Читать онлайн Гвиневера. Осенняя легенда, автора - Вулли Персия, Раздел - 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гвиневера. Осенняя легенда - Вулли Персия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гвиневера. Осенняя легенда - Вулли Персия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гвиневера. Осенняя легенда - Вулли Персия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вулли Персия

Гвиневера. Осенняя легенда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

20
ЗИМА

Я была уверена, что Артур не изменит своему слову и сделает Мордреда посланником у союзников, а юноша добросовестно выполнит порученную ему миссию. Они встречались несколько раз, обсуждали саксонские проблемы, но ни теплоты, ни доверия между ними не было, и после разговора каждый подолгу оставался молчалив. Когда из Джойс Гарда приехал Ланс, я рассказала ему обо всем, посетовав, что открытость и правдивость не принесли никакой пользы.
– Они открыты и правдивы только с тобой, Гвен, но не друг с другом, – заметил бретонец. – Артур еще не скоро сможет признать Мордреда своим сыном. Но дай время Мордред уже взрослый, и все может измениться. Я уверен, в разном возрасте у отцов и сыновей разные отношения.
Внезапно Артур понял, что сын проявляет острый интерес к проблеме совершенствования свода законов. Он делал выписки, информировал других, во время встреч вносил предложения.
– Он спрашивал у Синрика, как у них действуют суды, – удивился муж как-то вечером. – Там из местных жителей выбирают комитеты равных между собой присяжных, и они совместно рассматривают дела. Интересная идея… может устранить давление короля на судебное решение.
Я слушала и кивала головой, довольная, что между ними развивается деловое партнерство, и надеялась, что оно сможет излечить раны каждого.
Зима в том году выдалась бодрящей, холодной, с ослепительными днями и полотнами мерцающего света по ночам, который называют. Великой северной короной. Поскольку Мордред был слишком занят, сопровождать меня во время утренних прогулок выпало, как прежде, Лансу. Мы ездили по стране, смеялись, играли в снежки с детьми, выясняли, как идет тренировка наших лошадей у Гвина, передавали корзины с провизией тем арендаторам, которые были беднее других.
Однажды утром я принесла оленью ногу жене кожевника, которая после родов лежала в постели. Домик был настоящей лачугой. Единственный горшок кипел на огне, сидеть можно было лишь на одном стуле, и дети то и дело забирались ко мне под подол. Ребенок появился на свет совсем недавно, и лежащая в углу комнаты на матрасе женщина обнимала его рукой.
– У меня новенький братик, – объявил малыш, счастливо дергая меня за рукав.
Подбежала его сестренка и заспорила:
– И мой тоже.
Но мальчик на это только состроил гримасу и вцепился в волосы сестры. Девочка бросилась от него, и они стали кружиться вокруг стула, пока не сбросили у меня с плеча другого ребенка.
– Не надо, – встала я на их защиту, когда бабушка напустилась на внучат, упрекая в непочтении к королеве. – Все в порядке, Карвен, – успокоила я ее.
Но уже на улице, помогая вскочить на Этейн, Ланс рассмеялся:
– Ну что, воспитывать детей будет потруднее, чем управлять двором?
– Я думаю, одно похоже на другое, – возразила я. – Просто дети малы по годам, а у придворных – детская натура.
Его восхитительные полные губы сложились в загадочную улыбку, а глаза засветились:
– Ты самая удивительная из женщин: то управляешь страной, то возишься с детьми. И так красива… Неважно, чем ты занимаешься, ты всегда потрясающе красива.
Я взглянула на него сверху вниз, ослепленная нахлынувшей любовью и благодарностью. Раньше я с нежной радостью кинулась бы с седла в его объятия, широко распахнув сердце. Но годы осмотрительности, ответственности перед долгом и стараний сохранить между нами дистанцию научили меня осторожности, и, свесившись с седла и погладив его по щеке, я просто сказала:
– Любимый, мне и половины из этого не удавалось бы делать, если бы ты не был рядом.
Он схватил мои пальцы и прижал к губам, в глазах заиграл чистый радостный смех. Достаточно ограничивать себя мириадами обязанностей: месяц совещаний, полгода скучной рутины. К тому же я никогда, никогда не принимала такое как должное.
Но душевные порывы случаются слишком редко, чтобы ими пренебрегать.


С наступлением весны Кэй и я принялись за необходимые приготовления к отъезду двора на Саксонское побережье. Я как раз паковала корзины, седельные сумки, вьючные короба и плетеные сундуки, когда из Бретани вернулся Динадан.
Близкий друг и сторонник корнуэльского воина, Динадан казался лоснящимся терьером по сравнению с волкодавом Трисом. Долгие годы, когда бы Тристан ни бросался очертя голову в любовное приключение или битву, Динадан старался вытащить его из заварухи, утихомирить волнение и залатать дыры. В этом смысле он был блестящим примером лучшего друга.
– Рад снова оказаться при самом цивилизованном дворе в христианском мире. – На лице корнуэльца играла многозначительная улыбка. – Ховелл, конечно, парень неплохой, и хорошо обращается со своими воинами, но там совсем не то, что у вас.
Последняя фраза была адресована и мне, и Артуру, и я улыбнулась за комплимент. Динадан слыл шутником и насмешником, но я всегда считала его хорошим дипломатом.
– Что нового у франков? – спросил Артур.
– Ха! Каждый из сыновей грызет других, стараясь отхватить от королевства Кловиса кусок побольше. Поэтому, слава Богу, им недосуг заниматься другими пакостями.
– А Тристан? – задал вопрос Ланс.
– Лучший воин всех стран – конечно, за исключением вас. – Коротышка учтиво поклонился Лансу. – И обожаем за свою музыку. Он по-прежнему играет на арфе, как ангел. Тут ведь нужен особый талант, чтобы по утрам сносить головы, а по вечерам исполнять баллады.
Портрет Тристана был нарисован так точно, что мы все расхохотались.
На следующее утро Динадан сопровождал меня в поездке, потому что, несмотря на несущиеся на нас облака, я хотела заказать мастеру деревянные чаши, подносы и другую утварь, которую к приезду осенью хотела иметь на кухне.
– Никогда не видел королевы, которая столько сил отдавала бы управлению двором, – заметил Динадан. – Вот Изольда Корнуэльская все поручила управительнице, а сама, прелестная, как картинка, сидит над вышиванием, пока Тристан услаждает ее слух игрой на арфе.
– Она гораздо лучше управляется с иголкой, чем я, – пожала я плечами, а сама вспомнила, сколько раз она при мне искусно украшала материю шелковыми нитками. – Не хуже, чем фея Моргана.
– И становится такой же известной врачевательницей, – добавил Динадан. – Говорят даже – лучшей во всей Бретани. Конечно, – вспомнил он, – ее мать была знаменитой в Ирландии знахаркой, настоящей кудесницей, когда требовалось изгнать болезнь или очистить раны.
Языческое происхождение Изольды было основной проблемой в их отношениях с Марком, но теперь, уверял Динадан, она стала истинной христианкой.
– И не просто напоказ. Говорят, она по-настоящему привержена вере.
Христос проникал повсюду, и в ходе разговора становилось ясно, что и сам Динадан обратился к нему.
– А Тристан? – поинтересовалась я. – Он тоже преклонил перед Римом не только тело, но и дух?
– Ах, бедный Трис! Иногда мне кажется, великан и сам не знает, чего хочет и во что верит. Возьмите, к примеру, его женитьбу. – Корнуэлец почесал подбородок и задумчиво посмотрел на небо. – Я заподозрил что-то неладное, когда он объявил, что имя его жены – Изольда Белые Ручки. После того как он всю жизнь утверждал, что пылает страстью к Изольде Корнуэльской, – Динадан склонил голову набок и хитро покосился на меня, – просить выйти за него замуж Изольду Белые Ручки, согласитесь, несколько непоследовательно.
Я поняла смысл его слов и усмехнулась:
– А мы считали, что это политический союз, разве Белые Ручки не сестра Ховелла?
– Да, это так, – друг Тристана кивнул. – К тому же замечательная девушка. Но любовь – штука хитрая: совершенно обезоруживает и заставляет человека видеть только то, что он хочет.
– И он настолько увлекся своей женой? – Мне интересно было знать, неужели Трис полностью забыл свою прежнюю любовь.
Первые капли летнего ливня забарабанили вокруг нас, и мы повернули лошадей под укрытие рощицы на берегу.
Динадан покачал головой:
– Скорее, напротив. Я думаю, он хотел полюбить Белые Ручки, прилежно за ней ухаживал, торжественно клялся в любви. Но брачная ночь прошла не как надо – вы понимаете, что я хочу сказать? И с тех пор у них становится все хуже и хуже. В своей неспособности Тристан винит королеву Корнуэльскую.
– Так их брачные отношения кончились ничем?
Трис был громадным мужчиной без предрассудков, видел в себе и жизни исключительно физическую сторону, и узнать, что он стал импотентом, показалось мне чрезвычайно удивительным.
– Ах, миледи, рано или поздно это может случиться с лучшим из мужчин, – игриво заметил Динадан, а дождь хлестал по листьям над нашими головами. – Не следует судить о мужчине по его напористости, так же, как о женщине по ее внешнему виду.
Я рассмеялась его проницательности. Ланселот, считал меня красивой, но он заглядывал вглубь. Я прекрасно знала, что любой придворный, который хвалит мою внешность, по каким-то своим соображениям занимается лестью.
– И как супруга Триса переносит его невнимание? Она расстроена?
– Бедная девушка ему всецело предана, везде таскается за ним, готова выполнить любую прихоть: чистит одежду, чинит белье; на столе всегда его любимая еда.
– Точно служанка, – язвительно подхватила я, вспомнив, как оценивал Увейн жен-христианок.
– И все из-за любви, миледи. Все из-за любви. Однажды я застал ее в слезах. Она считала, что неладно что-то с ней, что она недостаточно красива. В конце концов я рассказал ей о Трисе и Изольде, объяснил, что по ошибке они испили всю меру любви и больше не способны любить никого другого.
– Как ужасно Белым Ручкам с этим жить, – пробормотала я. – Неразделенная любовь болезненна сама по себе, но знать, что человек, которого ты любишь, тебя никогда не полюбит – просто жестоко.
Динадан вытянул шею, пытаясь проверить, когда перестанет дождь.
– Поистине, миледи, греки знали, о чем говорили, когда утверждали, что боги создали любовь в наказание смертным, и ни один разумный человек не станет ее искать.
– А вас она никогда не находила? – Я скосила глаза на спутника, подозревая, что он не столь недоступен для чувства, как пытается меня убедить.
– Я никогда не утверждал, что неподвластен любви. – Динадан криво усмехнулся и вспыхнул, встретившись со мной взглядом. – Как раз от того, что много любил, я и знаю, каким глупцом можно выставить влюбленного. Оказывается, например, что ваша дама, к несчастью, обожает другого. Поэтому я предпочитаю никогда не говорить о своих чувствах.
– Ах, мой друг, – я накрыла его руку своей рукой, – а разве вы не можете найти другую?
– А вы можете найти другого Артура?
– Конечно, нет, – рассмеялась я, снова загнанная в тупик его остроумием.
– К тому же я не единственный мужчина, который никогда не объяснялся. Возьмите Кэя…
– Кэя! – Я так была поражена, что имя сорвалось с моих губ громче, чем я рассчитывала. К тому же дождь прекратился и вокруг стало тихо. Я всегда полагала, что сенешаль далек от любви, а он обожает одну, которая не отвечает ему взаимностью.
– Я слишком разговорился. И, кажется, просветлело. – Резким движением он заставил лошадь выйти из укрытия и направил ее к дороге. Стена дождя еще застилала соседнее поле, но мой сопровождающий был решительно настроен ехать дальше. – Надеюсь, миледи, вы забудете мое последнее замечание. Я бы очень не хотел, чтобы сенешаль рассвирепел на меня.
– Хорошо, хорошо, – улыбнулась я, и в этот миг порыв ветра окатил нас брызгами так, что волосы прилипли у меня к голове. – При условии, что предсказание погоды вы оставите кому-нибудь другому.


Накануне нашего отъезда к союзникам появился один из королевских гонцов. Заляпанный грязью, он петлял вверх по холму, держа в руках длинный шест, каким пользуются юнцы, когда прыгают с кочки на кочку в болотах Сомерсетской равнины. Он промчался мимо часового, выкрикивая имя верховного короля. Я как раз возвращалась из конюшни и встретилась на лестнице с Артуром, вышедшим посмотреть, в чем дело.
– Идер, ваше величество, – задохнувшийся юноша еле выговаривал слова, – поехал в Брент Кнолл один, чтобы прогнать бандитов. Изрублен на куски.
– Ты говоришь, один? – проревел Артур. – Я ведь сказал ему взять с собой людей!
– Почему он сделал такую глупость? – спросила я, потрясенная вестью.
– Чтобы заслужить ваше восхищение, – гонец почтительно склонил передо мной голову. – По крайней мере, так утверждает его брат Гвин. Идер выехал вчера, и бандиты оставили его тело там, где он упал. Поскольку он не вернулся, утром Гвин отправился на розыски.
Понимание того, что произошло, поразило меня, точно удар под дых. Нахлынуло то же бессилие, как тогда, в Карлионе, когда погиб медведь. Я пошатнулась и еле устояла на ногах.
– Но я не хотела… Напрасно… В этом не было нужды…
– Ну, ну, Гвен. Клянусь Юпитером, твоей вины здесь нет, – муж подхватил меня и отвел внутрь.
– Совсем не хотела стать причиной его смерти, – всхлипывала я, прижимаясь к Артуру.
Он осторожно усадил меня на скамью возле окна и, кликнув Инид, принялся расхаживать передо мной.
– Знаешь ведь, какие теперь воины. Тяготятся миром, скучают, не могут себя занять и из-за этого совершают безрассудные поступки. Ты не должна себя винить, если кто-то пожелал возвыситься в твоих глазах.
Я кивнула, разумом понимая, что он прав – у нас хватало забот, и не имело смысла убиваться из-за того, что мы не могли изменить. В этот раз я поощряла Идера не больше, чем тогда, когда он решил спасти меня от медведя в Карлионе. И все же было больно сознавать, что по глупости пропала жизнь хорошего человека.
– А что, если меня осудит Гвин? – прошептала я, принимая из рук Инид чашу с отваром валерианы.
– Не осудит, – твердо ответил муж. – У меня хватило времени, чтобы узнать Гвина. Он не из тех, кто легко судит или ищет козлов отпущения. Идер сделал то, что считал нужным. И Гвин, как бы он ни горевал, станет относиться к его поступку с уважением.
Глядя на Артура сквозь пар, поднимавшийся из чаши, я поняла, что Гвин был так же близок ему, как мне Изольда. Бедивер и Кэй считались его молочными братьями, Ланселот – лучшим другом, но все они смотрели на него как на монарха. Уэльсец никогда не сравнивал его с другими людьми. Может быть, это и объясняло удивительные товарищеские отношения, которые сложились между мужчинами.
– Надеюсь, ты прав, – наконец проговорила я. – Мне было бы больно, если бы Гвин считал, что я стала причиной смерти его брата.
Но дело обернулось так, что Гвин сам дал мне понять: его брат счастлив, потому что встретил конец, совершая нечто, во что глубоко верил.
– Это придало его смерти какое-то значение, – торжественно проговорил коротышка. – Лучше не погибали даже герои древности. – Я почувствовала, что глубоко тронута его стараниями успокоить меня.
Мы предложили задержать отъезд, чтобы как должно похоронить Идера, но Гвин предпочел отвезти брата домой в Нит и там совершить обряд. Я догадывалась, что он будет не совсем обычным и не годится для глаз большинства смертных.
– Мы с ним в нашем путешествии в вас не нуждаемся так же, как и вы во мне – в своем, – проговорил он в своей загадочной манере и, переводя взгляд с Артура на Мордреда, едва заметно пожал плечами. – Иногда судьба настигает нас, как бы мы ей ни сопротивлялись.
Услышав такое прорицание, я улыбнулась. Всю зиму верховный король и его новый посланник у союзников прилежно трудились вместе: сначала над законом, потом размышляя, чего ожидать от саксов. «Без сомнения, – сказала я себе, – Гвин обладает даром прозрения, и оно подсказывает ему, что между сыном и отцом наступает сближение».
Итак, мы оставили Камелот, чтобы сделать первый переход в путешествии, в котором проведем шесть месяцев. Оглядываясь назад, понимаешь, как то время связывало ранние воспоминания о нашем царствовании со светлыми и мрачными обещаниями будущего. Но тогда я видела одно многоликое настоящее. Может быть, это было и к лучшему.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Гвиневера. Осенняя легенда - Вулли Персия

Разделы:
Действующие лицаПредисловиеПролог12345678910111213141516171819202122232425262728293031323334353637Эпилог

Ваши комментарии
к роману Гвиневера. Осенняя легенда - Вулли Персия


Комментарии к роману "Гвиневера. Осенняя легенда - Вулли Персия" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100