Читать онлайн Нимфа, автора - Яффе Мишель, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Нимфа - Яффе Мишель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.29 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Нимфа - Яффе Мишель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Нимфа - Яффе Мишель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Яффе Мишель

Нимфа

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

— Мне следовало предположить, что я найду вас здесь, дон Альфонсо, — мрачно заметил Криспин. — У вас просто какой-то нюх на покойников.
— У вас тоже, — резко обернулась к нему Софи. — Я натыкаюсь на них всякий раз, когда вы оказываетесь рядом. И вообще, что вы здесь делаете? Следите за мной?
— Следить за вами, когда вы в бриджах, доставило бы мне огромное удовольствие. Но я здесь по своим делам. А вы? Вам не хватило сладостей в Сандал-Холле?
— Как вы можете шутить в его присутствии? — Софи кивнула на мертвеца.
— Уверяю вас, он нас не слышит. Я полагаю, вы не имеете отношения к его смерти, но мне хотелось бы услышать это от вас.
— Вы снова хотите обвинить меня в убийстве? — испугалась Софи.
— Нет. Просто обращаю внимание на странное совпадение — вы и покойник. Так вы не убивали его?
— Я пришла сюда за пять минут до вас, — смущенно проговорила Софи.
Криспин заметил, что она не решается прямо ответить на его вопрос, и, обойдя вокруг стола, внимательно осмотрел труп.
— В данном случае я готов утверждать, что вы невиновны. Кровь высохла много часов назад, возможно, еще утром.
Софи молча кивнула, мысленно обдумывая, как ей поступить: если Криспин не знает про шантаж, то говорить ему не следует, а если знает, то, возможно, располагает сведениями, которые могут быть ей полезны. Она решила пойти на риск в интересах раскрытия убийства лорда Гросгрейна.
— Откуда вы узнали про шантаж?
— От осведомителей. А вы?
— От Октавии. Ее вынудили покупать меренги. А вы знаете, что они с Лоуренсом Пикерингом были любовниками?
— Ваша подруга Октавия и мой друг Лоуренс? — искренне изумился Криспин.
— Да. Много лет назад. Поэтому ее и шантажировали.
— Октавия, — задумчиво пробормотал Криспин. — Да, действительно.
— Там было что-то связанное с убийством. Шантажисты прислали ей письмо…
— Я знаю. Очень хитроумная схема. Ее тоже вынудили подписаться на материалы Тоттла?
— Нет, только на меренги. Но «Новости» Тоттла наверняка работают по тому же принципу. Каждый из тех подписчиков, с которыми мы встречались, мог бы быть прекрасным объектом для шантажа.
— Вы осматривали тело? Нужно убедиться, что где-нибудь вокруг или в руке покойного не остался клочок бумаги с вашим именем.
Софи с отвращением наблюдала, как Криспин приподнял голову кондитера со стола. Глаза покойника были широко раскрыты, а на лице застыло выражение ужаса, как и у Ричарда Тоттла. Убийца, несомненно, заставал свои жертвы врасплох, скорее всего они знали этого человека, доверяли ему и не ждали с его стороны никакой для себя опасности. Софи размышляла над этим, пока Криспин обыскивал тело, камзол и бриджи, стараясь не задеть длинный нож, торчавший из живота кондитера.
— Ничего, — заключил Криспин, возвращая тело в прежнее положение. — Они, должно быть, полагали…
Он не договорил. Впервые он обратил внимание на руку кондитера, свисающую с кресла. Она показалась ему странной, и, приподняв ее, Криспин понял почему. Пальцы мертвеца крепко сжимали что-то яркое. С большим трудом Криспин разжал один за другим окоченевшие пальцы и высвободил странный предмет. Это был кусочек голубой ткани, на которой сидел красивый искусственный шмель. Криспин показал его Софи.
— Это же шмель Октавии! — воскликнула она. — С одного из ее платьев, которые известны именно этой деталью.
— у вас есть платья с такими шмелями? Например, из голубой тафты, такой, как эта?
— Как раз такое платье у меня и есть, — побледнела Софи. — Октавия просила меня надевать его на балы несколько раз подряд, чтобы продемонстрировать ее новый фасон.
Криспин представил себе, как привлекательно должна была выглядеть Софи в таком платье и каким запоминающимся оно должно было стать для окружающих. Каждый, кто увидит шмеля на голубом фоне, обязательно свяжет его с образом прекрасной преступницы, которую уже разыскивают по обвинению в убийстве. За тот краткий путь, который он совершил от дома Лоуренса до кондитерской, Криспин только и слышал, что разговоры о Софи Чампьон. Это были либо проклятия в адрес убийцы, либо восхищение ее удивительным побегом. Ему довелось услышать и обрывки бесчисленного множества рассказов о том, как кто-то получил от Софи Чампьон деньги на открытие собственного дела, кто-то был спасен от жестокого обращения отца, брата и мужа. Делая скидку на преувеличения, к которым склонны болтуны, Криспин подумал, что Софи должна была истратить на благотворительность огромное состояние, и едва удержался от вопроса, откуда у нее столько денег. Однако даже безграничные денежные ресурсы, не важно, какого происхождения, все равно не могли спасти ее от виселицы. И тот, кто пытается отправить туда Софи, должен быть найден. И как можно скорее.
В замке входной двери со скрежетом повернулся ключ, прерывая размышления Криспина. Он засунул кусок ткани в карман сюртука и потащил Софи к двери, которая, судя по всему, вела в туалетную комнату. Едва они закрыли за собой дверь, как в комнате послышались шаги — человек подошел к трупу и остановился перед ним.
Криспин и Софи оказались в тесной холодной каморке, совершенно темной, если не считать узкой полоски света, проникающей сюда из-под двери. Криспин взял Софи за руку и крепко сжал ее. Позади них мрак сгущался сильнее, и Криспин предположил, что там находится лестница, ведущая в погреб.
Эта лестница и полная темнота, защищавшая и, были единственной надеждой на спасение, но они же могли и снова возродить панический страх Софи. Оставаться в доме было нельзя — констебли наверняка захотят обыскать дом в поисках улик, поэтому у них был лишь один выход — притаиться внизу. Криспин снова сжал руку Софи, и она слабо ответила на его пожатие.
Констебли возились с трупом, и производимый ими шум заглушил шаги беглецов, спускающихся по каменным ступеням в погреб. Криспин шел первым, часто останавливаясь, чтобы дать Софи возможность перевести дух. В какой-то момент, когда темнота стала совсем непроглядной, она остановилась и прижалась плечом к стене.
— Иди один, — прошептала она. — Я не могу. Пожалуйста, оставь меня.
— Закрой глаза, Софи, — ласково сказал он, чувствуя, что ее ладонь стала холодной и влажной от страха. — Все будет хорошо. Помнишь, как в прошлый раз? Все ведь обошлось. Я не причиню тебе вреда. Закрой глаза и доверься мне, tesoro.
Звук его голоса и это магическое слово, как всегда, подействовали на нее успокаивающе. Она покорно закрыла глаза и почувствовала себя в полной безопасности, когда он обнял ее, а затем взял на руки. Ее дыхание стало ровным, но окончательно она пришла в себя, только когда Криспин преодолел последние ступени лестницы.
Пол в погребе был застлан тростником, который хрустел при каждом шаге. Здесь было еще холоднее, чем наверху, и к запаху тростника примешивался молочный.
— М-м, — протянула Софи. — Масло!
Софи была права. Они попали непосредственно в кондитерскую Суитсона или в ее кладовую. А если так, то здесь должна быть еще одна дверь, ведущая на задний двор, через которую выносят заказы, чтобы не поднимать их по узкой лестнице со щербатыми ступенями.
— Софи, если я опущу тебя на пол, ты сможешь стоять? — обратился к ней Криспин.
— Не оставляй меня одну! — отчаянно взмолилась она.
— Я и не собираюсь. Я хочу осмотреть помещение и найти дверь. Если же мы будем искать вместе, то наделаем много шума.
— Ты не бросишь меня здесь? — Она крепко обняла его за шею.
— Нет, tesoro. Никогда. — Криспин почувствовал, как она разняла руки, и осторожно поставил ее на пол. В темноте он ногой нащупал покрытый сеном чурбан и усадил на него Софи. — Сиди здесь и не двигайся.
Софи послушно сидела с закрытыми глазами и прислушивалась к звукам вокруг себя. Она смутно различала голоса, по крайней мере два, и шаги наверху. Судя по тяжелому стуку, констебли перевернули тело и потащили его к входной двери, однако что-то им, видимо, помешало, потому что все звуки вдруг стихли.
Через минуту шаги возобновились возле двери, за которой скрылись они с Криспином. Софи отвлекло то, что чурбан под ней тает — наверное, Криспин усадил ее на огромный кусок масла, — и в этот момент дверь со скрежетом отворилась. Софи открыла глаза и увидела, что две трети лестницы залиты светом, который, к счастью, не достигал самого погреба. Софи изогнулась на своем скользком сиденье и посмотрела вверх.
В дверном проеме стояли двое. Один был настолько широк в плечах, что почти полностью загораживал свет, но его все же хватило, чтобы разглядеть того, кто в числе прочих арестовывал ее в доме Лоуренса. Второго Софи видела только в профиль, но и его она узнала — он тоже принимал участие в ее аресте.
— Пошли, внизу никого нет, — сказал маленький, потянув за рукав своего товарища.
— Чем-то пахнет. Подозрительный запах, — ответил тот.
— Это масло, идиот. Ты никогда не слышал о том, что кондитеры используют для выпечки масло? Надо унести труп отсюда, пока другие не подоспели. У нас нет времени обыскивать погреб.
Широкоплечий спустился на одну ступеньку и, нагнувшись, вгляделся в темноту. Он смотрел прямо на Софи, и она испугалась, что он ее заметит.
— Ладно, давай унесем тело, — выпрямился он. — Иди, я запру дверь и догоню тебя. Все таки там внизу есть что-то подозрительное.
Они вышли и заперли за собой дверь, и Софи снова оказалась в кромешном мраке. Она услышала, как через дверные петли протянули цепь и повесили на нее замок.
Шаги наверху постепенно стихли. Воцарилась могильная тишина, особенно жуткая в полной темноте. Холодок пробежал у нее по спине, когда она услышала шорох тростника и почувствовала на щеке чье-то дыхание.
— Криспин, — прошептала она. Ответа не последовало.
— Криспин, — позвала она снова, пугаясь еще сильнее. — Это ты?
Шорох стих, но ответа так и не было. И вдруг она ощутила, как кто-то прикоснулся сначала к ее руке, а затем к бедру.
Софи раскрыла рот, готовясь закричать, но ни единого звука не вырвалось из ее гортани. Она повторила попытку, но чья-то рука зажала ей рот. Софи в ужасе всхлипнула и замахала руками в темноте. Слезы текли у нее по щекам, она была слишком напугана, чтобы услышать голос, что-то прошептавший ей в ухо.
— Тихо, Софи, это я, — повторил Криспин. — Не бойся, — успокоил он ее, и Софи перестала отбиваться от невидимого врага. — Если я уберу руку, ты не закричишь, tesoro?
Софи покачала головой.
— Что так напугало тебя? — спросил он, прижимая ее к груди.
— Почему ты не отвечал мне? Почему, когда я позвала тебя по имени, ты промолчал? — сердито выпалила Софи.
— Я не слышал, как ты называла меня по имени. Я был в дальнем углу.
— Значит, здесь есть кто-то еще. — Она вцепилась в его руку. — Он трогал меня. Я чувствовала его дыхание. И теперь он заперт вместе с нами.
Даже в полной темноте, не видя ее лица, Криспин понимал, что Софи окаменела от страха. Он знал, что никакими силами не сможет заставить ее подняться и следовать за собой.
Софи вцепилась в его руку, но свободной рукой Криспину удалось нащупать в кармане камзола трутницу и огарок свечи. Теперь, когда они оказались запертыми снаружи на замок, можно было зажечь свечу. Крошечный огонек вспыхнул и осветил помещение. Они действительно находились в кладовой, где хранились огромные глыбы масла, а вдоль стен стояли металлические ванны с холодной водой. Софи с облегчением вздохнула, увидев, что ее страхи были напрасны и что здесь, кроме них двоих, никого нет.
Софи никогда бы прежде не подумала, что будет так рада оказаться запертой в темной комнате наедине с мужчиной. Она почти успокоилась, ее сердце стало биться ровнее, как вдруг по стене рядом с ней промелькнула тень. Софи бросилась Криспину на грудь, толкнув его так сильно, что он покачнулся и упал, выронив свечной огарок. Кладовая снова погрузилась в леденящий душу мрак.
— Кто здесь? — громко спросил Криспин, вскакивая с пола. Одной рукой он обнял Софи, а другую положил на эфес шпаги. — Назовите себя, или я буду вынужден атаковать вас.
В ответ раздался шорох. Криспин обнажил шпагу с угрожающей порывистостью. Свист, с которым стальное лезвие разрезало воздух, эхом отразился от каменных стен. Криспин несколько раз взмахнул шпагой, ощупывая темноту вокруг себя, и вдруг прямо перед ним кто-то тихо всхлипнул.
— Прошу вас, — раздался жалобный женский голос. — Не убивайте меня. Я не сделала ничего дурного.
— Кто вы? — спросил Криспин, направляя острие шпаги на голос.
— Горничная. Я работала у Суитсона.
— А что вы делаете в кладовой? — уже мягче поинтересовался он.
— Мне велели здесь прятаться до тех пор, пока за мной не придут, ни с кем не разговаривать, а потом рассказать, что я видела.
— А что вы видели? — полюбопытствовал Криспин.
— Я видела, как она его убила. Дама в голубом. Я видела, как она заколола моего хозяина ножом.
Софи ахнула, и Криспин крепче прижал ее к себе, призывая хранить молчание.
— Дама в голубом. Вы видели, как она убила вашего хозяина, — повторил он.
— Да, сэр. Дама в голубом.
— А какого цвета у нее были волосы?
— Мне не велели больше ничего говорить. Только то, что я видела даму в голубом платье. Из тафты.
— Понятно. А сколько вам заплатили за то, чтобы вы это рассказали? — совсем другим тоном спросил Криспин..
— Они ничего мне не заплатили, правда, — вздохнув, ответила горничная и замерла, когда Криспин звякнул монетами в кошельке.
— Я полагаю, что они запретили говорить кому-либо о том, что заплатили вам, угрожая отобрать деньги. Верно?
— Нет. — Девушка так решительно покачала головой, что это было слышно в темноте. — Они сказали, что если я расскажу кому-нибудь об этом, то деньги превратятся в пепел. Представляете, все золотые как один станут прахом. Поэтому я не скажу, кто мне заплатил. Только про даму в голубом.
— Разумно. Скажите, а сколько золотых вам дали? Я однажды держал в руках целых два.
— А у меня их четыре, — надменно ответила она. — Четыре штуки, и все блестят, как солнце. Хотите, покажу?
— Очень, — с энтузиазмом отозвался Криспин. — Но сначала давайте выберемся отсюда. Вы, конечно, знаете, где здесь дверь на задний двор?
— Если вы дадите мне руку, я вас провожу, — предложила девушка уже другим, хозяйским тоном.
Всего лишь пару раз налетев в темноте на мягкие кубы масла, Криспин, Софи и их проводница вышли на задний двор кондитерской. Софи жадно вдыхала свежий воздух, упиваясь им, а двое ее спутников отошли в сторону.
На вид горничной можно было дать не больше десяти лет. У нее были огромные глаза и каштановые волосы, свисающие на лоб грязными прядями. Она застенчиво улыбнулась Криспину, разглядев его при дневном свете.
— Давай посмотрим на твои золотые. — Он подмигнул девочке и протянул руку.
— Вам я покажу. А он мне не нравится. — Она кивнула на Софи. — Не люблю мужчин с усами.
— Я тоже, — доверительно сообщил ей Криспин, знаком показав Софи, чтобы она не подходила к ним. — Ему мы их не покажем.
Девочка кивнула и достала из складок нижней юбки кошелек. Он был голубого цвета и сшит из той же ткани, обрывок которой сжимали пальцы мертвеца. Горничная развязала тесемки кошелька и высыпала на ладонь четыре золотые монеты.
— Правда, красивые? — гордо улыбнулась она, когда ее сокровища заблестели на солнце. — Самые золотые из всех золотых, да?
— Да, — с чувством подтвердил Криспин. — Скажи, а ты не хочешь заключить со мной одну сделку?
— Сделку? — насторожилась девочка.
— Да. Я дам тебе целых пять золотых в обмен на твои четыре. — Криспин тут же достал их из кошелька, тем самым усиливая соблазн.
— Ваши грязные, а мои чистые, — заметила девочка.
— Зато они не превратятся в пепел, если ты скажешь мне, кто тебе заплатил. И потом, у тебя будет пять золотых вместо четырех.
— Пять, — повторила она задумчиво и кивнула в знак согласия. Она обменялась с Криспином монетами и стала их рассматривать. Вдруг она подняла на него испуганные глаза и спросила: — А вы не скажете им, что я обменяла их золотые? Я не хочу, чтобы они подумали, будто их монеты мне не понравились.
— Клянусь, что не скажу. Но ты должна мне рассказать, кто эти люди, чтобы я случайно не проговорился.
— Я видела даму в голубом платье из тафты. Она убила моего хозяина, — упрямо заявила девочка.
— Я это уже слышал. Но кто заплатил тебе? — терпеливо повторил свой вопрос Криспин.
— Я ничего не знаю, только про даму в голубом платье, — скрестив руки на груди, повторила она.
— Я же сказал, что мои золотые не превратятся в пепел, если ты мне скажешь. Ну и кто же это был?
— Это были вы, — радостно улыбнулась она, как ученица, знающая правильный ответ на вопрос учителя. — Вы мне заплатили.
— Похоже, она разбила вас наголову, милорд, — заметила Софи, которая все это время прислушивалась к их разговору.
— Я знаю, что дал тебе пять старых монет, — не обращая на Софи внимания и стараясь сохранить терпение, улыбнулся Криспин. — Но кто дал тебе другие? Те, блестящие?
— Я не хочу, чтобы они превратились в пепел у вас в кошельке, — упрямо покачала головой девочка. — У него — пускай. — Она ткнула большим пальцем в сторону Софи. — А вы мне нравитесь.
— Похоже, вы пользуетесь чрезмерной любовью прекрасного пола, — сказала Софи, когда они возвращались обратно в Сандал-Холл. — Если позволите, я дам вам один совет, милорд…
— Я не нуждаюсь в советах дона Альфонсо по поводу женщин, — проворчал Криспин.
— Хорошо, — пожала плечами Софи, — но дона Альфонсо никогда не смогла бы одурачить девчонка, которая моложе его втрое. Никогда.
— Замечательно! — неохотно отозвался Криспин.
— И это еще не все, — продолжала Софи, словно не замечая недовольного тона Криспина. — Дон Альфонсо всегда получает за свои деньги то, что хочет.
Криспин не ответил ей, только тихо улыбнулся своим мыслям, перебирая в кармане золотые. Он тоже получил за свои деньги то, что хотел. И даже более того.
Теплый ветерок залетал в комнату через открытое окно и слегка шелестел страницами книги, которую изучала Софи. Она боялась зажечь свечу и обнаружить свое присутствие в кабинете лорда Гросгрейна на верхнем этаже его дома, поэтому села поближе к окну, чтобы можно было разобрать написанное при скудном лунном свете.
Когда они вернулись в Сандал-Холл, Криспин сказал, что должен уйти по важному делу и дон Альфонсо сопровождать его не сможет. Он приготовился услышать протест Софи, но против ожидания она не стала с ним спорить.
Софи ждали собственные дела. Как только Криспин ушел, она покинула Сандал-Холл, перешла через улицу, перелезла через боковую стену Гросгрейн-Плейс, примыкавшую к «Курятнику», и через окно забралась в кабинет лорда Гросгрейна. Софи хотела отыскать то, что могло стать поводом для шантажа крестного. В кабинете он хранил важнейшие бумаги, и, пожалуй, только эту комнату во всем доме он воспринимал как свою собственную. Здесь они с крестным сначала раз в неделю, потом реже встречались, чтобы обсудить проблемы управления компанией «Ливеридж холдингз». Здесь они виделись в последний раз, когда он попросил у нее этот злосчастный чек. Здесь он упомянул про Феникса.
Перед их последней встречей они не виделись с лордом Гросгрейном шесть недель. За несколько месяцев до смерти он стал молчаливым и замкнутым. И расточительным. Листая его бухгалтерские книги, Софи поняла, что он попросил у нее чек на двенадцать сотен фунтов не только потому, что не хотел ставить на нем свое имя, но и потому, что у него попросту не было таких денег. Каким-то образом ему удалось потратить целое состояние за очень короткий срок.
Софи догадывалась об этом и раньше, когда просматривала его бухгалтерские записи. Они с Эмми и Октавией не раз ломали голову над тем, какие новшества и улучшения в хозяйстве Гросгрейн-Плейс могут стоить тысячу фунтов, если на управление королевскими дворцами требуется сумма в десять раз меньшая. Софи вернулась сюда, чтобы, еще раз просмотрев записи, понять, куца уходили деньги крестного, и, может быть, найти ключ к разгадке его убийства.
Впрочем, была и еще одна причина ее тайного визита в этот дом: Софи искала у крестного защиты и совета. Она пришла в это безопасное, укромное место, чтобы подумать о Криспине и привести в порядок свои мысли, веря в то, что мудрость и уравновешенность крестного, которыми была пропитана атмосфера его кабинета, помогут ей в этом. Вот почему Софи так легко согласилась отпустить Криспина одного. Ей нужно было время, чтобы побыть наедине с собой и поразмыслить над теми странными, захватывающими чувствами, которые он заставлял ее испытывать.
Софи прикусила губу, вспомнив, что произошло утром — она шепотом призналась Криспину в любви. Раньше она не могла себе представить, что способна сказать кому-то такие слова. Это случилось само собой, помимо ее воли и разума. Но она не жалела об этом. Напротив, это радовало ее, но вместе с тем и пугало.
Она понимала, что и речи быть не может о том, чтобы Криспин испытывал к ней такие же чувства. Граф Сандал был самым известным холостяком не только в Англии, но и в Европе. И если он вернулся сюда с целью жениться наконец на какой-нибудь знатной даме, то ее он, конечно, в расчет не принимал. Да и сама она не была уверена, что хотела бы выйти за него замуж. Она давно дала себе слово никогда не выходить замуж, потому что считала, что люди вступают в брак только по материальным соображениям. Сама же она относилась к браку иначе. Она уж скорее согласилась бы быть любовницей графа Сандала, чем потерять свою независимость и стать его женой.
И вдруг Софи поняла, что обманывает себя. Нет, она не хотела за него замуж. То, чего она хотела, было несравнимо больше и в то же время меньше, чем брак. В глубине души она мечтала о том, чтобы Криспин полюбил ее. Те мгновения, когда он говорил, что счастлив с ней рядом, были для нее едва ли не дороже мгновений физической близости с ним. В эти минуты для нее открывался новый мир, мир наслаждения без стыда, страстного желания без страха, близости без порока.
Она больше не понимала, кто такая Софи Чампьон, чего она хочет. Все, во что она верила раньше, после встречи с Криспином стало сомнительным. Аксиомы, которыми она привыкла руководствоваться в жизни, оказались ложными. Чувство к Криспину сделало ее в чем-то слабее, а в чем-то она ощущала себя более сильной; вместо опустошенности пришло ощущение полноты жизни. Она хотела стать его частью, поделиться с ним своими мечтами, рассказать ему всю правду о себе. Но что-то останавливало ее всякий раз, когда она готова была открыться ему. И сейчас, в спокойной тишине кабинета крестного, она поняла, что это было. Она не была уверена, что может ему доверять.
Вернее, что ему следует доверять. Софи посмотрела вокруг, словно надеясь увидеть какой-нибудь знак, намек, указание, которое помогло бы ей разрешить сомнения.
Но ничего похожего в кабинете не оказалось. Она была предоставлена самой себе, как и десять лет назад, перед тем как поселилась в доме лорда Гросгрейна. Долгие годы он потратил на то, чтобы сделать ее сильнее, научить доверять себе, своим чувствам. Софи знала, что никто не может принять решение вместо нее. Она сама должна сделать это.
Растревоженная воспоминаниями, навеянными кабинетом крестного, Софи поднялась, чтобы уйти. Она провела здесь несколько часов, было уже за полночь, и Криспин мог вернуться в любую минуту. Софи расставила книги по местам, любовно погладив кожаные переплеты, и вылезла в окно. Стараясь не шуметь, она соскользнула с подоконника и взялась рукой за шпалеру, по которой забралась в кабинет. Решетка густо поросла жасмином, плети которого заглушали звуки и позволяли удобнее схватиться за переплет. Софи начала осторожно спускаться, стараясь делать это как можно быстрее, чтобы ее темный силуэт не заметили на серой гранитной стене дома. Одно окно было освещено, и Софи, пробираясь мимо, не удержалась и заглянула внутрь.
Констанция, полностью обнаженная, с распущенными волосами, сидела в кресле, обращенном к окну. Перед ней на коленях стоял мужчина. Его голова была на уровне лица Констанции, потом опустилась ниже, к груди, и, наконец, по настоянию самой Констанции, оказалась у нее между ног. Она изогнулась навстречу губам любовника, и Софи представила себе, что она сейчас чувствует. Очень хорошо представила. Потому что этим любовником был Криспин.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Нимфа - Яффе Мишель



Сюжет захватывает! Не хочется отрываться,потому что интересно знать чтоже дальше! Советую всем прочитать! Хочется теперь прочитать историю любви оставшихся не женатых братьев Себастьяна,Тристана,Майлза!
Нимфа - Яффе МишельКсения
23.04.2012, 10.42





Остросюжетный роман с многочисленными эротическими сценами. Рекомендую к прочтению любителей этого.
Нимфа - Яффе МишельВ.З.,64г.
25.12.2012, 13.23





На один раз.
Нимфа - Яффе МишельКэт
22.10.2014, 19.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100