Читать онлайн Заговор во Флоренции, автора - Вульф Франциска, Раздел - ГЛАВА 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Заговор во Флоренции - Вульф Франциска бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 4.64 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Заговор во Флоренции - Вульф Франциска - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Заговор во Флоренции - Вульф Франциска - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вульф Франциска

Заговор во Флоренции

Читать онлайн

Аннотация

Журналистка Анна, получив задание написать репортаж о театрализованном представлении во Флоренции в духе Средневековья, не подозревает, что эта поездка перевернет всю ее жизнь.
На светском костюмированном балу ей предлагают выпить волшебный напиток, который погружает ее в глубокий сон. Очнувшись, она оказывается во Флоренции XV века. Здесь она влюбляется в младшего брата Лоренцо Медичи – Джулиано. Но жизнь знаменитой флорентийской семьи под угрозой, и Анне тоже грозит смертельная опасность.


Следующая страница

ГЛАВА 1
Флоренция, 25 апреля 1464 года

Козимо дергали, толкали локтями, пинали ногами и давили со всех сторон. То толпа несла его за собой, то он утопал в ней. Сегодня был базарный день. Из всей Флоренции, с ее окрестностей на рыночную площадь тянулся нескончаемый поток людей. Вокруг рядов суетились торговцы и прочий ремесленный люд.
– Куда ты пропал? – крикнул своему другу Джакомо. Голова Козимо на мгновенье мелькнула из толпы, потом снова исчезла. – Иди же скорей! Поторопись!
– Иду! – крикнул Козимо, глубоко проклиная себя за то, что собрался на рынок именно в этот день. С ожесточением вырвав из скрюченных рук беззубой старухи край своей рубахи, он потерял равновесие и столкнулся со здоровенным верзилой. Тот не заставил себя ждать и двинул его локтем. От боли Козимо слегка вскрикнул, с трудом перевел дух и, схватившись за грудь, попытался протиснуться сквозь толпу. Это был ад, будто над Флоренцией разверзлась бездна. Вообще-то ничего удивительного в этом не было. В любой базарный день в город, как обычно, со всей округи стекались тысячи людей. И все-таки сегодняшний день был особенным. Сегодня Флоренция принимала гостей со всего света. Здесь можно было увидеть и приобрести диковинные товары, которые обычно были по карману лишь очень состоятельным гражданам. Чего здесь только не было! Смуглолицые торговцы в пестрых национальных костюмах предлагали экзотические пряности Востока, источающие дивные ароматы. Их смоляные глаза были черны, как темное ноябрьское небо. Взвешивая свой драгоценный товар на точных аптекарских весах, захватывая пальцами горстки перца и гвоздики или палочки благоуханной корицы, они позвякивали тяжелыми серебряными браслетами, а на их поясах поблескивали лезвия кинжалов.
Всего в нескольких шагах от восточной экзотики находились развалы разноцветного венецианского стекла, сверкавшего и переливающегося в лучах солнца, как драгоценные камни. И, не успев насладиться видом чудного бокала из венецианского стекла, ты уже оказывался во власти соблазнительных ароматов, источаемых цитрусами из Сицилии, искусно выставленными продавцами в виде затейливых пирамид. От одного их вида текли слюнки.
В другом ряду человек в длинном халате, с тюрбаном на голове, торговал гигантскими живыми птицами с великолепным сине-зеленым оперением. Козимо знал, что эти редкие птицы зовутся павлинами. Будучи вместе с отцом и дядей в длительном торговом путешествии, он увидел павлина во дворе одного восточного князя, который пригласил их погостить в своем роскошном доме. Многие флорентийцы лицезрели это чудо природы впервые. Неудивительно, что вокруг торговца павлинами всегда толпились зеваки. Преодолевая натиск толпы, словно плывя против течения, Козимо обнаружил товары изо льна, привезенные с далекого Севера, куда не доходили даже торговые связи самих Медичи. Торговцы льном – мужчина и женщина – были необычайно высокого роста, с ослепительно белой кожей, лучезарными голубыми глазами и волосами цвета льна.
Но Козимо было не до красот базара. Он не мог позволить себе поглазеть на все товары, не мог насладиться представлением канатоходцев и огнеглотателей, отведать хрустящих лепешек или горячих колбас, которые наперебой предлагали базарные булочники и мясники. Не развлечения ради пришли сюда они с Джакомо. У них была совсем иная цель.
– Ну, иди же скорее, – нетерпеливо твердил Джакомо, снова заметив над толпой голову друга. Схватив Козимо за рукав, он резко потянул его на себя. – Скоро будем на месте. Это вон там.
В дальнем конце рынка, за торговыми рядами, стоял неказистый шатер, сливавшийся по цвету с близлежащими каменными домами и булыжником базарной площади, словно стараясь укрыться от чужих глаз. Его вполне можно было не заметить, если бы не многочисленные молодые парни и девушки, тайком пробиравшиеся сюда из разных уголков города и терпеливо стоявшие у занавешенного простым брезентом входа.
Козимо и Джакомо, встав в очередь, терпеливо ждали. На обоих была одежда простых сапожников, благодаря которой они совершенно не выделялись в толпе. Но, несмотря на это, Козимо сделал вид, что его сюда якобы занес чистый случай – как бы за компанию с другом. Красноречивые взгляды прохожих заставляли краснеть его до кончиков волос. Он очень боялся, что вся Флоренция узнает, с какой целью он явился сюда. А дело было в том, что здесь жила колдунья, к которой, по древнему обычаю, приходили молодые девушки и юноши с просьбой, чтобы та предсказала им будущего жениха или невесту или совершила приворот. Ловя то радостные, то разочарованные взгляды собравшихся, Козимо погрузился в собственные мысли. Конечно, присутствие ведьмы на базаре не слишком приветствовалось церковью, но надо отдать должное епископу – он старался смотреть на это сквозь пальцы. Колдуны, как фокусники и шарлатаны, были испокон века неотъемлемой частью базарной жизни. Впрочем, Козимо не мог отделаться от мысли, что где-то здесь, в толпе, скрывается соглядатай епископа, наблюдающий за всем происходящим.
В очереди перед ним шушукались и хихикали две молодые девушки, которые, судя по залатанной одежде и чепчикам на голове, были, скорее всего, кухарками. Одна из них, с прыщавым лицом, была косоглазая. Другая, напротив, была довольно хороша собой. Первая девушка робко улыбнулась Козимо, и он смущенно отвел от нее взгляд. Знай она, кто скрывался под жалким тряпьем сапожника, вряд ли посмела бы ему улыбаться. В лучшем случае потупила бы взгляд в его присутствии.
– Старый конюх в доме моего дяди рассказывал, что сам отец обращался к Арианне за советом. Говорят, она обладает прямо-таки чудодейственной силой, – шепнул Джакомо своему другу. – Испробуем зелье сразу? Какую из этих девок выбираешь?
Ухмыляясь, он отвел Козимо в сторону. Вот для чего они пришли сюда: с помощью приворотного зелья они хотели соблазнять девушек. Но Козимо не собирался проверять силу зелья на этой прыщавой кухарке. Нет, не для того он здесь. Он мечтает о Чиаре де Питти, черноволосой красавице, о Джулии Бицци, дочери банкира, у которой такие дивные глаза! Или о Джованне де Пацци, сводной сестре Джакомо. Правда, его друг пока не знает о его тайной страсти.
Кухарки исчезли в шатре колдуньи. Козимо занервничал. Руки его дрожали и потели, и он все время вытирал их о штаны. Что ожидает его там, в недрах этого шатра? Хотя он не привык подслушивать, но тут невольно навострил уши: что же происходит внутри шатра? Однако ему не удалось уловить ни слова – ни голосов девушек, ни слов предсказательницы, никаких других звуков. Эта убогая палатка с толстым занавесом вместо двери, казалось, удалена от окружающего мира.
Козимо так погрузился в свои мрачные мысли, что невольно вздрогнул, когда занавес открылся и обе девицы вышли из шатра. Они болтали и смеялись и выглядели точно так же, как прежде, лишь немного раскраснелись. Косоглазенькая еще раз бросила на него насмешливый и кокетливый взгляд, и обе быстро скрылись в торговых рядах. Конечно, прав был его отец, считая всевозможные предсказания и колдовство шарлатанством и вымогательством. И все-таки Козимо волновался. К волнению примешивалось щекочущее чувство: казалось, что за этой простой занавеской его ожидает настоящее чудо. В глубине души он сомневался в правоте отца.
– Входите же! Или собираетесь ждать, когда зайдет солнце?
Раздавшийся в глубине шатра голос звучал вовсе не загадочно, но и не враждебно, как можно было ожидать от ведьмы. Напротив, это был приветливый, призывный голос, словно они пришли в гости к родной тете, которая напекла к их приходу пирожков. А может, это просто маскировка? Может, под этой приветливостью скрывалось подлое коварство ведьмы, о котором они так много слышали в детстве? Козимо и Джакомо переглянулись, затем, ободряюще кивнув друг другу, откинули занавеску и решительно переступили порог шатра.
Все здесь было иначе, нежели представлялось Козимо. С деревянных балок, поддерживающих шатер, мирно свисали связки сушеных трав. На стенах в некоторых местах виднелись написанные синей краской символы, которые непосвященным и неграмотным людям, вероятно, казались таинственными магическими знаками. На самом же деле это были просто знаки зодиака и римские цифры. На двух низких ящиках, служивших столиками, стояло с полдюжины обычных свечей, какие встретишь в любом доме. Приятно пахло мятой и шалфеем. Сама колдунья, поджав ноги, сидела на низком табурете. На ней была обычная одежда. Никаких украшений. Ни черной кошки, ни вороны в шатре не было. На грудь гадалки свисала коса длинных светлых волос. Встреть ее Козимо на улице, он принял бы ее за простую крестьянку или прачку. Внешне ничто не выдавало в ней колдунью. К тому же колдунья была довольно молодой: примерно того же возраста, что они с Джакомо.
– Что привело вас ко мне? – спросила она.
– Я… мы… мы бы хотели, – забормотал Джакомо, не менее смущенный, чем Козимо, видом колдуньи.
– Нам нужно заключить одну сделку, – наконец выговорил Козимо, начиная раздражаться, но сразу же взял себя в руки. Он злился, что потерял время в ожидании очереди к колдунье, злился на собственную глупость, злился, что нервничал по столь ничтожному поводу. В глубине души он сознавал, что отец прав: на свете нет чудес. – Мне кажется, мы не туда попали. Прошу простить нас за вторжение и позвольте откланяться.
– Не туда попали? – переспросила колдунья, звонко рассмеявшись. – О нет, молодые люди. Вы попали именно туда, куда надо. Я именно та самая колдунья, с которой вы хотели говорить. Я Арианна. А то, что вы не видите здесь сушеных крыльев летучей мыши, жирных пауков, ядовитых жаб и не ощущаете запахов таинственных зелий, это все мелочи и предрассудки, плод вашей фантазии. Не в них дело. Сила предсказателя не в этом. Не надо придавать слишком большого значения внешности. Посмотрите на себя. На первый взгляд вас можно принять за простых ремесленников. С таким же успехом вы могли облачиться и в другое платье, чтобы выдать себя за кого-то. Но только простака, неспособного заглянуть внутрь человека, вы можете ввести в заблуждение.
Она снова засмеялась, и Козимо покраснел до ушей. Ему казалось, что женщина видит их насквозь и знает, кто они на самом деле.
– Итак, что же привело вас ко мне? Или вы хотите, чтобы я угадала сама? – Она снова весело сверкнула своими карими глазами. – Вы явились ко мне за приворотным зельем, не так ли?
Друзья кивнули, как школьники, стоя перед строгим учителем. Однако гадалка лишь покачала головой.
– Нет, – сказала она, и Козимо решил, что ослышался. Однако озадаченный вид друга говорил о том, что он не ослышался.
– Нет? – спросил Джакомо, и в его голосе прозвучали разгневанные нотки. – Но почему нет?
– Потому что вы не нуждаетесь ни в каких приворотах. Это недостойно вас. – Она улыбнулась и снова покачала головой. – Подойдите ближе, и я вам кое-что скажу. Вы, молодые люди, представляете самые благородные и уважаемые семейства города. Вы молоды, красивы и богаты. Для вас самое действенное приворотное зелье – ваше имя. Лучшего средства нет.
– Значит, мы напрасно пришли к вам? – спросил Козимо. Он чувствовал разочарование. У него было ощущение, что его обманули, предали, хотя он и не знал, чего, собственно, ожидал от гадалки.
– Нет, – повторила она, на этот раз совершенно серьезно. – Но я могу вам предложить кое-что другое. Речь идет об одной тайне. О тайне, которая важнее и дороже всех сокровищ мира. Но я не знаю…
– И что это за тайна? – нетерпеливо перебил ее Джакомо. – Говори же, наконец!
– Не знаю, хватит ли вам мужества и терпения, чтобы… – Она осеклась и покачала головой. – Нет, я не должна вам говорить… Вы еще слишком молоды. Боюсь, что вы не выдержите этого испытания. Это слишком опасно – для вас и всех остальных.
Козимо и Джакомо переглянулись. В этот момент они оба поняли, что именно этого им и не хватает. Тайны! Опасности! Вот когда можно проявить все свое мужество и силу! Руки Козимо затряслись от напряжения, а Джакомо от возбуждения впился в свои густые черные волосы.
– У нас хватит мужества, – проговорил он дрожащим голосом. – И достаточно силы. Мы готовы выдержать любое испытание.
– Да, – подтвердил Козимо, готовый хоть сейчас отправиться на край света, сразиться с любым врагом во имя исполнения любой возложенной на них задачи, какой бы сложной она ни была.
Женщина переводила взгляд с одного на другого и, о чем-то напряженно думала. Друзья переминались с ноги на ногу, сгорая от нетерпения. Что она им скажет?
– Сегодня вы храбры и мужественны. Вы рветесь в бой. Но сейчас день, и светит солнце. В его лучах меркнут все ночные кошмары. А что станет, когда снова наступит ночь и тьма будет застилать вам глаза? Вас начнут одолевать сомнения и страх – два непременных спутника ночи. Хватит ли вам тогда силы и мужества? – Она глубоко вздохнула, скрестив руки и закрыв глаза, словно в молитве. А может, она вела тайный диалог с невидимым, таинственным существом из преисподней?
Козимо стоял как вкопанный, боясь пошевелиться.
Кажется, прошла целая вечность, прежде чем она вновь открыла глаза.
– Хорошо. Я дам вам время на размышление. Проверьте ваши души, готовы ли вы принять на себя эту тайну? Если решитесь, приходите завтра в полдень, когда будут звонить колокола на Сан Миниато аль Монте. Я буду ждать вас в роще близ монастыря, чтобы вдали от посторонних глаз поведать тайну. Однако помните: то, что я расскажу вам, очень опасно. Никто не взыщет, если вы раздумаете и не придете.
– Мы не раздумаем, – пылко заверил Джакомо. – Мы придем в условленное время к монастырю Сан Миниато аль Монте. Можешь быть в этом уверена.
– Посмотрим, – ответила женщина с мягкой улыбкой. – А сейчас уходите. Меня ждут люди, которым нужна моя помощь.
Друзья двинулись к выходу. Козимо откинул занавес и пропустил вперед себя Джакомо. Вдруг его осенила идея, и он еще раз обратился к гадалке:
– Я не спросил, что ты хочешь получить за свою тайну?
– Это вы тоже узнаете завтра, если придете в условленное место.
– Ты не веришь, что мы придем? Думаешь, струсим? Коли так, ты ошибаешься.
– Посмотрим.
Козимо вышел из шатра. Он не мог больше видеть этой мягкой женской улыбки.
Спустя день
В церкви стояла благоговейная тишина. Сквозь узкие витражи струился солнечный свет, отбрасывая на алтарь и распятие красноватые, зеленые и желтые отблески и смешиваясь с мерцанием свечей перед ликом Богоматери. Произносимые вполголоса молитвы двух старушек, подобно журчанию ручья, заполняли церковь, отдаваясь эхом. Невольно возникала мысль о тленности бытия и всемогуществе Господа. Козимо не просто зашел в церковь – его занесло сюда, словно порывом грозового ветра. Всем своим существом он ощущал эту тревожную атмосферу: не в природе или на городских улицах бушевала буря. То была буря в его душе.
Он сделал несколько шагов по главному проходу, в сторону алтаря, громко ступая по каменному полу. Кажется, сами каменные плиты гневались на его вторжение. Козимо остановился, стараясь привыкнуть к полумраку. Дверь с шумом захлопнулась за его спиной, и шепоток молитвы внезапно смолк. Старушки неодобрительно покосились на чужака, нарушившего благоговейную тишину храма. Козимо почувствовал неловкость оттого, что вторгся на чужую территорию. Атмосфера церкви всегда действовала на него удручающе, а теперь, когда его терзали противоречивые чувства, она казалась невыносимой. Может быть, он лишен веры? Нет, это не так. Он, правда, не был членом семейства Пацци, богатых флорентийских купцов, построивших когда-то эту церковь во славу Божию. Козимо принадлежал к другому семейству, не воспринимавшему свое богатство бременем, облегчить которое должны были ежедневные покаяния.
Каждый раз, когда Козимо входил сюда, он чувствовал непреодолимое желание сразу же бежать прочь. Сегодня он явился сюда не для того, чтобы принять участие в многочисленных семейных богослужениях семьи Пацци. Он пришел сюда за своим другом Джакомо де Пацци, чтобы, как и договорились накануне, вместе отправиться на встречу с Арианной. Они должны обязательно идти вместе, даже если придется тянуть Джакомо за рукав. В последний момент Джакомо, вероятно, струсил, а Козимо никак не хотел, чтобы подтвердились сомнения колдуньи.
Он глубоко вздохнул, проходя мимо двух молящихся старушек, которые в ужасе осенили себя крестом, словно увидев дьявола в обличии семнадцатилетнего юноши. Козимо улыбнулся, вспомнив, что был одет не в свое обычное платье из бархата и шелка и в дорогое, сшитое по последней моде белье из тонкого льна, а в штопаные лохмотья сапожника-подмастерья. Никто бы не узнал в нем отпрыска Медичи. А Медичи никогда не отступают от своей цели, какие бы препятствия ни стояли на их пути, и, уж конечно, его не могли смутить ни мягкая улыбка ведьмы, ни злобные взгляды двух беззубых старух.
Как и ожидалось, Джакомо был здесь. Его друг, склонив голову и опустившись на колено, молился прямо перед алтарем. Скрестив руки, как на иконах, развешанных на стенах, казался погруженным в молитву. Но он видел стоявшего рядом Козимо.
– Привет, Джакомо! – сказал Козимо, схватив его за плечо и не утруждая себя шепотом. Он уже потревожил покой двух старушек. Нарушить же покой Джакомо он считал своим долгом. – Что ты здесь делаешь? Целый час ждал тебя у ворот и не дождался.
Джакомо поднял голову. На лице его было выражение стыда. Если его и одолели сомнения, то это случилось совсем недавно, ибо одет он был в те же лохмотья, что и вчера. Он покачал головой. Козимо все понял. Его друг струсил. А цель была так близка.
– Иди один, Козимо, – прошептал он, опустив глаза. – Я не пойду.
– Что?! Да ты сошел с ума! Почему не пойдешь?
– То, что мы с тобой затеяли, дурное дело. Нам не стоит связываться с ведьмой. Это претит христианской вере. – Его слова звучали вымученно и неубедительно, словно он затвердил их, повторяя с чужих уст.
– Разве ты забыл, что еще вчера вечером сгорал желанием узнать тайну?
– Теперь я думаю иначе.
– Понимаю. Ты передумал. И кто тебе в этом помог? Уж не твой ли отчим?
Джакомо то сжимал, то разжимал кулаки.
– Знаешь… я… Ты прав, – признался он наконец. – Вчера, когда я выходил из шатра колдуньи, меня узнал приближенный епископа. Как тебе известно, он – духовник моего отчима и все рассказал ему. Ты даже не представляешь, что мне пришлось выдержать сегодня утром. – Джакомо мрачно уставился на свои руки. – И вот теперь я три дня должен молиться и поститься. Я еще легко отделался.
Козимо хорошо знал мрачного, вечно всем недовольного Джулио де Пацци, отчима Джакомо, который одновременно был и его дядей. После смерти своего старшего брата он не особо медлил – женился на красавице вдове Лючии, матери Джакомо. Он ежедневно молился, не меньше раза в неделю исповедался. Никто не видел его улыбающимся. Козимо невольно вспомнил улыбку Арианны. Она, конечно, узнала их. Возможно, она даже догадалась, что благочестивый, лишенный чувства юмора отчим Джакомо мог запугать его.
– А тебе не приходило в голову, что ради этой тайны стоит рискнуть и выдержать даже сорокадневный пост? Неужели так трудно отказаться от жареных голубей и стакана вина? Разве тебе не хочется жить своей жизнью и самому решать, что можно, а чего нельзя? Или твой отчим будет до конца дней все решать за тебя?
– Тсс, не говори так громко, – в страхе зашептал Джакомо, боязливо оглядываясь по сторонам, словно здесь мог скрываться шпион его отчима. – Это церковь, и мы здесь не одни. Если эти старухи…
– Какое мне дело до этих старух? – гневно перебил его Козимо, но все же понизил голос. Даже если мнение этих старух было ему глубоко безразлично, никто не должен слышать их разговора. Ведь речь шла о тайне. Об их тайне. – Разве не ты предложил мне пойти к колдунье?
– Да, но…
– То-то же! Послушай, Джакомо, мы вместе заварили эту кашу, вместе нам и расхлебывать. Сейчас мы пойдем к Арианне в Сан Миниато аль Монте и выслушаем то, что она нам скажет.
– Но…
– Никаких «но». Я обязательно пойду туда, а если ты откажешься сопровождать меня, никогда тебе этого не прощу. Идем, поторопись.
Джакомо медлил. Он снова оглянулся по сторонам, боясь, что из-за соседней колонны вдруг появится отчим и будет взывать к здравому смыслу. Однако никто не появился. Не считая двух старушек, снова принявшихся за молитву, они были одни.
– Ладно, – сказал Джакомо. И поднявшись, протянул Козимо руку. – Ты прав. Это наша тайна. И мы должны ее разгадать.
– Вот таким ты мне нравишься больше, – ответил Козимо. – А теперь поспешим, иначе Арианна уйдет, не дождавшись нас.
И оба быстро вышли из церкви. Когда они пересекали реку Арно через мост, который был ровесником Флоренции, зазвонили колокола городских церквей, и в общем звоне Козимо ясно различал колокола Санта-Мария дель Фьоре и церкви Сан-Лоренцо, которую обычно посещали Медичи. Наступило время обедни, и колокола звонили в честь Благовещения. То были привычные звуки, но сейчас каждый удар колокола звучал напоминанием, что надо торопиться. Друзья бежали со всех ног, с развевающимися на ветру волосами. Они мчались чуть не сбивая прохожих. Некоторые с улыбкой покачивали головами, глядя им вслед, другие осыпали их ругательствами или грозили кулаками. Но это не смущало молодых людей. Они мчались навстречу волнующему приключению. Много лет спустя Козимо часто будет вспоминать этот день, раздумывая над словами друга, сказанными в маленькой церковке семьи Пацци. И каждый раз он будет спрашивать себя, мог ли предвидеть Джакомо – в самом потайном уголке души, – в какую авантюру они пускаются, охваченные юношеским порывом.
До рощи близ городских ворот они добрались довольно быстро. Их молодые ноги и легкие были полны сил. И все же они изрядно устали, когда с раскрасневшимися лицами, промокнув до нитки, вскарабкались на холм, откуда открывался чудесный вид на Флоренцию. Церковь Сан-Миниато аль Монте и прилегающий к ней монастырь были еще не видны. Впереди серебристой лентой извивалась река Арно со Старым мостом и многочисленными лавками на берегу. Издали виднелись крыши домов, башни дворцов и замков флорентийских богачей. Рядом высились колокольни крупных церквей – Сан-Лоренцо, Санта-Мария Новелла, Санта-Кроче. Общую картину венчал дивный купол Санта Мариа дель Фьоре, истинный шедевр зодчества. От этой красоты захватывало дух и к горлу подступали слезы. Но Козимо и Джакомо сейчас было не до красот родного города. Они пришли на встречу с колдуньей Арианной.
– Ты видишь ее? – спросил Джакомо, закашлявшись от напряжения.
– Нет, – ответил Козимо, почувствовав резкую боль в боку, будто кто-то вонзил ему кинжал под ребра. Он несколько раз оглянулся и в отчаянии так топнул ногой, что вокруг них поднялось облако пыли. Козимо пришел в ярость оттого, что они опоздали, что Арианна не дождалась их, хотя опоздали они совсем немного, и им уже никогда не узнать той тайны. – А что, если… – Но Козимо был Медичи, а Медичи так просто не сдаются.
– Эй! Арианна! – крикнул он что было мочи. – Где ты, Арианна?
– Бесполезно, – сказал Джакомо, опустив плечи. – Она ушла. Ее уже нет во Флоренции.
– А что, если она недалеко и слышит нас? – мрачно заметил Козимо. Сложив руки рупором, он крикнул во весь голос: – Арианна! Мы здесь!
– Прекрати орать, – сказал Джакомо, со страхом оглядываясь по сторонам. – Монахи в монастыре услышат.
Он был, безусловно, прав.
– Проклятие! – воскликнул Козимо, впившись в свисавшие мокрыми прядями волосы. Еще никогда в жизни ему не приходилось бежать с такой сумасшедшей скоростью, и все напрасно. А может, ведьма вовсе и не приходила, а просто подшутила над ними? Он живо представил, как она в этот момент трясется в своей арбе, направляясь в другой город, и посмеивается над двумя молодыми олухами, которые ждут ее у монастыря Сан-Миниато аль Монте с ее тайной. А никакой тайны и нет!
– Вы все-таки пришли? А я уже решила, что вы не придете.
Чистый, звонкий голос заставил Козимо обернуться. В десяти шагах от них, в тени деревьев стояла Арианна. Ее платье сливалось с цветом коры буковых деревьев. Поэтому ее легко было не заметить. Возможно, она стояла здесь давно и наблюдала за ними.
– Наша встреча чуть не сорвалась, – сказал Джакомо, оправившись от удивления. – Дело в том…
– Нас задержали, – перебил друга Козимо. Колдунье незачем знать о сомнениях Джакомо, иначе она может не поведать им тайны. – Поэтому мы опоздали.
Она улыбнулась своей мягкой улыбкой, и Козимо, догадавшись, что она разгадала их невинную ложь, густо покраснел.
– Понимаю, – сказала колдунья. – Главное, что вы здесь, что вы пришли по доброй воле.
– Да, мы пришли по доброй воле, – решительно заявил Джакомо. Его ответ прозвучал убедительно. – Так в чем же состоит тайна, которую ты нам обещала открыть?
– Спокойно, дружище, – сказал Козимо, кладя руку на его плечо. – Прежде чем требовать товар, надо договориться о цене.
Джакомо кивнул.
– Козимо прав, – сказал он. – Сколько ты хочешь за свою тайну?
Улыбка исчезла с лица Арианны, и это привело Козимо в замешательство.
«Сейчас она покажет свою суть, – подумал он. – Сколько же она потребует с нас?»
– Мне нужна сотня дукатов, – четко и ясно ответила гадалка.
– Что? – в негодовании воскликнул Джакомо. – Я не ослышался?
– Я сказала, что мне нужна сотня дукатов, – спокойно повторила Арианна.
– Неслыханная цена…
– Да, цена немалая. Джакомо прав, – добавил Козимо и с облегчением подумал, что сотня дукатов – это смешная цена по сравнению с той, которую он ожидал услышать. В обмен на тайну гадалка могла бы потребовать, к примеру, мощей святого или, того хуже, их собственные души. Но он был Медичи и еще в колыбели научился разбираться в финансовых вопросах. В то время как другие дети играли во дворе со своими сверстниками, он вместе с отцом и дядей, сидя в их кабинете, слушал разговоры о денежных делах. Это было у него в крови – в ответ на предложение «продавца» пытаться сбить цену. – Я предлагаю пятьдесят за твою тайну.
Арианна покачала головой.
– Нет, Козимо, я не собираюсь торговаться, пусть даже этот торг делает тебе честь. Эта тайна стоит намного дороже. За эту тайну я могла бы потребовать принести мне на серебряном подносе головы ваших отцов. И вы, не задумываясь, заплатили бы любую цену, зная, что это за тайна.
– Поэтому мы и хотим узнать, в чем она состоит, чтобы не покупать кота в мешке.
– Да, – подтвердил Джакомо. – Тогда объясни нам, почему ты назвала именно эту сумму – всего в сотню дукатов, если она действительно такая важная?
– Ты прав, задав мне этот вопрос, – немного помолчав, ответила колдунья. – И я на него отвечу. Дело в том, что много лет назад, узнав эту тайну, я поклялась, что никогда не буду ставить цели обогатиться благодаря ей, что не использую ее в корыстных целях, а передам другим лишь в случае крайней опасности. Я связана этой клятвой.
– Так почему же ты решила доверить эту тайну нам? – насмешливо спросил Джакомо. – Лично я не вижу никакой опасности.
Она подняла голову, и Козимо охватил страх. В ее взгляде было нечто пугающее.
– Ты можешь глумиться надо мной, Джакомо де Пацци, – тихо ответила колдунья. – Но я смогла заглянуть в будущее. Я видела, как на людей обрушится масса страданий, а таких, как я, обладающих даром предвидения, будут преследовать, мучить и убивать. Я делаю это не потому, что боюсь за свою жизнь. Мне безразлично, что со мной будет, я не боюсь смерти. Я делаю это ради своих детей, потому что страдать будут они. Сотня дукатов – это та сумма, которая мне необходима, чтобы покинуть этот город и обрести пристанище в другом месте, подальше отсюда. Я хочу купить участок земли, выстроить дом и начать новую жизнь там, где меня никто не знает.
– А если мы откажемся заключить с тобой эту сделку? Что тогда?
Она равнодушно пожала плечами.
– Тогда я уйду из этого города и поищу себе другого покупателя.
– Ладно, коли так… – Джакомо откашлялся и бросил на Козимо вопрошающий взгляд. Такого ответа они не ожидали.
– Твои мотивы убедительны, – сказал Джакомо, пытаясь представить, как бы в таком случае поступили его дядя или отец. – Но и ты должна понять нас. Ведь мы тоже рискуем. Мы совсем не знаем тебя и никого, кто мог бы за тебя поручиться. Поэтому я предлагаю аванс – пятьдесят дукатов, и ты выдаешь нам свою тайну. Когда мы убедимся, что она стоит того, выплачиваем вторую половину. Правда… – помедлил он, бросив взгляд на Козимо. – Сейчас у нас нет этой суммы, но к вечеру мы сможем ее достать. Если ты готова ждать, то мы…
Она махнула рукой.
– Не надо. Я сообщу вам тайну и без залога. Мне достаточно вашего слова. Вы обещаете?
Друзья переглянулись и протянули руки колдунье. Козимо не мог отвести от нее взгляда. «Она не так глупа, – подумал он. – Уж не ловушка ли это?»
– Где же твоя тайна? – спросил Джакомо, теряя терпение.
– Она здесь – ответила Арианна и, вынув какой-то предмет из складок платья, протянула его Козимо.
Тот удивленно взял его и повертел в руках. Это был очищенный от коры сучок в виде дубинки размером с мужской локоть. В этом предмете не было ничего необычного: никаких тайных знаков – обычный сухой, довольно толстый сук из обычного дерева, которое наверняка будет хорошо гореть, если бросить его в печь. Козимо недоверчиво посмотрел на ведьму. Что это? Волшебная палочка?
– Открой и сам все увидишь.
Открыть? Козимо с удивлением взглянул на Арианну и, осторожно скользнув пальцами по поверхности древесины, почувствовал какую-то бороздку не толще человеческого волоса. Только сейчас он понял, что сук состоит из двух плотно соединенных частей, и если этого не знать, то место соединения можно было не заметить. Он бережно покрутил оба конца, и палка распалась на две половины. Она представляла собой трубку, внутри которой находился свернутый пергамент. Козимо осторожно извлек свиток. Джакомо из-за плеча наблюдал за его действиями.
С первого взгляда было очевидно, что это очень старый свиток – вернее сказать, древний: текст выгорел и стал едва различим. Однако благодаря трубке, в которой он долго находился, пергамент хорошо сохранился, если не считать неровных черных краев, которые при прикосновении рассыпались в мелкую пыль, словно когда-то его пытались поджечь. Козимо различил на свитке греческие буквы и другие знаки, смысл которых был неясен. Единственное, что он понял, это небольшой рисунок с изображением сокола в левом верхнем углу пергамента.
– Что это значит? – спросил Джакомо, недоуменно пожимая плечами. – Я ничего не понимаю.
– Это зашифрованная надпись, – пояснила женщина. – Мерлин всегда писал свои свитки шифрованным языком, чтобы их не могли прочесть непосвященные. Но вы люди просвещенные и сможете прочесть текст.
– Мерлин? – воскликнул Джакомо. – Я не ослышался? Ты говоришь о том самом Мерлине?
– Да, именно о нем, советнике королей, великом маге всех времен. Когда-то, в давние времена, он стал записывать для своих учеников то, что было известно только ему, – свои мысли, описания ритуалов, рецепты, свой путь к тайнам магии. Все его познания записаны на этих свитках, каждый из которых содержит около тысячи страниц. Ученые мужи из всех стран мира пытались расшифровать их. Это было во времена расцвета магии и науки. Однако люди до сих пор не научились пользоваться данными им властью и знаниями. Многие из них, обуреваемые алчностью, злобой и завистью, злоупотребили мудростью Мерлина. А один человек допустил страшную, непоправимую ошибку. Он использовал рукописи великого магистра, проводя опыты с нарушением всех заповедей великого Мерлина. Он совершил страшное преступление, накликав демонов и прочую бесовщину, нарушив созданный Богом порядок. Узнав об этом, Мерлин пришел в неописуемый гнев, проклял юного мага и уничтожил его, видя корень зла в своих собственных трудах. Назвав их своим проклятием, тот человек хотел уничтожить рукописи. Однако Мерлин так заколдовал свиток от порчи, что его не тронули ни время, ни огонь, ни холод, ни вода. И даже он сам был не в состоянии снять эти чары со своей рукописи. Тогда Мерлин накликал бурю, такую мощную, что свиток растрепался на клочки, а его страницы разлетелись по всему свету. С тех пор «Проклятие Мерлина», как называют эту рукопись, считается утраченным. Однако время от времени то тут, то там всплывают ее отдельные страницы.
– Так, значит, это одна из тех страниц? – недоверчиво спросил Козимо. Рассказ колдуньи звучал невероятно. Мерлин был сказочным персонажем, мифом из героического эпоса древней Англии. Не более того. – А как к тебе попала эта рукопись?
– На этот вопрос я не могу ответить. Рукопись с давних пор хранилась в моей семье. Она передавалась из поколения в поколение, всегда от матери – к дочери.
– А как ты можешь доказать, что рукопись не фальшивка?
– Видите этот знак? Это Сокол, печать Мерлина. Она стоит на всех страницах его рукописей. Кроме того… – Колдунья улыбнулась. – Сначала расшифруйте текст. В нем вы найдете рецепт волшебного напитка. Попробуйте его, и вы убедитесь в подлинности свитка.
– Право, не знаю, что и делать, – сказал Джакомо, с сомнением посмотрев на Козимо. – Стоит ли нам рисковать?
Козимо был в нерешительности. Сто дукатов – немалая сумма за столь сомнительное приобретение. Но если ведьма не лжет и рукопись действительно написана самим Мерлином, то она стоит любых денег, даже если им не удастся ее расшифровать.
– Да, – нерешительно произнес он. В семействе Медичи у каждого были свои пристрастия: дядя собирал кувшины и кружки из всех стран мира, отец – оружие. Он, Козимо, питал слабость к древним книгам, а эта рукопись была, без всякого сомнения, очень древней. О, это великолепный свиток. Одно то, что он написан рукой самого Мерлина, делало его бесценным. «Это все равно что получить в руки одно из писем апостола Павла», – подумал Козимо. – Мы должны это сделать. Если ты сомневаешься, я один найду эту сумму и заплачу, – добавил он, обращаясь к Джакомо.
Тот лишь пожал плечами. Колдунья довольно улыбнулась.
– Я знала, что вы сможете оценить его по достоинству.
– Где мы отдадим тебе деньги?
– Я буду ждать вас завтра на этом же месте, как только взойдет солнце.
– Ты можешь рассказать еще что-нибудь о свитке и о рецепте? – спросил Козимо, готовый хоть сейчас приступить к расшифровке текста. Его как магнитом тянуло к рукописи, и он не мог от нее оторваться.
– Я знаю не так уж много. Сама его не пробовала. Я всегда старалась не поддаваться соблазнам. Единственное, что я могу вам посоветовать, – будьте осторожны. Остальное поймете сами.
– Если все решено, можем идти, – сказал Джакомо. – До завтра!
Он поклонился колдунье и поспешил обратно, словно у него вдруг испортилось настроение. Козимо с удивлением посмотрел ему вслед.
– Не знаю, что на него нашло.
– Он слаб. Ему тяжелы кандалы, которые навесил на него отчим. А это опасно: в один прекрасный день он их сбросит, но вновь обретенная свобода вскружит ему голову; как бы он не потерял рассудок. Присмотри за ним, Козимо.
Козимо аккуратно свернул свиток, уложил его в трубку и снова закрыл, задумчиво повертев в руках. Трубка выглядела такой же неказистой, как прежде.
– Невероятно, что такая простая штуковина может представлять такую ценность.
– Я же говорила, что внешняя оболочка ничего не значит. Главное, что внутри.
– А ты не думаешь, что я могу уйти и больше не прийти? – спросил Козимо. – Сейчас рукопись у меня. Ты все нам объяснила. Что, если мы нарушим слово?
Она снова улыбнулась. На этот раз улыбка была зловещей, и Козимо содрогнулся.
– Я бы не советовала этого делать. Если вы нарушите слово, я ночью тайно выкраду у вас рукопись. Ведь это моя собственность. А на вас наведу порчу – ваши тела иссохнут, рассудок помутится, и вы долго будете умирать в муках, в полном забвении, как дикие звери в темной норе. Мне хорошо известно, кто вы такие, и мы скрепили нашу сделку рукопожатием. Мне этого достаточно. – Она откинула прядь со лба. – Я знаю, вы представляете себе колдунью старой, беззубой горбуньей. Но, повторяю, внешность ничего не значит. В моей власти наложить на вас проклятие, можете мне поверить, и, если будет нужно, я сделаю это без колебаний.
«Ни минуты не сомневаюсь», – подумал Козимо, спускаясь с холма. Он решил не догонять друга: Джакомо был далеко впереди. Мысли переполняли его голову.
Эликсир
Была глубокая ночь. За окном бушевал сильный ветер, и хотя весна почти вытеснила затянувшиеся холода, он словно знаменовал последние судороги уходящей зимы.
Ледяная стужа пронизывала покои Козимо, и даже тепло пылающего камина не могло его согреть. В такую ночь хорошо забраться под одеяло и, нежась на мягких подушках, долго-долго спать, чтобы тебя никто не тревожил. Но Козимо было не до сна. Склонившись над рукописью, он пытался разгадать таинственные знаки. Несколько часов корпел он над свитком. За последние двое суток он изрядно продвинулся в этом нелегком деле, но разгадать загадку, скрытую в таинственных буквах, никак не мог.
Он так погрузился в работу, что не заметил, как прогорели угли в камине. Пальцы одеревенели и скрючились от холода. Он смутно помнил, что несколько часов назад, когда стало совсем холодно, слуга подбросил в камин несколько поленьев. Козимо встал и накрылся одеялом. Сколько же времени он провел за столом, впившись горящими глазами в странные знаки? Вдруг он услышал стук, будто кто-то бросил камнем в ставни.
Козимо вздрогнул и прислушался. Он полностью был поглощен разгадкой рукописи, и ему мерещились всякие чудовища. «Это пришел дьявол, чтобы забрать мою душу», – подумал он. Стук повторился. Козимо застыл от страха и прислушался. Этот звук он слышал не раз.
Козимо подошел к окну, открыл ставни, придерживая рукой чепец, чтобы не сдуло ветром. Он оказался прав: внизу, освещенный слабым светом фонаря, стоял Джако-мо. Он иногда приходил к Козимо посреди ночи, бросив в окно камешек. Это был их условный знак. Козимо кивнул другу, снова аккуратно закрыл ставни и, быстро сбежав по лестнице, открыл дверь. Не говоря ни слова, оба на цыпочках пробрались в неосвещенный дом. Никто не слышал, как они проникли в комнату Козимо.
Некоторое время Козимо молча смотрел на друга, который сразу же бросился к камину, чтобы согреться.
– Какая холодная ночь, – сказал Джакомо, – будто вернулась зима.
– Ты прав, – ответил Козимо. – Но она не вернется.
– Козимо, я…
– Куда ты пропал? – вырвалось у Козимо. – Два дня о тебе ни слуху, ни духу. Я заходил к тебе, но мне сказали, что тебя нет дома. Почему ты прячешься от меня?
– Я был в церкви, – ответил Джакомо, не глядя другу в глаза. – Все это время я…
– Послушай, дружище, не надо меня обманывать. Я видел, как ты стоял у окна. И ты меня видел. Что с тобой происходит?
Джакомо поднял голову и посмотрел на друга взглядом затравленной собаки.
– Прости, Козимо, но я не пойду с тобой. Правда, я… – он осекся, проведя рукой по волосам, которые и без того торчали во все стороны. – Мой отчим не простит меня. Он неусыпно следит за мной, к тому же… Я и сам должен был все обдумать. То, что сказала колдунья… об этой рукописи…
– И что же ты надумал?
Джакомо не ответил. Вместо ответа он показал на письменный стол.
– Тебе удалось расшифровать рукопись?
«Молчание – тоже ответ», – подумал Козимо, улыбнувшись другу. Он слишком хорошо знал Джакомо и сразу все понял. Джакомо решился в пользу друга и их тайны, пойдя против своего отчима. По крайней мере, в этот момент.
– Пока нет, – ответил Козимо, – к сожалению. Тот, кто составлял текст, потратил немало сил, чтобы зашифровать каждое слово. Иногда я не могу даже понять, что это за буквы и из какого они языка. И все же несколько слов я, кажется, расшифровал. Это немного, но для начала неплохо. – Он протянул другу свиток со своими пометками. – Вот результат моих двухдневных трудов. Если так пойдет и дальше, мы сможем расшифровать всю рукопись не раньше Рождества.
Джакомо внимательно посмотрел на свиток и сморщил лоб.
– Это какой-то бред сумасшедшего, – проговорил он. – Семь… двадцать три… мера… девять… пшеница… мало… тело… сон. Полная абракадабра. Как думаешь, что означает этот набор слов?
Козимо беспомощно развел руками.
– Ни малейшего понятия. Слова, которые мне удалось расшифровать, – из греческого языка, но написаны по-арабски. Еще я обнаружил несколько латинских слов, написанных готическим шрифтом. Мне кажется, весь текст зашифрован по этому принципу. А сейчас я в тупике и больше не могу продвинуться ни на шаг.
– Дай я взгляну.
Они вместе склонились над драгоценным пергаментом, впиваясь глазами в блеклые буквы.
– Ничего не понимаю, – пробормотал Джакомо, нахмурившись. – Кому пришло в голову все так запутать? Погоди… Кажется, я что-то начинаю понимать…
Он сощурил глаза и указал на некоторые слова, написанные на совершенно непонятном языке.
– Не верю своим глазам. Неужто я ошибаюсь? Если взять… Да, Козимо, других вариантов нет.
Он вдруг страшно разволновался.
– Послушай, Козимо, дай быстро зеркало!
Козимо бросился к комоду, вынул из верхнего ящичка обернутую шелковым платком шкатулку, в которой лежало небольшое дамское зеркальце. Он собирался подарить его кузине в день ее помолвки. Но сейчас это не имело никакого значения. Самое главное расшифровать рукопись. А кузине он подарит еще что-нибудь. Он быстро сорвал ленту с коробки и, вынув из нее изящное зеркало, протянул Джакомо. Тот перевернул свиток «вниз головой», держа зеркало так, чтобы в нем отражались буквы.
– Я так и думал, – возбужденно проговорил он. – Ты видишь? Не зря эти буквы сразу же показались мне чем-то знакомыми. Это древнееврейский язык. – Он выпрямился и торжествующе посмотрел на друга. – Это буквы древнееврейского языка, написанные в зеркальном отражении.
С помощью зеркала друзья быстро расшифровали остальную часть текста. Козимо не преувеличил, когда сказал, что почти каждое слово имело свой код. В некоторых словах в зеркальном отражении были написаны лишь отдельные буквы, другие слова надо было читать справа налево без зеркала, а иногда шифр был еще сложнее. Часто приходилось по нескольку раз использовать зеркало, пока они не докапывались до смысла. Но друзья не сдавались. Их щеки горели. Забыв про холод и усталость, они работали до самозабвения. Дрожащим пером Козимо записывал слова, которые диктовал ему Джакомо. Когда наконец наступило утро и пение птиц возвестило начало нового дня, весь текст был полностью расшифрован.
– Прочти ты, – попросил Джакомо, подтолкнув друга. – Я слишком нервничаю.
Козимо покашлял и охрипшим голосом, медленно, запинаясь, начал читать текст.
«… Сходные ингредиенты необходимы для нижеследующего рецепта, действие которого удивительным образом отличается от предыдущего. Магистру надобно взять…»
Далее следовало перечисление, как минимум, двух десятков названий компонентов, точное количество и вес, а дальше говорилось: «Сухие компоненты смешать друг с другом, в случае необходимости истолочь в ступке до состояния порошка, затем добавить жидкие части, предварительно тщательно смешанные. Смесь нагреть на слабом пламени до полного соединения всех субстанций и довести до прозрачности и приятного глазу темно-красного цвета. Снять сосуд с огня, добавить в жидкость щепотку мелкой соли и остудить. Затем влить пять частей доброго красного вина и снова хорошо перемешать. Готовый эликсир разлить в мелкие флаконы. Выпивать по нескольку капель до состояния, когда принимающий их начинает видеть прошлое и суть вещей, оставаясь в состоянии обычного сна. При большей концентрации эликсир позволяет достичь телесного присутствия в другом времени. Необходимо соблюдать осторожность, ибо при неоднократных приемах может наступить привыкание. Для достижения желаемого состояния необходимы более высокие дозы. Поэтому я рекомендую точно соблюдать описанный мною способ приготовления. Также следует учесть, что…»
– Почему ты замолчал? Читай дальше, – нетерпеливо сказал Джакомо.
Козимо покачал головой.
– Не могу. Дальше текст обрывается. – Он недоуменно повертел свитком, словно надеялся увидеть продолжение на обратной стороне пергамента. Но там было пусто. – Здесь явно не хватает одной страницы.
Друзья вновь пробежали глазами по строкам, с таким трудом расшифрованным.
– А не обратиться ли нам снова к колдунье и спросить ее о пропавшей странице?
– И как ты собираешься ее искать? Ее уже два дня как нет во Флоренции. Мы даже не знаем, куда она собиралась бежать. Боюсь, на ее поиски уйдут месяцы и даже годы.
– Ладно, – сказал Джакомо. – Главное, что мы знаем состав зелья. Послушай, Козимо, мне так не терпится попробовать эликсир. В рукописи говорится, что можно погрузиться в прошлое… Как думаешь, мы сможем достать все ингредиенты?
Козимо пробежал глазами текст рукописи.
– Шалфей, тимьян, можжевельник… Обыкновенные травы… Редких компонентов очень мало. Надо только точно определиться с мерами веса. В рецепте в основном даются греческие и римские меры, а они сейчас не в ходу. Но это не самое трудное. – Он посмотрел на Джакомо. – Половину ингредиентов достанешь ты, другую – я. А завтра ночью, когда охрана закончит ночной обход, мы встретимся в аптеке Лючиано де Спалья.
Около полуночи Козимо открыл другу заднюю дверь, которая вела прямо к дому аптекаря Лючиано де Спалья. Повесив на плечо мешки, друзья прошли по протоптанной дорожке мимо кирпичной стены в низкий подвал со сводчатым потолком, почерневшим от копоти и времени. Помещение освещалось двумя факелами на стене. Кирпичная кладка подвала была сухой, не тронутой плесенью. Пол был идеально чистым, словно его мыли ежедневно. Но, несмотря на это, в помещении стоял резкий, неприятный запах затхлости и запустения.
– Это здесь, – сказал Козимо, толкая тяжелую, обитую железом дверь. Помещение, в котором оказались друзья, было до верху заполнено мешками с мукой, сушеными фруктами, горшками, кувшинами с маслом. Все аккуратно расставлено по полкам. Под мокрыми, пропитанными соляным раствором тряпками лежали круги сыра, а с потолка свисали связки колбас и два великолепных окорока. Отодвинув мешок в сторону, Козимо с интересом разглядывал стоящие на полках банки с маринованными маслинами, грибами и прочей снедью. За стеллажом находилась потайная дверь, узкая и неприметная, словно ею давно никто не пользовался. Однако при внимательном рассмотрении было заметно, что недавно ее обили железом и поставили сложный замок. Достав ключ, Козимо открыл дверь, и приятели вошли в небольшую комнату, освещенную лампадой.
– Что ты стоишь? Входи! – скомандовал Козимо другу, замершему в дверях. Внимание Джакомо привлекли диковинные приборы, стоявшие на двух узких столах у стены. Чего здесь только не было: аптечные весы, крошечные латунные гирьки, с помощью которых можно было взвешивать самые малые дозы; разноцветные стеклянные колбы различной формы и размера; разнообразные стеклянные сосуды с порошками, травами и кристаллами; многочисленные горшки и кастрюли, медные и железные сковороды на треножниках; флаконы из темного стекла, в которых, очевидно, хранились различные жидкости. Был здесь и сложенный из обожженного кирпича очаг, служивший, вероятно, печью.
– Что это? Похоже на колдовскую кухню, – проговорил Джакомо.
Козимо стоял с застывшим лицом, испытывая те же чувства, что и его друг. В подвале царила атмосфера колдовства: на ум приходили ведьмы и демоны из сказок, которыми пугают в детстве. Козимо уже был здесь несколько месяцев назад – его когда-то привел сюда аптекарь Лючиано.
– Не бойся, – сказал он другу, открывая мешок и высыпая содержимое на стол. – Лючиано не колдун. Он настоящий ученый. А это – его тайная лаборатория. Здесь он проводит свои научные опыты. Он великодушно предоставил нам свою лабораторию. Сегодня ночью мы можем пользоваться его приборами.
Джакомо продолжал стоять в оцепенении, недоверчиво разглядывая отдельные предметы. Потом взял флакончик, открыл пробку и принюхался к его содержимому.
– Воняет, как моча дьявола, – проговорил он, с отвращением поставив флакон на место. – А ты уверен, что Лючиано не подведет? Имей в виду, сюда в любой момент может нагрянуть стража.
– Он не подведет, – ответил Козимо. – Я знаю его больше десяти лет. Ему не было и двадцати, когда соседи, почуяв странные запахи из его дома, вызвали охрану. Его обвинили в колдовстве и отдали под суд. Мой дядя, присутствовавший на процессе, сразу увидел в нем незаурядного человека. Он не мог допустить, чтобы его сожгли на костре как еретика. Взяв дело в свои руки, он разыскал свидетелей, которым удалось опровергнуть все обвинения, и поручился за Лючиано. Правда, пришлось заплатить солидный выкуп. Лючиано освободили, но для того, чтобы он мог продолжать свои опыты, дядя взял аптеку под свое покровительство. Как видишь, Лючиано обязан нам жизнью.
Козимо было неловко произносить высокие слова. Однако это была чистая правда. А правда и справедливость были основным принципом жизни в семье Медичи. Козимо мог бы рассказать другу массу историй в подтверждение своих слов. И как бы ни осуждали их другие знатные флорентийские семейства, в том числе Пацци, не разделявшие отношения Медичи к художникам и ученым, считая это лишь хвастовством и расточительностью, Козимо гордился своим родом.
– Но сейчас это не имеет никакого значения. Нам надо получить эликсир. Поэтому не будем терять время. Если мы хотим закончить все до рассвета, давай сразу же приступим к делу, – добавил он.
Джакомо кивнул, и молодые люди принялись за работу. Они взвешивали порошки, травы и кристаллы, по каплям и ложечкам отмеряли жидкости, толкли в ступке раковины, измельчая их в мелкий порошок. Подвешивая котелок над очагом, они почти выбились из сил. С непривычки болели руки: им еще никогда не приходилось орудовать такими тяжелыми чугунными пестиками и ступками, и каждый из них думал об одном: только бы не ошибиться с дозировкой!
Джакомо усердно помешивал в котелке. Их зелье было еще далеко от «прозрачного, приятного глазу темно-красного цвета», как требовал рецепт. Пока что это был мутный темно-коричневый раствор, вязкий, с резким неприятным запахом. Козимо нервно переминался с ноги на ногу. Котел уже давно висел на огне. Скоро рассвет. Вот-вот появится Лючиано, и тогда им придется освободить лабораторию. Если они до этого не успеют…
– Козимо! – в волнении вскрикнул Джакомо. – Смотри! Кажется, все готово!
Они склонились над котлом. Жидкость начала бурлить. Дрожа от напряжения, они увидели, как из мутной вонючей жижи образуется прозрачный отвар, его приятный темно-красный цвет напоминал цвет благородного красного вина. В тот же миг лаборатория наполнилась чудесными ароматами миндаля и фиалок.
– Да, это то что надо, – подтвердил Козимо. – Снимай котел с огня.
Добавив нужное количество соли, друзья стали ждать. Время, пока отвар остывал, показалось им вечностью. Дрожащими руками они влили в раствор немного красного вина. Теперь эликсир был полностью готов. Стараясь не пролить ни капли драгоценного напитка, друзья разлили его по флаконам. Козимо взял одну из бутылочек и посмотрел ее на свет от лампады. Жидкость по цвету напоминала рубин.
– Давай прямо сейчас…
– Конечно, – не задумываясь согласился Козимо. – Сразу же и испробуем.
– Представляешь, через пару минут мы можем перенестись в другую эпоху! – сказал Джакомо, рассматривая флакон на просвет. – Если эликсир и вправду обладает чудодейственной силой, где бы ты хотел оказаться?
Козимо пожал плечами.
– Не знаю. Вообще-то я всегда мечтал встретиться с Данте Алигьери. Поговорить о том о сем. А ты?
– А я бы хотел попасть в то время, когда мой отчим был ребенком.
– Что?! – Козимо был поражен ответом друга. У них есть возможность встретиться с самыми великими людьми в истории человечества: Вергилием, Гомером, Юлием Цезарем, может быть, даже с Иисусом Христом. И кого же пожелал увидеть Джакомо? Своего отчима! Эка невидаль! Неужто ему не надоело видеть его каждый день? Но почему отчима?
Джакомо пожал плечами.
– Хочу понять «первопричину», как сказано в рукописи, – почему он стал таким?
Козимо недоумевал. Что же, у каждого свои мотивы. И Джакомо не исключение.
– Если эликсир вообще на что-то способен, – мрачно добавил Джакомо. – А мы не превратимся в уродов, не обрастем волосами.
– Поэтому предлагаю пробовать его по очереди, – предложил Козимо, уставший от болтовни. Он уже рвался в бой, – чтобы один из нас видел, как эликсир действует на другого. Если не возражаешь, я попробую первым, а когда вернусь в наше время, все тебе расскажу.
Джакомо согласился.
Козимо вынул стеклянную пробку из флакона и, капнув несколько капель на указательный палец, стал внимательно изучать его. Крохотная капля выглядела как свежая алая кровь, словно он только что порезал палец.
«Что, если Джакомо прав, – думал Козимо, высунув от напряжения язык. – Что, если их заманили в ловушку и эликсир превратит его в зверя или отправит в ад?..» Сердце его бешено колотилось, в глотке пересохло, и, прежде чем страх и трусость одержали над ним верх, он быстро лизнул палец.
На какой-то миг ему показалось, что сердце остановилось. Козимо чувствовал, что страх отступил. Он испытывал неописуемое наслаждение. Дивный аромат фиалок, сладкого миндаля и меда разлился по его языку, будто он выпил большой глоток вина. Однако в этом опьянении не было свинцовой тяжести, которая иногда сопутствует выпивке. Козимо хотелось танцевать, рассказать другу, как все прекрасно, но окружающие предметы вдруг начали расплываться, словно в тумане, приобретая странные очертания и покрываясь серебристой пеленой. Козимо медленно протянул руку, почти физически ощущая эту пелену. Он был уверен, что стоит в нее погрузиться – и он перенесется куда-то далеко-далеко. Сердце громко стучало, но соблазн совершить фантастическое путешествие в совершенно другое время победил страх. Распрямив плечи, он сделал глубокий вдох и сделал шаг вперед. От пелены шло благостное тепло. Он кожей ощущал его. Дымка была нежной и мягкой, как пух. А аромат… Он будто находился на лугу среди цветущих фиалок. Полностью растворившись в благоуханном тумане, Козимо сделал еще шаг, потом еще… А дальше… дальше он перестал думать вообще.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Заговор во Флоренции - Вульф Франциска

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Заговор во Флоренции - Вульф Франциска



Фу, вообще несуразный ужас... и столько невесть откуда взявшихся небылиц! Да и конец не то что бы печальный, а совсем глупый и не лаконичный.
Заговор во Флоренции - Вульф Францискаеленка
26.12.2014, 23.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100