Читать онлайн Гвиневера: Королева Летних Звезд, автора - Вулли Персия, Раздел - ГЛАВА 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гвиневера: Королева Летних Звезд - Вулли Персия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 10 (Голосов: 2)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гвиневера: Королева Летних Звезд - Вулли Персия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гвиневера: Королева Летних Звезд - Вулли Персия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вулли Персия

Гвиневера: Королева Летних Звезд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 25
МОРГАНА

– Но куда он уехал?
Мысль о том, что Ланселот мог уехать, даже не попрощавшись, удивила меня, и я замерла на месте.
Мы проходили через внутреннее пространство Круглого Стола среди суетившихся пажей и помогающих им детей.
– По-моему, он уехал в тот дом, который я ему подарил, тот, который в Уорворте, – сказал Артур, трогая меня за локоть.
– Но он ничего не говорил о том, что уезжает, когда мы с ним утром разговаривали, – возразила я.
– Наверное, он только недавно решил, что уедет. – Артур уже тянул меня в сторону, чтобы мы не мешали накрывать стол. – Он сказал, что мечтал уехать туда с тех пор, как привез тебя из монастыря, хочет побыть немного в том своем саду.
Мы дошли до наших мест, и, приказав Гавейну подвинуть свой стул на место Ланселота, Артур принялся смотреть, кто уже приехал.
– Но почему? – спросила я, все еще пытаясь понять, что происходит. – Зачем ему нужно было уезжать?
– Я не спрашивал, потому что это не мое дело.
Артур повернулся к Гавейну, а я сидела, глядя в одну точку.
Из ниоткуда появился Дагонет и приветствовал нас низким поклоном и тут же с ужимками стал изображать Цезаря, что заставило меня улыбнуться.
Именно это и следовало делать шуту – развлекать собравшихся и дать мне возможность успокоиться и придать своему лицу подобающее выражение. Я одобрительно улыбнулась ему.
Внешне я сохраняла спокойствие, но внутри у меня все клокотало. Утренний поцелуй в парке был случайностью, ошибкой, страстным стремлением к чему-то очень опасному. И чем больше я думала об этом, тем больше убеждалась, что это так и есть. Но он уехал, прежде чем я сказала ему, что это не должно повториться. Про себя я проклинала Ланселота. В зале было душно, потому что не было ветра с реки. Я пнула Цезаря, когда он попытался положить голову мне на ноги, и осушала свой кубок всякий раз, когда его наполняли. В тот день была очередь Динадана сидеть рядом со мной, и я с облегчением поняла, что корнуэлец не заметил, как я пьянею. Может быть, при дворе Изольды он привык к столь необычному поведению кельтских королев.
После еды Бедивер взял свою арфу, и от музыки волна пьяной любви ко всем придворным охватила меня. Они на самом деле были– замечательными людьми, те, кто были с нами с самого начала: Бедивер и Кэй, Пеллинор и Ламорак, Нимю и Грифлет и все, кто составлял ядро нашего Братства. Надежные друзья… на которых можно положиться, они всегда понимают нас… честные люди, которые откровенно выражают свои чувства. Здесь никто ничего не прячет и не таит… ты всегда знаешь, как к тебе относятся… даже Моргана, если не обращать внимания на се высокомерие и приступы дурного настроения.
Я смотрела в свой пустой кубок, ждала, когда виночерпий наполнит его, и пыталась вспомнить, что же говорила Игрейна о своей дочери.
Что-то о ее приверженности старым традициям, которым, по ее мнению, надо следовать, иначе мир ждет гибель. Нет, это было похоже больше на христиан, чем на язычников… но если разобраться, и тс, и другие отличались фанатизмом.
– Ее светлость Владычица Озера.
Низкий голос карлика Морганы эхом разнесся по залу, и я перестала клевать носом и затуманенными глазами всматривалась в человека, стоящего в центре Круглого Стола, догадываясь, что, видимо, задремала.
Это в самом деле был слуга Морганы, и когда он отступил в сторону, в круг вошла королева Нортумбрии.
– Мы приветствуем тебя, сестра, – крикнул Артур, вставая. – Я рад, что ты приехала к нам.
– Будьте благословенны, – нараспев произнесла верховная жрица, обращаясь к рыцарям всего Братства. – Встречаться с вами – это всегда удовольствие, особенно тогда, когда я передаю вам послание от самой богини. Как мы все знаем, старая вера предписывает, что мужчина, жену которого похитили, должен мстить за подобное оскорбление до тех пор, пока не восстановит свою честь. Этот закон известен с начала мироздания, и ни один муж не может забывать о нем, если, конечно, жена его не является соучастницей похищения.
– Подожди, – начала возражать я, но мой язык заплетался, и слова вылились в стон. Я не чувствовала своих ног, и Динадан поддержал меня, когда я, пьяно покачиваясь, пыталась встать со стула.
Моргана совершенно не замечала меня, разыгрывая представление перед толпой и увлекая их своим замечательным голосом, который то затихал, то взлетал вверх, то делался жестким, то мурлыкающим.
– Это особенно необходимо, если муж является верховным королем, а похищенная – королевой, его женой. Обычно насильник расплачивается своей жизнью. Но что делать, если королева умоляет пощадить его, утверждая, что это должно быть сделано из-за семейной преданности? Если любящий муж согласен с такой просьбой, то как он, будучи королем, может смыть пятно со своего опозоренного имени? Вот какие вопросы я задала богине, спрашивая ее совета, взывая к се мудрости, потому что я не могу позволить, чтобы этот молодой прекрасный правитель подвергал опасности будущее Британии тем, что презирает древние законы.
Намеки Морганы переполнили чашу моего терпения.
– Вздор! – прокричала я, опершись руками о стол, и вставая.
Владычица Озера повернулась и посмотрела на меня. Ее молчание привлекло больше внимания, чем это сделал бы любой жест. Я тоже смотрела на ее лисье личико, заворожено глядя ей в глаза, от которых бросало и в жар, и в холод, пока у меня не закружилась голова, и я упала на свой стул.
– Вы видите, даже ваша королева понимает, как это трудно, – сказала Моргана, когда Винни, Эттарда.
И Динадан склонились надо мной. Я закрыла глаза и медленно закружилась в качающейся темноте.
Наступило утро, жаркое, липкое, тихое. Приоткрыв глаза, я увидела солнечный свет и снова зарылась в подушки.
– Ты должна встать, госпожа, – говорила Эттарда, – король хочет увидеться с тобой до отъезда.
У меня болела голова, и во рту было противно, но я кивнула девушке, недоумевая, зачем Артуру понадобилось уезжать, когда город полон гостей.
К тому времени, когда я сумела спустить ноги с кровати, мой муж уже стоял передо мной. Я сердито посмотрела на него, и он засмеялся.
– Может быть, с этого дня перейдешь на сидр? – поддразнил он, усевшись на кровать рядом со мной. – На всякий случай хочу попрощаться с тобой перед отъездом.
– На какой случай? – спросила я, делая знак Эттарде выйти из комнаты. И внимательно глядя на него. Артур был в воинской одежде и в плаще со знаками богини, хотя я не понимала, как он может оставаться в нем в такую жару. – О чем ты говоришь?
– Ты не слышала, что рассказала Моргана о Маэлгоне и об обряде.
Похоже, что моего кузена замучила совесть, и он, раскаявшись в своих грехах, искал прощения у Гильдаса, ученика Иллтуда, Этот молодой монах убедил Маэлгона поселиться в монастыре, где ему не страшна была месть Артура.
Но еще до того, как он решил прикрыться своим христианством, Владычица Озера сумела вытянуть из него обещание отдать Артуру часть приграничных земель Уэльса и свою огромную черную собаку, Дормата, как возмещение за то, что он «приютил» меня в своем охотничьем домике.
– Великолепное животное, – проговорил Артур. – С тех пор как погибла Кабаль, я не могу найти новую боевую собаку, а эта прекрасно обучена. Великолепная добыча!
Я вздрогнула от мысли, что в моем доме будет жить это животное, но постаралась подавить отвращение и спросила, как Маэлгон собирается извиняться передо мной.
– Моргана рассказала, как красноречиво ты молила, чтобы твоему кузену сохранили жизнь, и, стало быть, соглашаясь на условия Маэлгона, я выполняю и твою просьбу. Таким образом, моя честь восстановлена, даже если я не убью его.
Гнев вспыхнул во мне от слов Артура. Такое соглашение никак нельзя было считать платой за те страдания, которые испытала я, и оно не могло рассеять слухи о моем сговоре с Маэлгоном. Я совершенно не желала умолять, чтобы ему сохранили жизнь, а предпочла бы увидеть, как он несет публичное наказание, если, конечно, это не будет угрожать жизни Артура. Все это во внимание принято не было.
Как и все, что делала Моргана, это было хитро придумано и трудно опровергалось. Я устало вздохнула. В этом я не могла состязаться с ней, а Артур уже говорил о чем-то другом.
– Мы проведем ритуал и забудем об этом.
– Какой ритуал? – подозрительно спросила я.
– Моргана задумала провести обрядовый поединок, чтобы отпраздновать мою победу над двумя моими врагами – Маэлгоном и саксами. Она говорит, что это будет символизировать исполнение пророчества Мерлина о победе Красного Дракона над Белым Драконом.
Я лихорадочно пыталась сообразить, что нам нужно делать для такого события – устраивать пир или нет. Но если это был ритуал, значит, нам нужно собирать весь Круглый Стол.
– Где все это будет? – спросила я.
– Мы немедленно выезжаем в Виндзорский лес. – Артур хитровато улыбнулся. – Моргана устроила так, что проводить церемонию будут жрецы священной рощи. Она говорит, что язычники должны увидеть, что старые боги простили мне мое святотатство, когда я выкопал голову Брана.
– Но до Виндзорского леса нужно ехать почти целый день! – воскликнула я, с ужасом понимая, что я и часа не высижу на лошади.
– Только немногие, тщательно отобранные люди будут присутствовать на церемонии. Бедивер и Увейн останутся с тобой, с собой я возьму Борса, Герайнта, Грифлета и Пеллеаса.
– Мне это не нравится, Артур, – сказала я, вставая на ноги. – Это не похоже ни на один известный мне ритуал. И почему его нужно проводить так далеко, а не здесь.
– Я же сказал тебе, это новый ритуал, и он символический. – В голосе Артура послышалось раздражение, которое появлялось всегда, когда у нас заходил разговор о Моргане. – Латы, маски и даже мечи – все будет скорее обрядовым, чем настоящим. – Видимо, заметив мое явное сомнение, он резко продолжал. – Ради бога, Гвен, что может быть в этом плохого? И прошу тебя, не начинай снова подозревать Моргану. Ее там не будет. Женщинам запрещено появляться на этом обряде.
– А где же она будет? – Холод пробежал у меня по спине.
– Здесь, Моргана будет помогать тебе готовиться к пиру, который мы устроим по возвращении.
– Какая радость! – проворчала я, поворачиваясь спиной к окну и гадая, поможет ли мне мокрая тряпка.
– Пожелай мне успеха, – бодро закончил Артур, становясь передо мной.
Я смотрела на него и думала, как он может говорить мне, что никакая опасность ему не грозит, и в тоже время просить пожелать ему успеха. Такое противоречие вдруг показалось мне очень странным, я встала и обняла Артура обеими руками.
– Разве тебе нужно уезжать именно сейчас? – спросила я, просовывая колено между его ногами и бедром прижимаясь к его бедру.
– Ну, хватит, Гвен! – засмеялся Артур, хлопая меня ниже спины. Потом отступил назад и усмехнулся. – Похмелье так не лечат.
Я кивнула, ворча, что теперь знаю, почему никогда не любила вино. Артур повернулся к двери и по римскому обычаю поднял вверх большие пальцы.
Я в ответ сделала такой же знак, и он ушел. На цыпочках подойдя к окну, я задернула занавеску, выпила полкувшина воды и снова забралась в кровать, полагая, что сон избавит меня и от похмелья, и от неисчезающего подозрения, что происходит нечто дурное.
Но жара была нестерпимой, и во сне меня мучили кошмары.
Наконец я решила встать и смело посмотреть в лицо наступающему дню, даже если в нем будет моя золовка.
Моргана пряла, сидя во внутреннем дворике, у ее ног лежала ярко окрашенная шерсть. Она любезно поздоровалась со мной, как будто она, а не я, была здесь хозяйкой. Я присела на обломки развалившейся кирпичной стены и стала пить чай, который, как утверждала кухарка, помогал прогнать головную боль.
– Какой замечательный оттенок, – заметила верховная жрица, любуясь ровной нитью, которая выходила из-под ее рук. – Тебе не кажется, что витые раковины с берегов Нортумбрии дают самый лучший красный цвет?
Я молча кивнула, размышляя о том, как может эта женщина, которая при прошлой нашей встрече пыталась убить меня, невозмутимо сидеть здесь, у меня дома. Может быть, Моргана считала, что я не заставлю ее отвечать за ее прежние поступки? А может быть, она была уверена, что то, что Игрейна называла «пристойными манерами», удержит меня от опрометчивых поступков.
Казалось несправедливым, что люди с хорошими манерами могут позволять вести себя бессовестно, как простолюдины. «Люди благородные оказываются беззащитными, если следуют правилам высокой морали», – мрачно думала я.
– Мужчины, наверное, будут умирать от голода, когда вернутся завтра вечером, – рассуждала Моргана, и глаза се блестели. – Я обещала, что мы устроим замечательный пир, по-настоящему роскошный, в честь победившего короля. Ты не будешь возражать, если я приготовлю что-нибудь необыкновенное?
– Нет, если Кэй не будет против, – проворчала я, пытаясь представить, как поладят на кухне верховная жрица и сенешаль. Намек на то, что наша обычная пища кажется невкусной, несомненно, будет неприятна Кэю, гордившемуся своими кулинарными талантами. Я улыбнулась, подумав, что хорошо было бы невидимкой поприсутствовать на кухне, когда они будут стряпать.
– Я не видела Ланселота, – продолжала Моргана таким же громким голосом. – Разве его здесь нет?
– Нет, – тихо сказала я, не отводя глаз от цветов.
Нужно сказать Линнет, что эти мясистые примулы нехороши, полевые маки больше мне по вкусу.
– Ланселот был одним из моих самых прилежных учеников. Он необычайно талантлив и очень впечатлителен. Ты согласна со мной?
– Да, мне тоже так кажется, – ответила я.
Владычица продолжала плести свою паутину, все время наблюдая за мной.
– Мне кажется, что вы хорошо ладите друг с другом.
Моя тревога возрастала, несмотря на успокоительный чай. Это стало меня раздражать, и, придумав какой-то предлог, я встала, оставив свою золовку, и пошла искать Нимю.
Возлюбленная Мерлина устроила себе жилье под ивой, где мы с Ланселотом встречались в последний раз, и пока я дожидалась ее, тревожные воспоминания о том поцелуе не оставляли меня. Не дождавшись Нимю и совершенно расстроившись, я вернулась в свою комнату в замке.
– Нет, мне ничего больше не нужно, – огрызнулась я, когда Энида принесла мне на подносе обед, но потом извинилась и попросила ее присесть. – Ты что-нибудь знаешь о церемонии, в которой должен участвовать Артур?
– Очень немного, госпожа. Она не похожа ни на один известный обряд, но Герайнт обещал, что он будет внимательно следить за происходящим и придет на помощь, если она понадобится. А Герайнт не упускает ничего, – добавила она. – Никогда не видела мужчину, так чутко улавливающего то, что происходит вокруг.
Я размышляла над ее ответом, чувствуя и облегчение, и беспокойство от того, что других тоже что-то тревожило. Головная боль прошла, но мрачные предчувствия остались.
– А где Моргана? Чем она занимается?
– Эта надутая? – насмешливо фыркнула Энида. – Ворвалась в кухню как ураган и готовит самую изысканную еду, которую можно придумать, более подходящую для коронации, чем для обычной трапезы. Сначала я подумала, что Кэй не согласится, но похоже, что он испытывает перед ней благоговейный ужас. Ты замечала, что он никогда не перечит равным себе или людям, стоящим выше, но с тех, кто ниже его по положению, требует железного подчинения? Я этого не понимаю.
Я медленно кивнула и подумала, что в Кэе есть многое, что непонятно нам.
– Ты не знаешь, где сейчас верховная жрица?
Энида отрицательно покачала головой, но вызвалась пойти поискать ее. Я сделала вид, что не заметила этого. Можно спросить, чем занимаются твои гости, но шпионить за ними – это совсем другое. Больше мы не говорили об этом.
В предрассветных сумерках ко мне в комнату проскользнула Эттарда и разбудила меня.
– Иди скорее, госпожа, – умоляла она. – Владычица бродит по замку, раскидывает какие-то порошки и бормочет заклинания. Это не к добру, и Винни говорит, что ты должна немедленно что-то сделать.
– Где она сейчас? – спросила я, надевая туфли и недоумевая, что случилось с моей золовкой.
– Последний раз ее видели, когда она входила в комнаты короля Уриена, – прошептала девушка, и я громко застонала.
– Разве она не имеет права войти в спальню к своему мужу? – То, что меня разбудили из-за такого пустяка, заставило меня подумать, что все мои фрейлины сошли с ума.
– Но она бормотала проклятья и пыталась пробраться туда тайком, – настаивала Эттарда. – И она вела себя не так, как жена короля… не так, как ты с Артуром…
Эттарда запнулась, а я смотрела на нее. Мне подумалось, что у слуг и придворных должно находиться другое занятие, кроме как следить, когда мы с Артуром уходим в наши комнаты и сколько времени проводим там.
– Ну, хватит, я не собираюсь нарушать покой королей Нортумбрии, – решительно сказала я, слишком хорошо помня, как вела себя Моргана, когда я случайно наткнулась на нее и Акколона. – А тебе я предлагаю вернуться в постель и позволить нашим гостям сделать то же.
Но едва я произнесла последнее слово, как страшный вой наполнил замок. Неистовый и пронзительный, он пронесся по комнатам, подобно духу, стоны которого предвещают смерть, и волосы у меня встали дыбом. Выхватив факел из рук Эттарды, я бросилась на крик.
Стены и потолок тонули в сумраке, но я увидела, как распахнулась дверь в комнату Уриена, и в нее протиснулись борющиеся друг с другом Увейн и что-то выкрикивающая Моргана с выпученными глазами. Кто-то из них схватил меч Уриена, а когда он со звоном упал на пол, сын внезапно отпустил жрицу и отступил назад, задыхаясь и дрожа.
Юноша с ужасом смотрел на оружие. Я увидела, что он понял, что произошло, лицо его искривилось, и слезы покатились по щекам. Увейн открывал рот, но не произносил ни звука… ужасные стенания издавала только его мать.
Крики, которые она исторгала, едва ли походили на человеческие. Она стояла, широко расставив ноги, прижав руки к бокам и сжав пальцы в кулаки. Ее лицо было отвратительно искажено и обращено, наверное, к богам, но трудно было понять, гневается ли она, или страшится чего-то.
Со всего замка сбегались часовые и слуги, толкаясь и налетая друг на друга, и все смотрели на верховную жрицу. Наконец Моргана заметила, что она не одна. Придя в себя, она сумела подавить свою ярость и стояла неподвижно, как камни в Мейбери.
Потом она обвела коридор своим взглядом и прошептала:
– Где Уриен?
Все взоры обратились к королю Нортумбрии. В ночной сорочке, босой, Уриен стоял на пороге своей комнаты. Он переводил взгляд со своего меча на верховную жрицу, и его лицо, вначале белое от потрясения, постепенно краснело.
– Я здесь, но не по твоей милости. Ты пыталась убить меня моим же оружием?
Гнев Уриена постепенно нарастал, и за самое страшное из предательств он, сжимая кулаки, называл ее всеми известными ему бранными словами.
– Нет, нет, господин, – кричала Моргана и тянулась к нему. – Это не то, о чем ты подумал. Разве за все годы нашей совместной жизни я когда-нибудь обижала тебя? Я уважаю тебя, и наш сын может подтвердить это… Господин, это был просто кошмар, хождение во сне, мной овладел один из христианских демонов.
Моргана продолжала что-то объяснять и оправдываться, а Уриен быстро прошел через коридор и, подняв свой меч с пола, повернулся к ней лицом.
Глаза Морганы от ужаса расширились, и она бросилась к сыну, руками вцепилась в его плечи и спрятала голову на груди юноши.
– Увейн, спаси меня… останови его безумие, скажи ему, что я не виновата. Клянусь твоей жизнью, я не знала, что делаю… я просто видела сон, а когда проснулась, то поняла, что борюсь с тобой у кровати короля… скажи… скажи ему!
Юноша обнял се одной рукой, на его лице боролись отвращение и желание поверить ей. Умоляющими глазами Увейн смотрел на отца.
– Она говорит как было, сэр…
– Ты одураченный щенок! Что ты знаешь о женщинах и об их кознях! Притворяющаяся, злобная, раздраженная оса, она не любит никого, кроме себя и прислужников своей драгоценной богини.
Говоря это, Уриен поднес кончик клинка к подбородку Морганы, и все замерли. Тишина была долгой и напряженной, пока король Нортумбрии решал, что ему делать.
Наконец он выругался и опустил меч.
– Тебе повезло, что мы гости при дворе Артура, – прошипел он своей жене. – Если бы мы были дома, я бы разделался с тобой одним ударом.
Толпа облегченно выдохнула, а оскорбленный муж посмотрел на меня.
– Забери се с моих глаз, – приказал он, потом, помолчав, добавил. – Советую запереть ее где-нибудь, пока Артур не вернется и не узнает, что она сделала.
Я молча кивнула и приказала, чтобы Моргану успокоили питьем и связали.
Уриен скрылся за дверью своей комнаты, а Моргана застыла в объятиях Увейна, время от времени стоная. Сын отвел мать в ее комнату и уговорил выпить сонный отвар, и вдвоем мы сидели у се кровати, пока она не провалилась в глубокий сон.
– Как это произошло? – спросила я, стараясь, чтобы голос мой звучал поласковее, потому что юноша еще не оправился от потрясения.
– Случилось что-то странное, – медленно заговорил он, все время глядя на мать. – Ее карлик пришел ко мне и разбудил меня. Он был расстроен и возбужден. Говорил, что кто-то заколдовал ее и мама ходит во сне. Сказал, что боится за ее жизнь… но когда я вошел в комнату моего отца, оказалось, что не ее жизни грозит опасность, а близок к смерти отец. Она стояла около кровати, высоко держа обеими руками королевский меч, и его конец был направлен прямо ему в сердце. Мне кажется, я завизжал, а может быть, это завизжала она, когда я прыгнул на нее… не помню. Я только знаю, что видел, как кровь хлещет из него, видел, что она мокрая от его крови, видел, как она усмехается… усмехается, госпожа… она усмехалась…
Юноша тихо заплакал, когда снова представил ужасную сцену. Ни один ребенок не должен видеть, как ссорятся его родители, поэтому я встала и, положив руки ему на виски, успокаивала его. Я не могла изменить того, что случилось, но я могла сделать так, чтобы Увейн почувствовал себя в безопасности, пока не выплачет свое отчаяние и неверие.
Когда, наконец, Увейн выплакался, я привязала руки и ноги Морганы к столбикам кровати и увела мальчика из комнаты. Одетые в белое фанатики толклись у двери, но я не сочла нужным выпроводить их. Я знала, Владычица Озера не уедет никуда до тех пор, пока не вернется Артур.
Солнце было уже довольно высоко. Я пошла на кухню, и мы с Кэем съели то, что Моргана приготовила к пиру.
– Представить не могу, что случилось с этой мегерой, – сказал сенешаль, показывая на ряды красивой серебряной посуды, которую она приказала достать из шкафов. – Она без конца говорила о победившем короле так, как будто это была не просто церемония, в которой он участвовал, а тяжкое испытание, в котором Артур должен выжить.
Было жарко, но меня охватил холодный страх. Сенешаль облек в слова ту самую опасность, которую я чувствовала, но не могла определить.
– От них нет никаких известий? – быстро спросила я.
– Нет, и быть не должно, – пробурчал Кэй. – Церемония боя должна пройти на рассвете, и я уверен, что они вернутся так же быстро, как вернулся бы гонец. Хотя странное, дело… очень странное.
Я кивнула и, когда мы обсудили дела следующего дня, пошла в свою комнату подремать – мы все были на ногах задолго до рассвета.
По пути я заглянула к Моргане, которая спала в окружении своих подданных. Комната тонула во мраке, и жара была такой же невыносимой, как и тишина, царившая в комнате. Можно было подумать, что верховная жрица умерла.
Ее одетые в белое приспешницы не обратили на меня внимания, хотя я на мгновение задержалась и более пристально пригляделась к одной из них, напомнившей мне женщину, которую я видела в доме Маэлгона. Когда она взглянула на меня и учтиво кивнула, я решила, что это не та женщина.
В небе прогремел летний гром. Но, выглянув из окна, я увидела только бледную голубизну жаркого летнего дня и кучку облаков у горизонта, слишком далеких, чтобы от них можно было ждать смягчения жары.
Я растянулась на кровати, усталая, раздраженная и полная мрачных предчувствий.
Я молилась, чтобы проснуться и увидеть, как Артур вернется, здоровый, счастливый, полный сил и энергии.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гвиневера: Королева Летних Звезд - Вулли Персия


Комментарии к роману "Гвиневера: Королева Летних Звезд - Вулли Персия" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100