Читать онлайн Вторжение любви, автора - Вэнак Бонни, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вторжение любви - Вэнак Бонни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вторжение любви - Вэнак Бонни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вторжение любви - Вэнак Бонни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вэнак Бонни

Вторжение любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

Это невозможно. У Томаса закружилась голова, и он с трудом нашел в себе силы, чтобы заговорить.
– Рассказывай – приказал он.
– Тогда, ночью в парке… Я думаю, там был кто-то из твоих друзей. Кто бы это ни был, он обвиняет меня в смерти Найджела.
Томас смотрел на опущенные плечи Джасмин.
– Это случилось спустя два дня после того, как ты купил у дяди Грэма арабского скакуна. Ты прислал мне записку с просьбой выйти ночью в парк, чтобы прокатиться вместе. Ты раздразнил меня, написав, что твоя лошадь лучше. Я не смогла устоять и согласилась.
– Я не писал ничего подобного.
– Знаю. Я догадалась об этом потом. Записку послан твой брат.
– Я говорил ему, чтобы он никуда не ездил той ночью, – хрипло произнес Томас. – Он не справился бы с Шебой. Но он был пьян.
Джасмин положила руку на подоконник. Томас с трудом мог расслышать ее слова, так тяжело ей было говорить:
– Он позвал меня, и я побежала к нему. Я не сомневалась, что это был ты, а не Найджел. Я слушала стихи, и это было так романтично. Лунный свет. Красивые слова. Какой же глупой я была! Я думала, что его комплименты идут от чистого сердца. Но я ошибалась.
Томаса охватила ревность. Джасмин и Найджел? Но он, не произнося ни слова, ждал продолжения.
– Он обнял меня и поцеловал. И тут я поняла, что это не ты. Все неправильно. Я увидела, что это Найджел. Он был пьян. Он сказал, что Египет завораживает его так же, как я. Найджел сказал мне: «Мать называет тебя Коричневым Скорпионом, но она не знает, что этот Коричневый Скорпион таит в себе ключ к настоящему сокровищу. И я хочу обладать им». А потом он стал грубо приставать ко мне, и мы поссорились. Он сделался таким… отвратительным. Я никогда не видела, чтобы кто-то пребывал в таком гневе.
– Что в твоих словах так его разозлило?
– Я сказала, что ни за что не пошла бы в парк на свидание с ним. Потому что он не ты, и никогда не станет таким, как ты. Потому что ты – совершенство.
От этих слов по спине Томаса пробежал холодок. А Джасмин продолжала:
– Найджел сказал, что только шлюхи выходят из дома в столь поздний час и что я, должно быть, такая и есть. Очаровательная коричневая египетская шлюха. Он сказал, всем известно, что происходит с такими, как я.
– Джас, – хрипло позвал Томас.
Девушка обернулась, и Томас увидел в свете утра, как в ее глазах блеснули слезы. Слезы, которых она не пыталась скрыть.
– Он разорвал на мне платье. Какая ирония, да? Так же поступила его мать – твоя мать на балу. Что за привычка у членов твоей семьи – рвать на мне одежду? Только Найджелом двигали иные устремления. Я достаточно сильная, но он оказался сильнее. Он требовал еще одного поцелуя. – В темных глазах Джасмин появилось какое-то затравленное выражение. – Мне некому было пожаловаться. Да, мой дядя – герцог, но все вокруг знают, что у него нет никакого влияния, потому что все считают его не от мира сего. В отличие от Найджела и твоей семьи. Он сказал, что просто хотел немного развлечься. Что в этом такого? Именно тогда я его ударила.
Джасмин подняла голову, и в ее глазах вспыхнул гнев. Яркий, как сияющая на небе звезда.
– У меня никогда не было мужчины… ты это знаешь. – Девушка невесело усмехнулась. – Но я знала наверняка, как причинить ему боль. Я ударила его между ног.
– Умница, детка, – тихо произнес Томас, в груди которого закипала ярость. Ему хотелось прижать Джасмин к груди, но он не решался прервать ее.
– И что произошло?
Джасмин горько рассмеялась.
– Найджел грязно выругался. Я побежала, но он закричал на меня. Я сказала ему, чтобы не смел ко мне прикасаться. Но твой брат, спотыкаясь, побежал к лошади. Я видела, что он не в состоянии ехать верхом, и просила его остановиться, но он не слушал. Найджел поскакал, и я услышала… услышала… – Джасмин судорожно сглотнула. – Я услышала, как лошадь упала, а Найджел закричал. О Господи, что это был за крик. Ему было так больно. Я побежала на улицу, чтобы позвать кого-нибудь на помощь. А потом я ушла, обрадованная тем, что меня никто не узнал. Но, очевидно, я ошиблась.
Томас сжал кулаки. Ярость и печаль разрывали его душу.
– Вот о чем говорилось в записках. Это из-за меня он так обезумел. Если бы я не пошла к Найджелу тогда ночью, приняв его за тебя… он все еще был бы жив. – Джасмин замолчала, уставившись в окно. – Этот случай должен был остановить меня. Мне не стоило больше пытаться стать своей в высшем обществе. Но он лишь укрепил мою решимость. Я думала, глупо, самонадеянно, что если я стану одной из вас, то ничего подобного больше не повторится.
– Джас, – хрипло произнес Томас. – О, любимая… как ты ошибалась. Я мог бы убить его за то, что он сделал.
Джасмин подняла на Томаса наполненные слезами глаза.
– Слишком поздно, – всхлипывая, выдохнула она. – Он умер. Разве ты не понимаешь, Томас? Я пошла бы в парк только ради тебя. Я с самого детства была безумно влюблена в тебя. – Ее голос сорвался на шепот. – Ты не такой, как он, Томас. Совсем не такой. Но он был так похож на тебя в ту ночь. Ведь вы… были близнецами.
Томас опустил руки. О Господи, Джасмин думала, что той ночью в парк пришел он. И с готовностью побежала навстречу. Найджел попытался изнасиловать ее. Ярость обуяла Томаса. Найджел едва не погубил его любимую.
Томас позволил ей выплакаться, сжимая в объятиях, в то время как его самого закружил вихрь эмоций и чувств. Он покрывал легкими успокаивающими поцелуями ее щеки, губы, подбородок, шею, ложбинку на горле. Джасмин прильнула к нему и запрокинула голову, а Томас все продолжал ласкать ее. Он подарил ей поцелуй, которого она жаждала той ночью в парке. Но решил не останавливаться на этом.
Томас спустил с изящных плеч Джасмин халат, и тот с легким шорохом упал к ее ногам. Подхватив Джасмин, Томас опустил ее на постель, не переставая целовать. Его губы спустились по груди и обхватили выпуклый сосок.
Переплетя свои пальцы с пальцами Джасмин, Томас вошел в нее медленно, почти благоговейно. Он покорял ее своей нежностью, словно старался стереть из памяти события той ночи. Томас смотрел на нее, когда его тело соединялось с ее телом. Он хотел, чтобы она помнила его. Только его. И никого другого.
Томас не был Найджелом, хотя женщины и пытались их сравнивать. После этого дня Джасмин никогда больше не вспомнит о его брате. Он будет ласкать ее так, что все кошмары, связанные с Найджелом, уйдут прочь из ее жизни.
Томас поцеловал Джасмин, продолжая входить в нее. Она застонала и приподняла бедра ему навстречу.
– Произнеси мое имя, Джас, – мягко приказал Томас. – Произнеси его. Произнеси.
– Томас, о, Томас! – зарыдала Джасмин, прижимаясь к нему и выгибаясь, когда ее тело пронзило острое наслаждение.
Спустя несколько часов, когда Джасмин дремала, Томас подошел к окну, погруженный в мысли. Картинка не складывалась.
Найджел сказал Джасмин, что Египет его завораживает. Ложь. Единственная поездка в Египет перед смертью несказанно утомила его. А упоминание о Коричневом Скорпионе, являющемся ключом к сокровищу? Джасмин, безусловно, настоящее сокровище, но…
Внезапно Томаса осенило, и он тихо выругался. Порывшись в вещах, валяющихся на полу, он достал из кармана брюк амулет. Нет, это невозможно. И все же…
Взвесив амулет на ладони, Томас принялся рассматривать его на свет. На столе рядом с вазой, наполненной апельсинами, лежал нож. Взяв его, Томас принялся скрести поверхность амулета, и, к его изумлению, она начала шелушиться. Камень был покрыт краской.
Томас поскреб еще, и вскоре под краской промелькнуло что-то зеленое и какие-то надписи. У Томаса перехватило дыхание. Амулет оказался вовсе не подделкой.
Легкое прикосновение к щеке пробудило Джасмин ото сна. Заморгав, она сонно улыбнулась своему возлюбленному, который выглядел мрачнее тучи.
– Джас, мне нужно оставить тебя ненадолго, но я распорядился, чтобы апартаменты охраняли. Оставайся в моем номере. Здесь безопасно.
Джасмин слушала, пока Томас рассказывал о своем открытии.
– Эдуард вместе с Дэвисом в Долине царей, а я не хочу, чтобы Дэвис узнал о моей находке. В храме Хатшеп-сут работает еще один археолог. Мы условились встретиться. Мне нужно получить информацию о происхождении этого амулета.
– Я поеду с тобой.
– Нет. Ты будешь в большей безопасности, если останешься здесь.
– Но ведь ко мне это имеет такое же непосредственное отношение, как к тебе, Томас. Пожалуйста.
Проведя рукой по волосам, Томас вздохнул:
– Ну хорошо. Только не отходи от меня ни на шаг.
Спустя несколько часов они были уже у храма. Джасмин чувствовала невероятное облегчение – ведь она рассказала, наконец, Томасу о том, какую роль сыграла в гибели Найджела. Но он до сих пор ничего не знал о ее детстве. Но рано или поздно ему станет известно и это. Прошлое больше не преследовало Джасмин, но она должна во всем признаться Томасу перед тем, как он вернется в Англию и прочитает обо всем в газетах.
Производящий неизгладимое впечатление трехъярусный храм располагался в самом высоком месте долины. Сегодня он был закрыт для посещений, потому что в нем работал археолог. Он должен был встретиться с Томасом ровно в три часа пополудни. Когда молодые люди поднялись по высоким каменным ступеням, Джасмин глубоко вздохнула.
– Прежде чем придет археолог, я должна сказать тебе еще кое-что, – начала она.
Томас спокойно посмотрел на нее. О Господи, да это будет сложнее, чем она думала. Но она должна сделать это прежде, чем растеряет всю смелость. Прежде, чем потеряет свое сердце. Если он проклянет ее после того, что услышит, значит, так тому и быть.
– Я подкинула мистеру Майерсу более громкий скандал, нежели разоблачение твоей сестры. В своей следующей колонке я положу себя на алтарь общественного мнения. – Джасмин отвернулась, не в силах выдержать испытующего взгляда Томаса. – Я написала ее, чтобы переключить внимание с твоей сестры на себя, сказав, что читатель был введен в заблуждение, чтобы отложить публикацию настоящего скандала. Я расскажу о своем авторстве и своем прошлом.
Я изложила все так, чтобы не опорочить свою мать. Я поведаю о том, что ей сказали, будто я… умерла вскоре после рождения. На самом же деле меня выкрали, чтобы продать в… – голос Джасмин сорвался от стыда, – чтобы продать в бордель. Мать не подозревала о моем существовании, пока мне не исполнилось семь лет. Уже в этом возрасте меня начали готовить к будущей жизни в борделе. Мою лучшую подругу, она была чуть старше, уже продали какому-то мужчине, и я больше не видела ее. – Голос Джасмин звучал хрипло от переполнявших ее эмоций. – Так что видишь, я дала твоему окружению возможность заклеймить меня позором раз и навсегда. Твоя мать назвала меня как-то египетской проституткой. Правда в том, что меня хотели сделать такой до тех пор, пока мама и отчим не вызволили из этого ада.
– Джас, посмотри на меня, – произнес Томас. Его голос звучал очень ласково.
Но Джасмин не могла, не хотела увидеть на его лице отвращение, не хотела прочитать в его глазах, что его окружение оказалось право в своих суждениях о ее происхождении.
Две теплые ладони легли на плечи Джасмин, заставляя ее обернуться. Томас приподнял подбородок девушки, чтобы она смогла встретить его полный нежности взгляд.
– Я знаю. Все знаю, любовь моя.
Слезы затмили взор Джасмин. Она ничего не могла понять.
– И эта статья никогда не выйдет в свет. Я уничтожил ее.
– Не понимаю.
Мрачная улыбка тронула губы Томаса:
– Я говорил тебе, что в бизнесе я беспощадный пират, с наслаждением подчиняющий других своей воле. Но я очень терпеливый человек. С тех самых пор, как появилась эта странная колонка, я употребил все свое влияние, чтобы положить ей конец самостоятельно.
– Ты не мог. Мистер Майерс – владелец газеты. Он волен печатать все, что пожелает…
– Газета больше ему не принадлежит. Теперь она моя. Я нанял следователей, чтобы они выяснили все о задолженностях издания Майерса. Тот безбожно прозакладывал свое дело. Потребовалось время и внушительная сумма денег, чтобы выкупить векселя. – Лицо Томаса ожесточилось. – Я дал ему время поправить дела. У него ничего не получилось, и газета стала моей. Я нанял уважаемых репортеров и сказал Майерсу, что он может остаться работать под началом нанятого мною редактора. Он был очень мне благодарен.
– А потом ты узнал о моей статье, о том, что в ней написано. Почему ты просто не опубликовал ее? – прошептала Джасмин.
Томас откинул с лица ее непослушный локон. Его прикосновение было таким нежным, что по спине Джасмин побежали мурашки.
– Я уничтожил ее вместе с копиями. Она никогда не будет опубликована. Я уже говорил тебе, Джас, что всегда защищаю свою собственность.
– О! – только и смогла вымолвить Джасмин. – Я думаю… я понимаю…
– В самом деле? – Пальцы Томаса скользнули по шее девушки, пробуждая в ней дрожь желания. – Если я хочу чего-то, то становлюсь очень настойчивым. И добиваюсь желаемого.
Внезапно Томас напрягся.
– Здесь небезопасно, – прошептал он и приложил губы к уху Джасмин. – За нами наблюдают. Кто-то прячется там, за колоннами.
– Твой друг? – прошептала Джасмин в ответ.
– Определенно нет. У него в руке пистолет. Я видел, как дуло блеснуло на солнце. Идем. – Томас покрепче сжал винтовку и потянул Джасмин за собой.
Отчаянно моргая на солнце, они вышли их храма. Томас взглянул на холм.
– Туда. Эртон говорил мне, что эта тропинка ведет в Долину царей.
День казался слишком солнечным и радостным для того, что происходило сейчас. Едва они достигли тропинки, прогремел выстрел, и пуля ударилась в землю всего в нескольких футах от них. Джасмин с трудом подавила крик ужаса, но Томас уже тянул ее за собой. Девушка успела лишь заметить какого-то человека, прячущегося за камнем.
– На таком расстоянии он в нас не попадет. Мы можем от него оторваться. Бежим!
Песок больно впивался в лицо, когда молодые люди карабкались вверх. Дыхание Джасмин участилось, а каблуки ее туфель то и дело скользили по камням.
Томас не замедлял шага, крепко сжимая руку Джасмин и чувствуя, что их вспотевшие ладони стали единым целым. Когда они достигли вершины холма, над долиной пронеслось эхо еще одного выстрела. Пуля просвистела рядом со щекой Джасмин. Девушка вскрикнула, и Томас упал на землю, прикрывая ее своим телом. Вскинув винтовку, он внимательно вглядывался в окрестности.
– Дьявол, их, должно быть, двое, – пробормотал молодой человек.
Приподняв голову, Джасмин заметила внизу какое-то движение.
– Они там, Томас, – прошептала она.
Томас приготовился стрелять, как вдруг за его спиной раздался знакомый голос:
– Брось оружие, Томас. Неужели ты хочешь убить собственного брата?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вторжение любви - Вэнак Бонни



шикарный роман! впечатления просто отличные, - советую прочитать......
Вторжение любви - Вэнак Бонниксюшка
28.10.2011, 16.56





Очень буйная фантазия у автора,правда дочитала,вернее доперелистала,но не советую.
Вторжение любви - Вэнак БонниОсоба
30.12.2013, 19.51





Прочитала на один раз,не осталось "после вкусее", как это бывает после прочтения романа..
Вторжение любви - Вэнак Бонниюля
8.08.2015, 23.34





К концу 19-го века в Англии появились первые мигрантки из Египта. А сколько их сейчас там можете видеть по телевизору. Так сказать, автор описывает истоки миграции. Но я бы тоже не хотела, что бы мой сын женился на мигрантке, как и родители главного героя. Жениться надо на соотечественницах! Не могу не сказать о любовнице главного героя. Думал, подарил изумруд и она довольна! Но любовницы просто так не уходят из постели, где им хорошо! В этом и есть изюминка романа.
Вторжение любви - Вэнак БонниВ.З.,7л.
29.10.2015, 16.18





Фуууу В.З. мерзота какая в вашем комменте. Сравнили агрессивных быдло мигрантов с прекрасной образованной девушкой-героиней, и она для вас фээ только потому что имеет корни из другой страны? Вроде и читаете вы много, и интернетом умеете пользоваться... Доктор Мартин Лютер Кинг: "Я мечтаю, что мои дети будут жить в мире, где людей судят не за цвет кожи, а за характер и поступки." Точно не про вас сказано.
Вторжение любви - Вэнак БонниЭва
29.10.2015, 16.33





Дорогая Эва! Так сложилась жизнь, что моя дочь замужем за коренным немцем и живет в Германии, где родила мне немецкого внука. Поэтому проблема с мигрантами меня тревожит более, чем кого либо. Я сама 9 раз была в Германии. И с каждым визитом я вижу, как ситуация становится все хуже. Считаю, что Германия пропала, и никогда не будет такой, как при Гете и при Шиллере. И я рада, что сохранила для дочери свою хрущевку. Будет, куда им бежать!
Вторжение любви - Вэнак БонниВ.З.,67л.
29.10.2015, 16.49





Дорогая В.З. Что вам было непонятно из моего коммента? Проблема есть - это люди, которые ведет себя как быдло, все знают, что Европа от них задыхается. Ключевые слова здесь: ВЕДУТ себя как быдло. А вы записали героиню во второй сорт лишь по факту ее рождения, несмотря на то, что она не уступает английским девушкам ни в образовании, ни в уме, и она НЕ ведет себя как быдло. Значит вы судите по цвету кожи, по гражданству, а не по характеру и поступкам. И если бы сын привел невесту мигрантку, даже не захотели бы ее узнать, ведь она "мигрантка", как будто это черта характера. Очень узкое мышление, вот и всё.
Вторжение любви - Вэнак БонниЭва
29.10.2015, 17.11





Если не думать об исторических ляпах, то роман вполне хорош. Есть интрига, страсть, приятные герои, а тема расовой нетерпимости еще долго будет актуальна, увы: 8/10.
Вторжение любви - Вэнак БонниЯзвочка
30.10.2015, 0.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100