Читать онлайн Собачье счастье, автора - Вульф Изабель, Раздел - Глава десятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Собачье счастье - Вульф Изабель бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.92 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Собачье счастье - Вульф Изабель - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Собачье счастье - Вульф Изабель - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вульф Изабель

Собачье счастье

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава десятая

– Он пригласил тебя провести с ним уикенд? – вне себя от волнения спрашивала Дейзи на следующий день.
В тот день я была в Страуде – готовила сюжет о кошке, которая усыновила двух крольчат, найденных ее хозяином в кустах. Кошка кормила малышей так же умиротворенно, как если бы сама их родила. За сюжетом следовал мой рассказ о других случаях «межвидового усыновления» – об овчарке, нянчившей четырех поросят, о львице, удочерившей маленькую газель, о колли, выкормившей двух лисят, и об ослице, усыновившей ягненка. А когда запись закончилась и съемочная группа уже начала собирать вещи, мы с Германом решили позвонить Дейзи.
– Уикенд вдвоем с ним? – повторила подруга. – Вот так номер! А Дэвид, оказывается, даром времени не теряет. И когда же?
– Через неделю после дня рождения Найджела. Сейчас Дэвид в Стокгольме, потом вернется на три дня, а затем на пару дней уедет в Париж. В общем, мы договорились, что в пятницу – восьмого числа, – мы поедем в Петуорт.
– Значит, уезжаешь в романтическое путешествие с Дэвидом?
Я невольно улыбнулась.
– Да, уезжаю с Дэвидом. Вот такие дела.
– Может быть, вчера вечером кое-что произошло? А иначе – отчего такая спешка? – хихикнув, поинтересовалась Дейзи.
– Нет. Он посадил меня в такси, а сам поехал домой.
– Бедолага, – вздохнула она. – Он явно души в тебе не чает – должно быть, сам не свой от нетерпения…
– Возможно, ты права, – мечтательно сказала я. – Но Дэвид не торопит события. Он очень славный. К тому же рано утром ему нужно было улетать.
– Но разве ты не хочешь… более близких отношений с ним?
Я задумчиво посмотрела в лобовое стекло.
– Почему же, я… хочу. Он мне очень нравится.
– Тогда чего ты ждешь?
– Дейзи, ты забываешь, что я не могу сблизиться с ним, пока он не узнает, кто я на самом деле.
– Гм.
– Я все обдумала и решила, что это было бы неправильно.
– Понимаю, но, по-видимому, твое решение тормозит естественный ход вещей.
– Да, все это очень непросто. Но пока Дэвид считает, что я все еще прихожу в себя после разрыва с Александром.
– Может, тебе удастся сделать свое признание в тот уикенд, который вы собираетесь провести вдвоем?
Внутри у меня все сжалось от волнения.
– Я так и собираюсь поступить. К тому времени мы будем знакомы уже шесть недель – дальше откладывать нельзя. Все, хватит увиливать. Ну а как занятия по самообороне?
– Ой, все было чудесно, – живо откликнулась Дейзи. – Мы отрабатывали различные сценарии нападения. Оказывается, если тебя схватили сзади, не следует рваться вперед, пытаясь освободиться. Наоборот, нужно шагнуть назад и изо всех сил двинуть нападающего локтями или вонзить каблук ему в голень. Мы тренировались на Маркусе. Он был в специальном защитном костюме и «атаковал» нас, а нам приходилось защищаться. Было так здорово!
– Надеюсь, ты не поранила его?
– Ой, ну что ты! Маркус абсолютно несокрушим. Он такой сильный. А сколько он всего пережил! После занятия мы пошли в паб и расспросили его о работе.
– Что ж, надеюсь, тебе никогда не придется использовать эти навыки на практике.
– Я тоже надеюсь, но уже то, что я знаю, как защитить себя, придает мне уверенности в себе. А ты обещаешь присоединиться ко мне на следующей неделе?
– Обещаю и клянусь. Ну, а какие планы у тебя на этот уикенд? Встречаетесь с Найджелом?
– Не… уверена, – уклончиво сказала подруга. – Завтра он целый день трудится, а вечером я провожу супершоу «Путь в Тимбукту». Боюсь, мне придется пробыть там по крайней мере до десяти, а потом я, скорее всего, просто вернусь домой и завалюсь спать.
– А что у тебя в воскресенье? Может, посидим где-нибудь в кафе?
– Извини, но я буду занята.
– Ну да – вы наверняка встречаетесь с Найджелом. Я понимаю – вы ведь так мало общались в последнее время из-за того, что оба были заняты.
– Н-нет, дело не в этом. Я собираюсь заняться майкролайтингом.
– Майкролайтингом?
– Да – впервые в жизни! Майкролайт – это такой летательный аппарат, нечто вроде большого воздушного змея с мотором, как у мотоцикла. Летая на такой штуковине, можно испытать романтику первых дней авиации, поскольку ты точно так же – чух, чух, чух – движешься по небу. И вот мне только что… предложили попробовать, и я подумала – а почему бы нет? Жизнь ведь так коротка! – воскликнула она. – Мне кажется, надо использовать каждый шанс… А чем ты собираешься заняться в выходные? – быстро спросила она.
– Так, ничем особенным. В субботу у меня пара клиентов, а в воскресенье хочу просто отдохнуть.
Увы, с отдыхом ничего не вышло…


Воскресенье началось довольно мирно. Я завтракала на террасе кондитерской «Примроуз», греясь на солнышке и читая газету. Внезапно я заметила, что к кафе подплывает Салли. Она казалась столь же хрупкой и изящной, как ее стеклянная бижутерия. Видимо, именно этим она так сильно привлекла Маркуса. Она остановилась у соседнего стола, отодвинула стул и попросила чашку клюквенного чая. Я быстро улыбнулась ей, показав, что мы знакомы, но, по-видимому, Салли меня не узнала. Тут ее телефон залился трелью.
– О, Маркус, привет, – сказала она. Они наверняка собирались вот-вот встретиться. – Как Бедфордшир? – Нет, встреча откладывалась. – О, хорошо. Прекрасные условия? Нет-нет, я не жалею… Я знаю, что могла поехать, но я не захотела. По-моему, это безумно опасно… Сегодня вечером? Хорошо. Но только в таком месте, где не курят. Ты знаешь, я этого не выношу… Нет, я просто не могу… Меня не волнует, что это трудная задача, Маркус, я просто не потерплю курящих ближе чем в пятидесяти футах от меня. У меня сразу начнется астма… Да, я уже говорила тебе об этом… Что ж, это их проблема, не так ли?
Я было задумалась о том, чем таким «безумно опасным» занимается Маркус в Бедфордшире, как вдруг зазвонил мой телефон (я переадресовала звонки с домашнего на мобильный).
– Миранда Свит?
– Да.
– Меня зовут Кит Бигли, я звоню из Оксфорда по поводу моего кота Али, которого мы взяли из приюта.
– А что случилось?
– Ну, вообще-то нам с женой кажется, что он сошел с ума, и мы очень за него беспокоимся. Мы видели вас в «Зверях и страстях» и, хотя сегодня выходной и все такое, решили спросить, не согласитесь ли вы к нам приехать.
«Вот и мой воскресный отдых», – с тоской подумала я. Впрочем, деньги не помешают. Я расплатилась за завтрак и направилась к дому.
В разговоре Кит упомянул, что Али «все время играет с водой». По мнению хозяина, вода вызывает у кота «смертельное влечение». У меня возникло предположение, почему так происходит, но необходимо было увидеть животное, чтобы сделать окончательный вывод. Итак, я посадила Германа в машину и поехала в Оксфорд.
– Слава богу, вы приехали! – воскликнул Кит, открывая мне дверь полтора часа спустя. – Ну и намаялись мы с этим котом!
Мы закрыли Германа в столовой, а потом пошли на кухню, где жена Кита мыла посуду. Прямо на мойке, пытаясь сунуть голову под струю воды, восседал крупный бело-рыжий кот.
– Али у нас всего четыре дня, – пояснил хозяин. – Мы взяли его в местном центре для брошенных животных. Похоже, он просто помешан на воде. Вчера вечером я принимал ванну, так он попытался залезть в нее вместе со мной. Он даже в унитаз норовит забраться, и мы с женой стараемся обязательно опускать крышку, а то вдруг он упадет и утонет!
Внезапно кот соскочил с мойки, побежал в сад и с тяжелым плеском шлепнулся в пруд.
– Вот видите, – сказала жена Кита, пожав плечами. – Странно. Мы даже из дома боимся уходить – мало ли что с ним может случиться!
– Значит, вы по совместительству работаете спасателями?
Женщина кивнула.
– Мы заказали покрытие для пруда, но его привезут только через неделю. А что, если купить для Али какой-нибудь спасательный жилет? – задумчиво предположила она.
Мы с Китом вышли в сад.
– Что же с ним происходит? – спросил хозяин, пока мы стояли у пруда, наблюдая за Али, демонстрировавшим самый что ни на есть энергичный «брасс среди кувшинок». – Он сумасшедший? Может, у него опухоль мозга или что-то в этом роде?
– С ним все в порядке, – ответила я.
– Но что это за кот, который плавает?
– Это – турецкий ван.
– Кто?
– Турецкий ван, – повторила я. Кот тем временем вылез из воды и отряхивался. – Эта порода происходит из юго-восточной Турции, из окрестностей озера Ван – именно поэтому ее представители отличаются такой необычной для кошек тягой к воде. Я предположила, что Али – ван, еще когда вы позвонили, но мне надо было увидеть его самой, чтобы знать наверняка. Думаю, он смешанных кровей… – Я посмотрела на кота – он лежал на траве, шумя, как трактор, и слизывая воду со своей шерсти. – Но все черты породы у него налицо: высокие уши, бело-рыжий окрас и длинное, широкое тело.
– Мне он тоже показался крупным парнем.
– Это большие кошки, иногда они достигают трех футов в длину. Ваны очень умны – их можно дрессировать и выводить на прогулки, как собак. А как долго Али пробыл в приемнике?
– Всего пять дней. Кто-то подбросил его туда. Работники центра, по-видимому, не выяснили, какой он породы, – они только сказали, что он пестрый.
– Ну, это потому, что он не чистокровный – видите коричневые пятна на животе? И если его держали в условиях, обычных для приюта, то выяснить, к какой породе он принадлежит, было трудно. Представляю себе, как он обрадовался, когда попал сюда и смог вдоволь наплескаться.
– Так что же нам делать?
– Да ничего. Не закрывайте пруд – разве что зимой, когда он заледенеет. Не держите там рыб – сами понимаете почему. Ну и, пожалуй, не давайте Али плавать на сытый желудок, а то у него могут начаться судороги.
Кит посмотрел на меня.
– О… Понятно. И это все, да?
Я кивнула.
– Все. Ваш кот вовсе не сумасшедший – он просто не совсем обыкновенный, – добавила я, когда мы зашли в дом.
– А может, нам отвезти его на побережье? – обрадовалась хозяйка.
На обратном пути я поговорила с Дэвидом, который позвонил мне из своей стокгольмской гостиницы. Он рассказал мне о фотосессии, а я ему – о последнем клиенте.
– Они известны как плавающие коты, – сообщила я Дэвиду, – и очень редко встречаются. Сегодня я впервые видела такого.
– Как необычно! А бывает так, чтобы собаки залезали на деревья?
– Насколько я знаю – нет, хотя стаффордширские бультерьеры порой готовы и на такое, потому что очень любят сучья.
– Так у тебя был интересный день?
– Да. А теперь я собираюсь скоротать вечерок дома – разобраться с бумагами, возможно, посмотреть телик и…
– Подумать обо мне? – со смехом спросил он.
– Да – подумать о тебе. Я думаю о тебе, Дэвид.
– Что-то хорошее?
– Очень хорошее.
«И то, о чем ты никогда бы не догадался».
– А теперь, прежде чем мы закончим разговор, ты должна признаться мне в чем-то важном, – шутливо-серьезным тоном сказал он. – Тебе ведь есть в чем признаться?
– Нет, Дэвид.
«По крайней мере, не сегодня».
– Ну, тогда есть кое-что, в чем я бы хотел признаться тебе.
– И что?
– Я… скучаю по тебе. Как думаешь, это у меня расстройство, вызванное разлукой?
Я улыбнулась.
– Похоже на то.
– Тогда ты – лучший лекарь. То есть ты просто единственная, кому под силу меня вылечить.
Надеюсь, мы с тобой всегда будем… общаться, – добавил он.
Сердце словно перевернулось у меня в груди.
– Я тоже на это надеюсь.


Во вторник по телевизору показали очередной выпуск «Зверей и страстей», а на следующее утро мне позвонили с радиостанции «Лондон-FM» и попросили принять участие в передаче на тему поведения животных.
– Программа будет называться «Питомцы с причудами», – сообщил звонивший. – Эфир завтра вечером, с семи до восьми. Извините, что не предупредили вас заранее.
Я согласилась поучаствовать в передаче, хотя мне было очень неловко снова пропускать курсы самообороны, но я понимала, что радиоэфир поможет мне привлечь новых клиентов. Я позвонила Дейзи, но она не сильно огорчилась. Она вообще показалась мне несколько рассеянной – впрочем, ей и вправду было о чем подумать. На мой вопрос о майкролайтинге она ответила, что испытала «блаженство».
– О, это так романтично, – сказала она. – Ты просто паришь в небе, а где-то внизу – земля. Это так освобождает – я правда почувствовала себя свободной.
– И на какой же высоте ты летала?
– На небольшой. Тысяча футов или около того.
– Звучит пугающе.
– Нет, это безопасно, поскольку если даже мотор забарахлит, то можно просто лететь, как на дельтаплане. Правда, приземляться страшновато: нужно ринуться прямо на землю, носом вниз, а в самый последний момент взять немного вверх.
В общем, самое сложное – опустить аппарат, не зарыв его при этом в землю.
– Надеюсь, Дейзи, ты летала не одна?
– О, нет.
– То есть ты была с опытным инструктором?
– Э, да. С очень опытным. Он сказал, что поможет мне получить лицензию, – нужно налетать всего двадцать пять часов. Да, а как там «Звери и страсти»? – быстро перевела она разговор на другую тему. – Я хотела посмотреть тебя, но забыла.
– О, все в порядке. Все хорошо.


– «Звери и страсти» – просто замечательная передача, – сказал папа, позвонив мне чуть позже. Это был его дежурный еженедельный звонок. – Как здорово ты преподнесла ту гиперактивную черепаху!
– Да, она оказалась весьма темпераментной.
– А агрессивные кролики, Старски и Хатч…
type="note" l:href="#n_38">[38]
– Скорее уж – Свински и Хрыч. У этих ребят очень дурной нрав. К слову сказать, ты готов к завтрашнему рандеву с мамой?
– Я в полной боевой готовности. Приеду с букетом наперевес и просто поговорю с ней. Мы ведь уже много лет с ней не общались по-человечески. Нет ли у тебя пары-тройки полезных советов?
– Значит, так: прояви неподдельный интерес к ламам. Скажи маме, как они прекрасны, умны, как тонко чувствуют и все такое. Уверена, это заставит маму смотреть тебе в рот.
В четверг вечером я морально приготовилась к маминому свирепому звонку, но, как ни странно, она не позвонила. Потом мне нужно было посетить пару клиентов, и домой я вернулась только к пяти. Я рассчитывала обнаружить на автоответчике гневное сообщение, но, опять-таки, ничего не было. Даже к тому моменту, когда я уже собралась ехать на «Лондон-FM», никаких вестей так и не поступило. Я попробовала позвонить пале из такси, но его телефон был отключен. Возможно, он все-таки уцелел, а может, мама убила его и теперь пытается избавиться от трупа.
– Спасибо, что приняли приглашение, – сказал Уэсли, продюсер передачи, встречая меня у входа без четверти семь. – Передача длится час, – объяснил он, вписывая меня в журнал посещений. – Звонки в студию мы будем фильтровать. Мы рассчитываем, что слушатели будут задавать вопросы о поведении животных, а также рассказывать какие-нибудь занятные истории. Хотелось бы, чтобы передача получилась не только информативной, но и развлекательной, – добавил он, вызывая лифт.
– Буду стараться.
В студии меня радушно приняла ведущая Минти Мэлоун. Я надела наушники, звукооператор проверил уровень звука, и в семь с копейками начался эфир.
– Итак… – произнесла Минти, наклоняясь к микрофону. – Ваша борзая отличается неуравновешенностью? Ваша игуана – интроверт? Ваши тропические рыбки психически неустойчивы? Если это так, то обязательно позвоните нам сегодня вечером, потому что тема нашей передачи – домашние животные и их особенности. А наш специальный гость – Миранда Свит из телепрограммы «Звери и страсти». Миранда, добро пожаловать на нашу передачу.
Минти побеседовала со мной пару минут, а потом откликнулась на первый звонок.
– На первой линии Пам из Пенджа. Пам хочет знать, почему ее кошка так много спит.
– Да, это так – она все время спит. А ведь ей всего пять, так что дело не в возрасте. Я хочу спросить – это у нее от усталости или она просто ленивая девчонка?
– Ни то, ни другое, – ответила я. – Она ведет себя так, как свойственно хищнику. Причина, по которой коты, как и львы, так много спят – иногда по шестнадцать часов в день, – заключается в том, что они экономят силы, чтобы быть предельно энергичными на охоте.
– А, понятно, – ответила Пам. – Значит, можно не волноваться. Спасибо.
– Спасибо за звонок, Пам, – сказала Минти. – А теперь на связи с нами Патрик. У него вопрос о его овчарке Мерфи. Этот пес помешан на автомобилях. Патрик, расскажите нам, пожалуйста, о поступках вашего Мерфи.
– Ну, он классный пес, но очень возбудимый, – ответил Патрик. – Он правда такой – очень возбудимый. Ну очень возбудимый! – Кажется, Патрик сам не на шутку возбудился. – Он любит сидеть на заднем сиденье, высунув голову прямо из окна…
– Не слишком-то хорошая привычка, – вмешалась я. – Ему не следует этого позволять.
– Но самое неприятное, что он все время повторяет: «Когда мы приедем? Когда мы приедем?» И так всю дорогу. Он, скажу я вам, доводит меня до белого каления…
Минти покрутила пальцем у виска.
– Да… это… довольно неприятно, – выдавила я.
– А на третьей линии у нас миссис Эдит Уизерспун. Она беспокоится о своем бульдоге Арчи.
– О да, – подтвердила миссис Уизерспун. – Я действительно очень обеспокоена. Он ведет себя очень… – она запнулась, – неподобающим образом.
Глаза Минти расширились, но я-то догадалась, о чем пойдет речь.
– Так в чем же проблема?
– В общем… когда я одна дома, с ним все в порядке. Но если я приглашаю друзей на чай или, к примеру, приходит моя очередь принимать у себя «Женский институт», Арчи просто с ума сходит. Я вывожу его из комнаты, но он лает, требуя, чтобы его впустили обратно. Приходится уступать. Но если потом я игнорирую его и осмеливаюсь разговаривать с моими друзьями, он… он… о боже… Я просто не решаюсь вам об этом сказать.
– Может, он прыгает на гостей, миссис Уизерспун?
– Ох, нет, нет – хуже.
– А он не трется задом о ковер, нет?
– Нет-нет-нет. Он просто… э… он… – Теперь она перешла на еле слышный шепот.
– Да?
– Играет с собой.
– О ужас!
– Если я обращаю на Арчи внимание, то все в порядке, – продолжила миссис Уизерспун. – Если я беру его на колени, кормлю его пирогом, говорю ему, какой он красивый, он успокаивается. Но стоит мне заговорить с друзьями, как он забирается в угол и начинает…
– Могу себе представить, – перебила ее я. – Это отвратительно. Ваш Арчи пытается привлечь к себе внимание самым гнусным способом. Неудивительно, что вы хотите положить этому конец. Воображаю, как вам неловко за вашего питомца, миссис Уизерспун.
– Ох, если бы это было главным поводом для беспокойства…
– А что, есть и другой?
– Да.
– Какой же?
– Ну… это же такой грех! Я боюсь, что Арчи ослепнет!
Затем были звонки по поводу хорьков-клептоманов и ящериц, страдающих от нечастной любви. А еще позвонил хозяин лабрадорши, которая монополизировала телевизор.
– Всякий раз, когда мы его включаем, она плюхается перед ним, приклеив нос к экрану, – пожаловался Кевин на второй линии. – Вот сейчас она занята именно этим… – На заднем плане послышалась музыкальная тема «Истендеров»
type="note" l:href="#n_39">[39]
и крики: «Уйди, Голди! Да уйди же ты! Пошла вон! Ничего не видно!»
– Думаю, следует просто поставить телевизор повыше, и тогда ваша семья сможет смотреть его с полным комфортом. Возможно, следует прибить к стене специальную полку.
– А, действительно. Отличная мысль. – Он засмеялся. – Я как-то об этом не подумал. Да, надо попробовать.
– Миранда, вы хорошо знакомы с пересмешниками? – поинтересовалась Минти. – Дело в том, что на третьей линии наша бывшая ведущая Роуз Костелло. – Роуз Костелло? Я о ней слышала. – У Роуз большая проблема с ее пересмешниками – да, Роуз?
– Да. Видите ли, у меня пятимесячные близнецы, и сейчас они много кричат. Но это еще полбеды. Главная проблема в том, что мой пересмешник Рудольф научился их передразнивать.
– Это скверно, – заметила я.
– Конечно, но самое ужасное в том, что он занимается этим, только когда они спят.
– Вы, наверное, уже из сил выбились, – сказала Минти с сочувственным смешком.
– О да. Ведь если дети не плачут, то вопит Руди. Вот я и решила обратиться к Миранде за советом.
– Да уж, задачка не из простых. Попробуйте ставить ему колыбельные – возможно, тогда он перестанет кричать и начнет петь.
– Хорошо, я попробую.
Потом стали звонить люди с рассказами о смешных поступках своих питомцев.
– Мой сиамский кот ходит на передних лапах…
– Наш кролик делает кувырок назад…
– Мой австралийский попугай обожает Пикассо…
– А мой пестрый амазонский попугай исполняет неаполитанские любовные песни.
– Моя морская свинка любит классическую музыку, – сообщил по четвертой линии Билл из Тоттериджа. – Так что я включаю для нее «Классик-FM». Особенно она радуется какой-нибудь вещице Вивальди.
– Вивальди? – презрительно фыркнув, переспросила Анита из Стоук-Ньюинтгтона. – А вот моя свинка предпочитает Моцарта.
– А моя – Шёнберга, – провозгласил Малколм из Узйбриджа. – Причем позднего.
– Ну что ж, а мой евин любит Харрисона Бертуистла, – переплюнул всех Роджер из Хануэлла. – Я даже водил его в Фестивал-Холл.
– Так, а теперь последний звонок, – объявила Минти, бросив взгляд на свой пульт, мигавший множеством лампочек. – И тема звонка… о, это кое-что необычное – ламы. А я и не знала, что люди держат лам в качестве питомцев.
– Тем не менее это так, – зазвучал на первой линии голос моей мамы. – И я просто подумала, что вашим слушателям будет интересно узнать о том, что общение с этими очаровательными созданиями оказывает на людей мощный терапевтический эффект. Каждый уикенд я устраиваю прогулки с ламами у нас в Суссексе – информацию об этом вы найдете на моем сайте «Прогулки с ламами. com», а на неделе провожу сеансы психотерапии с участием лам. Так что если кто-то из слушателей переживает стресс или депрессию, то, возможно, им стоит попробовать «Лама-карму» – сухопутный эквивалент купания с дельфинами.
Я послала Минти записку через стол: «Извините, это моя мама».
– Что ж, звучит здорово, – сказала Минти.
– О, это так и есть. Ламы творят чудеса, воздействуя на душевный мир человека, – щебетала мама, не собираясь заканчивать. Я закатила глаза. – К примеру, сегодня у меня был один клиент, испытывавший сильнейший стресс и полное истощение, но, уверяю вас, проведя целый день с ламами, он стал другим человеком.
«Ага!»
– Что ж, спасибо за звонок, – попыталась остановить мамин поток Минти.
– Мой номер телефона – 01473 289340.
– Спасибо.
– Еще раз для тех, кто не успел записать, – 01473 289340. А если меня нет на месте, можно оставить сообщение.
– Спасибо, – повторила Минти с вежливой настойчивостью. – К сожалению, наша передача подошла к концу. Спасибо за все ваши звонки. Мы также благодарим Миранду Свит за участие в нашем эфире. Вы можете напрямую связаться с Мирандой через ее веб-сайт «Идеальные питомцы. com».


– Спасибо, мама. – Я разговаривала по мобильнику, сидя в такси. – Удружила.
– Ну, Миранда, ты устроила сюрприз мне, так почему бы мне не отплатить тебе той же монетой? И потом, как я уже говорила, мне необходимо, чтобы о моей лама-терапии узнала широкая аудитория.
– А откуда ты узнала, что я в эфире?
– От подруги – она позвонила мне в самом начале передачи.
– Понятно. Ну а как обстоят дела с папой?
– Как обстоят дела с твоим папой? – повторила мама. Услышав, как она свирепо втягивает воздух сквозь зубы, я приготовилась к худшему. – Ну, вообще-то, все… нормально. Сначала я, естественно, очень на тебя разозлилась, но потом вспомнила, что чек уже обналичен, а значит, я не могу отправить клиента восвояси. К тому же, как выяснилось, он весьма… – последнее слово она произнесла как-то нараспев, словно подбирая подходящий эпитет, – занятный.
– И чем же вы занимались?
– Я вела себя с твоим папой, как с любым другим клиентом. Сначала он почистил и покормил лам – должна сказать, они ему очень понравились. Особенно хорошие отношения у него сложились с Санчо, так что, как выясняется, моя идея оказалась вполне… здравой.
– И как долго папа у тебя пробыл?
– До половины четвертого, а потом ему пришлось вернуться к работе. Кстати, я поехала с ним – решила осмотреть их клуб.
– Что-что?
– Я поехала с ним, чтобы осмотреть гольф-клуб. У меня отвисла челюсть.
– Но ты ненавидишь гольф, мама. Ты его не выносишь. Так было всегда. Помнишь, ты говорила, что это «не столько спорт, сколько порча травяного покрова»?
– Разве?..
– Ты заявляла, что все площадки для гольфа следует превратить в парки.
– О, ну…
– У тебя даже есть футболка с надписью «Долой гольф!».
– Гм. Это правда. Но, как всякий мыслящий человек, я имею право изменить свою точку зрения. Более того, я считаю, что у этого гольф-клуба громадный потенциал, и искренне желаю папе успеха.


– Интересно знать, как это тебе удалось так очаровать маму? – спросила я папу, позвонив ему десять минут спустя.
– Это оказалось нетрудно, – ответил он. – Сначала она вела себя довольно противно – видела бы ты ее лицо, когда она открыла дверь! Но, сообразив, что назад пути нет, она отвела меня в стойло, где я, следуя твоему совету, расточал ламам неумеренные похвалы. Признаюсь, они действительно премилые создания. Я почистил лам и побеседовал о них с мамой, а потом она как-то смягчилась, и мы… просто поговорили – о самых разных вещах. Я наконец извинился перед ней за то, что был не лучшим мужем, – и, кажется, это немного растопило лед – и спросил, не можем ли мы стать друзьями. Потом я рассказал о своих трудностях с клубом, о том, как я обеспокоен, и в общем…
– Что?
– Она неожиданно проявила сочувствие.
– А я знаю – она ведь даже поехала с тобой в клуб, да?
– Да. У нас даже состоялся очень, очень содержательный разговор о клубе.
И только я собралась спросить папу о подробностях той беседы, как вдруг в трубке зазвучал сигнал – ко мне настойчиво прорывалась Дейзи. Пришлось отложить продолжение разговора с папой до следующего раза.
– Такого занятия по самообороне у нас еще не было! – выпалила подруга. – Я должна была повалить Маркуса на землю, и мне это удалось. Он был в восторге! – смеясь, добавила она. – А еще мы учились бить в голень и наносить смертельный удар по стопе. Это еще один способ поразить того, кто схватил тебя сзади, – подпрыгнуть и изо всех сил наступить ему на ногу!
– Я смотрю, вы развлекаетесь на всю катушку.
– О да.
Я рассказала Дейзи о странном событии в жизни моих родителей.
– Ты, вероятно, очень рада? – спросила она.
– Наверное, но я еще и сбита с толку. Скажи на милость, с какой это стати моя мама захотела осмотреть папин гольф-клуб?
– Не знаю. А ты не думаешь, что…
– Что?
– Ну, может, папа ей снова понравился.
– Сомневаюсь.
– Но ведь когда-то она его любила, правда? К тому же теперь она одинока и не видела его много лет, а твой папа еще очень ничего. Думаю, между ними вполне могла вспыхнуть былая страсть…
– Как-то мне трудно в это поверить. С чего бы ей вдруг потеплеть к нему, если она уже лет двадцать поливает его грязью, не переставая? Я правда не могу этого понять.
– Ну, я бы на твоем месте не жаловалась. Тебе удалось восстановить в вашей семье такую гармонию, о какой ты и мечтать не смела.
– Кажется, тут ты права. Ладно, а как все прочие дела? – спросила я. – Ты готова к дню рождения Найджела?
– В общем, да. Приглашения разосланы, и я жду, когда гости подтвердят участие. А ты придешь с Дэвидом?
Мое сердце словно занялось… скай-дайвингом.
– Да.
– Отлично – вношу его в список. Всего ожидается человек пятьдесят. Алан и Джон просят всех быть на месте не позже половины восьмого: Найджел не должен заметить нас раньше времени.
– А в какой части зоопарка все будет происходить?
– Мне об этом не сказали, а только просили передать всем гостям, что нужно ориентироваться по указателям. А мы с Найджелом приедем на такси в восемь с хвостиком, и к тому времени указатели уже снимут. Нас проводит охранник, переодетый смотрителем зоопарка.
– Хитрая затея, как я посмотрю.
– О да.
– А какую версию субботней программы ты сочинила для Найджела?
– Он думает, что мы с ним идем на концерт с фейерверком в Кенвуде, а потом обедаем в Хэмпстеде. Представляешь, какой его ждет сюрприз?


В субботу вечером Дэвид заехал за мной без четверти семь. Он поцеловал меня, и от взаимного влечения полетели искры.
– Привет. А можно тебя еще раз поцеловать? – спросил он.
Я кивнула, чувствуя, как его руки обвивают мою талию, а губы прижимаются к моим.
– Какое чудное начало вечера, – промурлыкал он, обнимая и раскачивая меня из стороны в сторону. Я снова ощутила аромат его одеколона. – Так мы едем в зоопарк, да?
– Да. Но сперва я должна упаковать подарок Найджелу. Так, не мог бы ты… прижать пальцем… вот здесь. – Я отрезала кусочек клейкой ленты. – И вот здесь… отлично. – Затем я достала открытку. – Хочешь, вместе подпишем?
– Я совсем не знаю именинника, но почему бы и нет? – Он нацарапал свою подпись рядом с моей.
«Миранда и Дэвид».
Когда я увидела наши имена, соединенные таким образом, меня захлестнуло ощущение внезапного, безотчетного счастья, как если бы я получила очень хорошие известия.
– Как славно, – промолвил Дэвид, когда мы рука об руку брели по дороге.
Мы перешли через канал и вошли в Риджентс-парк, и тут я заметила афишу «Театра под открытым небом». Я подумала об Александре и впервые осознала, что, несмотря на мой гнев, я до странного благодарна ему за его поступок. Ведь если бы он не оставил меня той ночью, я не была бы здесь – с Дэвидом, а ведь я полжизни его искала…
– Можно спросить, о чем ты думаешь?
– О, да просто о том, как я рада, что встретила тебя.
Он стиснул мою руку.
– Я тоже очень рад. Думаю, это судьба. «Все иначе, чем ты себе представляешь».
– У меня такое чувство, что нам было суждено встретиться.
«Возможно…»
– Ладно, расскажи-ка мне, кого мы увидим на сегодняшнем вечере?
Я немного просветила его насчет Найджела и Дейзи.
– Пять с половиной лет? Срок немалый.
– Да, и поэтому Дейзи до смерти хочется выйти замуж. Сам понимаешь, как она устала ждать.
– Но любит ли она его?
– Думаю, да.
– Ты только так думаешь?
– Ну, они уже столько лет вместе, и наверняка она к нему здорово привязалась.
– Но разве это настоящая любовь?
– Можно подумать, все браки заключаются по большой любви! Я прекрасно понимаю Дейзи – ей совсем не хочется начинать все заново с кем-то другим после того, как она так долго была с Найджелом. Ей уже пора обзавестись семьей. А Найджел несколько тяжел на подъем, но в общем-то он хороший…
– А тебе он нравится?
– Да, хотя…
– Что?
– Он эгоистичен. Дейзи никогда не подталкивает его к решительным действиям, боясь конфликта, и Найджел этим пользуется.
Добравшись до Иннер-Серкла, мы заметили нарядно одетых людей, собирающихся в группы возле боковых ворот зоопарка, Алберт-гейта.
– Идите направо и следите за указателями, – проинструктировал нас служитель зоопарка, отметив наши имена в списке.
И действительно, вскоре мы увидели большие таблички с надписью «Сорокалетие Найджела —>», к которым были привязаны воздушные шарики. Мы миновали клетку с огромными синими попугаями макао, потом вольер с гиббонами и обезьянами Дианы. Возле главного входа, уже закрытого на ночь, был помещен последний указатель. Большая стрела с привязанным к ней синим шариком указывала на террариум.
Я издала возглас удивления:
– Неужели мы будем праздновать в террариуме?
– Бедолага, – хмыкнул Дэвид. – Может, таким образом Дейзи решила его наказать?
– Нет, к этому замыслу она вообще не имеет отношения. Все организуют друзья Найджела – Алан и Джон.
– Понятно, значит, это мужской юмор.
– Кажется, да.
У других гостей место проведения праздника тоже вызывало насмешки. Среди присутствующих я заметила маму и брата Найджела, а также нескольких людей, которые были на барбекю, включая Мэри с резкими чертами лица. Я сделала вид, что не узнала ее.
В террариуме нас встретил Алан.
– Пожалуйста, пройдите в самый конец помещения и спрячьтесь за главным резервуаром.
Мы пробрались мимо освещенных аквариумов и других емкостей, украдкой поглядывая на китайских аллигаторов, черепах, гадюк и гремучих змей. Потом мы все собрались возле гигантского варана, шепчась словно заговорщики.
– …Он так удивится…
– …Как думаешь, они кормят змей живым кормом?
– …Вам не кажется, что он рассердится?
– …Надеюсь, мы славно посмеемся…
– … А вот я бы, к примеру…
– …Ой, видели черную мамбу? Страх-то какой!
– Найджел будет здесь через пять минут, – объявил Алан. – Но, вместо того чтобы бросаться на него из засады с воплями: «Сюрприз!», я бы попросил вас тихо, неспешно, группами по два-три человека, выходить ему навстречу, как будто все абсолютно нормально. Тогда Найдж от удивления вообще забудет, как его зовут. – Тут зазвонил телефон. – Что, уже? Отлично. Я сообщу им. Ну вот, господа, сейчас они будут здесь, так что, пожалуйста, больше ни звука!
Мы напряженно переглядывались в полутьме, улыбаясь, но стараясь не расхохотаться. Я посмотрела на гигантского варана. Он вальяжно передвигался по своему вольеру, лениво высовывая и втягивая раздвоенный язык. Потом мы услышали шаги, а затем скрип двери.
– Дейзи, я просто не понимаю, – услышала я голос Найджела. Каменный пол отозвался гулким эхом. – Почему бы нам не прийти сюда завтра? Мы же на концерт опоздаем.
– Ну прошу тебя – только на секундочку, – ответила Дейзи. – Мне так хотелось взглянуть на… э… тупоносую гадюку. Найджел, смотри – ядовитая древесная жаба. О-ой, ты только погляди на эту зеленую мамбу! Тут написано, что она требует «осторожного обращения».
– Я в этом не сомневаюсь. Но, Дейзи, сейчас начнется концерт.
– Ой, подумаешь – немного опоздаем!
– Но я не хочу пропускать Бетховена! Выглянув из укрытия, я увидела, как навстречу Найджелу двинулся Алан со своей женой Джейн, а несколько секунд спустя и младший брат Найджела Джек. Мы слышали звуки их шагов.
– А ты как следует рассмотрел эту кобру, Найджел? – донесся голос Дейзи. – Ой, а какая здесь чудесная черепаха!
– Алан?.. – услышала я изумленный голос именинника. – Какого че… – Он издал странный звук – то ли смех, то ли фырканье. – И Джейн! Какого черта вы здесь делаете?
– Мы просто пришли поздравить тебя с днем рождения, Найджел! – ответил Алан.
– Джек! – вне себя от удивления воскликнул Найджел. – А ты почему?.. Кристина? Джон? – И теперь уже все мы потихоньку выбирались из наших укрытий и приближались к нему по двое – по трое. – Эдвард? Мэри? Мама?
– С днем рождения, мой милый, – сказала мама Найджела.
– Миранда? Какого… – На лице Найджела застыло выражение полного одурения.
– С днем рождения, – с улыбкой сказала я. – А это Дэвид.
– С днем рождения, Найджел.
– С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ! – хором прокричали мы все.
Найджел взглянул а Дейзи, выпучив глаза, а потом рассмеялся и покачал головой.
– Так вот почему мы не поехали в Кенвуд, – усмехнулся он. Дейзи кивнула. – Ну что тут скажешь? Боже правый!
– Ну, тебе ведь не каждый год исполняется сорок, правда, Найдж? – сказал Алан. – Вот все и решили, что это надо хорошенько отметить.
– Прямо как «Это твоя жизнь»!
type="note" l:href="#n_40">[40]
И тут официантки в фартучках внесли подносы с шампанским и канапе, и вечер начался. Лицо именинника все еще выражало чрезвычайную степень удивления.
– Я просто не могу поверить, – то и дело повторял он, приветствуя гостей. – Просто не могу поверить.
Скоро помещение наполнилось гулким эхом болтовни и хохота.
– …Видели анаконду? Должно быть, она не меньше двадцати футов в длину…
– …А остальные?
– …Вы учились с Найджелом в школе?
– …Там есть змея, которая выделяет столько яду, что им можно убить пятьдесят тысяч мышей…
– Ого, а сколько же это в пересчете на людей? Потом все мы вышли на воздух и встали возле вольера с алыми ибисами, наслаждаясь закатом и слушая отдаленное гиканье гиббонов вперемешку с визгом шимпанзе. Между тем Алан объяснял Найджелу выбор места:
– Сначала мы хотели устроиться поближе ко львам, но «Львиную террасу» уже облюбовали устроители другой вечеринки. И потом, там было бы трудно всех спрятать, поэтому мы и отдали предпочтение террариуму.
– Я рад, что причина в этом, – со смехом сказал Найджел, делая порядочный глоток шампанского. – А то я уже заволновался! И как долго вы это планировали?
– Три недели или около того. Дейзи составила список приглашенных.
Дейзи улыбнулась.
– Что ж, это… изумительно, – пробормотал именинник, всматриваясь в толпу. – Просто… изумительно, – повторил он, и вправду не переставая изумляться. Он провел рукой по своим редеющим волосам. – Какой невероятный сюрприз!
Он допил шампанское и взял новый бокал. Да, вино и впрямь лилось рекой… Я представила Дейзи своего спутника.
– Я так рада вас видеть, – тепло сказала она. – Я так много о вас слышала.
«Гораздо больше, чем тебе, Дэвид, хотелось бы!»
– Но, конечно, только хорошее! – быстро добавила Дейзи.
Дэвид улыбнулся.
– Я тоже очень рад вас видеть, Дейзи. Кстати, я захватил с собой маленький фотоаппарат. Хотите, я немного поснимаю гостей?
– О, вы вовсе не обязаны, – вежливо ответила она. – Сегодня у вас выходной.
– Но мне совсем нетрудно.
– Что ж, было бы здорово. Но разрешите я сперва сфотографирую вас с Мирандой. – Дэвид передал Дейзи фотоаппарат, а потом обнял меня за талию. Я прижалась к нему. – Вы здорово смотритесь, – воскликнула она. – И еще разок. – Дэвид горячо поцеловал меня в щеку.
– Прелестно! – хихикнула Дейзи, возвращая фотоаппарат. – Он очень привлекательный, – шепнула она, когда Дэвид отошел в сторону. – К тому же он явно без ума от тебя.
– Ты правда так думаешь?
– Господи, ну конечно! Это же заметно – он бросает на тебя такие взгляды! Так что держись за него, Миранда.
– Буду держаться, если получится. «Видит бог, я очень этого хочу!»
Следуя за Дэвидом, я прошла мимо Мэри.
– О да, неисправимый холостяк, – донесся до меня ее манерный голос. – Но очень славный. О нет, я никогда им не увлекалась. – Эти слова заставили меня улыбнуться. – Ну что вы – нет и еще раз нет. Он не в моем вкусе.
Я последила за тем, как Дэвид фотографирует. Он делал свою работу так незаметно, что никто не обращал на него внимания. Он пробирался сквозь толпу, быстро наводя объектив и делая снимок, а потом двигался дальше, оставаясь незамеченным. Дэвид фотографировал не прямо, а как-то сбоку, со стороны. Я поняла, что отчужденность является наиболее свойственным ему психологическим состоянием. Он словно производил отбор людей, пропуская их через видоискатель своего фотоаппарата.
– Я просто хотел разделаться с этим, пока еще светло, – пояснил Дэвид, когда мы с ним воссоединились.
– Хочешь, принесу тебе еще шампанского?
– Да, пожалуйста.
Пробираясь к ближайшей официантке, я услышала, как коллеги Найджела по разведению карликовых деревьев восхищаются эвкалиптом:
– Было бы здорово, если бы он остановился на десяти дюймах, правда?
– Гм… Но с эвкалиптами очень непросто…
– Но они всегда вознаграждают твои усилия!
– Надо держать их в холоде, чтобы больше не росли…
Когда я взяла шампанское для Дэвида, я заметила, что Найджел осушил свой бокал в два глотка. Обычно он почти не пьет, так что, по-видимому, теперь он все еще находился под воздействием сюрприза. Между тем Дейзи была заметно скованна.
– Потрясающая вечеринка, – шепнула я. – Тебе нравится?
– О… да. Кажется, затея удалась. – В отдалении послышались мелодичные звуки струнного квартета. – Должно быть, другая вечеринка. Мы тоже могли заказать музыку, но решили этого не делать.
– А какие у тебя планы на завтра?
– Э… Собираюсь заняться майкролайтингом.
– Как, опять?
– Да. Понимаешь, в прошлый раз мне так понравилось! Я просто… влюбилась в майкролайтинг.
– Но разве ты не хочешь пойти куда-нибудь с Найджелом?
Дейзи пожала плечами.
– Ну, я могла бы это сделать, но ему нужно работать. Ты ведь знаешь, каково с ним. – Я покосилась на Найджела. – Он никогда не может вовремя остановиться – особенно сейчас.
– По крайней мере, он сегодня здорово веселится.
– Это точно, но он слишком много пьет.
Я опять посмотрела на именинника. Он довольно заметно покраснел.
– Ну… когда и напиться, как не на собственном сорокалетии?
– Знаешь, я пока не собираюсь обсуждать с ним вопрос «С», – пробормотала Дейзи.
– Вот как?
– Да.
– Почему?
Она пожала плечами.
– Я… не знаю. Я просто решила – que sera, sera.
type="note" l:href="#n_41">[41]
Тут объявился Дэвид.
– Кажется, Дейзи, я всех запечатлел. Я отправлю снимки Миранде по электронной почте, а она уже перешлет вам. Кстати, а мы можем погулять по зоопарку?
– Боюсь, слишком разбредаться не следует. Алан сказал, что нас попросили оставаться на этом участке зоопарка, чтобы не потревожить остальных животных. Ладно, прошу прощения, но мне бы надо пообщаться с официанткой.
Мы с Дэвидом все-таки решили немного прогуляться по зоопарку. Когда мы наблюдали за медведями-губачами на «Медвежьей горе», у нас за спиной послышались быстрые шаги.
– Где же этот долбанный выход? – спросил очень знакомый женский голос. Я обернулась и увидела Лили – как всегда элегантную, но разгневанную. – Как, черт подери, мне отсюда выбраться?
– Лили?
– Миранда!
– Привет. Неужели и вы пришли на эту вечеринку?
– Нет. Я была там, на «Львиной террасе» – на сабантуе у Нэнси де Нобрига, и уже все прокляла, пытаясь отсюда выбраться.
– А львы вам понравились?
– Нет, они дрыхли, ленивые типы, но мы видели одного ягуара, и, признаюсь, автомобилю
type="note" l:href="#n_42">[42]
до него далеко. – Тут она заметила Дэвида и от изумления чуть не потеряла дар речи. – Д. Дж. Уайт? Боже правый!
– Привет, Лили.
– А вы что здесь делаете?
– Ну, я пришел с… – Он кивнул в мою сторону, и тогда изящно выщипанные брови Лили приподнялись на ее высоком, выпуклом лбу на добрых полдюйма.
– Понятно, – пропела она с вкрадчивой усмешкой. – То есть вы «вместе выходите в свет», да?
– Можно и так сказать, – с улыбкой ответил Дэвид.
– А вы, Миранда, себе на уме, – фыркнула Лили. – Я и не подозревала. Так вы были знакомы раньше?..
– Нет, – ответила я. – Не были.
– В сущности, мы встретились благодаря вам, – сказал Дэвид.
– Вот как?
– Да. – Мой пульс сильно участился. – Ведь если бы вы не заказали мне фотографию Миранды, я бы никогда с ней не встретился.
– Ах да, теперь я припоминаю.
Я почувствовала, как у меня по рукам побежали мурашки.
– Не знаю, почему вы решили предложить мне эту работу, – продолжал Дэвид, – но я очень рад, что так вышло.
– О, но эта счастливая идея принадлежит не мне! – воскликнула Лили.
– А кому же?
– Миранде.
У меня возникло такое ощущение, словно я падаю в глубокую шахту.
– Миранде? – переспросил Дэвид. Он посмотрел на меня, пораженный.
– Да, – подтвердила Лили. – Она предложила вашу кандидатуру – правда, Миранда? – и, должна признаться, это была блестящая мысль. Ладно, вы меня извините, но мне некогда с вами болтать. У меня сегодня еще два приема, и шофер уже ждет, так что объясните, пожалуйста, как отсюда выйти!
Дэвид указал ей правильное направление, и она упорхнула, послав нам прощальный поцелуй.
– Ты просила Лили предложить ту работу мне? – спросил Дэвид, наморщив лоб от удивления.
– Да, – тихо сказала я. – Это так.
– Но почему? Ты ведь ничего не знала обо мне, Миранда.
«О, как ты ошибаешься!»
– Я не понимаю.
– Потому что… я увидела фотографию, которую ты сделал… ту, на первой полосе «Гардиан». – Морщины на лбу Дэвида стали разглаживаться. – И… я подумала… что она очень хорошая. В то время мы как раз беседовали с Лили, и она ломала голову над тем, кто может меня сфотографировать, и тогда, – я пожала плечами, – я решила предложить тебя.
Дэвид растерянно покачал головой, а потом улыбнулся.
– Так ты действительно хотела со мной встретиться?
«О да».
– Да, хотела.
– Потому что тебе понравилась моя фотография?
– Это… правда.
– Значит, ты все срежиссировала? – Я кивнула. Он улыбнулся, а потом и засмеялся. – А оказывается, ты темная лошадка. Но почему ты не говорила мне об этом раньше?
Я отвела глаза.
– Даже не знаю.
– Что ж… я… порядком польщен. Значит, ты хотела, чтобы именно я тебя сфотографировал?
Я кивнула.
– И… Лили решила, что это хорошая мысль, – запинаясь, пояснила я, – и позвонила тебе, чтобы ты приехал и сфотографировал меня.
Дэвид на мгновение задержал дыхание, а потом внезапно расхохотался.
– А вы смешная, мисс Поведение. – Он явно мне поверил, и мое волнение постепенно улетучивалось. – И поэтому ты предложила мне выпить пива в тот вечер?
«Нет, совсем по другой причине».
– Да, – тихо ответила я. – Это так.
– А вы загадочная женщина, Миранда Свит. «Да, я загадочная – думаю одно, говорю другое и поэтому чувствую себя ужасно».
– Иногда я просто не знаю, что и думать о тебе, – промолвил Дэвид. – Я… О, там что-то новенькое!
Алан хлопнул в ладоши.
– Дамы и господа! Пожалуйста, уделите мне минутку внимания… Господа, я прошу тишины!
Разговоры и смех постепенно смолкли, и тогда из сгустившейся темноты возникла официантка с огромным тортом, украшенным зажженными свечами.
– С днем рожденья тебя, – запел Алан.
– С днем рожденья тебя, – подхватили все мы.
– С днем рожденья, милый Найджел!
– С ДНЕМ РОЖДЕНЬЯ ТЕБЯ!!!
Под шумные аплодисменты Найджел подошел, а скорее, подковылял к торту и начал шумно дуть на свечи.
– Осторожно, Найдж!
– Ну давай, разом!
– Эй, кто-нибудь! Сгоняйте за огнетушителем!
– Вот молодец! – Мы все захлопали.
– С тебя речь!
– Ре-е-е-ечь!
– Давай, Найджел, – скажи нам пару слов. Именинник издал тяжелый вздох и провел рукой по волосам.
– Ну… – начал он. Даже в полутьме было заметно, что его лицо изрядно покраснело. – Што я мгу скзать? Што я мгу скзать? Кроме тво, што мня… пе… пе… перепняют чу…чуства!
– И спиртное! – крикнул Джон.
– Да, – хихикнул Найджел, поправляя съехавшие на нос очки. – Мжет быть. Но ведь это был… ткой вечер! Ну… и… – Он медленно заморгал, как это бывает с теми, кто хватил лишку. – Я хчу… паб…
– В паб? – с комическим удивлением спросил Алан.
– Не-е… паб… дрить… Ална и Джона и Дзи… за… тошт… ор… низвали все. Оч здорво. И я хочу паб… дрить сех вас… што… празднли… с мной. Я и не думал… што так проведу этот вечер – ваше не думал. Мы ведь… шли с Дзи на ко… нцерт, а птом… на ужин. Чесно гря… – Найджел заколебался и стал вглядываться в толпу. – Чесно гря, я хтел… сделать ей сюр… приз. Дзи, где ты? – Он обводил глазами всех нас, словно не в силах сфокусировать взгляд.
– Да она там, идиот! – крикнул Джон.
– Ой, да. Псиб. Вот ты где. – Он посмотрел на Дейзи, стоявшую рядом со мной, и испустил еще один пьяный вздох. – Паньмаешь, у мня… што-то есть для тебя. Вот. – Он попытался сунуть руку в карман и после двух безуспешных попыток с трудом извлек оттуда маленькую красную коробочку. – Я прсто хтел спсить: Дзи, ты… – Найджел слегка качнулся. – Ты… окаж… честь… оч бшую честь… стать… женой?
– Что? – прошептала Дейзи.
Найджел, шатаясь, подковылял к ней и открыл коробочку. Движение было слишком резким. Что-то золотое и блестящее сверкнуло в воздухе, а потом упало на землю, еле слышно звякнув.
– О, прклятье…
Найджел тяжело опустился на одно колено, поднял кольцо и, зажав между большим и указательным пальцами, протянул его Дейзи, словно какое-то лакомство. Кольцо было украшено крупным сапфиром, обрамленным двумя бриллиантами прямоугольной формы.
– Ты… окаж… честь… женой? – снова пробормотал Найджел.
– Ты хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж? – мягко переспросила Дейзи, как будто бы ей такая мысль и в голову не приходила. Она выглядела искренне огорченной и в то же время несколько ошарашенной. Я заметила, как она покосилась на гостей, – те застыли, не смея пошевелиться. Потом она перевела взгляд на Найджела.
– Да, – ответил он. – Хчу.
– О боже, – выдохнула Дейзи.
Найджел схватил ее за руку, чтобы удержать равновесие – по-моему, другой цели за этим жестом не просматривалось, – и все-таки умудрился надеть кольцо ей на палец. Тут кто-то из гостей захлопал, его поддержали, и вскоре уже все мы аплодировали.
– Он сделал это! – закричал Алан, пока Найджел неуклюже вставал с колен и пытался отряхнуть брюки. – Наконец-то он решился на этот долгожданный поступок! Давайте же все поднимем бокалы – не просто за сорокалетие Найджела, но за его помолвку с Дейзи! Итак, за Найджела и Дейзи!
– ЗА НАЙДЖЕЛА И ДЕЙЗИ!!!
Я взглянула на подругу. Слезы струились по ее лицу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Собачье счастье - Вульф Изабель

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Собачье счастье - Вульф Изабель



Чудесная книга!
Собачье счастье - Вульф ИзабельГалина
31.05.2014, 22.13





херь собачия скок это читать а пол годо чтоль а
Собачье счастье - Вульф Изабелькерил
8.02.2016, 16.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100