Читать онлайн Сладкая месть, автора - Вэнак Бонни, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сладкая месть - Вэнак Бонни бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.19 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сладкая месть - Вэнак Бонни - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сладкая месть - Вэнак Бонни - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вэнак Бонни

Сладкая месть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Грэм знал, что ему делать. В первую очередь он обязан любыми средствами защитить своих близких от мести графа. Теперь у него была карта. Он вернется в Египет, чтобы выманить туда этого мерзавца под предлогом поиска сокровищ. А там он либо убьет графа, либо будет убит сам.
С тяжелым сердцем рассказывал он Кеннету о случившемся. Грэм посоветовал ему уехать с семьей в йоркширское поместье. Кеннет устало посмотрел на него и отказался.
– Зря ты не рассказал мне все раньше. Я отдам распоряжения об отъезде Бадры, Джиллиан и детей, а сам поеду с тобой в Египет.
У Грэма подступил ком к горлу. Он покачал головой.
– Со мной все будет в порядке, – сказал он угрюмо. Кеннет барабанил пальцами по столу.
– Ты мой брат. Однажды я уже бросил тебя, когда аль-хаджиды напали на наш караван. Больше этого не повторится.
– В этом не было твоей вины. – Грэм был ошарашен признанием.
Их взгляды встретились.
– Была. Родителям удалось меня спрятать, а тебя бросили. Ты был наследником, спасать надо было тебя, а не меня.
У Грэма сжалось сердце. Впервые за все это время он понял, что брат очень глубоко переживал его страдания.
– Сделанного не воротишь, Кеннет. Ты должен быть вместе с семьей. Лучшее, что ты можешь для меня сделать, – это обеспечить безопасность моей жены, – выдавил он из себя.
Младший брат провел рукой по волосам.
– Я бы многое отдал, чтобы наша жизнь сложилась по-иному.
– Я тоже, – ответил Грэм тихо.
Кеннет вышел, а Грэм уселся за свой письменный стол из красного дерева писать письмо графу Странтону.
«Хочешь найти меня, Странтон? У тебя есть такая возможность. Через десять дней я уезжаю в Египет искать сокровище фараона Хуфу при помощи карты, которую ты забрал у меня когда-то. Найди меня, если сможешь, подонок».
Грэм запечатал письмо и отдал его секретарю с указанием вручить лорду Хантли. Странтон наверняка поддерживал с ним отношения. Грэм был уверен, что граф свяжется со своим другом.
Ловушка расставлена, и сам он выступает в роли приманки. Странтон не устоит.


Неправда. Этого просто не может быть.
Джиллиан обнаружила горящую газету на каминной решетке в кабинете мужа; ужасный заголовок, казалось, выкрикивал новость, пока красные языки огня слизывали слова, превращая их в хлопья пепла. Ее отца обвиняют в таких отвратительных преступлениях… Полный абсурд.
– Джиллиан? Хорошо, что ты здесь. Я как раз тебя искал.
При звуках этого глубокого бархатистого голоса она виновато обернулась и внимательно посмотрела на вошедшего мужа.
– Грэм, что происходит в последнее время? Я виделась сегодня за чаем с тетей Мэри, и она сказала, что отца арестовали за непристойное поведение. Ты пытался скрыть это от меня? – указала она на почерневшую газету.
– Да. Сядь, пожалуйста. Нам нужно серьезно поговорить, Джиллиан.
Она села в кресло у огня и сложила руки на коленях. Грэм расхаживал вдоль камина, как запертый в клетку камышовый кот.
– Я поговорил с братом. Он, так же как и я, считает, что ты вместе с его семьей должна уехать в Йоркшир, пока не уляжется скандал. Это для твоей же собственной безопасности. А я поеду в Египет разыскивать сокровища фараона Хуфу, чтобы поправить наше финансовое положение. С копией, которую тебе удалось срисовать с карты отца, я обязательно найду сокровища.
Она смотрела на него как громом пораженная. И это он называет поговорить? Да он просто отдает приказы. Он явно чего-то недоговаривает. Грэм уезжает в Египет один, а ее оставляет среди сырых холодных болот. Видимо, настало ее время разыграть свой козырь. Она спокойно встретила взгляд мужа.
– Мне нужна копия карты, – сказал он.
– Ты ее не получишь.
– Как это?
Джиллиан вся сжалась, увидев, как кровь приливает к его лицу. В ярости он бросился было к ней, но она добавила:
– Я ее спрятала так, что тебе никогда в жизни ее не найти.
Грэм замер.
– То… то есть… – она сглотнула, – если ты хочешь найти сокровище, тебе придется взять меня с собой в Египет. Я единственный человек, который точно знает, где спрятан ключ.
– Нет, – сказал он непререкаемым тоном, – ты мне скажешь, куда спрятала карту. Я тебя никуда с собой не возьму.
Надежды Джиллиан рушились. Конечно, не возьмет. Раз он сказал «нет» – значит, нет. Но она не собиралась ему покоряться. Дело не только в сокровище – волшебная шкатулка означала для ее мужа нечто большее, чем просто богатство. Она сжала кулаки, сделала глубокий вдох, набираясь смелости, и сказала:
– Нет.
– Нет? – Герцог прищурился.
– Я тебе ни слова не скажу, пока мы не приедем в Египет. Только там я отдам тебе копию.
Она расправила плечи. Так вот каково это – постоять на себя. Было одновременно страшно и весело.
В какой-то момент она была готова сдаться при виде его гнева, сказать «да», как это делала другая, слабая, Джиллиан. Но если бы она это сделала, то потеряла бы гораздо больше, чем сокровище. Она потеряла бы все.
– Возьмешь меня с собой, Грэм, и получишь карту. У него на щеках ходили желваки.
– Джиллиан, мне надо еще кое-что сказать тебе. Моя поездка в Египет связана с арестом твоего отца. Он считает, что я виноват в этом, и поклялся мне отомстить. Я надеюсь заманить его в Египет, чтобы ты и мои близкие были в безопасности. У него есть карта, и… он будет знать, где меня найти. Ты должна остаться здесь ради твоей же собственной безопасности.
Она не шелохнулась. Ей сделалось дурно.
– Так что случилось?
– Это связано… с неприглядными обстоятельствами его задержания. Я был там, когда его арестовывали.
Она не отводила от него взгляда.
– Но его арестовали за непристойное поведение. Что ты там делал?
– Там были и другие лорды. Мы участвовали в полицейской облаве, – сказал Грэм твердо, – твой отец попал в весьма щекотливое положение.
Он пристально на нее смотрел, ожидая, что она спросит, о каких неприглядных обстоятельствах идет речь. Джиллиан закрыла глаза. Перед ее внутренним взором опять стояла закрытая дверь, из-за которой доносился тоненький жалобный плач.
– Я не хочу этого знать, – прошептала она.
Ей показалось, или в его глазах промелькнуло облегчение? Не важно. Джиллиан вздернула подбородок и с твердостью встретила его тяжелый взгляд.
– Я больше не боюсь отца, Грэм. Я твоя жена и поеду с тобой. Если хочешь найти сокровище, тебе придется взять меня с собой.
– Нет, Джиллиан. Ты отдашь мне карту, и точка, – сказал он резко.
В глазах Грэма пылала ярость. Он ринулся к ней. Он подскочил к ее креслу и навис над ней всем телом. Его гнев обжигал, как раскаленные угли. Джиллиан отпрянула, вспомнив злобный нрав отца. Инстинкт призывал ее покориться.
Она зажмурилась, вся дрожа.
– Давай, Грэм, накажи меня за неповиновение, но я не буду рисовать карту. Не буду! – прошептала она.
В комнате повисла тишина.
– Посмотри на меня, Джиллиан, – сказал герцог с нежностью. – Посмотри на меня. Я ни за что не стану тебя наказывать. Не бойся меня, Джиллиан. Не бойся.
Она набралась смелости и открыла глаза. Гнев на его лице сменился усталостью.
– Ты победила, Джиллиан. Я возьму тебя с собой. Но предупреждаю: возможно, ты об этом пожалеешь. Возможно, мы оба об этом пожалеем.


– Египет называют также «Тамери» – «земля любви», – рассказывал ей Грэм.
Ей стало намного легче, когда они прибыли в Каир. Плавание выдалось нелегким. Грэм бросался из крайности в крайность: днем он держался отстраненно, размышлял, прохаживаясь по палубе, зато по ночам предавался любви с такой необузданной страстью, которой она никогда в нем не замечала, а после держал ее в объятиях и шептал нежные слова по-арабски.
Чем ближе они приближались к Египту, тем более напряженным становился ее муж. Даже когда они поселились в роскошном отеле «Шепардс» и молчаливый слуга распаковал их чемоданы, Грэм продолжал беспокойно расхаживать из угла в угол. Он то и дело оглядывался, будто ее отец следовал за ними по пятам.
Джиллиан взяла копию карты, которую он нарисовал, и начала ее изучать.
– И где мы будем искать в первую очередь? – спросила она, указывая на замысловатые значки.
Он заглянул в карту через ее плечо.
– Ключ спрятан не в самой пирамиде. Здесь говорится: «Ищи внешний ключ, указывающий на Ра, знаки в подземных камерах приведут тебя к цели». Нам нужна внешняя западная стена.
Джиллиан с сомнением посмотрела на карту:
– Почему ты так решил?
– Я читал подробный отчет экспедиции Флиндерса Питри, где приводятся все размеры большой пирамиды. Все внутренние камеры находятся к западу от восходящей галереи. Восходящая галерея указывает на египетского бога солнца Ра. Но для начала нам надо понять, как соотносятся подсказки на стенах камеры царей с внешней кладкой. Проще всего это сделать днем под видом обычных путешественников.
– Как интересно, – улыбнулась Джиллиан, но он не ответил на ее улыбку.
Он немного расслабился, только когда они отправились на экскурсию в большую пирамиду. Небольшая поездка на верблюде наполнила ее радостью и восторгом. Ей казалось, будто ее уносит порывом сильного ветра. Яркое солнце приветливо светило, свежий ветерок обдувал. Потом они спешились и шли к пирамидам пешком. Джиллиан буквально замерла от восторга и раскрыла в изумлении рот. Пирамиды словно вырастали из темно-желтого песка, горделиво возносясь в голубое небо.
Девушку охватил пьянящий восторг. Она воочию увидела большую пирамиду, о которой раньше столько слышала. Она мечтала об этом с самого детства, когда ее отец вернулся из Египта, где он закупал арабских лошадей, и рассказал ей о местных красотах.
Она поймала Грэма за руку, приноравливаясь к его быстрой уверенной походке.
– Несокрушимая. Древняя. Ничто не может с ней сравниться, – дивилась она.
Грэм обернулся. По глазам было видно, что он разделяет ее чувства.
– Ты и сама похожа на пирамиду. Таинственная, преисполненная чудес и загадок. И повергаешь в трепет своей красотой, – прошептал он.
Она была тронута таким поэтическим сравнением, но в то же время оно заставило ее насторожиться.
– Так вот какой ты меня видишь, Грэм. Пирамида великолепна, но это лишь холодный камень. Ему чуждо тепло или близость. – Она вздохнула. – Пирамида – это же большой склеп. Я, по-твоему, такая, Грэм?
Он прикоснулся к ее щеке.
– Ты говоришь, как англичанка, и видишь в пирамиде всего лишь памятник, построенный для упокоения тела мертвого повелителя. Попытайся взглянуть на нее глазами древних египтян. Подумай о цели, с которой ее построили.
– Гробница.
Он серьезно посмотрел на нее:
– Воплощение новой жизни. Для древних египтян смерть была лишь началом пути к новой жизни. Эта пирамида создана, чтобы помочь фараону достичь вечного блаженства в загробном мире. – Грэм встал у нее за спиной и обнял за талию. – Взгляни на нее, – прошептал он. Его горячее дыхание щекотало ей ухо. – Вот что ты для меня значишь. Дорога в новую жизнь.
Какое разочарование! Она надеялась услышать в ответ нечто большее. Все ее попытки разгадать этого человека, проникнуть за его многочисленные завесы, достичь столь желанной ей эмоциональной близости с ним – все было зря.
Наверное, она хотела слишком многого.
Джиллиан с улыбкой повернулась к нему:
– Ну что, приступим к исследованию?
На мгновение на его лице сквозь привычную маску спокойствия проступило выражение болезненного одиночества, но он тут же улыбнулся ей в ответ.
– Поднимешься наверх? – спросил он. – В первый раз это обязательно надо сделать.
– Можно, правда?
Он подвел едва дышащую от восторга Джиллиан к пирамиде и договорился с двумя местными проводниками, чтобы они помогли ей взойти на вершину.
– Некоторые блоки достигают пяти футов в высоту. Боюсь, одной тебе не взобраться, – сказал он.
– А как же ты?
– Я и сам поднимусь. Ты не против, если я не буду тебя ждать? Я так давно не был на вершине, что мне не терпится побыстрее там оказаться.
– Иди, конечно, – улыбнулась она. – Я не стану тебя задерживать.
Грэм лучезарно улыбнулся и начал подъем с завораживающей кошачьей грацией. При каждом движении куртка цвета хаки обтягивала его широкие плечи; его черные волосы блестели на солнце. Джиллиан бормотала слова благодарности египтянам, помогавшим ей взобраться на самые высокие блоки пирамиды. Блоки поменьше она преодолевала самостоятельно, твердо решив не прибегать к помощи там, где можно справиться самой. Добравшись наконец до вершины, она увидела Грэма. Тот осматривал окрестности, будто фараон. Ручеек туристов тянулся ко входу в пирамиду. Грэм казался таким отчужденным. Что-то в его горделивой позе напоминало ей древних царей, правивших этой экзотической страной.
Стоило ей подойти ближе, как ее пронизала дрожь. Опять у нее возникло жуткое ощущение, что ее муж не такой, каким кажется. При виде его, мрачно стоящего со скрещенными на широкой груди руками, ее осенила догадка: он похож вовсе не на фараона, обозревающего свои владения, он скорее напоминал жестокого завоевателя, пришедшего захватить эти земли. Как будто он был жестоко ранен там, в песках.
Какие страсти бушевали у него внутри? Грэм никогда не рассказывал ей об этом, он напоминал неприступную, как пирамида, крепость, доступ в которую ей был закрыт. Но крепость, как и человека, можно завоевать. Главное – найти правильный подход, как это сделали в свое время исследователи с гробницей Хуфу.
Грэм раскрывался только в постели. В такие моменты он казался более уязвимым. Женская интуиция подсказывала Джиллиан, что она нашла верный способ проникнуть за всегдашнюю броню мужа.
Грэм обернулся и заметил ее:
– А, вот и ты. Трудно было?
Она обхватила мужа за талию. Они оба наслаждались величественным и суровым зрелищем древних песков. Грэм казался застывшим, как каменное изваяние. Почувствовав, что ему нужно побыть одному, Джиллиан отпустила его и отошла.
Когда, спустившись, они влились в поток беззаботно болтающих туристов, Джиллиан заметила в муже разительную перемену. От его отстраненности не осталось и следа. Он не охал при виде длинных каменных галерей, ему не внушали трепет массы камня, нависшие над их головами, его не интересовал восторженный рассказ экскурсовода, который сбивчиво пытался объяснить значение иероглифов, вырезанных на стенах. Он буквально сгорал от нетерпения.
Памятуя о том, что нельзя показывать свои истинные намерения, Джиллиан взяла Грэма под руку. Когда муж стремительно бросился вперед, она повисла у него на руке, и он остановился. Всепоглощающее нетерпение на его лице сменилось вымученной улыбкой.
Смешавшись с толпой туристов и изображая праздный интерес, они наконец-то вошли в камеру царей. Грэм придержал ее за руку, когда из комнаты вышел последний посетитель и они остались одни.
Даже в тусклом свете факелов было видно, что глаза Грэма горят от возбуждения. Он был заворожен ничуть не меньше, чем исследователь, открывший никому доселе не известные древние руины.
Они тщательно обыскали камеру царей. Грэм взял на себя западную часть, а Джиллиан – восточную. Зашла еще одна группа туристов, и им пришлось прерваться. Когда последний посетитель вышел, Грэм положил руки в карманы и подошел к жене.
– Пусто. Но ключ обязательно должен быть здесь.
Согласно карте, основной ключ находится именно в камере царей. За прошедшие века расхитители гробниц вынесли из комнаты все, что можно было вынести. Стервятники оставили в неприкосновенности одни стены.
– Здесь ничего нет.
Джиллиан посмотрела на мужа:
– А может, ты думаешь слишком по-английски? Попытайся взглянуть на загадку глазами древних египтян. Представь ход их мыслей. Давай еще раз сверимся с картой. Переведи, что там написано.
Он достал копию карты и прочел вслух:
– «Находится ключ, отмыкающий сокровища, в камере Хуфу. Он виден всем, кроме нечестивцев, которые придут грабить священного мертвеца. Следуй путем Ра, а затем против Нила теченья иди».
– Тут говорится, что ключ находится именно в большой пирамиде, она, подобно мумии фараона, таит в себе множество тайн и загадок.
– Значит, нам не нужно все понимать так буквально. Карта ясно указывает, что ключ лежит у всех на виду. – Грэм свернул карту и убрал ее. – Но я не вижу тут ничего похожего.
Джиллиан внимательно оглядела пустую комнату.
– А что, если ключ представляет собой не предмет, а что-то другое? Давай разделим задачу на части. Во-первых, что такое «ключ»?
– Он нужен, чтобы открыть что-нибудь, – ответил он озадаченно.
– Ты мыслишь слишком конкретными терминами. Давай попробуем абстрагироваться. Смотри – ключом можно открыть какой-нибудь материальный предмет, например: дверь, сундук, шкатулку…
– А можно с его помощью разгадать тайну.
Их глаза встретились. Грэм постепенно осознавал значение ее слов, его взгляд светлел.
– А что, если ключ, открывающий сокровища, – на самом деле не ключ, а… что? Что не под силу украсть расхитителям гробниц? Что может быть спрятано у всех на виду? Подсказка?
– Если Хуфу хотел оставить подсказку в своей погребальной камере так, чтобы она была у всех на виду, – рассуждала Джиллиан, расхаживая туда-сюда, – где она может находиться?
Ее мерные шаги гулко отдавались под сводами комнаты. Грэм посмотрел ей под ноги.
– Джиллиан! Я, кажется, догадался. Что остается неизменным, на что не обращаешь внимания, но что при этом находится у всех на виду?
Озадаченная таким вопросом, она остановилась.
Он указал ей под ноги:
– Сделай пять шагов.
Джиллиан послушно отмерила пять шагов и резко остановилась.
– Размеры камеры! – воскликнула она. – Да, Грэм, ты прав.
Он потер подбородок.
– В карте сказано: «Следуй путем Ра, а затем против Нила теченья иди». Солнце, Ра, идет с востока на запад, а Нил течет с юга на север, значит, надо идти с севера на юг.
Джиллиан считала шаги, пройдя комнату с востока на запад, а потом с севера на юг, а Грэм в это время следил, чтобы им не помешали туристы.
– Значит, снаружи нам надо отмерить от западной стены пирамиды десять метров и сорок шесть сантиметров к западу, повернуть на юг и отсчитать еще пять метров и двадцать три сантиметра, – подсчитала она. – А что с третьей подсказкой?
– «По пустой нише, предназначенной для царя, – цитировал карту Грэм, – познай глубину жизни человека, когда он спускается в царство мертвых». Пустая ниша, предназначенная для царя, – это саркофаг. Он был изготовлен для фараона, и получается, что его мумии никогда там было. Тело украли еще в древности… – Грэм задумчиво улыбнулся. – А что, если мумию никогда и не клали в саркофаг? Некоторые исследователи предполагают, что мумию Хуфу никто не похищал, а она просто покоится в другой камере. Если это действительно так, то саркофаг – это…
– Отвлекающий маневр, в нем и не должны были никого хоронить.
Они дружно посмотрели на огромный пустой каменный саркофаг без крышки, стоящий у западной стены. Джиллиан измерила его глубину и записала цифры в блокнотик, который всегда носила с собой в сумочке.
– Почти метр.
– Значит, ключ зарыт на такой глубине. Придется нам вернуться ночью и выкопать его, – рассуждал он вслух. – Все, возвращаемся в гостиницу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Сладкая месть - Вэнак Бонни



Он-герцог,28 лет,девственник.Она-дочка графа,22 года,девственница.Встретились в борделе.Он-с целью потерять свою девственность,она-с целью продать свою девственность.Так начинается этот своеобразный роман,в котором поднимается тема отвратительного порока человечества-педофильства.Роман лучше назвать-Горькая месть.
Сладкая месть - Вэнак БонниОсоба
26.12.2013, 21.58





Понамешано-то...педофилы, кочевники, верблюды. У автора богатая фантазия, но отвратительный вкус. Последние глвы даже не осилила. Секс чуть ли не на каждой странице. Это герой так от травмы детства оправляется, как лишился девственности в 28, так и понесло. Роман сплошная секс-терапия нон-стоп. И тут еще папаша героини, который изнасиловал героя в юном возрасте, и карта сокровищ, и пустыня, и кочевые племена, жаждущие тела героев. Да-да, героя тож пытались изнасиловать по ходу книги.а еще дохлый верблюд. Вот верблюда-то было жалко. Живодеры, блин...
Сладкая месть - Вэнак Боннинанэль
27.12.2013, 2.41





А мне понравилось! Роман напомнил мою любимую Кетрин Сатклифф с ее "Игрой теней", хотя этот роман немного уступает в мастерстве автора. А что понамешано, так это издержки данного жанра, то бишь приключенческого! Очень не стандартный сюжет, потому и зацепил! Есть, конечно, перегибы в некоторых моментах, ну, так это везде так и тем более они не значительны. У героя травма детства, так травма!!! Потому он до 28 лет и не имел интимных отношений. Его страхи вполне оправданы, ведь не было раньше мозгоправов и Грэм со всем справлялся сам. Тем более, что насильник посеял зерно сомнения в герое, которое все росло и росло и не давало спокойно жить герою и спать. Она - дочь того самого насильника, запуганная отцом тираном и деспотом, хочет сбежать в Америку и там получить высшее образование в сфере экономики. Потому и продает свою девственность в борделе нашему герою. Эдакая эмансипированная леди. Первая близость - такая нежная... Т.к. для них это впервые, соответственно появилась привязанность, а любовь...любовь росла на протяжении всего романа. Впервые встретила роман, где гори так и остались единственными любовниками друг у друга! Романтично: 10/10
Сладкая месть - Вэнак БонниNeytiri
6.05.2014, 16.40








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100