Читать онлайн Нимфа, автора - Яффе Мишель, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нимфа - Яффе Мишель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нимфа - Яффе Мишель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нимфа - Яффе Мишель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Яффе Мишель

Нимфа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Фортуна и ее всадник были уже рядом с Сандал-Холлом, как раз возле того проулка, где сбросили с лошади лорда Гросгрейна, когда на их пути вдруг возник сомнительного вида субъект и ухватился за поводья лошади.
— Вы граф Сандал? — спросил он, прикрывая ладонью глаза от света закатного солнца.
— А вы кто такой?
— Один джентльмен хочет поговорить с вами. Он вон там. — Оборванец показал рукой в проулок. Он велел мне дождаться вас здесь и проводить к нему.
— Как его зовут?
— Он не назвал своего имени. Просто велел передать его просьбу.
— А что, что если я откажусь слезть с лошади и пойти к нему на встречу?
— Он ничего не сказал, только дал вот это. — Оборванец проворно вынул из рукава длинный кинжал, лезвие которого ярко блеснуло на солнце.
— Вы собираетесь использовать его против меня или против моей лошади? — учтиво осведомился Криспин.
— Против лошади, — признался тот.
Криспину понравился разумный ответ оборванца, и он решил отложить возвращение домой. Поэтому вместо того, чтобы пришпорить Фортуну и смять ею незнакомца, Криспин спокойно слез с лошади, шепнул ей что-то на ухо и двинулся за провожатым.
— Ее не нужно стеречь, — бросил он на ходу. — Она сама найдет дорогу домой. — С этими словами он кивнул оборванцу и скрылся в проулке.
Проулок оказался настолько узким, что в некоторых местах Криспину приходилось идти боком, чтобы не испачкать камзол о стены. Здесь было темно и пахло сыростью, по стенам пробегали странные тени, одним словом, место было мрачное и неприятное. Криспин шел вперед медленно, положив руку на эфес шпаги, но никакого предчувствия опасности у него не было. Напротив, несмотря на странный способ приглашения и неуютное место назначенной встречи, Криспин пребывал в полном спокойствии.
И он не ошибся в своих ощущениях. Криспин находился уже на середине проулка, когда вдруг откуда-то справа раздался голос:
— Остановитесь.
Обернувшись, Криспин увидел крошечный дворик, в котором его ожидал Бэзил Гроарейн.
— Стойте там, где стоите, — сказал Бэзил Криспину и откинул полу плаща, чтобы было легче выхватить массивную шпагу, которая висела у него на поясе.
Криспин едва не расхохотался. Прежде чем его противник выхватит из ножен это громоздкое оружие и встанет в боевую стойку, Криспин успеет проткнуть его насквозь раз шесть.
Однако вслух он этого не сказал, а лишь развел руки в стороны и учтиво поклонился:
— Вы посылали за мной, лорд Гросгрейн?
— Да. Нам нужно поговорить.
— Есть множество более приятных мест, где можно было бы поговорить, — огляделся Криспин. — Например, моя библиотека.
— Нам нужно поговорить там, где нас не подслушают. А забота о вашем удобстве меня не волнует.
— Я думаю не о своем удобстве, — сказал Криспин.
— Конечно. Вы, видимо, заботитесь о моем, — усмехнулся Бэзил. — И прекрасно продемонстрировали это сегодня утром, подвергая меня всяческим насмешкам в своем доме.
— Я не понимаю, о чем вы говорите, Бэзил. Но если я сделал что-нибудь…
— Замолчите! — Бэзил с силой стиснул эфес шпаги. — Вы ошибаетесь, если думаете, что это я убил своего отца.
— Я ничего подобного не думаю.
— Не лгите. Вы довольно прозрачно намекали на это сегодня. Вы сказали, что мое алиби фальшиво.
— А разве это не так?
— Замолчите! — В глазах Бэзила промелькнула безумная ярость, и Криспин решил подчиниться. — Вы думаете, что очень умны и остроумны. Интересно, как вам понравится, если я перережу вам глотку?
— Мне это совсем не понравится.
— Хорошо. Тогда молчите и слушайте. После того как вы выслушаете меня до конца, лорд Сандал, вам будет не до смеха.
Криспина встревожило безумное выражение лица Бэзила, и он удержался от того, чтобы разуверить его в возможности перерезать человеку глотку такой шпагой.
— Возвращаясь к вопросу об алиби… — начал Криспин.
— Вы правы, мое алиби ложно. Я не был тогда со своей мачехой.
— В обоих случаях? И тогда, когда убили вашего отца, и тогда, когда убили Ричарда Тоттла?
— Да, но это еще не означает, что я виновен. Я не убивал их. И не о моем алиби вам следует беспокоиться.
— Я предоставляю беспокоится вам. Благодарю за приятную беседу, — с учтивым поклоном ответил Криспин.
— Вы не можете уйти? — воскликнул Бэзил.
— Могу, лорд Гросгрейн. И намерен это сделать немедленно. Всего хорошего.
— Спешите к Софи Чампьон, к этой шлюхе, запятнавшей руки кровью? — угрожающе шагнул вперед Бэзил. — А как насчет ее алиби? Почему вы защищаете ее? Говорю вам, она убийца, и я…
Бэзил замолчал, оказавшись припертым к стене Криспином, который схватил его за ворот и, сильно тряхнув, приподнял над землей.
— Не престало так говорить о леди, — сквозь стиснутые зубы процедил Криспин, приблизив к нему лицо.
— Никакая она не леди. Она убийца. И я могу вам это доказать.
— Ну что ж, докажите, — согласился Криспин, отпуская его. Он не предполагал, что Бэзил может быть настолько жестоким или доведенный до отчаяния.
— Она и раньше это делала. Убивала. — Бэзил растер садившее горло.
— О чем вы?
— На прошлой неделе, после смерти отца, я нанял человека, чтобы разузнать о Софи Чампьон. И выяснились некоторые интересные факты. Во-первых, она не всегда была крестной дочерью моего отца. Они познакомились когда ей уже было шестнадцать. Она бежала оттуда, где совершила первое убийство.
— Как они познакомились? — спросил Криспин, пропустив мимо ушей заявление Бэзила.
— Какая разница? Важно то, что мой отец, как последний дурак, взял ее под свое крыло. А потом ей каким-то образом удалось втереться к нему в доверие, и он оставил ей все свое состояние.
Криспин испытал величайший соблазн рассказать Бэзилу то, что узнал накануне от Софи, убедить его, что только по доброте этой женщины он вообще получил хоть какое-то наследство, но он не мог открыть чужую тайну.
— Вы когда-нибудь слышали от отца о том, какое участие принимает Софи в его делах?
— Софи? В делах? — хмыкнул Бэзил. — Единственное, что она умеет делать, это окручивать мужчин и тратить деньги.
— Окручивать мужчин? — вопросительно приподнял бровь Криспин. Он не мог не признать, что Софи была очаровательна и привлекательна, но вряд ли она стала бы использовать свои чары в корытных целях. — Понятно. Она расставляла на них силки. И ее первая жертва в этих силках запуталась.
— Перестаньте смеяться, Сандал. На свои первые жертвы она силки не ставила. Они погибли в своих постелях. Это были ее отец и мать.
— Ее родители погибли во время пожара, — сказал Криспин, невольно выдавая свою осведомленность.
— Значит, она рассказала вам об этом. А она не забыла упомянуть о том, что сама подожгла дом? Намеренно? Чтобы убить их? Нет, судя по вашему лицу, этого она вам не сказала.
Лицо Криспина выражало лишь изумление по поводу того, как низко мог пасть Бэзил в своем стремление опорочить Софи.
— Должен заметить, Бэзил, что это обвинение неубедительно. У вас есть доказательства?
— Вы мне не верите? Тогда скажите, зачем она изменила имя, если невиновна?
— Она изменила имя? — из чистого любопытства поинтересовался Криспин. Он не сомневался, что Бэзил это выдумывает.
— Да. Софи Чампьон не существует. Ее настоящие имя Диана Голдхоук. — Он вынул из кармана и положил себе на ладонь золотой медальон с изображением богини Дианы и орла. — Она хотела подкупить с его помощью тюремщика, а мой человек выкупил его.
— Диана Голдхоук, — равнодушно повторил вслух Криспин. — Не очень-то оригинально. Имя олимпийской богини. Если не ошибаюсь, у нее масса братьев и сестер — Венера, Зевс и Аполлон?
— Насчет Аполлона не знаю, но у нее есть брат по имени Деймон, — усмехнулся в ответ на его издевку Бэзил.
— Брат? А его она почему не сожгла вместе с родителями?
— Очевидно, его не было дома в ночь пожара.
— Как удобно! Мне хотелось бы встретиться с ним, чтобы из его уст получить подтверждение вашим словам.
— Я не знаю, где он. Но даю слово, что я говорю правду.
— Ваше слово! — восхищенно воскликнул Криспин. — Великолепная гарантия. Благодарю вас за нее и за то, что вы великодушно открыли мне правду о своем алиби. А теперь, с вашего разрешения, я хотел бы откланяться.
— Вы совершаете глупость, не доверяя мне. Эта женщина опасна. Она вас погубит. Она убийца… — донеслось вслед Криспину.
Он свернул из переулка на Стрэнд и в первый момент зажмурился от яркого света. Немного попривыкнув к нему, он направился в сторону Сандал-Холла. Ни в выражении его лица, ни в походке не произошло никаких изменений с тех пор, как он свернул в проулок. Он выглядел все так же спокойно и невозмутимо.
Однако капля яда уже начала свою разрушительную работу.
Двумя словами Бэзил поколебал фундамент, на котором Криспин строил свои планы. «Диана Голдхоук» было для него не просто именем — так звали сестру человека, которого он убил. Этот человек был одним из руководителей преступной организации фальшивомонетчиков, которую он разгромил, впервые выступая в роли Феникса.
Криспин узнал медальон, который показал ему Бэзил, — он нашел его в туфле Софи в ту первую ночь, когда они встретились. Похоже на то, что она действительно Диана Голдхоук. А если это так, то не могла ли она использовать его, желая отомстить за своего брата? Или, того хуже, не была ли она главой организации фальшивомонетчиков, которая стремилась уничтожить Феникса?
Все это не укладывалось в голове Криспина. Невозможно! Он почувствовал бы это. И потом, она не могла знать, что он — Феникс. А даже если и подозревала, то должна была попытаться проверить свою догадку, расспросить его или испытать как-нибудь, чтобы он раскрылся. Ничего похожего не происходило — он обязательно бы почувствовал, если бы она попробовала выудить у него какую-нибудь информацию. Она и для расследования убийства не смогла получить у него сведения, хотя имела для этого прекрасную возможность, когда они играли в кости в саду и она могла задавать ему самые рискованные вопросы. Конечно, шансов у нее было немного, потому что она все время проигрывала…
Улыбка, коснувшаяся его губ при воспоминании об этом, тут же пропала. Криспин вдруг понял, что его испытали, да так ловко и незаметно, что комар носа не подточит. Ночью возле пруда Софи намеренно подкинула ему сведения о крестном и его алхимической лаборатории, которая могла заинтересовать только человека, уже сталкивавшегося с фальшивомонетчиками. Только такого, как Феникс. А потом она лишь терпеливо ждала, как он на нее отреагирует. Она рассказала ему об этом ненавязчиво, пользуясь тем, что проигрывала в кости, так что он ничего не заподозрил. В самой игре не было ничего неестественного, если не считать того, что они кидали ее кости, кости дона Альфонсо. Те кости, которыми Софи играла в «Единороге» в день их встречи. Эти кости сделаны таким образом, что при определенном способе броска позволяют проигрывать.
Но это возможно только при определенном броске. А вдруг в ту ночь в саду она бросала их обычным способом? Вдруг Диана Голдхоук всего лишь плод фантазии Бэзила? Вдруг…
Не отдавая себе в этом отчета, Криспин бросился бежать. Он должен был немедленно поговорить с Софи и узнать правду. Он вбежал в дом через заднее крыльцо, бросился вверх по лестнице и с такой силой распахнул дверь библиотеки, что на деревянной панели стены осталась вмятина от удара.
— Где она? — Его взгляд обежал комнату и остановился на Терстоне, который стоял на пороге.
— Полагаю, вашу светлость интересует мисс Чампьон? Она ушла около часа назад, следуя вашему распоряжению.
— Чему?
— Вашей записке, в которой вы просили ее прийти в контору Ричарда Тоттла. Ее доставили вскоре после вашего ухода. Мисс Чампьон была очень взволнована, когда я помогал ей наклеивать усы.
— Но это невозможно. Дайте мне взглянуть на эту записку. — Криспин протянул руку.
— Боюсь, что мисс Чампьон забрала ее с собой. Но я сделал копию… — Терстон выглядел растерянно.
— Это не поможет. — Криспин провел рукой по волосам. — Мне нужны не слова, а бумага и почерк. Скажите, записка была похожа на ту, которую мог бы прислать я?
— Да, сэр. Я ничего не заподозрил.
— Подлые мерзавцы, — пробормотал Криспин. Он оказался в безвыходном положении. Если Софи Чампьон действительно была той женщиной, какой казалась, той, которая сказала ему: «Я тебя люблю», той, которую сегодня утром он просил выйти за него замуж, то она направляется сейчас прямиком в ловушку, расставленную ее врагами, и он должен вскочить в седло Фортуны и мчаться к Ричарду Тоттлу как можно скорее. Но если она Диана Голдхоук, сестра Деймона Голдхоука, которая хочет отомстить за брата и уничтожить Феникса, тогда в ловушке окажется он сам. Криспину хватило четырех секунд на то, чтобы принять решение: он спасет Софи, а там пусть будет что будет. В этот момент Терстон тихо кашлянул:
— Есть еще одно послание, сэр. Его принесли утром. Из Пикеринг-Холла. Мальчик, который его доставил, сказал, что это очень важно. Я хотел вручить его вам сразу же после обыска.
Криспин хмуро взглянул на Терстона, а затем на конверт, который тот ему протянул. Он быстро вскрыл конверт. Записка была короткой, но, прочитав ее, Криспин уже не сомневался, чему верить и что предпринимать.
«Милорд, я только что получил от Элвуда следующие сведения и решил, что они вас заинтересуют. Награда за розыск и поимку Феникса была назначена теми мерзавцами, о которых вы спрашивали, Лаундесом и Уайнскотом. Награда выплачивается со счета Софи Чампьон.
Вы уверены, что ей стоит доверять?
Л.П.».
Записка опускала Криспина с небес на грешную землю.
Сердце готово было выскочить из груди у Софи, когда она взбегала по лестнице. Получив записку от Криспина с сообщением, что он обнаружил важную улику и просит ее прийти в контору Ричарда Тоттла, она немедленно отправилась на встречу с ним. «Я нашел то, что мы искали», — интригующе говорилось в записке, и Софи почувствовала, что приближается к концу расследования. Ее нетерпение объяснялось не только этим, но и радостью, что она сможет работать вместе с Криспином, а не против него.
Софи была так взволнована содержанием записки, что не заметила, что за ней по извилистым улочкам и переулкам следовали какие-то люди. Она также не обратила внимания на старую нищенку, расположившуюся на тротуаре перед конторой Тоттла, когда, следуя инструкциям, открыла боковое окно, чтобы попасть в дом через типографию. Она не видела, что в окне напротив за шторой притаился высокий молодой человек, который мысленно подсчитывал, сколько секунд ей понадобится, чтобы подняться по лестнице, и затаил дыхание, когда увидел ее в окне розовой спальни на втором этаже.
Он не мог видеть издали выражения ее лица, но догадывался, каково оно. Без сомнения, Софи была в шоке.
Софи замерла на пороге, не выпуская дверной ручки, и долго не могла собраться с мыслями, чтобы что-нибудь сказать.
— Констанция, что ты здесь делаешь? — наконец вымолвила она.
— Садись, Софи. Я ждала тебя. — Констанция похлопала рукой по розовому покрывалу, предлагая ей сесть рядом с собой на кровать.
— Ждала меня? — насторожилась Софи. — Откуда ты узнала, что я приду сюда? Где Криспин?
— Тебе нечего бояться. Я не привела с собой констеблей. Меня прислал твой друг, наш друг.
— Кто?
— Пожалуйста, доверься мне. — Констанция улыбнулась приветливо и невинно, и Софи села. — Я не знаю, как долго нас здесь не побеспокоят, поэтому не стану терять времени. Софи, дорогая, мы ведь всегда были друзьями, не так ли?
— Конечно.
— Могу я говорить с тобой откровенно, как с подругой? Или как с сестрой? — Софи кивнула, и она продолжила: — Дело в том, Софи, что я не любила твоего крестного.
— Это не важно, — ободрила ее Софи. — Ты была добра и ласкова с ним. Многие люди живут в браке без любви.
— Разумеется. И я себя не упрекаю в этом. Но я не могла полюбить его, потому что любила другого человека. Криспина.
— Мои поздравления. — Софи призвала на помощь всю свою выдержку. — Прекрасный выбор. Значит, это он был в твоей гардеробной вчера вечером?
— Вчера вечером? — смутилась Констанция. — Да. Но как ты узнала об этом?
— Не важно. Я очень рада за тебя. Если я правильно понимаю, он отвечает тебе взаимностью?
— Да. Но в этом вся проблема.
— Не вижу проблемы, — небрежно усмехнулась Софи. — Он твой. Мне от него ничего не нужно.
— Ты не понимаешь. Все намного сложнее. И гораздо хуже.
Софи не могла представить себе, что может быть хуже того, что она только что услышала, но оказалось, что Констанция не преувеличивает.
— В первый раз Криспин сделал мне предложение когда мне было шестнадцать. Хотя я любила его, мне пришлось ему отказать. Моя мать заставила меня выйти замуж за другого. Он был старше, богат, недавно овдовел. Софи молча кивнула.
— Около трех лет назад он умер. При загадочных обстоятельствах. Тогда я не придала этому значения и не видела ничего подозрительного в том, что несколькими днями раньше в поместье приехал Криспин. Я просто радовалась возможности снова оказаться в его объятиях, услышать, как он ласково называет меня tesoro. — На сапфировых глазах Констанции блеснули слезы, а Софи хотелось закричать от ужаса и боли. Констанция тихо всхлипнула, перевела дух и продолжила: — Мы с Криспином собирались обручиться, когда королева отправила его за границу. Я очень любила его и хотела поехать вместе с ним, но моя репутация, мое будущее оказались под угрозой. А когда стали приходить сведения о его любовных похождениях, я поняла, что не могу его больше ждать. Тогда Милтон, твой крестный, посватался ко мне, и я приняла его предложение.
Софи не понимала, что заставляет ее выслушивать эту исповедь, однако у нее не было сил, чтобы подняться и уйти. Ей казалось, что из нее медленно вынимают все внутренности, распиливают череп, чтобы добраться до мозга.
— Через два дня после того, как Криспин вернулся в Лондон, Милтон погиб. И снова я ничего не заподозрила. Мне хотелось лишь оказаться в объятиях возлюбленного в его уютном висячем садике с прудом. Но он не приходил ко мне очень долго. Только неделю спустя он переступил порог моего дома, и вскоре я поняла почему.
Все это время Констанция говорила, глядя на свои руки, сложенные на коленях, и вдруг подняла глаза на Софи.
— Из-за меня, — прошептала Софи. — Это из-за меня? Констанция, мне так жаль…
— Не нужно извиняться, Софи, дорогая моя. Нас не в чем винить. Вся вина полностью лежит на Криспине. На убийце.
— Криспин?! — воскликнула Софи, выведенная из оцепенения неожиданным заявлением. — Ты хочешь сказать, что это Криспин убил лорда Гросгрейна? — Она вспомнила слова крестного: «Если Феникс не доберется до меня первым». — А как же быть с Фениксом?
— Криспин и есть Феникс, — лаконично отозвалась Констанция. — Это он отнял у меня Милтона. И убил двух других.
— Тоттла и Суитсона, — словно в бреду проговорила Софи. — Значит, это Криспин пытается обвинить меня во всех этих преступлениях.
— Да. — Констанция взяла ее за руку. — Мне ужасно жаль, что именно мне пришлось сообщить тебе об этом. Я сама ничего не знала, пока сегодня утром наш друг не открыл мне глаза. Тот человек, которого я любила, которого мы обе любили, оказался… чудовищем. — Не справившись с нахлынувшими на нее чувствами, Констанция разрыдалась.
Софи обняла ее и прижала к груди. Констанция безутешно рыдала, Софи же погрузилась в немое оцепенение. Даже в ночных кошмарах она не чувствовала себя так, как сейчас. С ужасом и горечью она осознала, что ее предали, одурачили, что она глупо попалась на удочку, очарованная красотой, обаянием и лживыми словами Криспина. Картина, увиденная ею в гардеробной Констанции, отчетливо встала у нее перед глазами, и Софи поразилась, насколько легко она поверила оправданиям Криспина. Просто ей очень хотелось ему верить. «Tesoro», — произнесли его лживые уста, и она растаяла, забыв об осторожности, перестала сопротивляться. Стоило ему назвать ее так, как она сказала в ответ: «Я тебя люблю».
— Софи. — Придя в себя, Констанция поднесла к глазам голубой носовой платочек. — Прости, но так ужасно знать, что он убил Милтона, чтобы отомстить мне.
— Мне понятно, почему он убил лорда Гросгрейна, но зачем ему было убивать Ричарда Тоттла и Суитсона?
— Ах, я чуть не забыла. — Констанция вытащила из-за корсажа два аккуратно сложенных листка. — Это доставили в дом совсем недавно. — Она протянула их Софи.
— «Как умер первый муж Констанции Гросгрейн? Действительно ли это был несчастный случай?» — вслух прочла Софи.
— В другой примерно то же самое, только она касается смерти Милтона, — пояснила Констанция. — И не я одна получила такие записки. Криспина, похоже, тоже шантажировали.
— И чтобы избавиться от тех, кто это делал, он решил их убить, — задумчиво вымолвила Софи.
— Да. А потом, как последний трус… он захотел обвинить тебя в преступлениях, которые совершил сам.
— Но, Констанция, он ведь спас меня, — ухватилась за последнюю соломинку Софи. — Он помог мне бежать из тюрьмы. И просил меня выйти за него замуж.
— Дорогая Софи, — печально покачала головой Констанция. — Ты ослеплена своей любовью. Неужели ты не понимаешь, что твое спасение и укрытие в Сандал-Холле — всего лишь часть его злодейской игры? Он просто хотел заручиться твоим доверием. Ему было нужно, чтобы ты оставалась на свободе до тех пор, пока он не закончит цепь намеченных убийств, чтобы потом взвалить на тебя вину за все. То же самое и с любовью. Для него это лишь орудие, способ достижения цели. Он лгал тебе и соблазнил тебя, чтобы ты ему поверила. Чтобы иметь полную власть над тобой.
— Нет, это неправда, — покачала головой Софи.
— Софи, дорогая, ты должна мне поверить. Со мной он поступил точно так же. Он улыбался мне, отчего на щеке у него появлялась восхитительная ямочка, говорил нежные слова. Уверял, что со мной ему так хорошо, как ни с кем никогда не было. Что я так прекрасна, как никакая другая женщина на свете. Что я заставляю его смеяться так радостно, как никто другой. Что его губы…
— Перестань! — крикнула Софи, и в этом крике была вся скопившаяся в ее душе горечь. Она из последних сил цеплялась за надежду, что все сказанное Констанцией неправда, но чувствовала, что больше не может. Слышать слова, которые изменили ее жизнь, которые, как она думала, относились только к ней, из уст Констанции было невыносимо. Теперь у нее не оставалось сомнения в том, что все когда-либо сказанное Криспином было ложью, притворством. — Перестань! — Она зажала руками уши, чтобы ничего не слышать. — Прошу, перестань! Я больше не могу.
— Прости, Софи. Я не хотела причинять тебе боль. Но я хочу, чтобы ты поняла, кто он. И тебе не за что винить себя. Криспин — мастер на такие дела. Он обманывал меня целых десять лет. Десять лет! Ты должна радоваться, что разоблачила его сейчас, пока еще не слишком поздно.
— Не знаю, как я смогу посмотреть ему в глаза после всего этого, — тихо вымолвила Софи.
— А тебе не нужно этого делать. Софи, неужели ты так и не поняла? То, что он отдаст тебя в руки констеблей, — вопрос времени. Ты не должна возвращаться в Сандал-Холл ни при каких обстоятельствах.
Разумеется, Констанция права. В ее словах было столько здравого смысла. Оглядываясь назад, Софи удивлялась, как она раньше не обратила внимания на подозрительное совпадение: всякий раз, когда на ее жизненном пути возникал труп с указанием на ее причастность к убийству, рядом оказывался Криспин. Как она могла не заметить, что особенно настойчиво Криспин удерживал ее рядом с собой как раз в ту ночь, когда был убит Суитсон! И ведь он даже не пытался возражать, когда она прямо обвинила его в том, что он занимается с ней любовью, чтобы добиться ее доверия и заставить говорить! А то, как он совершенно спокойно сказал, что «ему все равно, что с ней будет»! Как она могла подумать, что его поцелуи искренни, ласки подлинны, что она доставляет ему такое же удовольствие, какое он доставляет ей!
— Послушай меня, Софи, дорогая. — Успокаивающий голос Констанции вторгся в ее тяжелые думы. — У меня есть друг, дом которого здесь неподалеку. Это очень уютное и спокойное место, так что там тебя никто не побеспокоит. Я навещу тебя позднее, и мы вместе придумаем, что делать.
Софи было абсолютно безразлично, остаться ли на розовом покрывале в одиночестве, чтобы тихо умереть, или идти в незнакомый дом. Софи подчинилась.
Так же, как и Криспин, когда поздно вечером того же дня в библиотеку вошли пятеро дюжих констеблей, чтобы арестовать его по подозрению в убийстве лорда Милтона Гросгрейна Ричарда Тоттла и кондитера Суитсона с Милк-стрит.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нимфа - Яффе Мишель



Сюжет захватывает! Не хочется отрываться,потому что интересно знать чтоже дальше! Советую всем прочитать! Хочется теперь прочитать историю любви оставшихся не женатых братьев Себастьяна,Тристана,Майлза!
Нимфа - Яффе МишельКсения
23.04.2012, 10.42





Остросюжетный роман с многочисленными эротическими сценами. Рекомендую к прочтению любителей этого.
Нимфа - Яффе МишельВ.З.,64г.
25.12.2012, 13.23





На один раз.
Нимфа - Яффе МишельКэт
22.10.2014, 19.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100