Читать онлайн Вторжение любви, автора - Вэнак Бонни, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Вторжение любви - Вэнак Бонни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Вторжение любви - Вэнак Бонни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Вторжение любви - Вэнак Бонни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вэнак Бонни

Вторжение любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

Джасмин отправилась на базар. Она телеграфировала мистеру Майерсу и успокоилась. Возвращаться в Англию не было смысла. По крайней мере, до тех пор, пока другие ее статьи не будут опубликованы. Зато теперь репутация леди Аманды будет спасена.
В Хан-эль-Хали царил настоящий праздник. Здесь можно было не только сделать покупки, но и посмотреть театрализованные представления, устраиваемые хозяевами лавочек, желающими поскорее продать свой товар. Лабиринт путаных улочек представлял собой своеобразное государство в государстве. Фарфоровая и фаянсовая посуда, множество сортов чая, полосатые мешки с бобами фава, одежда, всевозможные безделушки, украшения… Джасмин шла мимо плетеных корзин, наполненных крупными глянцевитыми финиками, изящными бутылочками со специями, апельсинами, гранатами и прочими фруктами. Соблазнительные ароматы дразнили обоняние Джасмин, а солнце пригревало кожу.
Девушка остановилась на минуту, чтобы полюбоваться куполообразным сводом, венчающим вход на улицу, где торговцы сидели на низеньких стульчиках перед разложенными прямо на земле товарами. Заметив Джасмин, проворный торговец тут же вскочил на ноги. Размахивая сияющим на солнце серебряным кофейником, он принялся напевно зазывать Джасмин поглядеть на его товар. Он упрашивал ее подобно тому, как любовник уговаривает робкую даму разделить с ним постель.
Вещица вызвала восхищение Джасмин. Полированный бок кофейника украшал маленький Глаз Гора, а покрытая причудливыми узорами ручка была выполнена в виде ладьи фараона. Томасу наверняка понравится. Джасмин принялась оживленно торговаться. Глаза лавочника заблестели, и он начал сбавлять цену. Торги продолжались до тех пор, пока цена не устроила обоих.
– Не представляю, где он сможет им воспользоваться, но мне нравится Веджат.
type="note" l:href="#n_4">[4]
– Джасмин открыла кошелек, чтобы достать деньги.
Вдруг кто-то с силой толкнул ее, а грубые руки выхватили кошелек. Упав на землю, Джасмин вскрикнула, а потом вскочила на ноги, чтобы догнать вора. Торговец, раздосадованный тем, что не сможет получить денег, попытался схватить Джасмин за рукав, но она не обращала на него внимания.
Джасмин побежала за вором, но тот быстро затерялся в толпе. Тяжело дыша и ругая себя за неосмотрительность, девушка остановилась.
Ну ничего. В номере у нее остались деньги. К счастью, она не взяла с собой всю сумму, памятуя о том, что на улицах Каира промышляют карманники.
Джасмин отправилась назад в отель. Она взбежала по ступеням, недоумевая, почему швейцар нахмурился, увидев ее. Сунув руку в карман, чтобы достать ключ, Джасмин увидела идущего к ней управляющего и поспешила ему навстречу. Однако вместо привычной улыбки на его лице застыло холодное и даже угрожающее выражение.
– О, здравствуйте, мне нужно поговорить с вами. У меня только что украли кошелек, и, боюсь, в нем остался ключ от номера. Прошу вас, велите швейцару впустить меня.
– Вы не можете пройти в свой номер, – холодно произнес управляющий. – Уходите, пока я не вызвал полицию.
Рот Джасмин открылся от удивления.
– Как… но ведь я уеду из отеля только через две недели! Я живу здесь. Джасмин Тристан, помните?
– Я знаю, кто вы, и мне запрещено впускать вас в отель. – Управляющий презрительно фыркнул. – Если вы не уйдете сейчас же, я вынужден буду выпроводить вас силой. Так что не стоит устраивать сцен.
– Я племянница герцога Колдуэлла! – в отчаянии закричала Джасмин.
– Герцог уехал, а гости гостиницы жалуются, что вы пристаете к ним. Вас также видели с мужчиной, который собирался заплатить вам за ваши «услуги». Ступайте в другой отель и поищите другого «дядю».
– Но это ужасная ошибка.
Управляющий фыркнул.
– Если у вас есть какое-то удостоверение личности…
– У меня украли документы.
– Удобное оправдание. – Управляющий подозвал швейцара.
– Но моя одежда и деньга в номере. Отдайте их мне, – не сдавалась Джасмин.
Тот, кто украл ключ от номера, наверняка действовал быстро и украл все ее вещи. Вдруг Джасмин вспомнила о Томасе. Он наверняка сможет разобраться с этим недоразумением.
– Мне нужно послать записку в номер лорда Томаса Уолленфорда. Он скажет вам, кто я такая.
– Лорда Томаса здесь нет. Вы должны уйти. Сейчас же. – Рядом с управляющим тотчас появились два швейцара. – Будьте любезны, проводите эту леди до дверей, – приказал управляющий, сделав ударение на слове «леди».
Джасмин ударила швейцаров по рукам.
– Не смейте ко мне прикасаться! – как можно высокомернее потребовала она.
Девушка вышла из отеля и остановилась на террасе. Да, положение хуже некуда. В арабском платье, без денег и документов ей некуда было идти. Удостоверить личность можно лишь найдя кого-то из знакомых. Но Морроу и Ходжесы уехали в Луксор. Да и Томаса нигде не было видно.
При звуке знакомого смеха, доносящегося с улицы, у Джасмин гора с плеч свалилась. Наконец-то!
Томас разговаривал с цветочницей. Джасмин поспешила вниз по лестнице. На лице цветочницы отразилось разочарование, когда Джасмин потащила Томаса в сторону.
– Мне нужно поговорить с тобой, Томас. Я оказалась в очень неприятном положении. Меня обворовали на базаре в Хан-эль-Хали, а управляющий почему-то выгнал меня из отеля. Он думает, что я приехала с дядей Грэмом, потому что я его… э… он говорит, что я не должна находиться в отеле. Я сказала, что я племянница герцога, но мне не поверили!
Не сводя с Джасмин взгляда, Томас вертел в руках котелок. Он ничего не сказал, лишь как-то странно улыбался, словно знал какую-то тайну.
Внезапно Джасмин поняла.
– Ты знал об этом?
«Пожалуйста, скажи, что это неправда, пожалуйста…»
– Знал? – протянул Томас.
Он выглядел таким безразличным, таким холодным, что у Джасмин закружилась голова.
– Я оказалась в затруднительном положении, Томас, и это не смешно. Если ты решил сыграть со мной шутку, то перестань. Господи, управляющий сказал, что я пристаю к другим гостям. Он даже вспомнил о том человеке, который принял меня за продажную женщину. – Джасмин судорожно сглотнула, стараясь успокоиться.
– Я не могу попасть в номер, чтобы переодеться в английское платье. У меня нет документов, чтобы доказать, что я – это я, ведь у меня украли кошелек. У меня ничего нет, и я оказалась на улице. А теперь, может быть, ты проводишь меня в отель, чтобы меня не выгнали, как нищую попрошайку.
– Неприятно быть египетской нищенкой?
Сердце Джасмин упало. Она смотрела на Томаса так, словно видела его в первый раз. Как он мог? После того как проявлял такую нежность, так оберегал ее, Томас словно вдруг превратился в совершенно другого человека. Человека, которого Джасмин не хотела знать. Как он может быть таким жестоким и бессердечным?
– Тебе все равно? – спросила Джасмин, и ее голос сорвался. – Томас, неужели ты не понимаешь, что я говорю серьезно?
– Нужно быть более внимательной, Джасмин, – спокойно произнес он. – Тебе особенно. Это урок, который ты не скоро забудешь.
Значит, Томас ей не поможет. Джасмин лихорадочно думала, что же ей теперь делать.
– Я пойду в полицию. Пойду к сэру Элдону. Дядя Грэм встречался с ним, он мне поверит…
– Ты так считаешь? – Томас начал ходить вокруг Джасмин. – Еще одна история отчаявшейся, оставшейся без пенни женщины, заявляющей о том, что она обладает связями. Египтянка, занимающая скромное положение. Ты хотела стать египтянкой, и ты ею стала. Ты теперь ничем не лучше той цветочницы возле отеля. Только у нее в отличие от тебя есть источник дохода. – Наследник графа понизил голос. – Она согласилась разделить со мной постель, Джасмин. Она очаровательна, не правда ли? Думаю, я получу удовольствие… сорвав ее цветок. Есть что-то удивительное в отношениях с девственницами.
Жестокость его слов поразила Джасмин сильнее кинжала. Ей захотелось ударить Томаса. Джасмин отчаянно цеплялась за чувство собственного достоинства, не желая вести себя, как капризный ребенок. Можно ведь действовать иначе.
– Почему ты так поступаешь? – спросила девушка.
– Думаю, ты знаешь ответ.
– Но я… та колонка… все не так, как ты думаешь. Я изменила слова…
На лице Томаса возникло непроницаемое выражение, и он отмахнулся.
– Теперь это не имеет никакого значения. Теперь уже поздно что-либо исправлять, Джасмин. Мы прекрасно провели время, но сейчас меня ждут более важные дела.
Томас воспользовался ее доверчивостью, чтобы получить удовольствие, а потом бросил за ненадобностью. Как и его друзьям, ему не было до нее никакого дела.
– Вы негодяй, лорд Томас, – выдохнула Джасмин, еле сдерживаясь, чтобы не ударить его по этому самодовольному лицу. – А я-то считала вас последним порядочным человеком в Англии.
Улыбка Томаса стала еще шире, только теперь она была злой.
– Но ведь мы не в Англии, не так ли?
Развернувшись, Джасмин побежала по улице, не обращая внимания на его язвительный смех. Томас не стал ее догонять.
Спустя несколько минут она остановилась и обхватила себя руками. У нее нет ни денег, ни смены белья. Какое ужасное положение! И все из-за Томаса. Дрожа всем телом, Джасмин обессилено опустилась на ступеньки какого-то дома. Не ожидала она; что месть Томаса будет так страшна. Впрочем, выражение его лица в тот день, когда он получил телеграмму, должно было предупредить Джасмин, что вскоре разразится буря.
«Наверное, я этого заслуживаю, – печально подумала Джасмин. – И даже больше».
Да, все будет еще хуже. Денег нет. Идти некуда. Разве что в один из местных борделей.
Какая ирония судьбы! Джасмин едва не рассмеялась, оглядевшись вокруг. Поблизости находились развалины борделя, в котором она провела часть своего детства. Кеннет поджег его, после того как спас ее мать.
Родители! Она же может телеграфировать домой с просьбой выслать денег. Они ей помогут. Закрыв лицо ладонями, Джасмин засмеялась. Смех лучше, чем слезы. В своей летящей тунике, кожаных сандалиях и тонком шарфе, обмотанном вокруг головы, она выглядела как обычная египетская девушка. Значит, остается только просить милостыню.
Джасмин заставила свою гордость замолчать. Ей лишь нужно набрать денег, чтобы послать телеграмму. Натянув на лицо сияющую улыбку, она направилась в сторону базара, где постоянно толпились туристы. У поворота на улицу Джасмин протянула руку, прося подаяния у проходящего мимо англичанина.
Прошел час, и Джасмин охватило отчаяние. Никто не дал ей ни пенни, зато непристойные предложения следовали одно за другим. Если раньше Джасмин просила денег на поездку домой, то теперь она выдавала себя за молодую мать, которой нечем кормить ребенка. Но люди проходили мимо, не обращая на нее никакого внимания.
В конце улицы появился мужчина в костюме цвета хаки. Джасмин закрыла лицо шарфом и склонила голову. Все, это последний раз. Опустив глаза долу, она просительно вытянула ладонь.
– Пожалуйста, сэр, прошу вас. Мне нужно всего несколько шиллингов, чтобы накормить умирающую мать.
– Святые небеса, Джасмин, что ты делаешь?
Девушка замерла, узнав этот низкий голос. Она подняла голову.
– Уходите, лорд Томас. Разве у вас нет более важных дел – таких, как обольщение невинных цветочниц?
В словах девушки звучал гнев, и она отвернулась, но Томас взял ее за локоть.
– Идем со мной.
Это был приказ, которому Джасмин должна была повиноваться, потому что он больно схватил ее за руку и потащил за собой. Томас отвел Джасмин на тихую улицу, окруженную со всех сторон домами. Здесь не было видно ни торговцев, ни туристов. Повсюду валялись кучи мусора, и Джасмин затошнило от исходящей от них вони. Какое-то движение привлекло ее внимание. Некогда белая, а теперь посеревшая от грязи собака бежала в их сторону. Вышедшая на балкон женщина что-то прокричала и окатила собаку грязной водой из ведра. Взвизгнув, животное исчезло между домами.
«Я знаю, что ты чувствуешь», – подумала Джасмин.
– Ты совсем с ума сошла? Здесь очень опасно гулять. Что за глупость ты придумала? – строго вопрошал Томас.
Убрав с лица шарф, Джасмин вскинула голову и одарила Томаса ледяным взглядом.
– Я прошу у прохожих денег, потому что ты отказался помочь мне. А что еще мне делать? Меня обокрали, а управляющий отелем думает, что я проститутка. У меня нет иного выбора.
Темные брови мужчины сошлись на переносице.
– Что?
– Ох, не надо прикидываться. Мне нужны деньги, милостивый сэр, и если вы мне ничего не дадите, я попрошу кого-нибудь еще.
– О чем ты говоришь? Глупость какая-то.
– Запел по-другому, да? Что ты сказал мне в отеле? Ты же практически признался, что меня выкинули от туда с твоей подачи. Ты сказал, что преподал мне урок в отместку за то, что я писала свои колонки. Не отрицай этого, Томас.
К немалому изумлению Джасмин, на лице Томаса появилось виноватое выражение. Он закрыл глаза.
– О Господи… Значит, вот в чем дело. Джасмин, я не представлял, насколько далеко зашло…
– Итак, сэр, я всего лишь прошу вас дать мне денег, чтобы я могла телеграфировать родителям. Как только они пришлют мне нужную сумму, я верну долг. – Гордость Джасмин улетучилась под гневным взглядом Томаса. – Пожалуйста, – прошептала она. – Я достаточно просила сегодня. Просто сделай вид, что не знаешь меня, и уходи.
На щеках Томаса заиграли желваки, когда он отвел взгляд. О Господи, его губы сжались, как если бы он старался умерить гнев, Джасмин молчала, чувствуя, что надежда угасает с каждой секундой.
– Я дам тебе денег, если ты действительно этого хочешь.
Облегчение было столь велико, что у Джасмин подкосились ноги. А может, виной тому был голод. Ведь она выпила утром лишь чашку чаю.
– Спасибо. По приезде в Англию я верну тебе все сполна. Хотя ты ведешь себя очень странно, Томас. Я бы даже сказала, что видела сегодня двух разных человек – мужчину, которого знаю, и того жуткого незнакомца в отеле. Что на тебя нашло?
Томас смотрел на улицу, погруженный в размышления. Потом он вновь взглянул на Джасмин. Его взгляд был пронзительным и оценивающим. В нем читался расчет, совсем как в тот день, когда он выбирал лошадей.
– Нет, я не стану ждать, – медленно произнес он. – Ты расплатишься немедленно.
Сердце у Джасмин упало.
– У меня есть к тебе предложение. Это лучше возвращения в Англию. Вернуться домой, где никто не знает о том, что ты потерпела фиаско, хотя могла прославиться, став свидетелем того, как была найдена гробница Тутан-хамона? Ты в самом деле этого хочешь? Я думаю, нет.
Томас знал Джасмин слишком хорошо.
– Возможно, я все-таки вернусь в Англию, – с вызовом произнесла она. – Почему я должна думать о тех, кто копается в песке?
Взгляд, коим наградил ее Томас, заставил Джасмин почувствовать себя еще более жалкой. Он скрестил руки за спиной. Пешеходы наводнили улицу подобно нескончаемому потоку. Кое-кто из них с любопытством поглядывал на молодых людей. Краем глаза Джасмин заметила собаку, с надеждой взирающую на них из-за кучи мусора.
– Мне нужен личный слуга на время моего пребывания в Долине царей, – наконец сказал Томас. – Я не нашел никого, кто одинаково хорошо владел бы английским и арабским языками. Я оплачу твой обратный билет и положу хорошее жалованье. У тебя будет доступ к раскопкам. Ты сможешь записывать свои наблюдения и посылать их в Англию издателю. В обмен на это ты будешь исполнять обязанности моей прислуги. Стирать одежду, накрывать на стол, содержать мое жилище в чистоте и исполнять все, что бы я ни попросил. Ты понимаешь, Джасмин? Все, что я попрошу.
Джасмин отступила назад. Ее охватила такая ярость, что ей захотелось отвесить Томасу пощечину.
– Я не стану твоей любовницей.
– Конечно, нет, – произнес он, – Но ты станешь моей служанкой и будешь меня слушаться. Я думаю, немного унижения пойдет тебе на пользу.
– Ты снова ведешь себя ужасно, как тогда в отеле. Почему? Ответь.
Томас вновь окинул взглядом улицу. Он достал из кармана листок бумаги и протянул его Джасмин.
– Это колонка, которая будет опубликована в газете мистера Майерса на следующей неделе.
Джасмин в ужасе пробежала глазами по строчкам. Это была совсем не та статья, которую должен был опубликовать мистер Майерс и в которой она порочила собственную репутацию. Ничего подобного она вообще не писала.
Обеспокоенный взгляд Джасмин встретился со спокойным взглядом Томаса.
– Это ложь! Ты не соблазнял служанку Аманды в саду!
– Конечно, ложь. Но ведь никто об этом не знает. Зато теперь моя сестра спасена. Твоя колонка содержала гораздо более ужасные сплетни. Родители Ричарда пребывали в таком шоке, что заставляли его расторгнуть помолвку. Я предупреждал, чтобы ты не вредила моей семье. Ты чуть не погубила мою сестру, Джасмин. Она лишилась бы своего доброго имени – а это единственное, что действительно есть ценного у женщины. Я не мог этого допустить.
– Мистер Майерс никогда не напечатает эту чушь.
– Напечатает. Я заплатил ему кругленькую сумму за публикацию совсем другого материала, в котором стрелки переведены на меня. Я бы вообще не стал ничего предпринимать, но сплетни уже поползли. Люди начали подозревать бедняжку Мэнди, и я понял, что только статья, рассказывающая о моей скандальной связи, сможет заставить их замолчать.
Кровь отлила от лица Джасмин, когда Томас озвучил размер гонорара мистера Майерса.
Вот почему он так вел себя там, в отеле, когда Джасмин застала его с цветочницей. Его гнев был слишком силен, чтобы он захотел помочь ей. Джасмин стало стыдно.
– Я не собиралась допускать, чтобы скандальная колонка была напечатана! – закричала она.
– Но ведь это не имеет никакого значения, не так ли? – произнес Томас почти нежно. – Меня всегда называли хорошим бизнесменом, а хороший бизнесмен всегда возвращает долги. Ты задолжала мне, Джасмин. Моя мать отнеслась к тебе непростительно ужасно, но ведь ты сама приняла решение проникнуть на бал. Ты не оставила Мэнди шанса, когда опубликовала свою колонку.
Подойдя ближе, Томас гневно взглянул на Джасмин. Большой, устрашающий, он заставлял ее чувствовать себя мухой, попавшей в паутину.
– Я предупреждал тебя, что всегда защищаю принадлежащее мне. Ты не обратила внимания на мои слова. Однако у тебя по-прежнему остается выбор: работать на меня, или продолжать просить милостыню на улице. Уверяю тебя, я буду гораздо более понимающим и нежным хозяином, нежели кто-то другой.
– Никто не может быть моим хозяином, – огрызнулась Джасмин.
– У каждой женщины и у каждого мужчины есть хозяин, – возразил Томас, и Джасмин уловила в его голосе горечь.
– Я не стану вашей любовницей, лорд Томас.
– Пойми, Джасмин, я зол, но я хочу вновь увидеть тебя в своей постели. Я не стану тебе лгать. Не стану даже пытаться.
У Джасмин перехватило дыхание, когда Томас окинул ее обжигающим взглядом. Он действительно не лгал.
– Ты возьмешь меня помимо моей воли? – спросила она. «Как пытался это сделать другой», – с горечью подумала она, и ее сердце сжалось.
Томас покачал головой.
– Никогда. Все произойдет по обоюдному согласию. И поверь, Джас, ты снова придешь ко мне. Ты не можешь устоять передо мной, как не могу устоять перед тобой я.
– Тогда пусть мы оба будем прокляты, – прошептала Джасмин, пораженная в самое сердце.
– Да, будь мы оба прокляты, – повторил Томас.
– Но зачем тебе я, когда ты мог воспользоваться услугами очаровательной цветочницы? – спросила Джасмин. – Ведь ты уже пригласил ее к себе сегодня вечером. К тому же я уже не девственница. – Горло Джасмин болезненно сжалось. «Ты позаботился об этом, не так ли?»
Темные брови Томаса сомкнулись на переносице.
– А, ты об этом… Нет, она не придет, хотя я прослежу, чтобы ей компенсировали неудобство. Забудь о цветочнице. С этого самого момента ты будешь следовать за мной повсюду, как если бы была частью меня. Понятно? Ты постоянно будешь в поле моего зрения.
Забыв о гордости, Джасмин кивнула. Томас еще немного подумал, а потом, к изумлению Джасмин, по-арабски позвал пса, который тут же выглянул из подворотни.
– Он ждал меня, – пояснил Томас.
Наклонившись, Томас достал из кармана перепачканный сверток. Глаза Джасмин округлились от удивления, когда он развернул бумагу и высыпал на землю кучу объедков. Пес мгновенно проглотил угощение и благодарно лизнул руку Томаса.
На губах его заиграла искренняя улыбка.
– Я встретил его два дня назад, когда впервые пришел сюда. С тех пор я подкармливаю его и ищу ему хозяина. И уже, кажется, нашел. У одного из официантов есть сынишка, которому очень хочется белую собаку. Он верит, что белая собака приносит удачу.
– Пес кажется таким потерянным, – рассеянно произнесла Джасмин, озадаченная резкой переменой настроения своего собеседника.
– Как и все мы. – Он выпрямился и отряхнул руки. – Идем.
Позволив Томасу взять себя за локоть, Джасмин последовала за ним. Но когда они покинули улицу, Джасмин вдруг словно громом поразило: что Томас делал здесь два дня назад?
Томас вышел в ночь. Его кожаные сандалии ступали почти неслышно. Он уверенно шел по лабиринту улиц. Его голову венчал белоснежный тюрбан, а шелковая джеллаба свидетельствовала о богатстве. Сегодня он оделся так, чтобы слиться с местным населением. Томасу было важно остаться неузнанным.
Джасмин спала. Он сопроводил ее в отель, единственным взглядом заставив замолчать бормочущего извинения управляющего. В гостинице было безопаснее, чем на корабле. Кроме того, Томас щедро заплатил ночному портье, чтобы тот охранял номер Джасмин. Безразличный взгляд девушки был для Томаса сродни удару. Ему ужасно хотелось приласкать ее и успокоить, но у него было более важное дело, которое не терпело отлагательств. Томасу необходимо было выяснить личность того, кто охотился за Джасмин.
Томас направлялся в исламский район Каира, петляя по запутанному лабиринту Хан-эль-Хали. В этот час на улицах почти не было туристов. С наступлением темноты город выглядел зловеще. Большинство лавочек было закрыто, и в городе орудовали воры, а то и того хуже.
Рука Томаса коснулась серебряной рукоятки кривого арабского кинжала, висящего на поясе, Джабари обучил его мастерству владения этим смертоносным оружием. Кинжал был незаметен постороннему глазу в отличие от винтовки, которую Томас повсюду носил с собой с момента первого покушения на Джасмин. При мысли о ней на губах его заиграла улыбка. Теперь они поменялись ролями, и Томас скрывался под арабской одеждой, совсем как Джасмин, старающаяся сохранить инкогнито на балу с помощью английского платья. Главное – смешаться с толпой.
Информация, которую Томас собирался получить, избавит его от подозрений, мучивших с того самого дня, когда на Джасмин было совершено первое покушение. Он ничего не сказал ей, но в ту злосчастную ночь он заметил лицо человека, которого не должно было быть на борту парохода и вообще в Египте. Тогда Томас приписал эту встречу своему разыгравшемуся воображению. Сегодня же он узнает правду.
Свернув с площади Эль-Хуссейн в узкий переулок, Томас ускорил шаги. Окна небольшой кофейни тускло освещали часть переулка. Молодой человек помедлил, давая глазам привыкнуть к свету, а потом вошел внутрь.
Стеклянные лампы, стоящие на низеньких крутых столах, излучали неяркий свет. В воздухе клубился сизый дым. Висящие на стенах зеркала были затянуты паутиной, а потолок пожелтел от табачного дыма. Четверо мужчин, одетых в белые галабийя и тюбетейки, сидели на разбросанных по полу подушках. Они курили кальян и тихо разговаривали.
В самом углу Томас увидел араба с окладистой бородой, одетого в голубую джеллабу и темный тюрбан. Перед ним стояла крошечная фарфоровая чашка. Томас направился к его столу, вежливо приветствуя присутствующих. Он опустился на потрепанную подушку напротив бородатого араба. Их стол стоял достаточно далеко от остальных и вполне подходил для приватной беседы.
Угрюмый официант принес кофейник с крепким турецким кофе и еще одну чашку размером с наперсток. Томас налил себе кофе и сделал небольшой глоток, наслаждаясь насыщенным вкусом.
– Что у вас есть для меня? – спросил он.
Бородач осторожно огляделся. Затем он выудил из своей котомки листок бумаги и подвинул его Томасу.
Молодой человек напряженно сжался, пробежав глазами отчет, а потом смял бумагу, снедаемый недоверием.
– Этого не может быть. Наверное, ошибка.
– Никакой ошибки. У человека, передавшего эту информацию, нет причины лгать. Кроме того, ему щедро заплатили, – тихо произнес бородач.
Недоверие сменилось гневом. Его подозрения оправдались: родители – в особенности мать – лгали ему. Получив информацию, Томас еще раз удостоверился, что верно вычислил личность того, кто покушался на жизнь Джасмин.
Томас глубоко вдохнул, чтобы успокоиться. В каждой тени он видел врага, готового в любой момент нанести удар, и теперь этот враг обрел лицо. Эта мысль причиняла Томасу такие муки, словно в его грудь уже вонзился обоюдоострый кинжал. А теперь пора спешить назад в отель, пока не случилось что-то ужасное. Оставляя Джасмин хотя бы на минуту, он подвергал ее смертельной опасности. Даже если он привяжет ее к себе, ему придется не спускать с нее глаз. Но важнее всего держать ее в неведении, иначе она захочет взять расследование в свои руки и тем самым подвергнет себя еще большей опасности. Пока Джасмин ни о чем не подозревала, ведь он вынудил ее отправиться с ним на раскопки в качестве служанки. Придется продолжить этот фарс.
– Спасибо, – произнес Томас по-арабски. – Да хранит вас Аллах.
– Пусть Господь хранит и вас, мой друг, – на чистейшем английском языке ответил бородач. Он выглядел как настоящий египтянин. На деле же был англичанином, служившим его величеству в Каире.
Достав из кошелька, привязанного к поясу, несколько монет, Томас бросил их на стол. Звон монет показался ему невероятно громким. Он кивнул курящим, а затем вышел на улицу так же тихо, как и вошел. Покидая кофейню, Томас выглядел обеспокоенным, как никогда.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Вторжение любви - Вэнак Бонни



шикарный роман! впечатления просто отличные, - советую прочитать......
Вторжение любви - Вэнак Бонниксюшка
28.10.2011, 16.56





Очень буйная фантазия у автора,правда дочитала,вернее доперелистала,но не советую.
Вторжение любви - Вэнак БонниОсоба
30.12.2013, 19.51





Прочитала на один раз,не осталось "после вкусее", как это бывает после прочтения романа..
Вторжение любви - Вэнак Бонниюля
8.08.2015, 23.34





К концу 19-го века в Англии появились первые мигрантки из Египта. А сколько их сейчас там можете видеть по телевизору. Так сказать, автор описывает истоки миграции. Но я бы тоже не хотела, что бы мой сын женился на мигрантке, как и родители главного героя. Жениться надо на соотечественницах! Не могу не сказать о любовнице главного героя. Думал, подарил изумруд и она довольна! Но любовницы просто так не уходят из постели, где им хорошо! В этом и есть изюминка романа.
Вторжение любви - Вэнак БонниВ.З.,7л.
29.10.2015, 16.18





Фуууу В.З. мерзота какая в вашем комменте. Сравнили агрессивных быдло мигрантов с прекрасной образованной девушкой-героиней, и она для вас фээ только потому что имеет корни из другой страны? Вроде и читаете вы много, и интернетом умеете пользоваться... Доктор Мартин Лютер Кинг: "Я мечтаю, что мои дети будут жить в мире, где людей судят не за цвет кожи, а за характер и поступки." Точно не про вас сказано.
Вторжение любви - Вэнак БонниЭва
29.10.2015, 16.33





Дорогая Эва! Так сложилась жизнь, что моя дочь замужем за коренным немцем и живет в Германии, где родила мне немецкого внука. Поэтому проблема с мигрантами меня тревожит более, чем кого либо. Я сама 9 раз была в Германии. И с каждым визитом я вижу, как ситуация становится все хуже. Считаю, что Германия пропала, и никогда не будет такой, как при Гете и при Шиллере. И я рада, что сохранила для дочери свою хрущевку. Будет, куда им бежать!
Вторжение любви - Вэнак БонниВ.З.,67л.
29.10.2015, 16.49





Дорогая В.З. Что вам было непонятно из моего коммента? Проблема есть - это люди, которые ведет себя как быдло, все знают, что Европа от них задыхается. Ключевые слова здесь: ВЕДУТ себя как быдло. А вы записали героиню во второй сорт лишь по факту ее рождения, несмотря на то, что она не уступает английским девушкам ни в образовании, ни в уме, и она НЕ ведет себя как быдло. Значит вы судите по цвету кожи, по гражданству, а не по характеру и поступкам. И если бы сын привел невесту мигрантку, даже не захотели бы ее узнать, ведь она "мигрантка", как будто это черта характера. Очень узкое мышление, вот и всё.
Вторжение любви - Вэнак БонниЭва
29.10.2015, 17.11





Если не думать об исторических ляпах, то роман вполне хорош. Есть интрига, страсть, приятные герои, а тема расовой нетерпимости еще долго будет актуальна, увы: 8/10.
Вторжение любви - Вэнак БонниЯзвочка
30.10.2015, 0.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100