Читать онлайн Сладкая месть, автора - Вэнак Бонни, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкая месть - Вэнак Бонни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкая месть - Вэнак Бонни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкая месть - Вэнак Бонни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вэнак Бонни

Сладкая месть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Грэм изучил следы верблюдов на каменистой почве, и уже через два часа, когда над горизонтом забрезжил рассвет, они привели его к группе черных шатров из козьих шкур, притаившихся у подножия скал. Он разглядел знаки на шестах, поддерживающих шатры. Грэм спешился. Настороженные воины собрались у крайнего шатра и готовы были дать ему отпор. Он с облегчением заметил, что винтовок у них нет. Грэм положил руку на рукоять ятагана и направился к ним.
Из одного шатра появился одетый во все темное шейх. Он с надменным лицом прошел вперед, отдавая приказания, и поприветствовал Грэма на каком-то не вполне понятном диалекте. Грэм вежливо ответил ему. Седобородый шейх представился именем Махджуб и назвал себя вождем племени джаузи, владеющего этими землями.
Грэм решил не тратить слова попусту.
– Я пришел за женщиной, которую вы похитили вчера, – сказал он резко. – Я хочу ее увидеть. Она моя.
Махджуб отдал отрывистый приказ. Две женщины вывели Джиллиан под руки из самого большого шатра.
Он с беспокойством оглядел ее. Она была бледна, но, по всей видимости, не пострадала.
– Джиллиан, с тобой все хорошо? Они тебя… не тронули? Она покачала головой.
В ее широко раскрытых глазах читался ужас, а губы мелко дрожали, хотя она и пыталась смело улыбнуться.
– Я в порядке, Грэм. Пожалуйста, забери меня отсюда.
Он с облегчением перевел дух. Значит, они не изнасиловали ее. Какова бы ни была причина, он был им за это благодарен.
Шейх с беспокойством смотрел вслед Джиллиан, которую женщины уводили прочь.
– Аль-Гариия, – пробормотал он скрипучим голосом.
И тут Грэма осенило. Ее волосы. Рамзес с них буквально глаз не спускал, а эти суеверные жители пустыни прозвали их за цвет огнем. Они внушали им страх. Он ухватился за эту догадку и понял, как надо действовать.
– Райская гурия аль-Гариия может разделить ложе только с очень сильным воином, владеющим особой магией, иначе тело недостойного поглотит огонь. – Грэм с трудом подбирал слова на малознакомом диалекте, очень надеясь, что его поймут.
Вперед выступил молодой чернобородый воин.
– Если ты хочешь ею владеть, тебе придется сразиться со мной, – сказал он Грэму. – На невольничьем рынке за нее дадут хорошую цену.
Махджуба этот разговор явно позабавил.
– О, хамсин, воин ветра! Желаешь ли ты драться за свою женщину?
– Да будет так, – сказал Грэм решительно. Никакой пощады. Он не мог себе этого позволить, ведь на кону была жизнь Джиллиан.
Грэм был безжалостен. Он, наносил удары с яростью, знакомой лишь древним предкам хамсинов. И пусть он не был хамсином по рождению, его друзья могли им сейчас гордиться. В бою Грэм уподобился песчаной буре: отбросив другие чувства, он окружил своего противника сплошным кольцом неистово разящей ярости.
Кочевник провел обманный удар и ранил Грэма в руку. Теплая кровь струилась по его предплечью, но он не обратил на это внимания. Сейчас им двигал инстинкт, помноженный на богатый боевой опыт. Грэм провел хитрую атаку, неуловимым движением кисти отбил меч и нанес удар. Его ятаган обагрился кровью. Здесь не было места изящным приемам, как в английском театре, здесь шла настоящая кровавая борьба не на жизнь, а на смерть. Он знал, что убьет своего противника. Он просто обязан был это сделать ради Джиллиан, ради того, чтобы спасти свое сокровище, свою любимую, дрожащую от страха там, в черном шатре. Им владело древнее примитивное чувство: «Она моя». Инстинкт собственника, древний, как пески пустыни, бушевал в нем.
Смертоносный удар был быстрым и почти милосердным. Противник Грэма захлебнулся собственной кровью и упал на землю, окрашивая ее в красный цвет. По рядам зрителей пронесся одобрительный гул.
Грэма мучила совесть. Еще одно убийство… Он вытер свой ятаган об одежду поверженного врага и вложил меч в ножны. Затем перевязал рану на руке шелковым поясом мертвого воина. Кочевники одобрительно кивали. Грэм мрачно посмотрел на них.
– Гурия принадлежит мне, – сказал он по-арабски. – Я заберу ее, и мы уедем.
Махджуб улыбнулся, обнажая десны с обломками желтых зубов.
– Гурия, которую доставили к нам, так очаровала тебя, что ты убил одного из моих воинов? Тогда, хамсин, тебе не стоит больше ждать – иди и возьми ее силой своей магии. Прямо в моем шатре.
Широким жестом он пригласил Грэма проследовать в стоящий неподалеку шатер.
От избытка чувств Грэму было трудно дышать. Теперь он впервые по-настоящему испугался. Что, черт возьми, нужно от него старому воину?
– Я могу и подождать, – сказал он сквозь зубы.
– Но ты не будешь ждать. – Шейх сдвинул свои седеющие брови. – Я настаиваю, чтобы ты воспользовался гостеприимством моего шатра, чтобы овладеть этой девой. По нашим обычаям, воин, победивший в бою, получает в награду женщину. Ты отказываешься от моего гостеприимства?
– Я не отказываюсь от гостеприимства Махджуба, великого шейха народа джаузи, чье имя почитается превыше всех в этих землях. Но я не взойду на ложе с женщиной здесь и сейчас.
Церемонная речь Грэма не произвела на шейха никакого впечатления. Шейх с алчным выражением лица что-то подсчитывал в уме.
– Я думаю, что ты не хочешь взойти на ложе, потому что ты солгал нам. Она не райская дева. А если ты солгал нам, то мы вырежем твой язык, как мы поступаем со всеми лгунами. Вот мы и проверим, сказал ли ты нам правду, хамсин. Возьми эту деву и покажи нам силу своей магии. Если ты откажешься, мы увезем ее в пустыню и оставим на растерзание шакалам, как мы поступаем со всеми развратными женщинами.
Его сердце сжалось от страха.
– Никто не посмеет и пальцем ее тронуть, – поклялся он. Раздался лязг вынимаемых из ножен ятаганов. Грэм стоял перед лесом сверкающих клинков.
– Иногда мужчине позволяют самому выбрать свою смерть, хамсин. Он может умереть легкой смертью в объятиях женщины или жестокой смертью от удара клинком. Каков твой выбор?
Грэм был бессилен сделать что-либо. Он подавил нарастающий гнев. Выбора не было. «Прости меня, Джилли», – произнес он про себя, а шейху ответил:
– Веди меня в свой шатер. Я сделаю, как ты хочешь.
Джиллиан сопротивлялась, когда женщины искупали ее в черном шатре, потом одели в прозрачное зеленое шелковое платье, поверх которого накинули грубое черное одеяние и вывели из шатра. Женщины привели ее в более просторный шатер и сняли верхнюю накидку. Шелка шевелились от порывов пустынного ветерка.
Перед ней стоял Грэм. На его лице за ночь отросла грубая щетина. Копна смоляных волос развевалась на ветру.
Сквозь дыру в рукаве виднелась неумело наложенная, покрасневшая от крови повязка. Его темные как ночь глаза оценивающе смотрели на нее.
Он громко произнес сначала по-арабски, а затем по-английски:
– Я бился за тебя. И по священному древнему обычаю этого народа, я пришел взять тебя.
Она почувствовала, как страх и отчаяние отступают перед чувством громадного облегчения. Главное, что он снова рядом.
А он? У него был вид могущественного шейха, будто он играл какую-то роль и подмостками ему служила пустыня.
Он подошел к ней с мрачной решимостью. Как мало в нем было сейчас от английского герцога! Она с трудом его узнала. Солнце и пески пустыни совершенно его преобразили. Он постоянно менялся, подобно безмолвным барханам в их вечном движении.
Все женщины уставились на них с любопытством. Грэм повернулся к ним, что-то отрывисто сказал по-арабски, и они смиренно скользнули за полог, отделявший женскую половину шатра от мужской.
Не успели они исчезнуть, как Грэм скинул с себя плащ и принялся разматывать свой тюрбан. Затем он уселся на ковер и указал на свои сапоги.
– Сними их, – громко приказал он. – Делай, как я велю, женщина, и ты не узришь моего гнева.
Тонкий полог, отделявший женскую половину, шевельнулся. Джиллиан смолчала и разула его. Она в изумлении уставилась на Грэма, когда он, обнаженный по пояс, встал и потянул за шнурок, удерживающий его широкие штаны из грубой ткани.
– Во имя всего святого, что ты делаешь? – выдохнула она.
– Раздеваюсь. Ты тоже снимай одежду. Быстро!
– Нет. – Она попятилась, выставив перед собой руки. В ней пробудились старые страхи – отец, вечно приказывающий ей, что делать, заставляющий ее остро ощущать свое бессилие. Зачем Грэм затеял все это? Что стало с тем деликатным человеком, за которого она вышла замуж?
– Послушай, – быстро сказал он, хватая ее за руки. Я только что убил человека, который тебя похитил. Эти люди считают тебя гурией, райской девой, ниспосланной им. Женщины, что были здесь, наблюдают за нами, а мужчины снаружи слушают. Если я не овладею тобой, они вырежут мне язык за то, что я солгал про тебя. Если они не убедятся в том, что ты девственница, они увезут тебя в пустыню и оставят умирать мучительной смертью.
– Не уверена, что у меня получится, – прошептала она. Его взгляд потеплел, он провел рукой по ее щеке.
– Джилли, поверь, мне тоже этого не хочется. Но мы должны. Понимаешь? У нас нет выбора.
Проглотив внезапно подступивший к горлу комок, она кивнула.
– Прости меня, – сказал он с нежностью. Она вдруг вспомнила об их первой ночи.
Он с громким воплем накинулся на нее и сорвал тонкие шелковые одежды. Джиллиан вся сжалась, пытаясь прикрыться от него руками. Грэм отвел в стороны ее руки, с алчностью уставившись на обнаженную грудь. Из-за шелкового полога донесся тихий вздох.
Она закрыла глаза от горького стыда. Грэм притянул ее к себе и поцеловал, нежно раскрывая ее губы своими губами, проникая языком ей в рот, поглаживая и лаская. Поцелуй был страстным, но она не чувствовала никакого желания. Грэм отстранился, его черные глаза светились решимостью. Он целовал ее шею, руки ласкали обнаженные плечи, постепенно спускаясь все ниже и ниже, едва касаясь ее бедер, а затем проскользнули между ее сжатых ног.
Внезапно ее пронзило дикое желание. Она застонала, когда он начал нежно поглаживать ее, вызывая влагу, подготавливая к тому, что их ждало. Отпрянув, он снял брюки, демонстрируя свое возбуждение. Она старалась не обращать внимания на доносившиеся из-за полога перешептывания и вздохи женщин.
Как это можно выдержать? «Ты должна», – уговаривала она себя, когда он опустил ее на овечьи шкуры, раздвигая ей при этом колени. Она знала его мужественное мускулистое тело почти так же хорошо, как свое собственное. Но все равно он казался ей чужим.
– Пора. Кричи, – приказал он.
Он резко вошел в нее. Не вполне готовая к этому, Джиллиан сжалась, вскрикнула и изогнулась. Снаружи послышался низкий смех и гортанная арабская речь.
Слезы душили ее. Она чувствовала себя униженной и беспомощной. Действо, о котором она всегда думала как о верхе нежности и страсти, было сведено до грубой похоти и примитивного совокупления, – больше того, стало достоянием чужих глаз и ушей.
Склонившись, муж шептал ей нежные слова по-арабски, мягко преодолевая ее сопротивление. В его взгляде светилась нежность. Грэм прошептал ей в самое ухо по-английски:
– Их здесь нет. Здесь никого нет. Только ты и я. Забудь о них, любовь моя. Поверь мне.
– Не могу, – сказала она отрывисто. – Просто не могу.
– Можешь, Джилли, – сказал он, осушая поцелуями ее слезы. На его губах показалась улыбка. – Делай так, как советуют все добропорядочные английские матушки своим дочерям перед первой брачной ночью: закрой глаза и думай об Англии.
Взгляд Грэма стал внимательным и сосредоточенным, его бедра двинулись вперед, и он проник в нее. Нежный голос и ободряющие слова контрастировали с его резкими проникающими все глубже и глубже движениями и с шепотом зрителей.
– Взгляни на меня, Джилли, – нежно прошептал он по-английски. – Представь, что мы с тобой в густом зеленом саду в Англии. Белые решетки беседки, где мы сидим и пьем чай, увиты алыми шпалерными розами. Пересмешник поет в ветвях ивы. Чувствуешь дуновение прохладного ветерка на своей нежной щеке? Ты смеешься, потому что мой новый жилет весь в крошках от вкуснейшего печенья.
Джиллиан закрыла глаза, всем сердцем стремясь унестись в мир фантазий. Она заставила себя плыть по течению. Липкая жара отступила перед чудесным английским ветерком. Вместо запаха грязных овечьих шкур, на которых они лежали, она чувствовала тонкий аромат роз и запах травы, которую косил круглолицый садовник.
– Прекрасная моя Джиллиан, в твоих зеленых глазах я вижу отражение воды. Такой прохладной, такой спокойной. Ничто не потревожит тебя здесь.
Джиллиан усилием воли вызывала в голове картинки. Она видела улыбающееся лицо Грэма, слышала его смех, представляла, как он гоняется за ней и как они все ловят и не могут поймать ярко-оранжевую бабочку. Он смеялся, и они бежали по мягкой траве, и Грэм продолжал тихо смеяться, поймав ее и развернув, чтобы поцеловать…
Над ней раздался низкий стон. Видение исчезло. Джиллиан раскрыла глаза и увидела, как ее муж весь напрягся, его сильное тело содрогнулось, и она почувствовала, как ее ровными толчками наполняет его теплое семя.
В тот момент она чувствовала себя очень несчастной. Но тут он вздохнул и поцеловал ее, шепча нежные слова ей на ухо, а потом откинул ее волосы и поцеловал в мочку. Когда он отстранился, она очень смутилась, потому что не поняла ни слова из того, что он сказал. Все ее чувства были в крайнем смятении, но ей показалось, что она услышала что-то похожее на «Я люблю тебя».


Столько раз он находил прибежище в мечтах, отгораживаясь ими от суровой реальности черного шатра, в котором ему приходилось жить. Иногда он представлял себя в Англии, как он лезет через забор, иногда – как командует пиратским кораблем, как плывет за сокровищами на далекий тропический остров. Он мечтал о том, чтобы оказаться кем угодно и где угодно, лишь бы не там, где он был.
Грэм ненавидел себя. Он сидел, прислонившись спиной к опоре шатра. Он украдкой достал свою джамбрию и поранил себя. Потом, испачкав кровью овечьи шкуры, быстро встал и оделся.
Его взгляд задержался на лицах женщин, выглядывавших из-за занавеса.
– Принесите ее одежды. Живо! – отрывисто приказал он женщинам по-арабски. Те суетливо повиновались. Он подобрал свой ятаган и джамбрию и закрепил их на поясе. Свежесмазанную винтовку он повесил на плечо. Женщины торопливо принесли одежду.
Джиллиан одевалась, опустив плечи и понурив голову. Грэм протянул ей руку, и они вместе вышли из шатра. Мужчины стояли неподалеку, провожая их мрачными взглядами. Он готов был рвать и метать.
Грэм взял себя в руки и приказал ей садиться на верблюдицу. Он не осмеливался опустить взгляд или снять руку с рукояти ятагана.
– Теперь она по праву принадлежит мне. Я заберу ее с собой. – Его воинственная поза будто говорила: «Только попробуйте меня остановить».
Махджуб слегка кивнул головой и сказал по-арабски:
– Иди с миром, и да хранит тебя Аллах.
Но Грэм не обольщался насчет мирных слов шейха: воин-одиночка, да еще с женщиной, в пустыне – легкая добыча.
Грэм инстинктивно понимал, что они должны убраться как можно быстрее и как можно дальше от этого племени. Темные глаза кочевников светились жестокостью и жадностью.
Он провел пальцем по прикладу своей винтовки и выразительно посмотрел на Махджуба. Тот отвел глаза. Грэм кивнул и направился к своему верблюду.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкая месть - Вэнак Бонни



Он-герцог,28 лет,девственник.Она-дочка графа,22 года,девственница.Встретились в борделе.Он-с целью потерять свою девственность,она-с целью продать свою девственность.Так начинается этот своеобразный роман,в котором поднимается тема отвратительного порока человечества-педофильства.Роман лучше назвать-Горькая месть.
Сладкая месть - Вэнак БонниОсоба
26.12.2013, 21.58





Понамешано-то...педофилы, кочевники, верблюды. У автора богатая фантазия, но отвратительный вкус. Последние глвы даже не осилила. Секс чуть ли не на каждой странице. Это герой так от травмы детства оправляется, как лишился девственности в 28, так и понесло. Роман сплошная секс-терапия нон-стоп. И тут еще папаша героини, который изнасиловал героя в юном возрасте, и карта сокровищ, и пустыня, и кочевые племена, жаждущие тела героев. Да-да, героя тож пытались изнасиловать по ходу книги.а еще дохлый верблюд. Вот верблюда-то было жалко. Живодеры, блин...
Сладкая месть - Вэнак Боннинанэль
27.12.2013, 2.41





А мне понравилось! Роман напомнил мою любимую Кетрин Сатклифф с ее "Игрой теней", хотя этот роман немного уступает в мастерстве автора. А что понамешано, так это издержки данного жанра, то бишь приключенческого! Очень не стандартный сюжет, потому и зацепил! Есть, конечно, перегибы в некоторых моментах, ну, так это везде так и тем более они не значительны. У героя травма детства, так травма!!! Потому он до 28 лет и не имел интимных отношений. Его страхи вполне оправданы, ведь не было раньше мозгоправов и Грэм со всем справлялся сам. Тем более, что насильник посеял зерно сомнения в герое, которое все росло и росло и не давало спокойно жить герою и спать. Она - дочь того самого насильника, запуганная отцом тираном и деспотом, хочет сбежать в Америку и там получить высшее образование в сфере экономики. Потому и продает свою девственность в борделе нашему герою. Эдакая эмансипированная леди. Первая близость - такая нежная... Т.к. для них это впервые, соответственно появилась привязанность, а любовь...любовь росла на протяжении всего романа. Впервые встретила роман, где гори так и остались единственными любовниками друг у друга! Романтично: 10/10
Сладкая месть - Вэнак БонниNeytiri
6.05.2014, 16.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100