Читать онлайн Вторжение любви, автора - Вэнак Бонни, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вторжение любви - Вэнак Бонни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вторжение любви - Вэнак Бонни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вторжение любви - Вэнак Бонни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вэнак Бонни

Вторжение любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Большую часть дня Джасмин проводила в одиночестве и чувствовала себя пленницей. Только однажды к ней пришла портниха, чтобы снять мерки для новой одежды.
Вечером доставили новую одежду: английские платья, мягкие широкополые шляпы, шелковые сорочки. Джасмин задумчиво перебирала обновки. Как странно, что теперь Томас хотел, чтобы она одевалась как англичанка, в то время как раньше настаивал на обратном.
Наконец Томас, высокомерный, как паша, позвал Джасмин в гостиную. Пылая в душе от гнева, Джасмин стояла перед ним, пока слуги суетились вокруг, упаковывая его вещи. Лорд Томас сидел в удобном кресле у окна. На выложенном мозаикой столике стояла чашка с чаем и лежали газеты. Но Томас даже не предложил Джасмин сесть.
– Я хочу обсудить с тобой твои обязанности. Мы отплываем завтра утром. Я нанял драгомана
type="note" l:href="#n_5">[5]
Хамида-эль-Хуссейна, который будет исполнять обязанности гида. Капитан уверяет, что ветер в час отплытия будет попутным. Путешествие займет примерно две недели. Я планирую останавливаться время от времени, чтобы осмотреть окрестности.
Джасмин просияла при мысли о том, что у нее появится возможность обследовать холмы в поисках древних захоронений. Но радость оказалась преждевременной. По мере того как Томас перечислял ее обязанности, девушку охватывало смятение. Ей запрещалось покидать борт корабля, если ее не сопровождал Томас. Дни Джасмин были расписаны по минутам. Она должна была помогать стюардам прибираться в апартаментах Томаса, каждый вечер готовить ему пижаму и следить за тем, чтобы шампанское было хорошенько охлаждено. Глаза Джасмин подернулись поволокой.
– А я должна докладывать тебе, если вдруг захочу попить? Или ты прикажешь мне пить из Нила?
Холодный блеск в глазах Томаса предупредил Джасмин, что она зашла слишком далеко. Ей пришлось прикусить язык.
– Когда мы приедем в Луксор, я буду жить не на «Царице Нила», потому что забронировал апартаменты в Зимнем дворце. – Томас посмотрел на Джасмин из-под полуприкрытых век. – Каждое утро, если я захочу посетить долину, капитан будет присылать лодку, которая будет ожидать моего возвращения.
– Не хочешь платить за переправу, – с сарказмом произнесла девушка. – Становишься прижимистым? Закажете на сэкономленные еще шампанского, сэр?
В глазах Томаса вспыхнул гнев, который тут же пропал.
– Ты будешь сопровождать меня каждый раз, когда я захочу съездить в долину. Можешь брать с собой тетради и записывать наблюдения. Но только до тех пор, пока я рядом. Тебе будет позволено принимать участие в раскопках, но только до тех пор, пока я остаюсь рядом с тобой. Это ясно?
Радость смешалась в душе Джасмин с беспокойством. По крайней мере, у нее будет возможность достигнуть поставленной цели. Только вот что она будет делать ночью? Раз Томас будет жить в отеле, а она на борту корабля, значит, ей придется оставаться со слугами. Джасмин предпочла бы ночевать в отеле. По крайней мере, там убийца не заберется на борт, держа в зубах нож, и не зарежет ее под покровом ночи.
Но она должна быть смелой.
– Хочешь, чтобы служащие докладывали тебе каждое утро о положении дел?
– Ты не будешь ночевать на корабле. Я снял для тебя номер рядом со своим. Он был занят, но я щедро заплатил управляющему, чтобы тот переселил постояльцев.
Испытав облегчение, Джасмин пробормотала слова благодарности.
– Ну и конечно, иногда среди ночи мне могут потребоваться твои услуги.
Джасмин ошеломленно посмотрела на Томаса.
– Если мне захочется выпить чего-нибудь холодного, ты должна принести напиток мне в номер. Будешь чистить мои ботинки. Каждое утро мой костюм должен висеть возле постели, воротнички должны сверкать белизной. Галстуки должны быть идеальны. – Томас замолчал, сцепив пальцы. Он был наделен властью и ожидал, что его приказы будут выполняться беспрекословно. – А пока ты должна выгладить мой парадный сюртук, потому что я ужинаю сегодня с одним антикваром и еще несколькими важными людьми.
– Понятно, – вздохнула Джасмин. – Может, хотите, чтобы я притащила для вас ванну, сэр?
– Если хочешь, можешь помочь мне купаться.
Щеки девушки залил густой румянен. Прижав ладони к пылающему лицу, Джасмин отвернулась, надеясь скрыть от Томаса выражение лица. Но тот лишь рассмеялся у нее за спиной.
– Э… нет… я… пойду гладить ваш сюртук. – Джасмин выскочила из гостиной, а Томас продолжат смеяться ей вслед.
Путешественники отплыли из Каира без приключений. «Царица Нила» была отличным парусным судном. Томас предоставил Джасмин отдельную каюту, чтобы той не пришлось спать вместе с обслуживающим персоналом. Обстановка каюты приятно удивила девушку. В углу стояла большая кровать с балдахином. Рядом располагались туалетный столик красного дерева с зеркалом и шкаф для одежды. Здесь даже была ванна из розового мрамора, инкрустированная золотом, в которой с легкостью могли поместиться два человека.
Джасмин обеспокоилась, узнав, что комната для купания соединена с апартаментами Томаса, расположенными по соседству.
На палубе стояли красно-белые полосатые кресла и обеденный стол. Пол кают-компании устилал персидский ковер, прямоугольные окна обрамляли тяжелые шторы из темно-красного бархата, забранные золотыми шнурами. Вдоль каждой стены стояли диваны с узорами из белых и красных цветов. Посреди кают-компании располагался стол.
Обстановку довершат небольшой столик из клена, на котором складывали корреспонденцию. Когда у нее выдавалась свободная минута, Джасмин писала здесь свои статьи, покусывая кончик карандаша и мечтательно рассматривая проплывающие мимо берега. Не успевала она написать один параграф, как ее уже звал повар, готовящий ужин, или же экономка просила вымыть полы.
Джасмин почти не разговаривала с Томасом. Казалось, их длительному путешествию вверх по течению реки не будет конца. Поймав попутный ветер, корабль медленно продвигался вперед. Несколько раз команде приходилось высаживаться на берег и тащить корабль на тросах, когда наступал штиль. Джасмин беседовала с гидом, которому нравилось говорить с ней по-английски. Молча подавала Томасу еду, молча мыла посуду и прибиралась в каюте Томаса. Если в пустыне он содержал свой шатер в идеальном порядке, то теперь в его каюте валялась разбросанная в беспорядке одежда, словно здесь недавно бушевала буря.
Сегодня, прибираясь в каюте Томаса, Джасмин подняла с пола его рубашку. Она поднесла ее к лицу и вдохнула такой знакомый аромат кожи, одеколона и мужчины. Того самого мужчины, с которым ее тело некогда сплеталось воедино. Она принадлежала ему в те драгоценные ночи.
Хватит. Она больше ему не служанка.
– Чем это ты занимаешься?
Джасмин виновато опустила рубашку. Томас стоял в дверях, и его темные брови сурово сошлись на переносице.
– Я же велел тебе прибраться у меня в каюте. Поторапливайся, потому что тебе еще стирать мои рубашки. От того, что ты их нюхаешь, они не станут чище.
– Я просто удивлялась тому, как человек, за которого все делают другие, умудрился так испачкаться, – не осталась в долгу Джасмин. – От твоей рубашки воняет, как от верблюда, десять дней шедшего по пустыне.
Джасмин бросила рубашку на кучу грязного белья и подошла к туалетному столику, чтобы смахнуть с него пыль. На глаза ей попался маленький амулет с запаянным в середине Коричневым Скорпионом. Джасмин взяла амулет в руки.
Томас с ленивой грацией пересек каюту и провел рукой по амулету, слегка коснувшись ее пальцев. Джасмин судорожно вздохнула.
Дыхание Томаса стало прерывистым, когда он посмотрел на нее. Он провел пальцем по ее щеке.
– Ты испачкалась, – тихо сказал он. – Как трубочист.
– В самом деле? – выдохнула Джасмин. Их губы были так близко, что почти соприкасались.
Рот Томаса приоткрылся. Но потом он убрал руку, развернулся и сунул ее в карман.
– Убирайся из моей каюты, Джасмин, – хрипло произнес он. – Я хочу остаться один.
Джасмин бросила тряпку на бюро и удалилась.
«Убирайся из моей каюты, Скорпион. И из моего сердца. Я изгоню тебя из своих желаний». Опустив голову, Томас схватился за край бюро. Святые небеса, все оказалось гораздо сложнее, чем он предполагал. Томас хотел преподать Джасмин урок, не отпуская ее от себя ни на минуту, чтобы вовремя успеть защитить. Но вместо этого наказывал себя.
Как, черт возьми, он сможет это вынести? Ее близость, нежный женский аромат, само ее существование?
Но она была рядом, потому что только так он мог присматривать за ней. Если бы Джасмин вернулась в Англию, могло бы произойти что-нибудь ужасное. Томас содрогнулся, представив, как Джасмин падает за борт и тонет в холодной пучине океана.
И все же он сомневался, что дело примет подобный оборот. Интуиция подсказывала ему, что человек, совершивший все эти покушения на Джасмин, не хотел ее смерти. Пока. Каждый раз ей оставляли возможность спастись. И когда ее столкнули в реку, и когда украли кошелек. Гораздо проще было бы просто подойти и вонзить в сердце нож. По спине Томаса пробежал холодок. Неизвестный играл с Джасмин так уверенно, словно был кошкой, а она – мышкой, попавшей в мышеловку. Этот человек хотел помучить ее. И возможно, в конце концов, все-таки убить.
У Томаса были основания подозревать одного человека. Только вот доказательств не было. А пока его первоочередной задачей было не отпускать от себя Джасмин. Обслуживающий персонал тщательно подбирался его надежным другом, живущим в Каире. Томас щедро платил слугам. Кроме того, каждому из них были даны четкие указания не спускать с Джасмин глаз. Проверить, на что они способны, можно будет, только если на девушку опять совершат покушение. На корабле она была в безопасности, а вот на берегу могло произойти что угодно.
Томас подошел к туалетному столику, выдвинул нижний ящик и достал из него пистолет. Зарядив его, он заткнул пистолет за пояс вместе с серебряным кинжалом, подаренным ему Джабари. Теперь, когда он был вооружен, пришло время проверить свою теорию. Вскоре им предстоит очередная остановка. Вот тогда-то он и попытается сделать это. Бени-Хассан был наводнен туристами. Томас высадится на берег и возьмет Джасмин с собой. Среди каменных захоронений она станет превосходной мишенью, если кто-то действительно неотступно следует за ними.
Утром они остановились возле населенного пункта Бени-Хассан. Дорические колонный развалины древней арабской деревни, разрушенной Моххамедом Али, не интересовали Томаса. Он собирался посетить захоронения, взяв с собой Джасмин. И прихватив пистолет и кинжал. Джасмин просияла от радости, когда Томас сообщил об экскурсии.
Босоногие мальчишки с криками бегали по улицам деревни. Улыбнувшись, Джасмин помахала им рукой. Дорога, петляющая меж глинобитных домов, выстроенных прямо на развалинах древнего поселения, вела к захоронениям. Проходя вдоль ровных рядов каменных могил, выдолбленных в известняковых горах, можно было прочитать историю города. Глаза Джасмин горели от восторга, когда молодые люди ехали вверх по горам. Томас же напряженно молчал, оглядывая пустынные окрестности в поисках врагов. Невдалеке небольшими группами бродили туристы. Здесь было очень легко остаться незамеченным, смешавшись с толпой.
Местные жители выгодно сдавали в аренду своих осликов, покорно семенящих по непрерывно поднимающимся вверх склонам. Ниже уровня темно-желтых песков простирались плодородные поля и спокойные воды Нила. Обжигающее солнце висело в пронзительно голубом небе.
Томас и Джасмин спешились. Сухие каменистые горы были так же безмятежны, как и украшенные богатой резьбой могилы. Впереди виднелись песчаные вихри. Молодые люди бродили среди захоронений, причем Томас старался держаться за спиной у Джасмин. Похоже, никто их не преследовал. Джасмин делала записи и восхищенно вскрикивала при виде прекрасно сохранившихся фресок.
Когда они подошли к гробнице Хети, Томас напрягся, и по его рукам побежали мурашки. Ему знакомо было это ощущение, которого он уже давно не испытывал. Томас незаметно положил руку на рукоятку пистолета, следуя за Джасмин в гробницу.
Гробница Хети, обозначенная под номером семнадцать, представляла собой огромный полупустой зал. С потолка спускались две тонкие, вырезанные в виде лотоса колонны. Расставленные в гробнице лампы освещали картины из повседневной жизни, нарисованные на стенах. На самой дальней стене были изображены люди, выращивающие виноград и делающие вино.
Убранство гробницы привело Джасмин в восторг.
– Посмотри, как это восхитительно, Цезарь! Я чувствую себя так, словно перенеслась на тысячу лет назад. Только представь, что вино, которое они делали, все еще существует.
Несмотря на мрачные предчувствия, Томас улыбнулся. Его развеселил не столько энтузиазм Джасмин, сколько тот факт, что она вновь употребляла придуманное в детстве прозвище. Она была настолько взволнована, что ее щеки залил восхитительный нежный румянец, а карие глаза горели огнем.
– Думаю, оно не слишком вкусное.
– Посмотри, это Хети и его жена. – Джасмин указала на изображение царя и царицы. – О, она такая красивая!
«Ты прекраснее любой древней фрески», – подумал Томас, опьяненный красотой Джасмин. Он восхищенно наблюдал за тем, как она закусила похожую на лепесток розы нижнюю губу и трогательно сдвинула шелковистые брови.
– Потрясающе, – произнес Томас, еле сдерживаясь, чтобы не дотронуться до Джасмин. – Идем, нам пора.
– Сейчас. – Джасмин принялась что-то записывать в своей тетради.
Еще минута в этой пропахшей плесенью душной гробнице, и он не сможет сдержаться. Заскрежетав зубами, Томас взял ее за руку.
– Идем.
Он вывел ее наружу, зажмурившись от ослепительного солнца. Мимо бродили люди, но никто не показался Томасу подозрительным. Возможно, у него просто разыгралось воображение. Томас отпустил руку девушки, и та захлопнула тетрадь.
О Господи, как же ему хотелось прижать ее спиной к стене гробницы, поднять юбки и погрузиться во влажные, гостеприимные глубины ее лона, а потом любить ее до тех пор, пока она не вскрикнет. Эхо ее крика понеслось бы под сводами гробницы подобно крику царицы, занимающейся любовью со своим мужем Хети. Томас потянул за слишком тугой воротничок и отвернулся к каменной стене, сделав вид, что рассматривает ее. На самом же деле он выжидал, пока ослабеет возбуждение.
Сможет ли он продолжать в том же духе, когда Джасмин постоянно находится рядом? Отвлекаться подобным образом было очень приятно, но Джасмин заставляла его забыть о том, что на данный момент наиболее важно – о ее безопасности.
Джасмин еле слышно вскрикнула.
– Нет… этого просто не может быть.
Холодок пробежал по спине Томаса.
– Что такое?
– Мне кажется, я увидела… нет, это невозможно. – Девушка пожала плечами. – Наверное, это просто игра воображения.
Но Томас знал, кого именно она увидела. Он обеспокоено огляделся по сторонам.
– Идем, – приказал он, таща Джасмин к дороге, в то время как его правая рука сжимала пистолет. Когда они спешили вниз по унылому склону к берегу, Томас с трудом подавил желание обернуться. Он знал, что за ними наблюдают.
* * *
Спустя несколько дней корабль путешественников бросил якорь в гавани Луксора, прямо напротив Зимнего дворца. Апартаменты Джасмин оказались довольно удобными и имели выход на небольшой балкон. Прямо напротив отеля сверкал в лучах восходящего солнца купол самого знаменитого храма Луксора. На древних каменных стенах плясали золотистые тени. Джасмин ужасно хотелось рассмотреть все поближе, но на сегодняшнее утро Томас запланировал поездку в Долину царей. При мысли об этом сердце девушки начинало биться быстрее.
Раздался стук в дверь. Джасмин открыла. На пороге стоял Томас, сурово сдвинувший брови.
– Ты не должна открывать дверь первому попавшемуся.
Уязвленная, Джасмин гневно посмотрела на молодого человека.
– Ты прав, не должна. – С этими словами она захлопнула дверь, а спустя мгновение уже еле сдерживала смех. Томас кричал из-за двери, что он уходит и ей лучше поторопиться, но Джасмин лишь продолжала смеяться.
Спустя пару минут в дверь снова постучали.
– Кто там? – спросила Джасмин.
– Обслуживание номеров, – раздался высокий женский голос.
Распахнув дверь, Джасмин выглянула в коридор. Никого. Озадаченная, она вышла.
В этот самый момент чья-то сильная рука грубо схватила ее за талию, а мозолистая ладонь зажала ей рот. Джасмин в ужасе принялась вырываться. Ладонь неизвестного, затаскивающего девушку назад в комнату, глушила ее крики. Державший Джасмин человек что-то пробормотал по-арабски и захлопнул ногой дверь. Джасмин перестала сопротивляться, сделав вид, что лишилась чувств. Почувствовав, что негодяй ослабил хватку, девушка изо всех сил ударила его локтем в солнечное сплетение. Мужчина даже не согнулся, но, тем не менее, отпустил ее.
Резко развернувшись, Джасмин уже занесла ногу, чтобы ударить незнакомца в пах, но тот закрылся руками.
– Прошу тебя ради моих будущих наследников, не надо, – взмолился знакомый голос.
Ошеломленная Джасмин смотрела на Томаса. Ее сердце по-прежнему отчаянно колотилось.
– Я хотел преподать тебе урок. Нельзя открывать дверь никому, кроме меня. Кем бы гость ни представился. Это опасный город. Я сделал так, чтобы обслуживающий персонал отеля входил в твои апартаменты только в присутствии моих собственных слуг. А ты открываешь дверь, только если слышишь мой голос. Если тебе что-нибудь нужно, спроси у меня. Это понятно?
Джасмин медленно кивнула, стараясь унять сердцебиение. Томас провел рукой по волосам.
– А теперь собирайся. Мы едем к месту раскопок. Я лайду за тобой через час.
– Почему ты так защищаешь меня, Томас? Ты знаешь что-то, чего не знаю я?
Сначала Томас ничего не ответил, но потом отвел взгляд.
– Ты узнаешь все в свое время. А пока собирайся.
В Долину царей Томас и Джасмин отправились верхом на небольших серых осликах. Джасмин полной грудью вдыхала знойный воздух. Широкополая белая шляпа защищала ее глаза от палящего солнца.
Томас ехал позади Джасмин. Процессию возглавлял драгоман. С обеих сторон их окружали лишь отвесные скалы.
Когда процессия достигла места назначения, драгоман взял осла Джасмин под уздцы, помогая девушке спешиться. Слуги принялись разбивать походный шатер, внутрь которого поставили раскладной стол и стулья. С удивительной быстротой они распаковали корзины, а потом расставили на столе стаканы, тарелки с печеньем и кувшин с прохладным лимонадом.
На месте раскопок царило оживление. Мужчины, одетые в галабийя, едва прикрывавшие лодыжки, и светлые тюрбаны, напевно переговаривались между собой. В руках босоногих работников мелькали кирки, вонзающиеся в испещренную острыми камнями землю. Некоторые сняли верхнюю одежду и работали теперь в одних шароварах. В толпе мужчин мелькал мальчишка с огромным бурдюком, наполненным водой, за плечами и привязанной к поясу кружкой.
Здесь присутствовали несколько европейцев. В частности, супружеская пара из Германии с дочерью. Белокурой девочке на вид было лет шестнадцать.
Положив на колени лист бумаги, Джасмин принялась делать наброски. Томас отошел в сторону, чтобы поприветствовать высокого молодого человека, надзиравшего за работами, но драгоман продолжал стоять за спиной Джасмин.
Девушка подняла голову.
– Со мной все в порядке. Можете идти по своим делам.
– Мое дело – это вы, мисс, – почтительно произнес мужчина. – Молодой лорд приказал мне неотлучно находиться подле вас.
Сбитая с толку, Джасмин прикусила кончик карандаша. Томас кивнул молодому человеку, с которым разговаривал, и оба пошли прочь. Девушка стала наблюдать за происходящим.
Работники долбили землю, заставляя ее выдать давно канувшее в Лету сокровище. Осколки камней и песок грузили в плетеные корзины. Мальчишки, стоявшие рядом, оттаскивали эти корзины в сторону. Они сновали взад и вперед, образуя некое подобие белой гусеницы, расположившейся посреди долины.
Джасмин нахмурилась, увидев мужчин с хлыстами в руках. Они время от времени пускали их в ход, когда видели, что движение «гусеницы» замедляется. Джасмин поинтересовалась у Али, кто они такие.
– У каждой группы есть надсмотрщик, – был ответ.
В долине царила невыносимая жара. Пыль, поднимаемая ветром, наполняла воздух. Один из надсмотрщиков что-то выкрикнул, и работа остановилась. Томас присоединился к Джасмин. Он налил себе стакан лимонада и сделал глоток, поглядывая на девушку.
На языке у Джасмин вертелось слишком много вопросов. Но она удовлетворилась расспросами о раскопках.
Работники уселись на земле и принялись за принесенную с собой еду. Разложив на земле помидоры, лук и хлеб, они разговаривали и смеялись.
После недолгого обеда землекопы вернулись к работе, На место раскопок прибыли новые наблюдатели. Томас остался рядом с Джасмин, обеспокоено оглядываясь по сторонам.
– Дэвис умеет устроить представление. Он любит общаться с богатыми, наделенными властью людьми. Именно поэтому я получил доступ в долину, – рассеянно заметил он, глядя на дочку супругов-немцев.
Джасмин заметила, как молодой египтянин, несущий корзину с землей, тоже посмотрел на белокурую немку. Та одарила его робкой улыбкой, наполненной обещаниями и надеждой. Молодой человек споткнулся, едва не выронив корзину.
Томас проследил за взглядом Джасмин.
– Они влюблены. Эдуард сказал мне. Он наблюдал за ними.
Джасмин нахмурилась.
– Бедняги. Это ни к чему не приведет. Он египтянин, а она такая… Белокожая. Богатая. Желанная в любом обществе, – произнесла девушка вслух.
– Не думаю, – тихо возразил Томас. – Он так трогательно восхищается ею. А как она смотрит на него! Они оба так молоды и независимы от окружающего их мира.
Молодой человек с корзиной прошел мимо них, сопровождаемый очаровательной блондинкой. Томас схватил Джасмин за руку.
– Идем, я покажу тебе кое-что, чтобы ты не была такой циничной.
Они зашли за холщовый навес. Молодой египтянин отирал с лица грязь и смотрел на девушку, которая ускользнула от бдительного взгляда родителей. Египтянин робко взял ее за руку и нежно поцеловал белую, как молоко, ладонь.
В горле Джасмин встал ком. Благоговейное выражение глаз молодого египтянина и восхищение, написанное на лице девушки, заставляли ее верить, что подобное возможно.
Когда они вернулись на свои места, Томас погрузился в размышления.
– Завидую их надежде. Для них имеют значение только их чувства. Они не думают ни об общепринятых правилах поведения, ни о будущем. Живут радостью одного дня и думают лишь о том, как остаться наедине.
– Все это очень печально. Ведь скоро они поймут, что жизнь не поощряет проявления подобных чувств, а уничтожает их, как молот – хрустальный бокал. Египтянина ждет лишь разбитое сердце. – Джасмин безразлично пожала плечами, чтобы скрыть переполнявшую ее тоску.
Томас как-то странно посмотрел на нее:
– А девушку?
– О, думаю, она вскоре забудет его и будет жить дальше, когда ее родители вернутся в Европу к своим теннисным кортам и скачкам. Девушка принадлежит к высшему сословию. Она потеряет свою первую любовь из виду, и вскоре та станет лишь воспоминанием…
Внезапно поблизости раздался громкий крик:
– Они нашли ее! Гробницу Тутанхамона.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вторжение любви - Вэнак Бонни



шикарный роман! впечатления просто отличные, - советую прочитать......
Вторжение любви - Вэнак Бонниксюшка
28.10.2011, 16.56





Очень буйная фантазия у автора,правда дочитала,вернее доперелистала,но не советую.
Вторжение любви - Вэнак БонниОсоба
30.12.2013, 19.51





Прочитала на один раз,не осталось "после вкусее", как это бывает после прочтения романа..
Вторжение любви - Вэнак Бонниюля
8.08.2015, 23.34





К концу 19-го века в Англии появились первые мигрантки из Египта. А сколько их сейчас там можете видеть по телевизору. Так сказать, автор описывает истоки миграции. Но я бы тоже не хотела, что бы мой сын женился на мигрантке, как и родители главного героя. Жениться надо на соотечественницах! Не могу не сказать о любовнице главного героя. Думал, подарил изумруд и она довольна! Но любовницы просто так не уходят из постели, где им хорошо! В этом и есть изюминка романа.
Вторжение любви - Вэнак БонниВ.З.,7л.
29.10.2015, 16.18





Фуууу В.З. мерзота какая в вашем комменте. Сравнили агрессивных быдло мигрантов с прекрасной образованной девушкой-героиней, и она для вас фээ только потому что имеет корни из другой страны? Вроде и читаете вы много, и интернетом умеете пользоваться... Доктор Мартин Лютер Кинг: "Я мечтаю, что мои дети будут жить в мире, где людей судят не за цвет кожи, а за характер и поступки." Точно не про вас сказано.
Вторжение любви - Вэнак БонниЭва
29.10.2015, 16.33





Дорогая Эва! Так сложилась жизнь, что моя дочь замужем за коренным немцем и живет в Германии, где родила мне немецкого внука. Поэтому проблема с мигрантами меня тревожит более, чем кого либо. Я сама 9 раз была в Германии. И с каждым визитом я вижу, как ситуация становится все хуже. Считаю, что Германия пропала, и никогда не будет такой, как при Гете и при Шиллере. И я рада, что сохранила для дочери свою хрущевку. Будет, куда им бежать!
Вторжение любви - Вэнак БонниВ.З.,67л.
29.10.2015, 16.49





Дорогая В.З. Что вам было непонятно из моего коммента? Проблема есть - это люди, которые ведет себя как быдло, все знают, что Европа от них задыхается. Ключевые слова здесь: ВЕДУТ себя как быдло. А вы записали героиню во второй сорт лишь по факту ее рождения, несмотря на то, что она не уступает английским девушкам ни в образовании, ни в уме, и она НЕ ведет себя как быдло. Значит вы судите по цвету кожи, по гражданству, а не по характеру и поступкам. И если бы сын привел невесту мигрантку, даже не захотели бы ее узнать, ведь она "мигрантка", как будто это черта характера. Очень узкое мышление, вот и всё.
Вторжение любви - Вэнак БонниЭва
29.10.2015, 17.11





Если не думать об исторических ляпах, то роман вполне хорош. Есть интрига, страсть, приятные герои, а тема расовой нетерпимости еще долго будет актуальна, увы: 8/10.
Вторжение любви - Вэнак БонниЯзвочка
30.10.2015, 0.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100