержалась. Если учесть все обстоятельства, то это предложение все-таки несколько подозрительно. А если вспомнить о склонности Райана ко всяким козням, то можно было ожидать, что он позвонит своей матери и расскажет ей эту и без того странную историю с нелепыми преувеличениями и домыслами, чтобы потом его мама позвонила ее маме и поднялась адская шумиха. Если этим займется ее мать, то можно не сомневаться, что будет задействован Интерпол, не говоря уже о полиции нравов.
– Наберись терпения и сам увидишь, – только и сказала Клодия.
– Я так и знал, что все это чушь! Просто ты трусиха и испугалась Большого Скверного Волка, но боишься в этом признаться.
Пусть так и думает, если это радует его жабью душонку. Тем слаще будет ее победа, когда она появится вся золотистая от загара и помашет перед его носом чеком, подписанным Гамильтоном.
– Я подумала, что Глупышка Беллинда гораздо больше подходит для той роли.
– Ты, должно быть, шутишь! Я ее на милю не подпущу к такому сборищу.
– В таком случае она могла бы сыграть французскую горничную.
– Не смеши меня! У старикана случится инфаркт от возбуждения, а ее может вырвать.
– А обо мне ты подумал? Или ты решил, что мне это нравится?
– Конечно, нет, Клод. В том-то и дело. А знаешь что, если ты выполнишь заказ клуба регбистов, я дам тебе дополнительную премию. Там не будет никаких слюнявых стариков – сплошь мускулистые жеребцы с отличной потенцией, которые станут наперебой просить у тебя номер телефона.
– В таком случае сделай это сам, переодевшись в женскую одежду.
– Ах как смешно! Я пообещал им пикантную рыженькую с ногами, растущими прямо из задницы.
– Твои ноги тоже растут из задницы, так что побрей их и купи себе парик. Я уверена, что Большой Скверный Волк к тому времени так наберется, что едва ли заметит разницу. И я хочу получить свои деньги. Мы ведь договаривались, помнишь? За выход на две киссограммы и за несколько дней работы в офисе.
– Я что-то не помню о подобной договоренности, – произнес Райан, изображая удивление. – Насколько я помню, мы заключили пари. А если ты отказываешься выполнять условия, ни о каких деньгах не может быть речи.
Клодия ожидала этого.
– Я хочу получить свои деньги, мерзкая Жаба, а если не получу их, устрою скандал.
– О'кей, о'кей, что это ты так разбушевалась? Загляни ко мне завтра или послезавтра, и я выпишу чек.
– Заглянуть? Райан, разве тебе неизвестно, что существует такое учреждение, как почта? Надо положить чек в конверт, а конверт опустить в почтовый ящик. Это такие большие красные штуки на улице с большими отверстиями почти такого же размера, как твой рот.
* * *
Когда самолет приземлился в международном аэропорту Сиб, было уже темно, но жара сразу же окутала их, словно теплым одеялом.
Клодия ощутила, как по коже пробежали мурашки. Все вокруг не только выглядело, но и пахло и звучало по-другому. Вывески были на арабском и английском языках. Все вокруг говорили по-арабски. Было очень странно слышать, как говорят на языке, который совершенно не понимаешь. Даже находясь в Греции, она кое-что понимала.
На полицейских-женщинах в аэропорту были надеты юбки до щиколоток, полицейские-мужчины вооружены карабинами. На местных мужчинах красовались длинные белые одеяния, на головах – нечто напоминавшее тюрбаны.
Здание аэропорта было более современным, чем ожидала Клодия, но, как только толпа пассажиров с прибывшего рейса хлынула в зал, направляясь к окошечку иммиграционной службы, там сразу же стало тесновато. Образовалась длинная очередь, и Клодия настроилась на долгое ожидание.
Аннушка, недовольно надувшись, толкала ногой свою ручную кладь.
– Устала? – спросил ее Гай.
– Еще бы! Восемь часов в самолете!
– А вы как? – спросил он Клодию.
– Терпимо, – приврала девушка. Она выехала из дома одиннадцать часов назад, а накануне легла спать в два часа ночи после ужина с Кейт и Полом и еще парочкой друзей, на который отправилась вместо того, чтобы упаковывать вещи. Вернувшись в полночь, она начала торопливо гладить белье и отыскивать в ящиках вещи, которые, как ей казалось, были у нее прошлым летом, а теперь куда-то бесследно исчезли.
Клодия испытывала огромное облегчение, взойдя по трапу самолета, потому что к этому времени было уже поздно беспокоиться о том, что она что-то забыла взять с собой.
Очередь к окошечку иммиграционной службы двигалась медленно, словно многоножка с мозолями на каждой лапке. Гай хмурился, поглядывая в сторону выхода.
– Нас должны были встретить, – пробормотал он, – иначе мы рискуем застрять здесь на всю ночь.
– Мы в любом случае застрянем здесь на всю ночь, – пробурчала Аннушка. – Если только ты не знаком лично с Господом Богом, который может любезно умертвить всех, кто стоит впереди нас.
Гай не отреагировал на ее слова. Выйдя из очереди, он направился к человеку в бежевом сафари, который шел к ним.
Они обменялись сердечным рукопожатием.
– Извините меня, мистер Гамильтон, – сказал мужчина, – самолет приземлился на несколько минут раньше расписания, и…
– Все в порядке, – ответил Гай и добавил, обращаясь к Клодии: – Джозефу потребуются ваш паспорт и иммиграционная карточка.
Она протянула требуемые документы, Гай добавил к ним свои и Аннушкины. Джозеф, на лацкане которого красовалась эмблема авиакомпании, направился к началу очереди.
– Что он делает? – в замешательстве спросила Клодия. Гай подмигнул ей.
– Это наш мистер «Толкач», который все устроит. – Несколько минут спустя мистер «Толкач» жестом показал им пройти вперед, и они оказались возле конторки таможенной службы.
– Это несправедливо по отношению к другим людям, – недовольным тоном заявила Аннушка, пока они ожидали таможенного досмотра. – Проплыли сквозь толпу, словно принцесса Ди…
– Ты предпочла бы стоять в очереди еще полчаса? – спросил Гай.
– Нет, но…
– В таком случае перестань ворчать. В таких местах, как это, каждый, кто может, пользуется услугами мистера «Толкача». А тот, кто не может себе позволить…
Таможенники открывали всю ручную кладь, однако никаких замечаний не делали, так что несколько минут спустя путешественники вышли из здания аэропорта.
Снаружи тоже стояла в ожидании толпа людей, главным образом местные жители.
Пока ждали машину, внимание Клодии привлек какой-то весьма величественный человек. Поверх белоснежного балахона на нем красовалось черное, отделанное золотой тесьмой одеяние, а на поясе виднелся серебряный кинжал.
– Надеюсь, он носит оружие только в декоративных целях, – сказала она Гаю.
– Это парадная одежда. Шотландцы, например, надевая парадный килт, засовывают кинжалы в носок.
Мистер «Толкач» подогнал к ним изящный белый лимузин с затененными небьющимися стеклами.
– До отеля около сорока минут езды, – сказал Гай, когда они садились в машину. – Мы пересечем столицу через центр и выедем на противоположном конце города. В темноте вам мало что удастся разглядеть, но я постараюсь рассказывать обо всем, мимо чего будем проезжать.
Он уселся на переднем сиденье рядом с Джозефом. Аннушка сидела сзади рядом с Клодией и молчала.
Клодию поразила экзотическая красота мусульманской архитектуры и ярко освещенных мечетей, сияющих на фоне ночного неба.
– Это Муттрах Корниш, – сказал Гай, когда они свернули направо, на дорогу, которая вилась вдоль берега моря. На противоположной стороне дороги мелькали ярко освещенные витрины магазинов, открытых, несмотря на поздний час. На улице было многолюдно: казалось, все население от мала до велика вышло прогуляться вдоль берега моря.
– Мы подъезжаем к древнему городу Маскату. Сейчас вы увидите дворец султана и древние португальские крепости. – Крепости были расположены высоко на скалистом берегу, между ними возвышался дворец, а внизу плескалось море.
– Похоже на декорацию к голливудскому фильму, – сказала Клодия Аннушке, не сразу заметив, что та крепко спит или притворяется спящей.
Дорога тянулась сквозь глубокое ущелье в скалах и наконец привела их к другому дворцу, который именовался отелем.
На следующее утро, выглянув из окна своего гостиничного номера, Клодия увидела сады, террасами спускавшиеся к пляжу. В садах было множество цветущих кустов красного жасмина и целые заросли бугенвиллеи, среди которых человек в рабочем комбинезоне подстригал газон. За садами виднелись ярко-синие воды Аравийского моря, а над ними безмятежное синее небо, которое, казалось, никогда и не слышало о том, что на свете существуют тучи.
Улыбнувшись, Клодия подняла телефонную трубку. Соединили за считанные секунды.
– Привет, подружка, – сказала она, услышав голос Кейт.
– Клодия! Как у тебя дела?
– Отлично, если не считать того, что я потрясена красотой этого места. Невероятно! Ярко-синее небо, и все вокруг угорает в цветах.
– Заткнись. Здесь не переставая льет дождь. А верблюдов ты уже видела?
– Еще увижу! Кейт, помолчи минутку и выслушай меня. Я забыла предупредить тебя, что, если позвонят мои родители, ради Бога, не говори им, что я улетела на Ближний Восток с незнакомым мужчиной. Мама подумает, что он какой-нибудь торговец белыми рабынями.
– Так что мне сказать?
– Что хочешь. Например, что я уехала отдохнуть на какую-нибудь ферму, где нет телефона. Но если что-нибудь, не дай Бог, случится, позвони мне. – Клодия продиктовала номер телефона.
Кейт его повторила.
– Будет сделано. Как у тебя складываются отношения с этой соплячкой?
– Так себе. Все это время она меня практически не замечала, но дерзостей пока не допускала. Мне почему-то кажется, что Гай пригрозил ей страшными карами, если она будет плохо себя вести. Утром она не спустилась к завтраку, так что мы с ним позавтракали вдвоем.
– Дорога, наверное, вымотала тебя?
– Я ожидала худшего и немного нервничала. Здесь Гая уже ждали два сообщения, и ему пришлось сразу же уйти на какую-то встречу. Аннушка заявила, что ляжет спать, так что я заказала какую-то еду в номер, а потом быстро заснула. Не вешай трубку, кто-то стучит в дверь.
Это пришел Гамильтон.
– Подождите минутку, – торопливо сказала Клодия, – я сейчас освобожусь.
Снова схватив трубку, она сказала:
– Кейт, мне надо идти. Будь умницей. Кстати, как там Портли?
– Боюсь, что по тебе не скучает. Прошлой ночью спал у меня в спальне.
– Типичное мужское непостоянство. Он готов спать с кем угодно, но все равно поцелуй его за меня. Я тебе скоро снова позвоню.
Она торопливо положила трубку.
– Я разговаривала с Кейт, с которой мы вместе живем, – объяснила она Гаю. – Я предупрежу администрацию, чтобы оплату моих разговоров вносили в отдельный счет.
Едва заметная улыбка тронула его губы.
– Вам разрешается несколько телефонных разговоров.
– А вдруг я вздумаю каждую ночь звонить в Австралию?
– В таком случае я сам предупрежу администрацию, чтобы оплату ваших разговоров вносили в отдельный счет.
Час назад Гамильтон пришел к завтраку одетый в темно-синие спортивные брюки и белую майку. Волосы его были влажны после плавания в бассейне. Больше всего он был похож на спасателя – одного из тех типов, которые заставляют некоторых женщин покачивать бедрами и втягивать живот, когда они идут вдоль бортика бассейна. Это создавало некоторое напряжение, справиться с которым было трудновато, особенно утром.
Теперь Гай переоделся: брюки от светло-серого костюма, белая в синюю полоску сорочка с коротким рукавом и шелковый шарф на шее. Волосы его были влажны после душа.
Это по-прежнему напрягало.
– Вы уже видели Аннушку? – бодрым тоном спросила Клодия.
На его лице отразилось мрачное удовлетворение.
– Она дуется. Школа проявила неожиданную оперативность, прислав задания, так что я уже засадил ее за работу. Готовую работу я перешлю по факсу, чтобы получить оценку, и если хоть одна работа будет оценена «неудовлетворительно», ей не поздоровится.
Гай взглянул на часы.
– Зайдите ко мне в номер, я дам вам немного денег в местной валюте.
– У меня есть с собой небольшая сумма в фунтах стерлингов. Если потребуется, их можно поменять внизу у администратора.
– Не делайте глупостей, Клодия. Никогда не тратьте собственные деньги, если можно списать затраты на «текущие расходы».
Ну, если вы настаиваете.
Она прошла следом за Гамильтоном по застеленному ковровой дорожкой коридору. Его номер был меблирован с такой же сдержанной роскошью, как и ее собственный. Дверь в ванную была раскрыта, и оттуда доносился едва заметный аромат мужского одеколона.
Не успели они войти, как зазвонил телефон. Гай ответил коротким: «Гамильтон».
В номере были сдвоенные кровати: одна стояла нетронутой, другая демонстрировала явные признаки весьма беспокойного сна. На кровати валялось использованное купальное полотенце. На спинке стула висел пиджак, на кофейном столике – развернутая газета.
Нигде не было видно сброшенной пижамы, которая дожидалась бы, чтобы ее подобрала горничная.
Ну конечно, глупышка. Такие мужчины, как он, не надевают пижам. Они спят нагишом.
На какое-то мгновение взгляд Клодии задержался на кровати, и она представила себе, как мечется во сне обнаженный Гай Гамильтон.
Ради Бога, Клодия, что за мысли приходят тебе в голову? Думай о чем-нибудь другом.
Клодия подошла к окну. Вид из окна был таким же, как и из ее номера. В данный момент на спокойной глади моря кто-то катался на водных лыжах. Катался явно не мастер, от выкрутасов которых начинает кружиться голова. Этот спортсмен неуверенно проехал ярдов двадцать и шлепнулся в воду.
Закончив разговор по телефону, Гай подошел к Клодии и остановился рядом.
– Как вам нравится этот отель? – Он стоял так близко, что темные волоски на его руке соприкасались с едва заметным пушком на ее предплечье.
– Здесь неплохо, – улыбнулась Клодия. – Не совсем то, к чему я привыкла, но я не возражаю против того, чтобы ненадолго сменить обстановку и пожить в этой трущобе.
Его едва слышный смешок убедил ее в том, что шутка воспринята правильно. Гай не подозревал, что мимолетное соприкосновение их волос равносильно для нее продолжительному воздействию электрошока. Клодия хотела немного отодвинуться, но передумала: зачем отказываться от приятного возбуждения. Она довольно давно не испытывала подобных радостей жизни.
Гамильтон же, напротив, даже не обратил на это внимания.
– Море выглядит заманчиво, – задумчиво сказал он, засовывая руку в карман. – Надо будет обязательно выкроить время, чтобы походить под парусом. И разок-другой утром покататься на водных лыжах.
Могу поклясться, что ты из тех самых виртуозов, от выкрутасов которых у меня начинается морская болезнь.
– Я подумала, может быть, и мне попытаться? Я пробовала много лет назад в Испании. Меня пытался научить один мой бывший приятель.
Гай искоса взглянул на нее.
– Успешно?
– Скажем так: если бы мы были женаты, то после этого непременно развелись бы.
Лыжник снова упал и теперь беспомощно барахтался в воде.
– Надеюсь, здесь не водятся акулы, – сказала Клодия, вспомнив вдруг фильм «Челюсти». – Если водятся, то будем надеяться, что у них уже был завтрак из пяти блюд.
Гай фыркнул.
– Едва ли здесь увидишь этих тварей. Скорее можно увидеть черепах или дельфинов. Если очень повезет, то и кита.
– Правда? – Клодия с удивлением обернулась к нему. Гай улыбнулся своей полуулыбкой, которая всякий раз так сильно действовала на нее.
– Но боюсь, что для этого надо, чтобы очень, очень сильно повезло. – Он скользнул взглядом по ее плечам. – Будьте осторожнее с солнцем. У вас такая кожа, что лучше ее чем-нибудь прикрывать.
– Через какое-то время я все-таки загораю. Не до шоколадного цвета, конечно, но эта смертельная бледность проходит.
– Просто не торопитесь загореть, вот и все. Иначе рискуете превратиться в вареную креветку, и мне придется замариновать вас в лосьоне после загара.
Его слова и тон, каким они были произнесены, заставили Клодию заглянуть Гаю в глаза. На какую-то долю секунды ей показалось, что она заметала ленивый огонек, какой появляется у мужчины, знающего, как он действует на женщин, и подумавшего: «Гм-м, вот и эта уже готова». Но огонек тут же исчез.
– Теперь о деньгах, – сказал Гай деловым тоном. Из папки, лежащей на письменном столе, он извлек пачку банкнот и отсчитал несколько штук. – Это на тот случай, если вам потребуется что-нибудь купить в магазине. Любую еду и напитки можете записывать в счет. Аннушке денег не давайте. Если она начнет закидывать удочку насчет того, что ей нужен шампунь или еще что-нибудь, купите ей сами.
Клодию снова охватили сомнения относительно ее обязанностей. Особенно когда она услышала, что Гамильтон сказал дальше.
– Она должна заниматься до часу. После ленча может на часок сходить в бассейн, после чего должна снова засесть за учебники и заниматься до пяти. Я хотел бы, чтобы вы заглядывали к ней время от времени, только не через регулярные промежутки, а неожиданно, иначе она будет смотреть какой-нибудь фильм.
– Я не хочу шпионить за ней. Она меня возненавидит.
– Аннушка знает, что вы выполняете мои указания, и возненавидит не вас, а меня. – Тон Гая немного смягчился. – А вы чем намерены заняться, пока она работает?
Клодия помолчала в нерешительности.
– Если я прогуляюсь по пляжу, это не будет считаться уклонением от служебных обязанностей?
– Разумеется, нет. Я совсем не хочу, чтобы вы круглосуточно дышали ей в затылок.
Гамильтрн окинул одобрительным взглядом ее оливково-зеленую юбку из тончайшего индийского хлопка и кремовую льняную блузку с коротким рукавом, и выражение его лица при этом как бы говорило: «Подходяще. Даже привлекательно».
– Черт возьми, неужели уже столько времени? – воскликнул он, взглянув на часы. Клодия проводила его до двери, где Гай на минутку задержался. – Я действительно очень ценю ваши услуги, Клодия. И понимаю, что слишком многого требую от вас.
Его взгляд потеплел, а голос снова приобрел грубовато-мягкий оттенок прикосновения шотландского свитера.
Ей становилось все труднее спокойно относиться к его присутствию на таком близком расстоянии.
– Поторопитесь, – сказала Клодия бодрым тоном. – Здесь вам могут отрубить голову за опоздание на деловую встречу.
– Умоляю вас, не шутите так! По крайней мере при посторонних. – Говоря это, Гай улыбнулся и похлопал ее по плечу. – Вернусь около шести.
Клодия проводила его взглядом до лифта и вернулась в комнату. Увидев свое отражение в зеркале, она испытала желание запустить в него чем-нибудь. Что за отвратительная, типично английская бледность кожи только что свалившегося с самолета человека! А ведь прежде чем ее кожа приобретет хотя бы бледно-золотистый оттенок, ей еще предстоит пройти стадию противного покраснения.
«Не криви душой, Клодия, – предупреждал отвратительный тоненький внутренний голосок. – Ты была бы не прочь даже превратиться в вареную креветку, если бы он своими руками замариновал тебя в лосьоне после загара».
Разве только в несбыточных мечтах. В действительности же воспаленная красная кожа едва ли способна возбудить мужчину категории IV. И Клодия тут же решила, что хоть раз в жизни будет как священный ритуал соблюдать до минуты время пребывания на солнце. Даже прогулку по берегу в одежде нельзя сбрасывать со счетов.
Она нанесла солнцезащитный крем на каждый сантиметр открытых участков кожи, взяла шляпу и отправилась на прогулку.
Примерно полчаса она бродила по саду, время от времени срывая цветочек красного жасмина и вдыхая нежный аромат. Солнечные лучи были пока всего лишь приятно теплыми, намекая, что к полудню будет настоящее пекло.
Клодия не спеша спустилась на пляж. В этот ранний час там почти никого не было. Она сняла сандалии и с наслаждением почувствовала мелкий мягкий песок под босыми ногами. Ракушек на песке было немного, но то здесь, то там виднелись странные плоские диски с каким-то непонятным узором вроде лепестков цветка, похожим на детский рисунок. На влажном песке она нашла еще несколько таких же дисков. Они казались совершенно безжизненными, но когда Клодия попробовала перевернуть один из них ногой, то заметила множество трогательно шевелящихся ножек.
Отсортировав тех моллюсков, которые были живы, она бросила их в море. Захватив с собой парочку явно неживых дисков, она побрела дальше.
Какая красота вокруг…
Позади похожего на дворец отеля с его садами возвышались скалистые утесы, напоминающие миниатюрные горы. Залив тоже окружали скалы. Клодия увидела рыбака в длинном клетчатом саронге, вытаскивавшего сети. У него была длинная седая борода, на голове – неряшливый тюрбан. Когда она проходила мимо, он улыбнулся ей во весь беззубый рот.
– Доброе утро! – улыбнувшись в ответ, сказала Клодия.
Рыбак пробормотал что-то невнятное, но, по-видимому, доброжелательное, заставив ее устыдиться абсолютного незнания местного языка.
Клодия повернула к отелю и подошла к магазину в холле, чтобы поискать разговорник. Там продавались также путеводители, и она надолго застряла у прилавка, перелистывая их. Когда она взглянула на часы, то пришла в ужас. Клодия расслабилась, и на некоторое время ей показалось, что она приехала просто отдохнуть в эту незнакомую и захватывающе интересную страну…
Пора проверить, как там Аннушка.
Человек за конторкой администратора любезно помог ей разобраться в риалах и байзах, она расплатилась и, настроившись на деловой лад, направилась к лифту.
– Я здесь как в тюрьме. В самой настоящей пятизвездочной тюрьме, где практикуется принудительный труд.
– Не преувеличивай. Ты занималась бы тем же самым и в школе, но там у тебя не было бы чудесного бассейна под боком, куда можно нырнуть после ленча.
Аннушка лишь что-то проворчала в ответ.
– Пора сделать перерыв, – сказала Клодия. – Хочешь выпить пепси?
– Я уже выпила две банки. И съела все орешки. – Клодия попробовала сделать заход с другой стороны и показала ей похожие на цветы диски, подобранные на берегу.
Аннушка едва взглянула на них.
– Я видела тысячи таких то ли в Америке, то ли еще где-то. Их называют песочными долларами.
Клодия сдалась и положила диски назад в сумку.
– Как идет работа?
– А ты как думаешь? Мне надоело так, что рехнуться можно. – Швырнув на стол ручку, Аннушка стала раскачиваться на стуле, наклонив его под опасным углом. На ней были надеты мешковатая белая маечка и серые велосипедные шорты. Копна волос в диком беспорядке. – Я все еще не могу, привыкнуть к тому, что отец притащил тебя сюда. Наверное, он решил, что так после той киссограммы будет восстановлена идеальная справедливость. Раз уж мы об этом заговорили, – продолжала она, – то должна признаться, что ты меня здорово разочаровала. Я чуть было не потребовала вернуть мне деньги.
– Да уж, поцелуй получился неважный, – призналась Клодия.
Аннушка одарила ее презрительным взглядом.
– Я имела в виду не поцелуй. Я знала, что его не проймешь поцелуем на глазах у всех. Я имела в виду другую часть киссограммы. Я хотела увидеть действительно распутную девицу с грудями, выпирающими из лифа с чашечками размера Д. А ты для этого слишком добропорядочная.
– Ну, извини, – глуповато сказала Клодия. – Он здорово разозлился на тебя потом?
– Не так сильно, как я ожидала. Думаю, отец просто не захотел доставить мне такое удовольствие. Но он вынудил меня сказать, где я это заказала. Пообещал обязательно зайти туда и задать всей компании хорошенькую взбучку.
Клодия придвинула свой стул чуточку поближе к ней.
– Ответишь мне на один вопрос?
– Смотря на какой.
– Что такое ты натворила, что тебя исключили из школы? – Аннушка заерзала на стуле.
– Ты хочешь сказать, что он тебе не сообщил?
– Не считая смутных намеков.
Девушка пожала плечами.
– Я давно пыталась вылететь из школы, но все никак не получалось. Они сообразили, что исключение – это то, чего я добиваюсь. Мне пришлось прибегнуть к совсем детской, достойной второклассницы тактике и шокировать их.
Даже если бы Клодия попыталась, то не смогла бы отнестись к этому неодобрительно. В незапамятные времена она обожала фильмы Сент-Триниана, и ей вдруг показалось, что Аннушке очень подошла бы главная роль отчаянной девчонки в его фильме.
– Что же ты сделала?
– Ничего оригинального. Был день рождения моей подруги, поэтому я принесла в школу литр виски, чтобы внести разнообразие, потому что кока-кола всем надоела. Во время обеда я угостила виски полкласса, а одну безнадежную дуреху вырвало на практических занятиях по биологии.
– И тебя, наверное, потащили на ковер к директрисе и та наорала на тебя?
– Наша старушенция не орет. Она долго и нудно отчитывала меня и сказала, что «горько разочарована» и что мой бедный отец тоже будет «горько разочарован». А потом прочла небольшую лекцию о «пагубном влиянии» крепких напитков на печень и заявила, что весь преподавательский состав «искренне обеспокоен» моим поведением и «искренне надеется», что я приложу максимум усилий, чтобы исправиться. Иными словами, несла, как всегда, всякую чушь.
– И все? – спросила озадаченная Клодия.
– Угу. Видишь ли, это самый современный психологический подход к перевоспитанию. Они обращаются к самому лучшему, что заложено в человеческой натуре. Они стараются внушить, что в каждом трудном подростке на самом деле скрывается прекрасное человеческое существо и что нужно попытаться выпустить это существо на волю.
Циничный тон Аннушки скорее позабавил, чем шокировал Клодию, и, пораженная собственной реакцией, она почувствовала себя виноватой. Вместо того чтобы возмутиться поведением Аннушки, она была всего лишь озадачена, не понимая, почему этой явно неглупой девочке, у которой есть все, так отчаянно хочется, чтобы ее выгнали из школы.
– Но из-за случая с виски тебя не исключили?
– Нет, не повезло. Мне пришлось прибегнуть к совсем уж детской тактике – посадить несколько растений в цветочном ящике под окном заместителя директрисы.
– Растений? Это еще зачем?
– Это были огурцы. Шесть крупных, похожих на мужской член огурцов, которые были куплены в супермаркете. Потом я их принарядила – надела на каждый по хорошенькому цветному презервативу. Мне показалось, что получилось очень красиво, особенно если учесть, что окно с ящиком выходит прямо на улицу.
Клодия с трудом сдержала смех.
– Шуму, наверное, было не меньше, чем от взрыва бомбы?
– Да уж, шум был такой, как будто я по крайней мере перерезала горло нашей старушенции. – Аннушка перестала раскачиваться на стуле и, задумчиво засунув в рот кончик ручки; стала внимательно вглядываться в листок с заданием по математике. – Ты умеешь решать квадратные уравнения?
– Боюсь, что забыла, как это делается.
– Я тоже не умею. – Девушка с невозмутимым видом разорвала листок и отправила его в мусорную корзинку. Та же участь постигла остальные задания. С довольной улыбкой Аннушка откинулась на спинку стула. – Ну вот. Туда им и дорога.
Хотя Клодия пришла в ужас, она понимала, что ни в коем случае не должна показать своего замешательства. Девчонка, видимо, принимает ее за доверчивую дурочку. Она умышленно усыпила ее бдительность, заставив подумать, что у них установились доверительные отношения, а теперь перешла в наступление.
– Это ты зря. Твой отец попросит, чтобы из школы передали по факсу новые задания.
– Ну и пусть. Я и их порву. – Встав из-за стола, Аннушка хлопнулась на кровать и взяла телевизионный пульт. – Я знаю, зачем он привез тебя сюда. Он думал, что ты мне понравишься. Он думал, что ты сможешь стальной рукой в бархатной перчатке заставить меня стать «хорошей девочкой». Ну так знай, что из этого ничего не выйдет, так что лучше сразу откажись от этой затеи.
Быстро сообразив, что самое лучшее теперь – разыграть скуку, Клодия, пожав плечами, сказала:
– Ну что ж, желаю тебе приятно провести время. А я, пожалуй, снова схожу на пляж. Пока.
Она была почти у двери, когда раздался голос Аннушки:
– Ты в него влюбилась, да?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Соблазн в шелках - Янг Андреа



очень интересный роман! мне очень понравился, прочитала за пару дней с удовольствием! Читайте! не пожалеете!
Соблазн в шелках - Янг АндреаИрина
3.09.2010, 15.50





А я за 4 часа! Роман просто прелесть!
Соблазн в шелках - Янг Андреагалина
11.02.2011, 1.56





прочла с удовольствием, но от нетерпения не умирала
Соблазн в шелках - Янг Андреаарина
22.12.2011, 22.44





Неплохой роман: романтика, чуть юмора... С интересом провела время. Конец ну ОЧЕНЬ легкомысленный и слащавый!
Соблазн в шелках - Янг АндреаН@т@лья
18.04.2012, 13.08





Не понравилось.
Соблазн в шелках - Янг АндреаЕлена
25.08.2012, 20.44





не очень
Соблазн в шелках - Янг Андреаatevs17
25.10.2012, 9.20





Приятная книжонка, героиня живая, не зомби, с юмором. Герой -тоже не изваяние из гранита или папье-маше, человек вполне. Читается легко, без занудных надуманных страстей, даже стеб есть по поводу низкосортного бабского чтива. Девяточка.
Соблазн в шелках - Янг Андреаkato
25.06.2013, 18.42





Класс читается легко
Соблазн в шелках - Янг АндреаЛюбовь Владимировна
6.03.2014, 7.36





ОЧЕНЬ УВЛЕКАТЕЛЬНЫЙ РОМАН! ЧИТАЛА С УДОВОЛЬСТВИЕМ!
Соблазн в шелках - Янг АндреаМИЛА
15.06.2014, 20.30





Супер!!!
Соблазн в шелках - Янг АндреаВалентина
23.10.2014, 16.27





хороший роман, чуть больше возни с дочкой, чем хотелось-бы, но в целом интересно
Соблазн в шелках - Янг Андреаюлия
30.10.2014, 14.15





книга хорошая,понравилась.
Соблазн в шелках - Янг Андреавалентина
2.03.2015, 16.28





Мило, иронично, лёгкое чтиво. Советую.
Соблазн в шелках - Янг АндреаЁлка
17.03.2015, 15.57





Роман затянут. А диалоги с внутренним голосом безумно надоели. Скучно
Соблазн в шелках - Янг Андреавера
6.12.2015, 14.42





Мне очень понравилось.Почитаю еще что-нибудь этого автора.
Соблазн в шелках - Янг АндреаНа-та-лья
7.12.2015, 15.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100