Читать онлайн Так не бывает, автора - Вулф Энн, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Так не бывает - Вулф Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.1 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Так не бывает - Вулф Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Так не бывает - Вулф Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вулф Энн

Так не бывает

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6
Первый урок откровения

Робин подозревал, что визит к психоаналитику не вернет их с Ютой в привычное состояние. И оказался прав. Старичок в очках не очень-то поверил в то, что одним прекрасным утром муж и жена поменялись телами – или душами, это уж как кому будет угодно. Зато он на все сто процентов убедился в том, что эти двое – отличный материал для написания новой научной статьи. Он даже предложил Робину и Юте сотрудничество, предварительно подсунув им список заданий, которые необходимо выполнить, и вопросов, на которые нужно ответить. Но никакого решения проблемы…
– Боюсь, пока рано говорить о лечении, – заявил он, то и дело теребя дужку очков в темной роговой оправе. – Я должен познакомиться с вами поближе. Узнать, так сказать, суть ваших конфликтов. Но одно я могу сказать уже сейчас: причина этого феномена гнездится в непонимании. С одной стороны, вы никогда не пытались понять друг друга, с другой – открыться друг другу, чтобы понять… Но все же подсознательно вы, так сказать, хотите стать по-настоящему близкими людьми. Однако масса взаимных обид и претензий мешает вам это сделать. Возможно, ваше подсознание нашло своего рода лазейку в сознание, заставив вас думать, что вы, Юта, – это ваш муж. А вы, Робин, – ваша жена. Не исключаю, что, когда вы сблизитесь, все встанет на свои места. Ваше подсознательное желание, так сказать, близости и абсолютного взаимопонимания возьмет верх над обидами и тогда… Разум восторжествует… – Старичок приспустил очки и взглянул на супругов с таким торжествующим видом, будто лечение уже закончилось и Юта с Робином решили все свои проблемы. – Желаю удачи в заполнении моей анкеты. Но постарайтесь заняться ею в спокойной обстановке, лишенной, так сказать, взаимных претензий. Вы должны сделать это вместе. Понимаете, вместе…
– Именно это меня спасет: общие фразы и какая-то глупая анкета, – констатировал Робин, когда они с Ютой вышли из частной клиники. – Не сомневался, что добрый доктор нам поможет. А ты, Юта?
Юта выгнула спину и подергала плечами: узкие рубашки Робина мешали ей двигаться. Она посмотрела на мужа так, словно его ирония была дополнением к этой неудобной одежде.
– Оставь свой сарказм. Это лучший доктор не только во всем городе, но и в штате. Если кто-то и может нам помочь, так это он. Во всяком случае, в его устах все звучит довольно логично и правдоподобно…
– Я так и знал, – усмехнулся Робин. – Ты так боишься всего иррационального, всего, что нарушит четкие планы твоего узкого мирка, что хватаешься за своего психоаналитика, как утопающий за соломинку.
– Вместо того чтобы критиковать меня, предложи другие варианты.
– У моей бабушки есть замечательная подруга…
– Дай угадаю… Она – гадалка? – хмыкнула Юта.
– Что-то вроде того… И нечего смеяться. Если уж я пошел с тобой к этому старому олуху, почему бы и тебе не пойти мне навстречу? К тому же доктор говорил, что мы должны найти взаимопонимание… У тебя есть шанс его продемонстрировать.
– Найти и продемонстрировать – разные вещи, – с чувством превосходства изрекла Юта. – Ты, как обычно, объединяешь совершенно разные понятия и упрощаешь действительность…
– Кажется, мы уже вышли из кабинета психоаналитика, – с улыбкой перебил ее Робин. – Так что смени тон. А то тебе не хватает только его очков в толстой оправе…
– Ладно. Продемонстрировать я могу все, что угодно. А вот почувствовать…
– Хочешь сказать, ты не сможешь меня понять? – прищурился Робин.
– Не льсти себе. Это проще простого. Еда и бабы. Бабы и еда…
Робин нахмурился. Неужели – это все, что способна разглядеть в нем жена?
– Ах… Я забыла… Еще пиво, – добавила Юта и улыбнулась, довольная эффектом. Просветлевшее было лицо нахмурилось. Одна жалость – лицо было ее собственным.
– Очевидно, лекция доктора не пошла тебе на пользу, – огрызнулся Робин. – Вместо взаимопонимания ты показываешь полное отсутствие оного… Ох, черт!!!
Робин согнулся и подпрыгнул на одной ноге, продемонстрировав почти акробатический трюк. Юте пришлось остановиться и поддержать его, благо теперь она была куда сильнее, чем муж.
– В чем дело? Тебя кто-то укусил?
– Да нет же! Проклятый каблук – по асфальту стук!!! Похоже, я сломал его…
– А нога?! Как твоя нога?! – Юта опустилась на корточки и пристально осмотрела такую знакомую ногу, обтянутую серым чулком. – Кажется, в порядке… Тебе больно?
Это было редкостным везением. Увидеть ее глаза, беспокойные, озабоченные, полные сочувствия… Когда это было? Кажется, очень давно. Однажды он заболел ветрянкой – обычно этим болеют в детстве, но он подцепил ее в двадцатисемилетнем возрасте. Он лежал с высокой температурой, жалкий, больной и подавленный. И тогда ее глаза смотрели на него так же, как сейчас. Жаль только – эти глаза были карими, а не серыми, как ее настоящие. И все же…
По телу Робина пробежала теплая волна. Ему вдруг, впервые за несколько лет, захотелось схватить жену в охапку, скомкать ее в объятиях, почувствовать биение ее сердца. Маленького, как сердце пичужки… Хотя сейчас он уже не сможет поднять ее. Ведь она – это он. А он – это она… И потом, его объятия вряд ли входят в планы Юстинии Макаути…
– В чем дело? – Его взгляд озадачил Юту. Она уже забыла, когда в последний раз он смотрел на нее вот так: пристально, сосредоточенно, будто пытался что-то понять, и одновременно нежно. – Тебе больно?
– Нет, все в порядке. – Из опасения показаться идиотом, Робин выдавил торопливую улыбку. – Только каблук полетел. Не знаю, как ты на них ходишь? Боюсь, я не смогу привыкнуть…
– Как я к твоим узким рубашкам и жутким галстукам, – в ответ улыбнулась Юта.
– Кстати, у меня есть блестящая идея. Раз уж нам обоим не нравится наш гардероб, почему бы не сходить за покупками? Вместе? Мне кажется, твой доктор одобрил бы эту идею.
– Наш доктор, Робин, – поправила Юта. – Это ведь наш общий доктор.
– Доктор наш вошел в раж, – подмигнул ей Робин. – Ну так как идея?
– Боюсь, ты не оригинален. Она пришла мне в голову еще вчера. Вот только сил ее реализовать не осталось.
– Отлично, у тебя есть все шансы сделать это сегодня.
– Хорошо, мистер Макаути. Только не очень радикально меняй мой стиль.
– Я постараюсь, – ответил Робин, заранее предполагая, что не удержится. – Может, объяснишь мне, что делают женщины, когда у них ломается каблук?


Юта была отличным модельером, но, как и многие знатоки своей профессии, сапожником без сапог. Принцип выбора собственной одежды был основан на двух критериях. Первый: она не должна выглядеть вызывающе. И второй: никаких ярких цветов, чтобы не привлекать к себе внимание. Принцип выбора обуви был таким же немудреным: туфли по цвету должны подходить к пиджаку и непременно иметь высокие каблуки.
Робин безошибочно уловил все три критерия, но никак не мог понять, почему красивая и стройная Юта так боится выделиться из толпы, показать свою фигуру, обозначить сексуальность и, наконец, зачем при ее идеальном среднем росте постоянно носить эти немыслимые, страшно неудобные каблуки. В довершение всех бед она ежедневно зачесывала и выпрямляла волосы, хотя многие женщины могли только позавидовать ее густым пепельным кудрям.
Ему уже несколько лет страшно хотелось поменять этот навязчивый образ эдакой серо-лиловой воблы, поэтому, выбирая одежду, он чувствовал себя творцом, настоящим художником.
Правда, задача оказалась несколько сложнее, чем он ожидал. Ведь помимо красоты и сексуальности одежда должна быть удобной и не слишком вызывающей. Вряд ли он сможет чувствовать себя в своей тарелке под похотливыми взглядами мужской половины населения. Впрочем, подавляющим большинством сотрудников модельного агентства были женщины, а на работу Робин добирался исключительно на личном авто. Только как быть с назойливым Маккормаком?.. Ладно, эту проблему можно решить с помощью пары оплеух…
Посоветовавшись с девушками-консультантами, Робин решил взять всего понемногу: кое-что из спортивной одежды, кое-что из повседневной, несколько довольно эротичных пиджачков с глубоким разрезом, пару декольтированных блузочек, два обалденных вечерних платья – облегающее фиолетовое, как нравилось Юте, и ярко-красное, шифоновое, усыпанное маками. Полностью исключив каблуки, он остановился на туфлях с небольшой платформой и плоской подошвой. Робин не забыл даже об украшениях. Изящные длинные серьги с александритом заменили скучные аметистовые гвоздики, болтавшиеся в ушах Юты. Для пущего эффекта Робин решил сделать прическу: уложить густые локоны так, чтобы они не лезли в глаза, но и не были зачесанными и скрученными, как старая газета, используемая в качестве мухобойки. Это блестяще удалось парикмахеру, который убрал волосы и заколол их парочкой очаровательных заколок со стразами «Сваровски». Теперь волосы не лезли в глаза и спускались по вискам красивыми пепельными волнами.
Робин с трепетом ждал, что же скажет Юта, когда он предстанет перед ней во всем блеске своего, а точнее, ее великолепия. Эффект был неожиданным…
– Боже, что это?!
– А это – что?!
Элегантный мужчина в сером пиджаке с тонкими вертикальными красными полосками прикрыл рот и опустился в одно из мягких кресел, которые кто-то очень предусмотрительный расставил по всему холлу. Роскошная женщина с изумительными волосами цвета пепла охнула и последовала его примеру. Не отрываясь, они смотрели друг на друга в течение нескольких минут. Первой пришла в себя Юта.
– Ты решил торговать моим телом на панели? – поинтересовалась она, теребя рукав пиджака.
– А ты – сделать из меня менеджера среднего звена? – пробормотал Робин.
– В агентстве подумают, что я рехнулась…
– А в моем – что я стал занудой…
– Что страшнее?
– Не знаю… Я боюсь, что меня изнасилует Маккормак.
– А я, что меня затерроризируют твои любовницы.
– На данный момент у меня их нет, – улыбнулся Робин. – Я замужем. А в общем, не так уж и плохо…
– Если не считать, что моя грудь выставлена на всеобщее обозрение, то – не так плохо, – в ответ улыбнулась Юта.
Ей было очень странно видеть себя со стороны. Но еще более странным казалось то, что теперь она видела не просто Юту Макаути, владелицу модельного агентства «Бархатный взгляд», жену инфантильного парня по имени Робин и мать странного мальчика, которого зовут Питер. Впервые за несколько лет она увидела женщину: роскошную, сексуальную, желанную. Женщину, которой нечего скрывать…
Юта удивлялась самой себе: раньше она никогда не опаздывала, а, задержавшись по необходимости, стрелой летела в агентство, боясь потерять драгоценные минуты рабочего времени. Сегодня все было наоборот – она не только задержалась, чтобы купить одежду, но и согласилась на предложение Робина посидеть в небольшом уличном кафе.
– Это очаровательное местечко. Тебе понравится, – сказал Робин.
И она согласилась…
Робин открыл меню в серой обложке, напоминавшей змеиную кожу. Перед ним раскинулась фантастическая страна жаренного на углях мяса, восхитительных мясных салатов, пончиков и пирожных. Однако, поймав на себе встревоженный взгляд Юты, Робин решил остановиться на легком овощном салатике и молочном коктейле. В конце концов, если она так трепетно относится к своей фигуре, может быть, стоит пойти ей навстречу?
– Овощной салат и молочный коктейль, – обратился он к официанту, а потом перевел взгляд на Юту, потрясенную его великодушием. – А ты что будешь?
– Я? – Юта потеряла дар речи. Она смотрела на Робина так, словно видела его впервые в жизни. – Не знаю…
– Бифштекс с кровью, салат «Цезарь», а на десерт… Мороженое с мармеладом в белой глазури.
– Но Робин…
– Это ведь твое любимое мороженое, – подмигнул он ей. – И сейчас ты можешь позволить себе оторваться на полную. Мне, в отличие от тебя, терять нечего…
– Ты серьезно?
– Разумеется. Когда я шутил с едой?
Юта благодарно улыбнулась мужу. Она так давно не позволяла себе этой роскоши – вкусно поесть. Страшно подумать, сколько лет она не ела мяса… А мороженого? Просто чудо, что Робин все еще помнит, какое мороженое – ее любимое…
– Спасибо. Я так давно не ела ничего, кроме творога, молока и овощных салатов… – поблагодарила она мужа, вонзая нож в сочную мякоть бифштекса. Аромат жареного мяса щекотал ноздри и пробуждал аппетит. Обычно она не позволяла запаху соблазнить ее и старалась абстрагироваться от «вредной» еды. Но сегодня она может не думать об этом. Благодаря Робину…
– Я знаю, – ответил Робин, не без удовольствия наблюдая за тем, как его жена уплетает за обе щеки мясо и салат. – Но я никогда не понимал, зачем тебе это.
– Что – это? – Юта оторвалась от тарелки и вопросительно посмотрела на Робина.
– Твоя немыслимая диета. Ты ведь любишь мясо и сладости. Почему ты так издеваешься над собой?
Юта густо покраснела. Она всегда старалась уйти от этой темы, но сейчас Робин смотрел на нее с таким вниманием и интересом, что ей захотелось открыться ему. Ведь он не понаслышке знает о том, что такое позорное словосочетание – «избыточный вес». Только вряд ли переживает по этому поводу…
– В школе я была толстушкой, – краснея, призналась она и, чтобы выглядеть не очень смущенной, принялась механически выскабливать ложкой мармеладинки, плавающие в подтаявшем – как она любила – мороженом. – Надо мной смеялся весь класс. Все, кому не лень, проходились по поводу моего веса. Не ешь булочки, Элли, иначе будешь как толстуха Маггер! Маггер, ты что, съедаешь на ужин двойной хот-дог?! Юта, прежде чем ты сядешь на стул, не забудь убедиться в его прочности… Меня называли Колобком. Думаешь, о таком прозвище мечтает каждая пятнадцатилетняя девчонка? Какие тут парни… Никто и не думал смотреть на меня, ведь за толстыми щеками и рыхлыми бедрами вряд ли кто-то пытался разглядеть мою душу… Последней каплей был молодой человек, который решил разыграть меня. Он подарил мне букет цветов, внутри которого был спрятан биг-мак и записка: «Приятного аппетита, толстушка!».
Робин чуть было не прыснул со смеху, представив эту картину, но лицо Юты было слишком удрученным, и он сдержался. Неужели все так и было? В это сложно поверить… Юта великолепно сложена, она как будто родилась с такой фигурой…
– Поэтому ты никогда не показывала мне свои школьные фотографии? – догадался он.
Юта кивнула.
– Но как… – начал было Робин.
Она закончила за него, предугадав немудреный вопрос:
– Как мне удалось похудеть? – горько усмехнулась она. – Ты сам ответил на свой вопрос, когда спросил меня, зачем мне это нужно. – Она ткнула пальцем в тарелку с овощным салатом. – Вот так. Легкое молоко, обезжиренный творог, куцая порция овощного салата. Только так… Я боялась заглядывать в зеркала, потому что ненавидела то, что в них отражалось. Если мне попадался лифт с зеркалом, я входила в него спиной. Мне пришлось повесить на холодильник свою фотографию, чтобы не залезать в него за очередной порцией добавки… Через несколько лет я пришла на встречу выпускников. Меня узнали с трудом. Располневшие от сытой семейной жизни одноклассницы тыкали в меня пальцем и завистливо перешептывались. Но никто из них даже не подозревал, чего мне все это стоило…
Робину стало стыдно за то, что еще совсем недавно он попрекал жену ее «легким» питанием. Если бы он знал, через что она прошла, у него не повернулся бы язык сказать ей такое. Он отлично представлял себе эту школьную травлю. Ведь в его классе тоже были толстушки и толстяки. Ему повезло: под маской шутника и самоуверенного парня Робину удалось спрятать свой страх показаться толстым и смешным. И это блестяще ему удавалось, как удается и по сей день. Но страх от этого не уменьшался, как не уменьшался страх Юты превратиться в Толстушку, Колобка, какой она была в школе…
Кто из них прав? Робин не знал ответа на этот вопрос. Правильнее всего было быть самим собой и не обращать внимания на насмешки. Но, увы, не всякий на это способен…
– Слава богу, что Пит пошел в дедушку, – сказал Робин, чтобы сменить тему. Воспоминания о школьной жизни опечалили Юту, она выглядела подавленной. – И наши проблемы ему не грозят…
– Наши? – удивленно переспросила Юта. Ложечка с мороженым застыла у нее в руке. – Неужели и ты… Я и не догадывалась, что тебя смущает твой вес… Мне казалось, для тебя это в порядке вещей.
– В порядке – овощи на грядке, – отмахнулся Робин, чувствуя, что сболтнул лишнее. Ему совсем не хотелось, чтобы Юта знала об этой его проблеме. Хотя он мог быть с ней более откровенным. Она-то смогла рассказать ему то, что скрывала в течение долгих лет. – Что поделаешь – все мы люди, – усмехнулся он. – И у каждого в голове свои мыши скребут по углам. Только я никогда не думал, что наши с тобой мышки могут быть настолько похожими…
– Кстати, о Пите… – Порыв откровенности схлынул и, чтобы не жалеть о нем, Юта вцепилась в тему, предложенную Робином. – Тебе не кажется, что он какой-то…
– Замкнутый? Ничего удивительного. Последние несколько лет мы оба заняты своей карьерой и совсем о нем позабыли. Когда ты последний раз ходила в школу?
Левая бровь Юты, и без того приподнятая, поднялась еще выше.
– Я? Но почему именно я?
– Ты – его мать.
– А ты – отец. Который, между прочим, совсем недавно заявлял, что будет сам воспитывать своего сына.
– И буду. Если понадобится…
– Хорошая оговорка. И потом, ты же знаешь: я ненавижу родительские собрания, – добавила Юта таким уставшим голосом, словно добрую половину дня провела на ферме, ухаживая за свиньями и коровами. – Эти ужасные учителя… И родители, в жизни которых нет ничего, кроме детишек и семейных сцен…
– Иногда я спрашиваю себя: как Питер вообще появился на свет? С таким-то отношением его матери к детям.
– Можно подумать, ты относишься лучше, – язвительно хмыкнула Юта. – Ты просто ловко маскируешь свое отношение, делаешь вид, что тебя это очень беспокоит. А на самом деле сваливаешь все на миссис Пирс…
– Так же, как и ты, – напомнил ей Робин.
– В отличие от тебя, я этого не скрываю.
– По-моему, это неправильно… – неуверенно произнес Робин, осознав, что сдает позиции.
– Что именно? То, что мы работаем и обеспечиваем ребенку хорошую жизнь? Между прочим, Робин Макаути, в моем детстве не было таких игрушек. А у него в комнате стоит стереосистема, компьютер и много других приятных вещей…
– Ты думаешь, все это заменяет ему наше внимание?
– Я думаю, что все это – пустая демагогия. И меня ужасно раздражает, когда ты начинаешь цеплять на себя маску заботливого отца. Будь честен, Робин. Хотя бы с самим собой…
Юта снова замкнулась в себе, выставив наружу льдинки-шипы, которые прятала целый час. Робину стало холодно – не то от осеннего ветра, забредшего в уличное кафе, не то от льдинок, пляшущих в ее, а точнее, в его карих глазах.
Он и впрямь не был образцовым отцом, но, наверное, хотел бы им стать. Равнодушие Юты заставило его почувствовать жалость к Питу – ребенку, растущему без родителей. Юта лукавила: они зарабатывали деньги совсем не ради Питера, скорее, они откупались от него этими деньгами. Родители Робина поступали с ним точно так же, и единственным человеком, который по-настоящему любил его, была бабушка. Она не очень-то жаловала Бакстера, считая его занудой и ябедой, а вот Робин был ее любимчиком. Родители же считали совершенно по-другому…
Папа, он отнимает у меня Эдди… Робин, оставь игрушку в покое. Это медведь Бакстера. Вначале ты должен получить разрешение… Но я тоже хочу медведя! У тебя есть утка. Поиграй с уткой. Иди сюда, Бакстер. Вот так. Если будешь хорошим мальчиком, сможешь поиграть в моем кабинете… Но я тоже хочу в твой кабинет! Не хнычь, Робин. Ты уже большой мальчик…
– Робин?
– Я, пожалуй, пойду. Наверняка твой Недокормок оставил на автоответчике кучу сообщений…
– Ты выключил мобильный?! – Юта посмотрела на него так, будто он ограбил банк.
– А что такого? Думаешь, Маккормак сойдет с ума от горя? – попытался отшутиться Робин.
– Ну знаешь… – сквозь зубы процедила Юта. – Я думала, в тебе есть хоть капля ответственности… А вдруг что-то случилось?! Немедленно поезжай в агентство! И не забудь образцы тканей. Я не могу допустить, чтобы ты провалил мой показ.
– Слушаюсь и повинуюсь, госпожа Юстиния! Надеюсь, и ты не забудешь принести материалы по новому заказу. Мне ведь тоже неохота упустить богатого клиента…
– Хорошо, – сухо ответила Юта.
Еще полчаса назад она чувствовала себя так, словно только что вышла замуж: легкомысленной, веселой и счастливой. Словно волшебная дверца ненадолго открылась перед ними и захлопнулась, не дав им в полной мере насладиться друг другом. Может, старый доктор прав и они действительно хотят и не могут быть вместе? Так или иначе, она не может. Да и кто сможет поверить этому большому ребенку, который тешит себя надеждой, что он – настоящий отец. Смешно, в самом деле. У Робина Макаути столько женщин, что совсем не остается времени на семью…
Она посмотрела вслед своей худенькой фигурке, освещенной осенним солнцем. Робин ходит вразвалку и медленно, совсем не так, как она – стремительно и быстро.
Интересно, как скоро их коллеги и знакомые поймут, что Юта и Робин – совсем не те, за кого пытаются себя выдать? И как долго будет продолжаться весь этот кошмар, в который кто-то неведомый одним прекрасным утром превратил их жизнь?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Так не бывает - Вулф Энн

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог,

Ваши комментарии
к роману Так не бывает - Вулф Энн



почитайте кому скучно.юмора хватает.
Так не бывает - Вулф Энналена
23.06.2012, 21.48





Изменять ей целых 10 лет...
Так не бывает - Вулф ЭннЛора
23.06.2012, 22.59








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100