Читать онлайн Так не бывает, автора - Вулф Энн, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Так не бывает - Вулф Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Так не бывает - Вулф Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Так не бывает - Вулф Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вулф Энн

Так не бывает

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7
Чудеса продолжаются

– И если вы оба раскроете свои рты… Особенно это касается тебя, Руперт… И не смотри на меня так, я знаю, что ты болтун… В общем, если вы оба проболтаетесь… я не знаю, что с вами сделаю!
Колючка закончила свою речь, а Питер соображал, не тронулся ли он умом. Слишком много странных… нет, невозможных вещей произошло с ним за каких-то пару дней. Визит к госпоже Эльве, книга с заклинаниями, родители, которых он по своему незнанию поменял телами, а теперь еще и Колючка с ее невесть откуда взявшимися телекинетическими способностями!
Питу не верилось, что все это происходит с ним. Может быть, он впал в долгий сон и до сих пор не может проснуться? Только уж слишком болезненными были синяки и шишки, полученные им в этом странном сне…
– Вот это да… – восхищенно пробормотал Руперт, разглядывая Колючку. – Я, конечно, подозревал, что ты – не такая, как все. Но не думал, что ты умеешь швыряться бейсбольными битами, даже не притрагиваясь к ним…
– Это бывает, когда я сильно злюсь, – объяснила Колючка. – Или вижу что-то очень неприятное. В остальных случаях, как бы я ни хотела, предметы меня не слушаются…
– А с чего ты взялась помогать нам? – недоверчиво поинтересовался Пит. – Мы ведь уже не первый год враждуем с Лиландом и Пэйном. Но почему-то раньше ты не швыряла бейсбольные биты в дупла Дуба секретов…
Колючка пожала плечами.
– Ты веришь в случайности? – насмешливо поинтересовалась она и, не дожидаясь ответа, добавила: – Можешь считать, что это случайность. Вы и раньше были мне симпатичны – пара затравленных, но не сдающихся зверьков… А сегодня я узнала о том, что затеял Лиланд. Услышала их разговор с Пэйном. Я не люблю, когда на одного идут впятером. Вот и решила вмешаться… не совсем обычным способом.
– Почему это на одного? – обиженно пролепетал Руперт. – Я был рядом с Питом.
– Видела, как ты повис на бите. Как заправская собака, – улыбнулась Колючка. – Ну… это я так сказала. Образно.
– Чего?
– Забудь, Руперт. С тобой все в порядке.
Пит улыбнулся. Эта девчонка с каждой минутой нравилась ему все больше. И еще он подумал, что раз Колючка-Триш может с помощью взгляда управлять предметами, то кому, как не ей, он мог бы рассказать о том, что сотворил с предками…
– Слушай, Триш, – осторожно начал он, еще не совсем уверенный в том, что хочет посвящать в свою тайну ее и Руперта. – Ты когда-нибудь сталкивалась… ну… с заклинаниями…
Колючка оживилась. Ее глаза заблестели, словно ягоды ежевики, омытые утренним дождем. Питу полегчало. По крайней мере, она не крутит пальцем у виска.
– Ну? – подбодрила она его. – Валяй дальше.
– Так сталкивалась или нет?
– Можно и так сказать… – уклончиво ответила она. – Продолжай, Мышонок.
– Вы оба чокнутые, – заявил Руперт. – Чего за заклинания, Пит?
Пит сглотнул. Зря он это все затеял. Теперь придется откровенничать с болтуном Рупертом и странной девчонкой, с которой за несколько лет он едва ли обменялся парой слов.
– Ладно… – выдохнул он. – Я расскажу. Только не смейтесь, не болтайте и не считайте меня психом. Хотя сейчас мне самому кажется, что я тронулся умом… – Руперт и Колючка глядели на него во все глаза. Пит понял, что продолжение неизбежно. – Мне понадобилась помощь… И я пошел к… колдунье… Я не очень-то верю во все эти дела, – продолжал он, потупив взгляд в землю, – но я просто отчаялся… Я пришел к ней, она открыла книгу, а тут… – Пит покраснел и замялся, не зная, как объяснить появление духов так, чтобы его не сочли сумасшедшим. – А там, за стеной, раздался громкий шум… Колдунья сказала, что это духи, и велела мне уйти. Я схватил книгу и побежал. В книге я нашел бумажку с заклинанием, и решил, что оно – именно то, что мне нужно. Когда я читал его, в комнату зашли предки… А на следующий день я узнал, что заклинание поменяло их телами.
– Чего? – присвистнул Руперт.
– Моя мать теперь в теле отца, а отец – в ее теле. Она работает в его рекламном агентстве, а он пытается быть модельером. Сегодня утром они собирались к доктору. Тому, что вправляет мозги…
– Хирургу?! – охнул Руперт.
– К психоаналитику, умник, – одернула его Колючка.
– Вот-вот. К психоаналитику. Не знаю, что придумал этот тип, но, боюсь, он не сможет им помочь. Их спасет только книга…
– И где же она? – полюбопытствовала Колючка.
– Она пропала… – развел руками Пит. – В этом вся беда… А в довершение всего предки собрались разводиться… Ма сказала, что, когда все это закончится, она непременно подаст на развод…
– И ты все равно хочешь вернуть им тела? – спросила Колючка.
Пит прочитал в ее глазах не только удивление, но и сочувствие. Он кивнул.
– Я же не могу подложить им такую свинью. Папа вряд ли мечтает всю жизнь ходить в девчачьем шмотье… Ох, прости, – осекся он, вспомнив, что Колючка – тоже девчонка. – Я хотел сказать другое… – Колючка махнула рукой в знак того, что Пит прощен. – Да и ма вряд ли нравится носить его одежду… Их жизнь, их работа – все под угрозой…
– Вот это да… – вставил свою реплику Руперт. Он и не подозревал, что его друг живет такой насыщенной жизнью.
– Сочувствую, – произнесла Колючка. – Мои предки развелись уже давно. Оба ненавидели друг друга настолько, что разъехались по разным концам света. Она отправилась хипповать в Индию, а он уехал в Россию. Решил, что там за его книжонки заплатят больше, чем здесь…
– Он писатель? – удивился Пит.
Колючка скорчила такую мину, что Пит пожалел о своем вопросе.
– Они оба – писатели, – усмехнулась она. – Фантасты… Ни тот, ни другая не могут жить в реальном мире, как все. И воспитывать своего ребенка…
– А с кем ты живешь? – поинтересовался Руперт.
– Неважно, – отмахнулась Колючка. – Слушайте, а не пойти ли нам в парк? Отметим ваше спасение и заодно подумаем, как помочь бедному Мышонку…
– Не называй меня бедным, – огрызнулся Пит. – Я совсем не хочу, чтобы меня жалели.
– Больно нужно, – рассмеялась Колючка так, словно не умела обижаться. – Ну так что? Пойдем?


Оказалось, она обожает мороженое в белой глазури – совсем как его мать – и фанатично любит «крэйзи дэнс» – совсем как он.
Пока Руперт стоял внизу – ему сегодня не хотелось кататься – Питер и Триш наслаждались увертюрой к сумасшедшему танцу.
Контролер опускал толстенные металлические поручни, которые оберегали катавшихся от падения и позволяли им держаться, чтобы было не так страшно. Но страшно было все равно: каждый раз, когда Пит забирался на «крэйзи дэнс», он чувствовал внутри покалывание, и все, что находилось под ним, на земле, приобретало какой-то трагический и одновременно забавный смысл. Люди, оставшиеся внизу, казались ему нелепыми, непросветленными тем потрясающим чувством страха и радости, которое испытывал он. А земля, деревья и листья, трепещущие от поцелуев ветра, представлялись ему последним, что он видит в своей жизни. И это смешение чувств, эмоций, эта иррациональность, которая так пугала его мать, позволяла ему забыть о том, что существуют проблемы, дела и заботы, позволяла ему чувствовать себя кем-то, кроме обычного школьника, обычного ребенка, еще не познавшего жизнь.
Увертюра подходила к концу, а Питера распирало желание поделиться своими чувствами с Колючкой, в глазах которой была написана та же самая сказка…
– Триш, – позвал он ее, и она обернулась к нему с мягкой улыбкой, обычно ей не свойственной. – Триш, тебе не кажется, что мы видим все это, – он кивнул вниз, – в последний раз?
– Кажется, – ответила она. И когда аттракцион начал набирать высоту, выкрикнула в нарастающий гул ветра: – Каждый раз кажется!
Питер улыбнулся. Ее слова были как подарок. Он толком не понимал, почему ему так приятно слышать это от нее. Пит попытался представить на ее месте Дженнифер, но у него ничего не вышло. То ли потому, что Дженнифер казалась сейчас такой далекой, то ли потому, что бешеный танец увлек его ввысь, а потом влево, а потом – вправо, и вниз, и снова в синюю холодную осеннюю высь, проникнутую горьким запахом страха и сладким – радости.
Восхитительный момент был нарушен забавным обстоятельством: Питер забыл вынуть мелочь из карманов. Центы взметнулись серебристой стайкой и упали вниз, звонко выплеснулись на металлический выступ. Триш хохотала, как сумасшедшая, пригибаясь к поручням. Питер и сам не выдержал – рассмеялся. Он и не думал, что деньги могут падать так смешно. Можно рассмешить за деньги. Но рассмешить деньгами – об этом он никогда не слышал. Эта мысль еще больше развеселила его. Он обязательно скажет об этом Колючке, когда они спустятся. Если спустятся – карусель вновь набирала высоту, и Питер позабыл обо всем, кроме удивительного, беспокойного и радостного чувства полета…
– Теперь я поняла, что значит – сорить деньгами! – выкрикнула Колючка, когда они спустились вниз. – Мышонок сорит деньгами!
Она снова расхохоталась, и Питеру был приятен ее смех, несмотря на то что она смеялась над ним.
– Я не думал, что деньги могут так рассмешить, – улыбнулся он. – Хорошо, что я забыл вытащить эту мелочь.
– Ты – классный, – заявила Колючка, когда перестала смеяться.
Питер смутился, но ему была очень приятна ее похвала, хоть он и не понимал, за что его хвалят.
– Почему? – поинтересовался он.
– Ты не боишься казаться смешным. Не боишься посмеяться над собой. А я не знаю ребят, которые смогли бы так же.
– Неужто?
– Зуб даю. Правда, друзей у меня совсем не много.
– Это я заметил. Но мне казалось – тебе они не нужны. Ты… одиночка.
Колючка усмехнулась. В ее улыбке была горечь, и Питер понял, что она не по своей воле выбрала это одиночество. Ему захотелось утешить ее, и, как ни странно, слова тут же нашлись.
– Друзей не должно быть много. Вот у меня – только Руперт. Но я люблю его как брата. Настоящего. И еще… если хочешь… мы будем твоими друзьями… – последнюю фразу он произнес, краснея. Пит никогда не предлагал дружбу девчонке. Но эта девчонка была особенной. Не как Дженнифер Китс, совсем по-другому. Но как именно по-другому, Пит так и не смог объяснить.
– Накатались? – ревниво поинтересовался Руперт, когда Пит с Колючкой наконец добрались до него, одиноко стоящего у кассы.
– У Пита мелочь рассыпалась, – хихикнула Колючка. – Видел, как центы взметнулись в воздух?
Руперт не мог долго дуться. Вспомнив падающую с неба мелочь, он расхохотался. Следом за ним покатились со смеху Колючка и Мышонок.
Она тоже классная, подумал Пит. Тут даже Руп не поспорит.


Этим вечером в доме Макаути разразилась страшная гроза. А началась она с небольшой вспышки молнии – в дверь позвонили.
Юта и Робин целый вечер сидели в библиотеке, тщетно пытаясь договориться о том, как вести дела в своих агентствах. Каждый, как обычно, пытался доказать другому, что умеет и может работать гораздо профессиональнее другого даже в той области, которой этот другой посвятил уже много лет.
Робин утверждал, что Юта – ужасный модельер, который уродует девушек, одевая их в скучные серые костюмы. А Юта в свою очередь отчитывала Робина за то, что концепция его нового рекламного проекта отдает «затхлым душком» мужского шовинизма. Миссис Пирс тем временем отмывала туалет, тихо проклиная того, кто разучился попадать туда, куда нужно, и пыталась понять, кто этот загадочный «кто-то»: Пит или Робин?
Самым свободным человеком в доме, как обычно, оказался Пит. Поэтому почетная участь швейцара выпала именно ему. Надеясь увидеть в дверном проеме тучную фигуру Билли Шэйна, Питер разочарованно вздохнул: перед ним стояла какая-то опереточно-яркая девица с немыслимым бюстом.
Может, она ошиблась адресом? – мелькнуло у Пита. Вряд ли эта дама – подруга ма или коллега па…
– Здравствуйте, – неуверенно поздоровался он. – Вам нужен кто-то из родителей?
Дамочка нервно кивнула. Она вообще была какой-то нервной: не знала, куда девать руки, и все время отводила взгляд, пытаясь разглядеть, что или кто за спиной у Питера.
– Я хочу поговорить с Юстинией Макаути. Она дома?
– Да. Она в библиотеке. Сейчас я позову ее… А кто… кто к ней пришел?
Дамочка замялась. Пит понял, что она не хочет называть своего имени. Но зачем ей скрываться? Он почувствовал, что эта нервная гостья несет их дому какую-то угрозу. Ему хотелось хлопнуть дверью перед ее носом, хотелось, чтобы она ушла и больше не возвращалась. Но вряд ли ма одобрит его поведение.
– Скажите, что я работаю в агентстве ее мужа, – наконец-то выдавила она.
Питер окончательно растерялся. Зачем тогда ей понадобилась Юта?
– Может, мне позвать папу?
– Нет, нет… Я хочу поговорить с Юстинией Макаути…
Пит поднялся на второй этаж и остановился в растерянности. И все-таки кого ему звать? Эта женщина хочет поговорить с его матерью. Но теперь все перепуталось. Мама – это отец, а отец – это мама. Если он позовет отца, то их нервная гостья поговорит с тем, с кем хотела. Но ведь она не знает того, что знает он?..
– Ф-фух, – выдохнул Пит. – Вот так задачка.
Костяшками пальцев он побарабанил по двери.
– Да? – раздался звонкий голос Юты.
Пит вошел и неуверенно остановился на пороге.
– Там пришла какая-то женщина. Она хочет поговорить с тобой, ма, но представилась папиной сотрудницей…
Пожалуй, так будет проще. Пусть предки сами разберутся, кому выходить к этой раскрашенной красотке.
Юта и Робин переглянулись. Юта поднялась было со стула, но быстро вспомнила, что Юстинией Макаути официально был ее муж. Она вопросительно посмотрела на Робина, нервно грызущего кончик ручки.
– Иди – ведь пришли к тебе.
– Но это… твоя коллега, – с сомнением произнес он.
– Иди, не тяни…
Робин поднялся со стула, подошел к двери и потрепал Питера по плечу.
– Спасибо, дружище… то есть Пит… Кстати, я совсем забыла тебе сказать… У меня завтра есть свободное время. Может, сходим куда-нибудь? Где тебе хотелось бы побывать?
У Пита округлились глаза. Родители вдруг вспомнили о его существовании. Вот это сюрприз!
– В зоопарке, – ляпнул он первое, что пришло в голову.
– Отлично. Туда и пойдем.
Питу было странно видеть улыбку отца на лице мамы. Может, когда-нибудь он привыкнет? Ведь если он не найдет книгу, другого выхода не будет…
Робин спустился вниз, уже предвкушая неприятности. Чутье его не подвело. В гостиной, вальяжно закинув ногу на ногу, сидела Брук Ширстон. Эта наглая самоуверенная красотка осмелилась прийти к нему в дом. Мало того, надумала говорить с его женой! А ведь он никогда не обещал ей ничего более серьезного, чем любовная связь… Но, очевидно, за время их непродолжительных встреч Брук успела выстроить себе целый дворец иллюзий…
Робин был зол, страшно зол. Ему хотелось наговорить бывшей любовнице гадостей, но он тут же вспомнил, что не имеет на это права. Во-первых, как ни крути, он сам виноват. Во-вторых, сейчас, в глазах Брук он являлся Юстинией Макаути и потому должен был разыгрывать роль обманутой супруги.
Чувство стыда подкатило к горлу и застыло в нем вязким комком. Вот какую роль он уготовил своей жене! Ведь в этом положении должна была находиться Юта, и только странное перевоплощение заставило их поменяться местами…
Это наказание, решил Робин. Самое настоящее наказание. Кто-то жестокий и справедливый наверху решил не только сделать Робина женщиной, но и ткнуть его носом, как щенка, в собственные пакости. То, что должна была вынести Юта, обрушилось на него. Неужели этому типу наверху не хватило того, что он лишил Робина достоинства и заставил носить лифчики?! Разве этого было недостаточно?!
Робин вздохнул. Ему оставалось только выдержать это испытание до конца, не потеряв при этом достоинства в буквальном смысле этого слова…
– Добрый вечер, – поздоровался он с любовницей, стараясь не смотреть ей в глаза. – Я не ошиблась, вы пришли ко мне?
– Ну да, к вам. Я хотела поговорить с вами о вашем муже, Робине. У меня есть кое-что, что наверняка вас заинтересует. – Брук говорила в своей обычной манере: торопливо, глотая слова.
– И что же? – стараясь сохранять хладнокровие, поинтересовался Робин.
– Мы с ним любовники. Уже довольно долго. Думаю, вам больно это слышать. Но, поверьте, мне не легче об этом говорить…
– Чего вы хотите от меня? – перебил ее Робин, начавший уже терять терпение.
– Разумеется, развода. – Брук опустила на ковер обе ноги и всем корпусом потянулась в сторону Робина. Она напоминала ему кобру, притаившуюся перед прыжком. И взгляд у нее был такой же, гипнотизирующий. – Дайте ему развод. Ведь это вы, Юта, мешаете ему уйти ко мне.
– Что за вздор! Я не держу его. Напротив, я даже готова с ним развестись. Это он не хочет оставлять семью…
– Все жены говорят одинаково, – усмехнулась Брук Ширстон. Этот довод показался ей не слишком убедительным. Еще бы! С таким богатым опытом, как у нее, впору было писать романы о неудавшихся попытках выйти замуж. – На самом деле они держат мужей, вцепляются им в загривок, как питбули…
– Это неправда! – вырвалось у Робина. Юта никогда не цеплялась за него. Он был абсолютно свободен и страшно одинок в этом огромном вакууме свободы, с которой он никогда не умел обращаться. Если бы Юта была хоть чуточку ревнивее, быть может, Брук Ширстон никогда бы не появилась в их доме… – Я не держу его. Пусть уходит!
– Что ж, если ты так спокойно распоряжаешься мной, я с удовольствием воспользуюсь твоим предложением, – раздался за его спиной холодный голос. – Почему бы мне и не уйти с Брук?
Робин обернулся. Перед ним открылась вселенная ненависти, распростертая в его же собственных глазах. Юта ненавидела его, это чувствовалось во взгляде, в словах, в движениях. Она стояла, прямая и холодная, как статуя, выточенная изо льда. Наверное, даже Брук удивилась, пришло в голову Робину. Ведь она никогда не видела его таким…
Но Юта же не сумасшедшая, верно? Она не уйдет от него к Брук Ширстон? Раньше он не замечал за женой лесбийских наклонностей, но теперь уже ни в чем не был уверен…
– Робин… – простонал он, изо всех сил пытаясь включиться в мелодраматический образ оставленной жены. – Прошу тебя, не делай глупостей…
В глазах Юты мелькнул мстительный огонек. Теперь она наслаждалась ситуацией. Пусть Робин сполна вкусит то унижение, которое предстояло ей. Пусть узнает, каково это – быть обманутым…
– Ты готова принять меня, Брук? – поинтересовалась она, посмотрев на свою соперницу взглядом рокового мужчины. – Ты готова принять меня таким, какой я есть? Жалким, инфантильным, толстым, нелепым бабником?
Брук опешила. Счастье падало ей в руки, но оно было каким-то странным. Робин Макаути казался совершенно другим человеком… Его взгляд был испытующим. Робин ждал ответа. А Брук привыкла бросаться в омут головой.
– Конечно, – закивала она, нервно теребя застежку на ярко-желтой блузке. – Конечно. Собирай вещи, и прямо сегодня переедешь ко мне.
– Отлично.
– Робин, опомнись! Что ты делаешь?! – практически взвыл Робин, теряя контроль над собой. – Ты соображаешь, что ты делаешь?!
– Лучше, чем когда-либо, – ответила Юта и повернулась к Брук. – Я возьму пару костюмов и зубную щетку. За остальными вещами вернусь потом.
Торопливо, словно боясь передумать, она пошла к лестнице. Робин схватился за голову. Ему до сих пор не верилось, что жена вот так может от него уйти. И к кому?! К его любовнице! Робину казалось, что он сходит с ума. Мир перевернулся с ног на голову, привычные схемы рушились одна за другой. Юта – воплощение прагматизма, враг всего иррационального – ломала все представления о женщинах, которые складывались у него годами.
– Видишь, что ты наделала! – выкрикнул он Брук Ширстон.
Но тут же понял, что обращался не к Брук. А к той неведомой силе, что заставила его жизнь так круто перевернуться…


Пит долго ворочался в постели, с нетерпением ожидая появления миссис Пирс. Она зайдет к нему, чтобы пожелать спокойной ночи, и он наконец сможет расспросить ее о книге.
Мысль о том, что книга не найдется, не давала ему покоя. Иногда ему казалось, что будет лучше во всем признаться родителям. Может быть, взрослые быстрее поймут, в чем дело? Но что-то подсказывало ему, что нужно подождать. Вдруг однажды случившееся чудо произойдет еще один раз?
Обнаружив пропажу книги, Пит был уверен, что она исчезла сама по себе, что никто из взрослых ее не трогал. Пит даже подозревал, что здесь не обошлось без заклинаний госпожи Эльвы. Он даже подумывал о том, чтобы вернуться в салон магии, покаяться в своих грехах и попросить могущественную госпожу вернуть его родителей в привычное состояние.
Но Колючка переубедила его, сказав, что этим он может навлечь еще больший гнев колдуньи. Что, если не она забрала книгу? Тогда госпожа Эльва рассердится на Питера и сделает что-нибудь из ряда вон выходящее… Это предположение охладило пыл Пита – ему совсем не хотелось превращаться в червяка или жабу. «Лучше расспроси своих домашних, – посоветовала ему Колючка, – может, это они спрятали книгу…»
Первым делом Пит подумал о миссис Пирс. Ведь именно она прибирается в его комнате. Вдруг она нашла книгу и переложила ее в другое место? Но он перерыл всю комнату, даже самые потаенные уголки. А книги нигде не было…
Размышления Питера прервал стук в дверь. Миссис Пирс, наконец-то!
– Открыто! – обрадованно крикнул он и приподнялся на подушке.
Миссис Пирс, как обычно, прихрамывая, подошла к его кровати.
– Как дела, деточка? – ласково спросила она, присаживаясь на край постели.
Деточками миссис Пирс называла всех: начиная с Пита, заканчивая Робином Макаути. Пит давно уже не считал себя «деточкой», но привык к этому обращению так же, как к школьному прозвищу Мышонок.
– Вроде ничего… – улыбнулся он и, зажмурив глаза, вдохнул запах миссис Пирс. Ему нравился ее запах. От нее всегда пахло корицей и шоколадом. Но сейчас ему было не до глупостей, и он поспешил перейти к волновавшему его вопросу: – Миссис Пирс, когда вы убирались в моей комнате… вы не нашли ничего… необычного?
На лбу миссис Пирс проступили волнообразные складки: она пыталась вспомнить. Пит терпеливо ждал ответа, все еще надеясь, что книга не вышла за пределы дома.
– Вроде бы ничего, деточка… Ты что-то ищешь?
Пит помедлил с ответом. Если миссис Пирс начнет его расспрашивать, будет плохо. Он был скверным вруном, а обмануть миссис Пирс было сложно. Однажды она обнаружила в буфете вскрытую банку с джемом, припасенным для ежевичного пирога. Пит не ел джема, но был уверен, что подумают на него. Миссис Пирс не подумала. Она притащила на кухню Робина и устроила тому допрос с пристрастием. И смущенный Робин признался в том, что приговорил банку. Справедливость восторжествовала, а Пит понял, что Вэнди Пирс не проведет и сам черт.
– Да. Я ищу книгу. Важную книгу, – ответил он. – Но, пожалуйста, не расспрашивайте меня, что это за книга. Я все расскажу… Только позже.
Откровенность действовала на старушку безотказно. Она тут же вспомнила о чем-то и охнула:
– Так это была книга… А я-то думала, что за нечисть лежит под тумбочкой… Она была вроде со змеей… Да, деточка? – Пит торопливо кивнул. – Я выбросила это, Питер… Подумала, что кто-то хочет навести на дом порчу… Сдается мне, я не ошиблась…
– О чем это ты?
– О своем, деточка… Значит, книга была важной?
– Ну да, – вздохнул Питер. Надежда на то, что родители снова станут прежними, испарилась, как капля воды на горячем асфальте. – Теперь не знаю, как ее искать…
Миссис Пирс погладила его по кудрявым волосам. Ее темные глаза излучали сочувствие.
– Если бы я знала, то, конечно, не выбросила бы ее… Я такая глупая, Пит…
– Не стоит переживать, миссис Пирс, – утешил ее Питер. В конце концов, подслеповатая старушка с богатым воображением не виновата в том, что он стащил книгу из салона магии. – Я все же попробую ее найти.
– Мусор забирает машина… – задумчиво произнесла Вэнди. – Может, я поговорю с ребятами, которые отвозят его на свалку? Кто знает, вдруг они обратили внимание на эту странную книгу… И знают, куда она делась…
– Спасибо за подсказку, – кивнул Пит. – Я и сам могу с ними поговорить. Надеюсь, книга все еще на свалке. А если так, то есть небольшой шанс, что она найдется. Шанс, хоть и небольшой, – это уже лучше, чем ничего.
– Молодец, что не сдаешься, – похвалила его миссис Пирс. – Если тебе понадобится моя помощь, тебе достаточно только сказать… Ну будет об этом. У меня кое-что есть для тебя… Надеюсь, тебе понравится.
Она пошарила в кармане выцветшего синего халата и извлекла на свет божий маленькую коробочку из синего бархата.
– Что это? – удивленно поинтересовался Пит.
Миссис Пирс с загадочной улыбкой протянула ему коробочку. В ней оказался тоненький золотой браслет. На нем красовался кулон в виде сердечка. Красивое украшение, подумал Пит, но ведь оно девчачье… Он поднял глаза и вопросительно посмотрел на миссис Пирс.
– Ты взрослеешь, – многозначительно улыбаясь, произнесла она. – И очень скоро станешь совсем взрослым… В следующем году ты будешь учиться в старшей школе… Наверняка в твоем классе есть девочка, которая тебе нравится. – Пит густо покраснел, подтверждая догадку миссис Пирс. – Подари его этой девочке. Пусть она знает, как сильно тебе дорога…
– Спасибо, миссис Пирс, – пробормотал смущенный Питер, – но…
– Не отказывайся, – перебила она его. – Вряд ли я на старости лет надену эту вещицу… Мне дарили этот браслет со словами, что он приносит счастье.
– И что, приносит? – поинтересовался Пит.
– Вот ты и проверишь… Я надеюсь, твоя книга найдется. А теперь спи…
– Миссис Пирс?
– Что, деточка?
– А что за женщина к нам приходила? Вы ее знаете?
Старушка отрицательно помотала головой.
– Не знаю. Но думаю, твои родители объяснят тебе, если ты их спросишь… А сейчас спи спокойно и ни о чем не думай. Утро вечера мудренее. Вроде так говорят? – улыбнулась она и снова погладила его по голове.
Пит кивнул тяжелой головой и растворился в подушке. Он успел подумать только о том, что руки у миссис Пирс – волшебные. Если бы не они, он долго ворочался бы без сна…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Так не бывает - Вулф Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог,

Ваши комментарии
к роману Так не бывает - Вулф Энн



почитайте кому скучно.юмора хватает.
Так не бывает - Вулф Энналена
23.06.2012, 21.48





Изменять ей целых 10 лет...
Так не бывает - Вулф ЭннЛора
23.06.2012, 22.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100