Читать онлайн Вторжение любви, автора - Вэнак Бонни, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вторжение любви - Вэнак Бонни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вторжение любви - Вэнак Бонни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вторжение любви - Вэнак Бонни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вэнак Бонни

Вторжение любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Ночью он пришел к ней.
Его высокая атлетическая фигура четко выделялась в серебристом свете луны. Одетый в темные бриджи, облегающие мускулистые ноги, и белоснежную сорочку с закатанными рукавами, он стоял в дверном проеме. Ветер ласкал его густые темные волосы, точно руки любовницы: Он хрипло произнес ее имя. В его голосе читалась тоска и отчаянное желание.
Джасмин села на постели, натянув одеяло до подбородка.
– Томас, что ты здесь делаешь?
– Ищу тебя. Мне необходимо было тебя увидеть. Я не переставал думать о тебе.
Поджав под себя ноги, Джасмин хмуро посмотрела на молодого человека.
– Твоя мать выгнала меня, а ты даже не попытался ей помешать. И после этого ты пришел ко мне в спальню под покровом ночи, чтобы никто тебя не увидел? Очень смело, сэр Пират. Убирайся.
– Нет. – Томас медленно подходил к постели. – Не могу. – Он глубоко вздохнул. – Ты нужна мне. Если бы я был пиратом, то перекинул бы тебя через плечо и отнес на свой корабль.
С гулко бьющимся сердцем Джасмин смотрела на молодого человека.
– И что потом? – прошептала она.
– А потом я заперся бы в своей каюте и овладел тобой.
Низ живота обдало жаром, и Джасмин облизала пересохшие губы.
– Ты бы не посмел.
– Посмел бы, – тихо произнес Томас. Его низкий голос завораживал. – Я хочу тебя, Джасмин. Одну тебя. И ты будешь моей. Я непременно закончу то, что мы начали сегодня вечером на террасе.
Джасмин не могла отвести глаз. Не могла мыслить здраво. А Томас уверенно приближался. Он дернул за одеяло, обнажив Джасмин. Ее белоснежная ночная сорочка манила в темноте, подобно маяку.
Джасмин отползала назад, пока не уперлась в деревянную спинку кровати. Без тени улыбки Томас скинул с себя рубашку. Его грудь покрывали шелковистые волосы, а на плоском животе играли мышцы.
Взгляд Джасмин скользнул ниже. Она тихонько вскрикнула, заметив выпуклость под тканью бриджей. Джасмин была девственницей, но однажды она видела, как на сеновале один из конюхов занимался любовью с горничной. Девушка знала, что значит эта выпуклость. Томас хотел ее. Не как наследник титула и не как аристократ, а как обычный мужчина.
Подойдя к кровати, Томас наклонился и обхватил Джасмин своими сильными руками. На его лоб упал непослушный темный локон, и она ощутила глупое и вместе с тем непреодолимое желание откинуть его назад. От Томаса исходил аромат кожи и перца, сводящий Джасмин с ума. Зеленые глаза его мерцали в темноте, подобно изумрудам.
– Я должен обладать тобой, – произнес Томас. Наконец здравый смысл взял верх над желанием, и Джасмин отшатнулась. Губы Томаса легонько коснулись ее губ в поцелуе. Джасмин силилась взять себя в руки, но жар, охвативший все тело, заставлял ее бездумно поддаться зову плоти.
Томас нежно улыбнулся.
– Ты невинна. Все еще девушка. Но сегодня ночью я сделаю тебя женщиной, Джасмин. Моей женщиной.
– Нет, – прошептала она.
– Да.
Томас задрал подол ее сорочки, явив собственному взору гладкие бедра. Он жадно смотрел на них, пробуждая в Джасмин необузданное желание.
– Ты моя. Всегда принадлежала только мне и сегодня ночью станешь моей навечно. Моя Джасмин. Я задушу любого, кто посмеет встать между нами.
Как долго она ждала этих слов. И все же Джасмин боялась. Отдавшись Томасу, она повернется спиной ко всему, чего желала добиться. К уважению. К признанию в обществе. Друзья Томаса будут считать ее продажной женщиной, стоящей по положению ниже обычной поломойки.
– Задуши свою мать. Это будет чудесно, – выдавила Джасмин, задыхаясь от прикосновения пальцев Томаса к ее бедру.
– Задушу любого. Никто не разлучит нас. Никто.
– Томас… – Джасмин уперлась руками в грудь любимого, внезапно запаниковав. В нем чувствовались сила и превосходство. Нет, она не должна этого делать.
– Джасмин, – выдохнул Томас, и в тот самый момент она поняла, что у нее нет выбора. Ее желание сравнялось по силе с его желанием.
Молодой человек поцеловал ее. Поцелуй был жадным и требовательным, а тело, прижимавшее ее к матрасу, тугим и тяжелым. С губ Джасмин сорвался тихий стон, и она немного расслабилась. Все ее мысли были заняты одним только Томасом, его стальным торсом, касающимся ее кожи, их сплетенными в ее постели телами. Томас собирался овладеть ею прямо сейчас. Он действовал смело и напористо, как пират, костюм которого надел, и Джасмин не могла остановить его. Не хотела останавливать. Потому что Томас был прав – она сама хотела его и знала, что отныне никто и ничто не помешает им быть вместе…
Испуганно вскрикнув, Джасмин проснулась. Ковер освещал струящийся из окна лунный свет. Это был всего лишь сон. Но какой сон!
Джасмин села на постели, вздохнула и отерла кончиком одеяла покрытый испариной лоб. Любовные романы, которые она так любила читать перед сном, сыграли злую шутку с ее воображением. Где-то в потаенном уголке сердца Джасмин до боли желала того, чем никогда не сможет обладать. Томас никогда не украдет ее и не заполнит тем самым пустоту в душе. Но разве не прекрасно, если бы сон вдруг стал явью?
Погруженная в раздумья, Джасмин опустилась на подушку и попыталась заснуть. Однако сон все не приходил и не приходил.
На следующее утро Джасмин проснулась раньше всех. Пробравшись на кухню, она налила себе чаю, а потом вернулась в комнату. Ей необходимо было побыть одной. Если уж не получилось стать английской розой, то, может быть, удастся примерить на себя роль египетской принцессы?
Достав из шкафа одежду, к которой она не прикасалась раньше, Джасмин разложила ее на постели. Мать дала ей этот наряд много лет назад. Джасмин взяла розовую вуаль и прикрыла ею лицо. Большие карие глаза глядели на нее из вставленного в позолоченную раму зеркала. Джасмин выглядела необычно и притягательно.
«Будь я настоящей принцессой, леди Кларедон ни за что не прогнала бы меня прочь», – с горечью подумала девушка. Покачивая бедрами в такт звучащей в ее воображении музыке, Джасмин кружилась в древнем танце своих предков. Египет – страна жаркого солнца и бесплодной пустыни, где кровь становится гуще от пылающей в ней страсти. У людей, живущих в пустыне, нет ничего общего с представителями английского общества, с их бледной кожей и строгими манерами. Джасмин тоже не была одной из них.
Сорвав с лица вуаль, Джасмин посмотрела на свои губы, вспомнив, какими припухшими они были после жаркого и настойчивого поцелуя Томаса. Этот поцелуй взволновал ее кровь и пробудил в душе страсть, какой Джасмин никогда еще не испытывала.
Но Томас находился вне пределов досягаемости, словно жил на далеком берегу. При этом Джасмин была всего лишь ничтожной песчинкой у ног недоброжелательной семьи снобов, к которой Томас принадлежал. И забывать об этом не стоит. Они же англичане, люди из высшего общества.
А вот Джасмин не чувствовала себя англичанкой. Она казалась себе птицей, пытающейся устроиться на неудобном нашесте.
Из-за того, что на ней было платье цвета цыплячьего пуха, красивая смуглая кожа Джасмин выглядела болезненно-желтой.
«Яркие, насыщенные краски – вот что нужно вашей дочери, чтобы подчеркнуть ее красоту», – заявил ее матери портной. Только никто из представителей высшего света не носил таких платьев. А Джасмин очень хотелось стать одной из них.
«Леди Кларедон питает отвращение не только ко мне. Ей ненавистна вся моя семья, – подумала Джасмин. – Ну и черт с ней. Мне совершенно неинтересны ее глупые балы. Я просто хотела доказать… Доказать что? Что мне приятно, когда меня унижают на глазах у всех?»
Нет. И эти люди ее не примут.
«Чего ты хочешь? Где твое место?» Джасмин смотрела в зеркало.
– Не знаю, – прошептала она.
Отец Джасмин был египтянином. Ее приемный отец и мать никогда не говорили о нем, даже когда девочка засыпала их вопросами. Они лишь отвечали, что о нем лучше забыть.
Джасмин не много помнила из своей жизни в Египте. В ее памяти осталась лишь роскошная позолоченная комната, в которой она жила на протяжении семи лет. Ее окружали красивые женщины с накрашенными лицами и печальными улыбками. Они баловали Джасмин. Всех их охраняли высокие хмурые мужчины с кривыми саблями. Большую часть времени Джасмин проводила в играх со своей лучшей подругой Надией, которая была старше ее на два года. Надия рассказывала Джасмин, что место, где они жили, похоже на гарем из «Тысячи и одной ночи» – такое же волнующее женское воображение. Однажды старшая женщина гарема забрала с собой Надию. Эта женщина с суровым лицом сказала Джасмин, что скоро и ей накрасят лицо и обучат тому, что знают другие.
Сгорая от любопытства, Джасмин последовала за Надией в тот злополучный день. Она на цыпочках миновала коридор и подкралась к комнате, в которой скрылась Надия вместе с высоким, устрашающего вида мужчиной. Темная комната освещалась единственной тусклой свечой. Колокольчики, украшавшие пояс Надии, тихонько позвякивали на каждом шагу. Мужчина плотно закрыл за собой дверь, и Джасмин поняла, что не должна попадаться никому на глаза. Спрятавшись снаружи, она приготовилась к тому, чтобы в любой момент броситься на помощь подруге, которой, казалось, совсем не хотелось находиться в этой комнате. А потом Джасмин услышала душераздирающий крик Надии и тяжелое мужское дыхание.
Джасмин судорожно сглотнула. После того случая Надия более не была прежней. Она скользила по коридорам, точно привидение. А потом за ней приехал другой мужчина, и Джасмин больше не видела подругу.
Вскоре после этого объявилась мать Джасмин – Бадра, которую девочка считала пропавшей. Она забрала Джасмин с собой в далекую Англию – холодную страну, населенную богато одетыми людьми, – где жила теперь с любимым человеком. Джасмин не хотелось возвращаться в Египет. Девушка поклялась себе, что привыкнет к своему новому дому, к новой стране и станет такой же, как населяющие ее люди. Она никогда не станет одной из тех накрашенных женщин с печальными улыбками. Она будет очень стараться, чтобы ни у кого не возникло даже мысли о том, чтобы вернуть ее в то жуткое место, где насилуют девочек…
– Ты не спустилась к завтраку. А сегодня подавали малиновый пирог.
Обернувшись, Джасмин увидела на пороге своей спальни младшую сестру. На лице девушки заиграла улыбка.
– Не все в этом доме любят малиновый пирог, голубка.
– Дяде Грэму нравится. Он внизу с папой. – Лидия пересекла комнату. Подол ее очаровательного зеленого платьица взлетал вверх на каждом шагу. Хотя вела она себя совсем не как леди. Впрочем, ей было всего семь лет. Так что она еще научится утонченным манерам.
И еще узнает, что такое разочарование, когда общество отвергнет и ее.
Джасмин с нежностью посмотрела на сестру и взяла с туалетного столика щетку для волос. Лидия скакала на пуховой перине, держа в руках тонкую розовую вуаль.
– Надеюсь, на дне рождения Хоуп будет малиновый пирог. Леди Кларедон обещала богатое угощение.
Джасмин затихла и посмотрела поверх плеча сестры:
– Хоуп… Тебя пригласили на вечеринку, устроенную леди Кларедон в честь дня рождения племянницы?
Лидия покрыла вуалью свои туго закрученные каштановые локоны – результат мучительного сна на папильотках – и пожала плечами.
– Хоуп – зануда, но ее тетя устраивает потрясающие вечеринки с множеством сладостей. Даже трюфели бывают.
Лидия была настоящей сластеной, но сегодня Джасмин не стала дразнить сестру. Она была слишком ошеломлена известием.
– Леди Кларедон… когда это было?
– На прошлой неделе. Она прислала приглашение в бархатной коробочке. – Лидия спрыгнула с кровати и принялась кружиться по комнате. Девочка обмотала голову шарфом Джасмин и прикрыла им нижнюю часть лица. Она с восхищением посмотрела на свое отражение в зеркале.
– Посмотри, ну разве я не выгляжу так же необычно, как мама? Папа говорит, что у меня ее нос и его глаза.
Его глаза. Глаза приемного отца Джасмин – голубые английские глаза. Голубые, а не карие, египетские. И изящный нос матери-египтянки. Джасмин любила глядеть на сестру, кожа которой была гораздо светлее ее собственной.
Общество отвергало не ее семью. А только ее. Ее одну.
Боль сдавила грудь Джасмин точно железным обручем. Девушка вновь повернулась к зеркалу и заставила себя улыбнуться. Нельзя показывать своих чувств. Никто не должен догадаться, насколько сильно ранило ее обхождение леди Кларедон.
– Ты выглядишь глупо в этом шарфе. Сними его, – произнесла Джасмин, нанося на нос – свой смуглый нос – рисовую муку.
– Неправда. – Лидия надула губы, а потом развернулась и сняла с головы шарф. – Я считаю, что выгляжу интересной. Может, когда-нибудь я стану носить такую одежду. Все будут оборачиваться и говорить: «Посмотрите, вот идет мисс Лидия Тристан, дочь виконта Арндейла, племянница герцога Колдуэлла. Ну разве она не очаровательна в этом наряде?»
Джасмин посмотрела в зеркало, и отражение расплылось у нее перед глазами. Она никогда не сможет стать англичанкой. И не важно, что она делает, сколько слоев рисовой пудры положит на лицо и какой милой постарается быть. Она никогда не станет частью английского общества и всегда будет отвергнутой, как…
Коричневый Скорпион.
Благодарение Богу, Лидия, как и остальные члены семьи, ничего не знала об отношении представителей высшего общества к Джасмин. И никогда не узнает. Потому что общество презирало лишь ее сестру.
Джасмин охватила горечь. Такая же едкая, как сок лимона, который она только что пыталась втереть в кожу. Если бы не леди Аманда, ей удалось бы вчера избежать позора. Аманда с ее очаровательным лицом, молочной кожей и самодовольным превосходством невесты. Это она во всем виновата. Джасмин охватила ярость. Она попыталась обуздать себя, но не смогла. Нет, она не станет терпеть унижения. Мать Аманды поймет свою ошибку и почувствует на себе тяжесть расплаты за свое отвратительное поведение на балу.
Нужно уязвить гордость леди Кларедон и нанести удар по тому, что ей всего дороже. Чувствуя себя ужасно безнравственной, Джасмин посмотрелась в зеркало. Конечно! Аманда. Дорогая Аманда. Распутная Аманда. Пусть все узнают, насколько безнравственной является на самом деле ангелоподобная и якобы непорочная Аманда. Козырная карта леди Кларедон, которую та приберегла, чтобы поймать в свои сети такого завидного жениха.
Да уж, завидного. Садовника в тени розовых кустов. Это же настоящая бомба! Ох, какой удар ждет леди Кларедон! Пусть она узнает такое же унижение, какому подвергла Джасмин. Узнает и никогда не забудет.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вторжение любви - Вэнак Бонни



шикарный роман! впечатления просто отличные, - советую прочитать......
Вторжение любви - Вэнак Бонниксюшка
28.10.2011, 16.56





Очень буйная фантазия у автора,правда дочитала,вернее доперелистала,но не советую.
Вторжение любви - Вэнак БонниОсоба
30.12.2013, 19.51





Прочитала на один раз,не осталось "после вкусее", как это бывает после прочтения романа..
Вторжение любви - Вэнак Бонниюля
8.08.2015, 23.34





К концу 19-го века в Англии появились первые мигрантки из Египта. А сколько их сейчас там можете видеть по телевизору. Так сказать, автор описывает истоки миграции. Но я бы тоже не хотела, что бы мой сын женился на мигрантке, как и родители главного героя. Жениться надо на соотечественницах! Не могу не сказать о любовнице главного героя. Думал, подарил изумруд и она довольна! Но любовницы просто так не уходят из постели, где им хорошо! В этом и есть изюминка романа.
Вторжение любви - Вэнак БонниВ.З.,7л.
29.10.2015, 16.18





Фуууу В.З. мерзота какая в вашем комменте. Сравнили агрессивных быдло мигрантов с прекрасной образованной девушкой-героиней, и она для вас фээ только потому что имеет корни из другой страны? Вроде и читаете вы много, и интернетом умеете пользоваться... Доктор Мартин Лютер Кинг: "Я мечтаю, что мои дети будут жить в мире, где людей судят не за цвет кожи, а за характер и поступки." Точно не про вас сказано.
Вторжение любви - Вэнак БонниЭва
29.10.2015, 16.33





Дорогая Эва! Так сложилась жизнь, что моя дочь замужем за коренным немцем и живет в Германии, где родила мне немецкого внука. Поэтому проблема с мигрантами меня тревожит более, чем кого либо. Я сама 9 раз была в Германии. И с каждым визитом я вижу, как ситуация становится все хуже. Считаю, что Германия пропала, и никогда не будет такой, как при Гете и при Шиллере. И я рада, что сохранила для дочери свою хрущевку. Будет, куда им бежать!
Вторжение любви - Вэнак БонниВ.З.,67л.
29.10.2015, 16.49





Дорогая В.З. Что вам было непонятно из моего коммента? Проблема есть - это люди, которые ведет себя как быдло, все знают, что Европа от них задыхается. Ключевые слова здесь: ВЕДУТ себя как быдло. А вы записали героиню во второй сорт лишь по факту ее рождения, несмотря на то, что она не уступает английским девушкам ни в образовании, ни в уме, и она НЕ ведет себя как быдло. Значит вы судите по цвету кожи, по гражданству, а не по характеру и поступкам. И если бы сын привел невесту мигрантку, даже не захотели бы ее узнать, ведь она "мигрантка", как будто это черта характера. Очень узкое мышление, вот и всё.
Вторжение любви - Вэнак БонниЭва
29.10.2015, 17.11





Если не думать об исторических ляпах, то роман вполне хорош. Есть интрига, страсть, приятные герои, а тема расовой нетерпимости еще долго будет актуальна, увы: 8/10.
Вторжение любви - Вэнак БонниЯзвочка
30.10.2015, 0.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100