Читать онлайн Гвиневера: Королева Летних Звезд, автора - Вулли Персия, Раздел - ГЛАВА 26 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гвиневера: Королева Летних Звезд - Вулли Персия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гвиневера: Королева Летних Звезд - Вулли Персия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гвиневера: Королева Летних Звезд - Вулли Персия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вулли Персия

Гвиневера: Королева Летних Звезд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 26
ТЯЖКИЕ ИСПЫТАНИЯ

– Эй ты, язычник, тебе туда нельзя!
Я проснулась от негодующего голоса Винни, когда свет молнии осветил потемневшую комнату. Кто-то в белом ворвался в комнату вместе с ударом грома, за ним появилась плотная фигура моей матроны.
– Я должен поговорить с твоей светлостью наедине, – прохрипел жрец, задыхаясь.
Я вскочила и, пристальнее вглядевшись под капюшон плаща, узнала Нимю и сделала Винни знак выйти.
Волшебница откинула капюшон и упала на край кровати.
– Он жив, но едва-едва. Это была ловушка, но никто этого не знал, пока его не ранили.
Нимю рассказывала, путаясь в словах, а я, слабея, сидела рядом с ней, с ужасом понимая, что она говорит об Артуре.
За окном сверкали молнии, которые сходились друг с другом, как драконы Мерлина, сражающиеся за судьбу Британии. Нимю отдышалась и начала рассказывать.
– Мне было тревожно из-за этого неизвестного обряда, поэтому, когда отряд Артура уехал, я незаметно последовала за ними. Они свернули в чащу Виндзорского леса за меловыми холмами, которые выходят к реке, и разбили лагерь под огромным дубом. Когда я подъехала, мужчины уже сняли свои щиты и сели в кружок.
Нимю видела, что щиты рыцарей висят на ветвях этого раскидистого дерева. Они покачивались в лунном свете, как какие-то зловещие плоды, и сразу достать их было трудно.
Потом главный жрец собрал все мечи и кинжалы, потому что к самым древним богиням нельзя приближаться с оружием.
Только после этого можно было начинать ритуал.
– Они проводили церемонию прошлой ночью, – вздохнула волшебница, – не давая Артуру и его людям спать, читая молитвы и монотонно прося об очищении. Никому не давали есть, но верховному королю подносили разные снадобья. Удивительно, как они не отравили его сразу.
Нимю пряталась в тени, пытаясь понять, что же происходит. Незадолго до рассвета Артура отвели в сторону, а зрители пошли к священной роще, прокладывая себе дорогу через плотные заросли бука, вяза, падуба и тиса. Искривленные дубы спускали свои ветви над тропинкой, их грубая кора напоминала искаженные лица духов, лишенных свободы много веков назад.
Роща окружала поляну, на которой стоял одинокий, высотой до пояса, камень. Старый, как само время, он служил алтарем бесчисленным богам, на нем запеклась кровь древних ритуалов, а сверху образовалось углубление от голов, которые много столетий оставлялись там после акта жертвоприношения.
Алтарь вызывал ужас, но Нимю содрогнулась, увидев высокий деревянный столб, стоящий рядом. Столб был прочным, хорошо укрепленным и таким толстым, что двое человек вряд ли смогли бы обхватить его. Дерево было старым и выцветшим до серебряно-серого цвета, кроме тех мест, где оно тоже было запачкано кровью.
– В нем были вырезаны углубления для черепов. Всего их, наверное, было шесть, и верхние были заполнены беззубыми остатками старых жертв. – Голос Нимю опустился до шепота, и я вздрогнула, вспомнив, что в детстве видела Моргану, когда она выполняла обряд поклонения богине, используя кубок, сделанный из черепа. – В нижних нишах лежали две недавно отрубленные головы, украшенные лентами и сухими цветами. Мясо уже отвалилось от костей, но, судя по длинным светлым волосам, они, вероятно, принадлежали саксам. Но мое внимание привлекла средняя ниша – в ней не было ничего, кроме венка из плюща, которым должны были увенчать голову новой жертвы. Для символической церемонии это было излишне.
В полумраке Нимю смешалась с мужчинами. Стоя в стороне от жрецов, она могла показаться еще одним фанатиком, а когда церемония началась, она перешла на край полянки, откуда могла наблюдать за всем происходящим.
– До этого было много монотонных песнопений и хлопанья в ладоши, но как только на алтарь упал первый луч солнца, над собравшимися нависла тишина. Казалось, что смерть пришла смотреть на суд божий.
Соперники вышли из леса совершенно бесшумно. На каждом были особые доспехи, включая шлемы с масками, и лиц соперников видно не было.
Шлем Артура был черным, с красным крестом и изображением Красного Дракона на щеке и такой же эмблемой на щите из кожи черного быка.
На его противнике были такие же доспехи, но крест и дракон были белыми. Оба меча, формой и длиной напоминавшие Эскалибур, были вымазаны сажей. Как и доспехи, они, похоже, были одинаковыми.
Соперники встретились у алтаря, и каждый чинно поклонился другому. Воин, которому Моргана приказала быть Неизвестным Врагом, был немного моложе Артура и не так проворен, но очень похож на верховного короля, каким тот был три года назад.
– Когда начался ритуальный поединок, ко мне подошел один из жрецов, – продолжала Нимю. – Он заглянул под капюшон и быстро узнал меня… а я узнала в нем Катбада, жреца, который когда-то в Регеде был твоим наставником.
Я затаила дыхание. С тех пор как Катбад уехал от нас служить Владычице, я часто задумывалась, можно ли надеяться на его преданность.
– Капюшон его плаща был поднят, и он прошептал мне: «Остерегайтесь настоящего Эскалибура». – Нимю заглянула мне в лицо, тревожно хмурясь. – Гвен, я не знала, что он имел в виду и можно ли ему доверять,, но он исчез так же внезапно, как появился. Я не осмелилась мешать церемонии и узнавать что-то еще, поэтому снова стала следить за поединком, внимательно разглядывая мечи.
Оба мужчины, как танцоры, кружатся около алтаря – выпад, парирование… ложный выпад… шаг в сторону, удар. Стойкие и ловкие, похожие, как отражения в зеркале, воины сражались.
Поле сражения расширяется, переходит от алтаря на траву, приближается к столбу с черепами. Противники обходят алтарь, танцуют вокруг, не забывают про него, когда ускоряют движение.
Времени достаточно – это очень важно, потому что Артур устал после бессонной ночи. Неизвестный тянет состязание, не сдается. Артур нетерпеливо делает полный замах мечом, сбивает соперника с ног… и церемониальный меч ломается.
Неизвестный делает яростный выпад вперед. Кровь повсюду, она течет по ногам и рукам Артура, выступает из-под его доспехов.
Ошеломленные рыцари хватаются за мечи, которых нет. Герайнт ругается, вспомнив, что накануне вечером у них отобрали оружие. Люди Артура быстро переглядываются, не зная, можно ли им на священной земле прийти на помощь королю.
Неумолимый противник безжалостно бьет Артура. Король припадает к земле, извивается, пытается описывать круги. Натолкнувшись на каменный алтарь, он спотыкается, пытается устоять на ногах и падает на спину поперек плиты, на которой совершают жертвоприношения.
Ему угрожает смерть, клинок занесен в последнем ударе.
Ниоткуда и отовсюду вдруг доносится звук – приглушенное рычание, нарастающий рев, который наконец превращается в высокий, пронзительный вой Морриганы – боевой клич, который исходит от Нимю. Растерявшийся противник застывает и осторожно оглядывается, испуганный появлением богини войны. В этот момент верховный король сжимает обеими руками рукоятку своего сломанного меча и бьет им по лицу соперника.
Ошеломленный враг падает, оружие вываливается из его рук. Артур хватает его меч и чувствует, как привычно ложится в руку верный и, наконец, вернувшийся к нему друг. Верховный король понимает, что у него в руках Эскалибур.
Артур впадает в ярость, когда расправляется с соперником.
Все было кончено за несколько минут, – закончила Нимю. – Когда неизвестный отказался сдаться, верховный король нанес ему удар по шее, оказавшийся смертельным.
– Кто это был? – спросила я.
– Возлюбленный Морганы Акколон. Она обещала, что сделает его верховным королем, если он убьет Артура. – Я громко застонала, а Нимю мрачно качала головой. – Акколон сознался во всем, когда умирал, умоляя короля простить его. Артур мучительно закричал и упал рядом с умирающим. Я сбросила плащ, который укрывал меня, позвала людей Артура, и мы бросились бежать через поле, а друиды и сторонники Акколона исчезли в лесу.
Для врага Артура уже ничего нельзя было сделать: его судьба была решена, когда он позволил Моргане соблазнить его мечтами о власти. Все свое внимание я отдала Артуру, потому что, хотя кости у него не были поломаны, он потерял очень много крови… которая вытекла из ран, нанесенных его же собственным мечом.
Я с ужасом смотрела на волшебницу, когда до моего сознания дошли ее последние слова. Мне сразу вспомнился король Пеллам и его незаживающая рана.
– Грифлет знал одну недалекую заброшенную келью, где когда-то жил отшельник, и мы постарались поскорее перенести Артура туда. Я молила мать-богиню помочь ему. Сейчас его напоили успокаивающим отваром, и за ним присматривают его рыцари. Я не решилась везти Артура на лошади или в паланкине, чтобы раны снова не открылись. Мне нужно будет много людей, чтобы вернуться в жилище отшельника. Люди нужны, чтобы охранять Артура, пока он не выздоровеет, и чтобы привезти ко двору тело Акколона.
Она помолчала и вздохнула.
– Прежде чем потерять сознание, Артур просил, чтобы тело ее воина показали Моргане здесь, при дворе, которым она рассчитывала управлять.
В моей голове начали медленно складываться в единое целое отдельные кусочки, непонятные ранее. Моргана не хотела, чтобы Уриен стал регентом Регеда, потому что собиралась заменить его Акколоном. Она настаивала на том, чтобы пир, готовившийся к возвращению мужчин с церемонии, по пышности напоминал коронационный, так как ожидала, что ее любовник станет королем Британии, а она к этому времени избавится от Уриена. Вероятно, Моргана многие годы готовила это предательство, и даже я оказалась такой слепой, что не видела этого.
– Что мы будем с ней делать? – Ладони у меня стали влажными, когда я представила, что жрице предстоит услышать о смерти своего возлюбленного.
– Надо заковать ее в железо прежде, чем рассказать, что случилось. Или нет, – сказала волшебница, проявляя такую мстительность, о которой я и не подозревала, – ничего не говоря, приведи ее завтра ко входу в замок и позволь ей воочию убедиться, что ее честолюбие стоило жизни ее возлюбленному. Мне кажется, Артур именно это имел в виду.
Я молча кивнула, увидев в этом еще одно проявление жестокой кельтской натуры Артура.
– Где Моргана? – спросила Нимю и, выслушав, заставила меня встать. – Зови Пеллинора и его сына, мы сейчас же закуем ее.
Сделать это оказалось не так просто. Когда мы пришли в комнату, где должна была спать верховная жрица, ее подданные окружили нас, с мрачным видом произнося слова молитв под звук дождя, стучащего в окно. Но кровать Морганы была пуста, а когда я спросила, где она, ее фанатички молча посмотрели на меня и отказались объяснить, что и как произошло.
– Мы не можем идти против воли богини, – нараспев произнесла одна из них, когда я стала возмущаться.
Я была уверена, что самостоятельно моя золовка уйти не могла, потому что после отвара, которым мы ее напоили, она должна была спать. Ее спасителем мог стать кто-то сильный, способный нести ее, но все ее подданные были на месте, хотя могли бы украсть ее, если бы объединили усилия. Позвали и Уриена, и его сына, но мне казалось, что они едва ли могут быть замешаны.
– Ты нашла ее подручного? – спросил Уриен и мрачно кивнул, увидев, что я отрицательно качаю головой. – Ты знаешь, он фанатик. Обожает Моргану и ревнует ее, как возлюбленный… хотя, зная ее вкусы, я сомневаюсь, чтобы она считала его больше пешки. Но если ты найдешь его, клянусь, найдешь и ее.
Я пыталась представить, как карлик сам несет среди ночи Моргану, сонную и связанную, и подивилась силе, которую дает даже безответная любовь.
Сейчас нам надо было забыть об этом. Поиски в замке ни к чему не привели, но обнаружилось, что из загона пропали две лошади. На рассвете я послала в погоню за ними Пеллинора и Ламорака, потому что эти мужчины из Рекина поклонялись богине и попытались бы изловить Моргану, не причиняя ей вреда.
Но надежда на то, что они что-либо найдут, была слабой. Дождь смыл почти все следы, а сельские жители трепетали перед ней. Не было сомнений, что кто-то из них укроет Моргану и ее спутника на их пути к святилищу у Черного Озера. Я успокаивала себя мыслью, что теперь Артур, наконец, поймет истинную натуру своей сестры.
Нимю осталась в Лондоне еще на один день, чтобы посетить священные места Изис и Сибелы и спросить у них совета, как лучше лечить раны Артура.
Когда она снова собралась к Артуру, мне хотелось поехать с ней, но мы решили, что я должна остаться и сделать так, чтобы оставшиеся дни праздника прошли достойно.
Вместе с Бедивером и Гавейном я сумела убедить членов Круглого Стола, что Артур ранен, но он скоро встанет на ноги. Я вела последнее заседание совета, заключая различные договоры и прощаясь с саксами, которые теперь могли возвращаться к своим очагам.
Нимю сообщала, что раны Артура открываются при малейшем движении, и она считает, что должно пройти две недели прежде, чем его можно будет везти домой. К этому времени летнее веселье в Лондоне заканчивалось, река мелела, и многие вожди собирались домой, в свои земли.
Когда приготовился уезжать король Корнуолла, к его отряду присоединились многие гости с юга. В то утро отъезжать собрался большой отряд, и кухарка вынесла еду для всех, кто хотел подкрепиться перед дорогой.
– Герайнт привез ко двору тело Акколона и помогал мне последние несколько дней, пока я занималась делами Круглого Стола.
– Служить тебе, госпожа, это удовольствие. Если бы у тебя была сестра, она села бы вместе со мной на трон в Девоне, – учтиво произнес он.
– Господин, с твоим обаянием ты можешь выбирать любую из женщин Британии, – засмеялась я.
Герайнт вздохнул.
– Большинство из них заняты только тем, что красуются перед зеркалом… наверное, их привычки не позволят им стать настоящими королевами.
– Тогда найди ту, которая тебе нравится, и научи ее, как должна вести себя королева.
– Неплохая мысль, – сказал король Девона и оценивающе оглядел моих фрейлин.
Эттарда, стоявшая достаточно близко, чтобы слышать наш разговор, взмахнув ресницами, попросила разрешения проводить его к лошади. Усмехнувшись, Герайнт попрощался со мной и вывел девушку из комнаты.
Я весело покачала головой, а ко мне уже пробиралась через толпу Изольда и, остановившись, застенчиво протянула мне руку.
– Благодарю тебя за гостеприимство, госпожа, – пробормотала она. – Немного мест, где я чувствую себя уютно, особенно с этими корнуэльцами, которые постоянно придираются ко мне, и шпионами, которыми окружил меня Марк.
Меня поразило, что корнуэльский король унижает свою жену, приставляя к ней шпионов, и я сочувственно посмотрела на нее.
– Как прекрасно, когда с тобой обращаются как с человеком, а не просто как с хорошенькой игрушкой, – продолжала она. – Я знаю, что Марк желает мне добра, но никогда не позволит делать и половины того, что разрешает тебе твой муж.
– Может быть, тебе стоит попросить его об этом, – предположила я, но красавица усмехнулась.
– Я пыталась. Он просто смеется и говорит, что я не должна забивать свою голову такими вещами… как будто единственное, что я могу, это петь ирландские песни и украшать постель своего господина.
Меня удивил гнев, прозвучавший в ее голосе, и я не знала, что ответить, а к нам уже шел ее тучный муж.
– Хватит забивать голову моей малышки своими языческими понятиями, – сказал он мне, протискиваясь между нами. – Она чиста, как ангел, и мне не понравится, если я увижу, что ее портят.
Глупая болтовня этого человека вызывала у меня отвращение. Изольда по убеждениям была язычницей и только для виду прикрывалась христианством, которое Марк навязал ей. Кроме того, если он так подозревал ее, что прибег к помощи шпионов, то слова о ее непорочности звучали ханжески, хотя, конечно, он мог сказать это, чтобы успокоить себя, а не для того, чтобы знать правду.
Создавалось впечатление, что Марк был явным примером старой поговорки о том, что любовь слепа. Мне не хотелось бы видеть, что будет с ним, когда его глаза откроются.
Когда уехали последние гости, я медленно прошла по замку, уставшая и счастливая, что тяжкое испытание закончилось. Энида показала мне две корзины, туго набитые и готовые к отправке. Я устало улыбнулась и сказала, что я ей очень благодарна.
Завтра я, наконец, буду рядом с мужем.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гвиневера: Королева Летних Звезд - Вулли Персия


Комментарии к роману "Гвиневера: Королева Летних Звезд - Вулли Персия" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100