Читать онлайн Камни Фатимы, автора - Вульф Франциска, Раздел - IV в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Камни Фатимы - Вульф Франциска бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Камни Фатимы - Вульф Франциска - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Камни Фатимы - Вульф Франциска - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вульф Франциска

Камни Фатимы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

IV

Беатриче не знала, сколько времени прошло после случившегося с ней в предоперационной. Неделя? Быть может, две? Или целый год?
Она, всегда сохранявшая холодную голову и не терявшая рассудок даже тогда, когда больница была переполнена пациентами с тяжелыми увечьями и буянящими алкоголиками, здесь пребывала в состоянии летаргического сна. Беатриче вспомнила, что когда несколько месяцев назад преступники обчистили ее новую квартиру, отвинтив даже вентили на кранах, ей хватило сил не сдаться и не впасть в депрессию. Испытав первый страх, она, конечно, шумела, стенала, плакала, но потом вызвала полицию, экспертов из страхового агентства, и, когда они написали заключение, что из-за отсутствия вентилей на водопроводных кранах квартира непригодна для проживания, засучила рукава и стала вновь приводить ее в порядок.
Никогда раньше Беатриче не пребывала в таком состоянии безнадежности, как теперь. День и ночь сменяли друг друга, но она не придавала этому значения. Беатриче ни разу не задалась вопросом, кто были женщины, окружающие ее, откуда они родом, что за злая судьба привела их сюда. Один или два раза она попыталась заговорить с ними, но они сторонились ее, будто боялись заразиться какой-то болезнью. В конце концов она просто смирилась с их существованием.
Совершенно так же Беатриче воспринимала худенькую девочку, которая мыла ее и обряжала в красивые восточные платья, от которых в той, другой жизни она могла бы прийти в восторг. Но та жизнь была где-то очень далеко, о ней остались лишь обрывочные воспоминания. Механически она черпала ложкой еду, которую ей подавали, не ощущая ее вкуса.
Лишь иногда, когда кушанья были приправлены слишком большим количеством перца, у нее наворачивались на глаза слезы. Но и это не беспокоило и не волновало ее. Где-то в глубине души Беатриче ненавидела себя за эту летаргию.
Голос, напоминавший ей о молодой, активной женщине-хирурге, неистово призывал хоть к какому-нибудь действию. Но у нее не было сил подчиниться ему.
И только раз, всего один-единственный раз, в длинной веренице дней безутешность на мгновение покинула ее. Это случилось тогда, когда мужчина, который осматривал ее, признался, что он врач. Мысль о том, что она встретила коллегу и может поговорить с ним, мобилизовала силы, в которые она уже не верила. В ней вдруг проснулось желание как можно скорее выпутаться из этой сумасшедшей ситуации. Однако когда он достал свои странные инструменты, о применении которых она даже не имела понятия, Беатриче испытала разочарование и силы вновь покинули ее. Нечто подобное она видела в Великобритании в медико-исторической коллекции одного музея, который посетила во время отпуска. Естественно, никакой серьезный врач не будет работать с инструментами, олицетворяющими собой достижения медицинской науки сотни лет тому назад и являющими в XXI веке плод воспаленного ума.
Пропасть, в которую Беатриче провалилась после этого события, оказалась столь глубока, что у нее не было сил выбраться из нее. Она попробовала встать, но ее шаркающие шаги по гладкому холодному полу напугали ее, – это были шаги девяностолетнего человека. Ей вдруг стало ясно, что она находится в состоянии глубокой депрессии, а окружение, в котором она пребывает, возможно, всего лишь плод ее больного воображения, на самом же деле она в психиатрической лечебнице.
Еще Беатриче подумала о том, как скоро она сможет вернуться к нормальной жизни. В наше время с пониманием относятся к пациентам, пережившим депрессию, ведь эти люди прошли через ад.
Беатриче лежала на кровати и смотрела в потолок. Она ни о чем не думала и ничего не чувствовала, лишь рассматривала линии орнамента, которыми был вышит балдахин над ее кроватью.
Неожиданно она почувствовала ноющую боль в спине. Быть может, она слишком долго лежала в одной позе и ее тело требовало движения? Беатриче с трудом встала, задев при этом поднос с завтраком, что стоял на низком столике с правой стороны. Но она даже не обратила на это внимания.
Шаркающим шагом дошла до двери и остановилась. В коридоре царило явное оживление. Беатриче с удивлением наблюдала за женщинами, которые бегали, как вспугнутые куры.
Пожар! Конечно же, пожар! – забил тревогу ее внутренний голос. Спасайся, пока не поздно!
Но она не могла даже пошевелиться, как вкопанная стоя посреди этого хаоса. Ее толкали и оттесняли в сторону до тех пор, пока на нее не натолкнулась одна старая женщина. Беззубая, с лицом, изборожденным сотнями морщин, она кричала и ругалась, а по ее щекам катились слезы. Глаза старухи покраснели и опухли, будто она плакала несколько часов подряд. Обрушив на Беатриче шквал арабских слов, она быстро поспешила прочь, громко причитая и стеная.
«Быть может, кто-то умер?» – подумала Беатриче и слегка дотронулась до своих ребер, которым досталось от столкновения с костлявой бабкой. А возможно, это обычные будни психиатрической лечебницы? И женщины, носящиеся по коридору, всего-навсего подруги по несчастью, такие же, как она, пациентки?
Беатриче покачала головой и пошла дальше. Ее без конца задевали, но ругались лишь изредка. Казалось, все вокруг были заняты другими проблемами и совсем не замечали ее. Наконец она дошла до помещения, откуда доносились громкие стоны и плач. Дверь была широко открыта. Бог знает почему, Беатриче остановилась и заглянула внутрь.
На широкой кровати лежала молодая женщина. Лицо ее поражало своей бледностью. В страшных мучениях она мотала головой из стороны в сторону, и Беатриче ясно слышала ее тяжелое, со свистом дыхание. Подле кровати на коленях стоял полный человек, на голове которого был тюрбан, и Беатриче показалось, что она уже где-то видела его. Молодая женщина могла быть его дочерью, так нежно он держал ее руку в своей. По его лицу было видно, как искренне он за нее переживает. Плотным кольцом их окружили полдюжины женщин, которые громко плакали и причитали. Но несмотря на то что их всех очень волновала судьба молодой женщины, казалось, никто не в силах был ей помочь.
Не раздумывая Беатриче вошла в покои. Все явственнее доносилось до нее свистящее дыхание. Судя по всему, в дыхательных путях женщины находится инородное тело. Но почему этого никто не замечает? И где врач, который смог бы сделать спасительный надрез в горле и удалить это инородное тело?
Беатриче хотела уже подойти к постели больной, когда услышала за спиной тяжелые шаги и громкий голос. Ее грубо оттолкнули, и она упала на пол. Вошедший был не кто иной, как тот парень, который утверждал, что он врач.
Он поспешил к ложу, бросив быстрый взгляд на пациентку, и открыл саквояж. Засучивая рукава своего восточного наряда, попытался грозным окриком прогнать женщин из помещения. Потом обратился к мужчине в тюрбане и, крепко взяв его за плечи, помог тому выйти. Казалось, он не заметил лишь Беатриче, все еще сидящую на корточках на полу.
Вернувшись, закрыл дверь и присел на кровать. Некоторое время смотрел на больную и вздыхал. Наконец, приступил к осмотру. При этом все время качал головой, будто не мог понять ее состояния или не знал, что ему делать. Между тем лицо женщины становилось все бледнее, а движения все слабее.
Пока Беатриче наблюдала за тем, как мнимый врач доставал свои антикварные инструменты, чувство негодования все больше охватывало ее. Кровь ударила в лицо, в жилах забурлила кровь. Шарлатан! Молодой женщине следовало срочно сделать кониотомию, ей был необходим кислород. А вместо этого лекаришка бездействовал и наблюдал, как она в мучениях погибает от удушья. Когда же он в нерешительности протянул руку к одному из своих инструментов, терпению Беатриче настал конец. Она в ярости вскочила с пола.
– Что вы делаете?! – закричала она и оттолкнула смущенного и растерявшегося мужчину в сторону. – Пустите меня!
Ей хватило одного взгляда, чтобы удостовериться, что ничего из того, что ей нужно, в наличии нет – ни зеркала, ни стетоскопа, ни лампы, ни обычного стерильного скальпеля, ни даже толстой иглы и специального катетера, который следовало ввести в дыхательные пути. Ну что же, придется импровизировать. Практикующий хирург быстро привыкает к творческому подходу в работе. Когда во время операции возникают трудности, врач вынужден принимать быстрое решение. Беатриче испытывала при этом даже какой-то особый кайф. Тем, кто не мог к этому привыкнуть и предпочитал работать по учебнику, лучше оставаться лабораторными медиками. Хирургия при этом нисколько не пострадает.
Беатриче осмотрелась. Мозг ее работал быстро и точно, словно не было никакой депрессии. В течение нескольких секунд она нашла все, что было нужно. Начищенная до блеска маленькая серебряная ложка могла служить зеркалом; миниатюрный нож, лежащий подле чаши с апельсинами, был достаточно острым для того, чтобы с его помощью провести кониотомию, и удивительно напоминал скальпель; гусиное перо чуть толще карандаша могло заменить катетер. Вот только надо сделать его чуть короче и – самое главное – продезинфицировать. Ее взгляд упал на масляную лампу. Это выход! Над пламенем можно как следует нагреть инструменты.
Она вновь повернулась к молодой женщине, ее губы уже совсем посинели. «Может, еще не поздно», – подумала Беатриче и положила руку на ее холодный лоб.
Молодая женщина смотрела на нее полными страха широко открытыми глазами. Ее грудная клетка то поднималась, то опускалась в отчаянной попытке пропустить в легкие воздух.
Беатриче открыла рот больной и осторожно ввела ложку до самой гортани. Многого ей увидеть не удалось, так как свет был слишком слабым. Кроме того, молодая женщина начала сопротивляться и давиться, и Беатриче пришлось вынуть ложку. Но благодаря своему опыту она в считанные секунды определила, что инородное тело находится в гортани довольно далеко, да еще в поперечном положении, и частично закрыло трахею.
Поначалу доступ воздуха был достаточным, но инородное тело вызвало раздражение окружающих тканей, образовался отек. Поступление воздуха в легкие резко уменьшилось, счет жизни женщины шел уже на минуты.
Привычным движением, будто она делала это всю жизнь, Беатриче удалила пух с гусиного пера, покороче обрезала его и секунду подержала над коптящим пламенем масляной лампы. То же самое она проделала и с ножом для фруктов.
Врач не шевелясь стоял рядом. Он пришел в себя лишь тогда, когда Беатриче начала обследовать шею пациентки.
Вероятно, думая, что та хочет проткнуть молодой женщине глотку, он с криком бросился на нее. Схватив за руку, попытался вырвать нож для фруктов, но Беатриче с силой оттолкнула его от себя.
– Что вам нужно? – рассерженно закричала она. – Из-за вашей некомпетентности состояние больной почти безнадежно! И если вы не хотите, чтобы она умерла, дайте мне работать!
Ей на помощь пришла пациентка. Тихим, едва слышным голосом она произнесла что-то, и врач, скрежеща зубами, отступил на шаг. Молодая женщина тронула Беатриче за руку. Было видно, что она страшно напугана, но Беатриче улыбнулась ей, и та доверчиво прикрыла глаза.
Осторожно обследовав шею больной, Беатриче легко определила место для проведения кониотомии. Молодая женщина вздрогнула от боли, когда на ее шее появился надрез, открывший доступ к трахее. Спокойным движением профессионала Беатриче вставила перо в образовавшееся отверстие. Было слышно, как воздух начал поступать в трахею.
В ту же секунду молодая женщина почувствовала облегчение. Бледность стала уходить с ее лица, и она робко улыбнулась. Но операция не была еще завершена. Предстояло удалить инородное тело, пока распухшая ткань гортани полностью не блокировала его. Кроме того, следовало избежать занесения инфекции.
Кивком головы Беатриче подозвала врача, растерянно, смущенно и с удивлением взиравшего на пациентку, дышавшую с помощью гусиного пера. С каждой минутой молодой женщине становилось все лучше и лучше.
– Подержите-ка лампу, коллега, чтобы я могла хоть что-то увидеть.
Она вручила ему масляную лампу, отыскала среди инструментов маленькие, слегка изогнутые щипцы, которые показались ей подходящими, и открыла рот пациентки.
Лицо Беатриче покрылось капельками пота, пока она с помощью щипцов и серебряной ложечки, заменяющей зеркальце, при слабом освещении исследовала горло молодой женщины. У нее совсем не было времени оглядываться на свой богатый врачебный опыт, нужно было действовать по обстоятельствам и как можно быстрее.
Бедная женщина стонала и судорожно дышала, слезы катились по ее щекам, и Беатриче пожалела о том, что не имеет возможности применить местную анестезию, чтобы облегчить процедуру. Наконец она нащупала щипцами инородное тело, подцепила его и, осторожно повернув, вытащила наружу. Молодая женщина судорожно выдохнула воздух. Теперь все было позади.
– Вот она, преступница! Обычная финиковая косточка, – сказала Беатриче и отерла пот со лба. Операция длилась не более двух минут, между тем казалось, что прошла целая вечность. Ей страшно было даже подумать, какую боль перенесла пациентка.
Беатриче вложила в руку врача финиковую косточку и повернулась к больной.
Молодая женщина плакала и выглядела крайне уставшей, но дышала свободно. Она жадно втягивала воздух, улыбалась Беатриче, пожимала ей руку и все время повторяла одни и те же слова.
– Ну хорошо, – сказала Беатриче, поняв, что женщина хотела ее поблагодарить. – Попытайтесь сейчас немного поспать. Мой коллега побудет с вами.
Молодой врач продолжал смущенно качать головой, силясь понять, почему пациентка жива. Беатриче кипела от гнева.
– А теперь, коллега, я хочу вам кое-что сказать! – тихо, чтобы не слышала молодая женщина, произнесла она. – Вы не сделали ничего, чтобы спасти пациентку, а ведь она могла умереть от удушья! Известно ли вам хоть что-нибудь о кониотомии? По-видимому, нет. И он носит высокое звание врача! – Она вздохнула и убрала волосы с лица. – Но поскольку вам это оказалось не по плечу, скажу хотя бы, что делать дальше. Наблюдайте за пациенткой. Если через час не возникнет осложнений, можете удалить гусиное перо и зашить надрез. Кроме того, необходимы полоскания, которые помогут снять отек. Надеюсь, хотя бы на это вы способны?
Она оставила его стоять возле пациентки. И только оказавшись в своей комнате, она догадалась, что, вне всяких сомнений, он ничего не понял из сказанного ею.
На следующее утро Беатриче была разбужена тихим лязгом металлического замка в дверной скважине и плеском воды. Она открыла глаза и увидела роскошный искусно вышитый балдахин из плотной желтой ткани, который простирался над ее постелью.
Ей уже давно не спалось так хорошо, как этой ночью. С наслаждением она потянулась на простыне, которая на ощупь была словно шелк, и расправила все косточки. Кровать с мягкими, пахнущими цветами подушками была настолько удобна, что совсем не хотелось покидать ее. Беатриче смотрела на вещи реально: как ни странно осознавать всю абсурдность произошедшего, она действительно была жертвой работорговца, поскольку это великолепное ложе никак не могло находиться в палате психиатрической больницы.
От этих мыслей ей стало легче, и она принялась наблюдать за девушкой, наливавшей воду в большой медный таз для умывания.
Длинные черные волосы, перехваченные шелковой лентой, обрамляли ее милое личико. На ней было скромное длинное платье, подхваченное на талии пояском. Единственным украшением являлся массивный золотой браслет на запястье правой руки.
Сколько ей могло быть лет? Судя по тоненьким ручкам, едва исполнилось одиннадцать. Однако в движениях чувствовалась уверенность взрослой женщины. Вне всякого сомнения, она совсем не походила на работниц психиатрической клиники.
Наполнив таз водой, девушка подошла к кровати. Улыбаясь, что-то сказала по-арабски и подождала некоторое время. Беатриче поняла, что малышка хочет помочь ей встать. Покачав головой, откинула простыню, поднялась и направилась к медному тазу. Девушка раздела ее и начала мыть губкой.
Беатриче закрыла глаза. Вода пахла розами и придавала коже ощущение чистоты и свежести. Но самым замечательным было то, что она вновь чувствовала себя полным жизни человеком, а не жалким привидением.
Вытираясь, Беатриче огляделась вокруг, будто никогда прежде не видела этой комнаты. Она и на самом деле не обращала раньше внимания ни на низкие столики, ни на лари с искусной резьбой, ни на медные вазы и масляные лампы, которые привели бы в восторг всякого ценителя искусства и антиквариата.
Платье, которое протянула ей малышка, походило на мечту из светло-голубой, переливающейся серебром материи. Оно было без рукавов, длинным и широким, а его вырез украшали переливающиеся всеми цветами радуги камни – точь-в-точь такие, как на узком поясе и шлепанцах на низком каблуке, которые ей подала девушка. В таком изысканном наряде она стала похожа на принцессу из сказки «Тысяча и одна ночь».
Беатриче удивленно покачала головой. Несколько дней, а может, даже недель она находилась в состоянии депрессии, не воспринимая красоты, окружавшей ее. И лишь гнев на коллегу-неумеху и проведенная операция смогли вывести ее из этой ужасной летаргии и открыть глаза на все вокруг. Она даже не представляла, насколько нужна и важна для нее работа.
Как чувствует себя пациентка? Выполнил ли врач ее указания? Беатриче уже собиралась спросить об этом служанку, как в дверь постучали.
Вошла девушка, маленькая и худая. Она обратилась к Беатриче, давая понять жестами, чтобы та шла за ней.
Когда они оказались в коридоре, Беатриче вновь охватило чувство восторга. Галереи, подобные этой, Беатриче видела лишь в кино. Изящные колонны и своды обрамляли окна. Они были без стекол, но с искусно выполненными деревянными вычурными решетками, через которые внутрь проникали свет и воздух.
Из окон открывался чудный вид на цветущий сад с экзотическими цветами и фруктовыми деревьями, распространявшими пленительный аромат. В выложенных яркой мозаикой бассейнах плескалась голубоватая вода. Два одетых по-восточному молодых человека, оба темноволосые и приятные на вид, увлеченно беседуя, проходили по саду.
Беатриче услышала тихое хихиканье. Она подняла глаза и слева от себя увидела четырех молодых женщин, стоявших, как и она, у решетки и наблюдавших за молодыми людьми. Не зная ни одного слова по-арабски, она все же без труда поняла, о чем они говорили. В своих фантазиях они мечтали об обоих мужчинах. Однако те даже не догадывались о своих наблюдательницах.
Улыбаясь, Беатриче последовала за девушкой дальше. На пути ей попадались женщины – старые и молодые, красивые и не очень. Все они были одеты в восточные платья, а их длинные волосы уложены в причудливые прически. Ни европейской одежды, ни современной короткой или полудлинной стрижки. И ни одного мужчины на пути.
«Да, – подтрунивая сама над собой, подумала Беатриче. – Похоже, я попала в гарем».
Девушка проводила ее до комнаты, расположенной на противоположной стороне галереи. Беатриче постучалась, и ее пригласили войти.
Молодая женщина с милым улыбающимся лицом вышла ей навстречу, схватила за руки и расцеловала в обе щеки. С удивлением Беатриче узнала в ней свою недавнюю пациентку. Несмотря на то, что ей пришлось пережить всего несколько часов назад, выглядела она совсем неплохо.
Молодая женщина провела Беатриче к столику, усадила на одну из мягких подушек и села рядом, предложив пахнущее миндалем печенье. Она заговорила на латинском языке. Беатриче поняла, что ее зовут Мирват и она хотела бы поблагодарить свою спасительницу.
Беатриче осмотрела небольшой шов. Сделан весьма аккуратно, сверху нанесен слой необычной, пахнущей травами мази.
Она улыбнулась про себя этому средневековому ноу-хау, однако отметила, что заживление проходит хорошо и удалось избежать проникновения инфекции.
Беатриче удивилась, насколько быстро вспомнила латынь, ведь она не занималась языком со дня окончания института. Между тем аудиенция завершилась. Прощаясь, Мирват, заметила:
– Завтра ты опять придешь ко мне. Я буду обучать тебя арабскому языку.
Беатриче с радостью согласилась. Молодая женщина с живыми темными глазами была ей симпатична. Кроме того, у Беатриче накопилась масса вопросов, на которые Мирват, возможно, могла бы ответить.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Камни Фатимы - Вульф Франциска

Разделы:
IIiIiiIvVViViiViiiIxXXiXiiХiiiXivXvXviХviiХviii

Ваши комментарии
к роману Камни Фатимы - Вульф Франциска



Книга занимательная и захватывающая, но концовка немного скомкана.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЮлька
26.05.2011, 0.47





Концовка такая,чтобы держать в напряжении и вызывает желание продолжения истории.Так-что читайте дальше...
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаИриша
10.12.2011, 7.42





7
Камни Фатимы - Вульф Францискаирина
6.02.2012, 2.54





9
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаТатьяна
1.10.2012, 18.32





Книга понравилась,буду читать продолжение. 10/10
Камни Фатимы - Вульф Францискатая
2.10.2012, 8.39





Мне не очень, но твердая 8.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаГалина
8.10.2012, 10.46





Я понимаю, что автор - немец. Но надо же хоть немного географию знать! Откуда это в Бухаре взялись арабы? Там должны быть азиаты: узбеки и башкиры! Может, я чего не понимаю?
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаНастя
18.07.2013, 19.49





С огромным удовольствием прочла. Все понравилось. Видно, что автор очень добросовестно отнеслась к исторической составляющей.rnНастя! Ну и вопрос - откуда в Бухаре арабы. С 7 века арабы в Бухаре. Читай матчасть.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЛюдмила
6.11.2013, 0.05





легкий неисторический романчик,не несущий в себе даже толики новых познаний о мире!Подсмотрели в скважину ,узнали,чем закончилась бытовая история,и все!!! читайте лучше по-настоящему интересную литературу:Пруста,Ефремова,с Таис Афинской и т.д.
Камни Фатимы - Вульф Францискамила
22.02.2014, 11.40





Хороший роман, но концовка что-то не понравилось...
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЛия
7.03.2014, 12.29





Перевод отвратительный. Масса стилистических огрехов. Даже не в каждом абзаце, в каждом предложении - ляп на ляпе. И это только в первой главе. Думаю, при таком раскладе моего лично терпения хватит ещё на полглавы, не больше.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЕлена
21.01.2015, 9.40





Перевод отвратительный. Масса стилистических огрехов. Даже не в каждом абзаце, в каждом предложении - ляп на ляпе. И это только в первой главе. Думаю, при таком раскладе моего лично терпения хватит ещё на полглавы, не больше.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЕлена
21.01.2015, 9.40





Я не поняла конец. Это точно конец, нет продолжения? Она беременна и все что ли?
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЗумруд
21.03.2015, 13.41





а продолжение романа есть?
Камни Фатимы - Вульф Францискаваря
13.10.2015, 1.20





а продолжение романа есть?
Камни Фатимы - Вульф Францискаваря
13.10.2015, 1.20





ВЕРЕ - камні фатімы ,рука фатімы,сердце фатімы - не выбівается буква ,заменіла на латнскую І большую ілі і маленькую. Іскать легко :вводіте імя автора,затем пішете- все серіі,перечень наменованй кніг і такім образом находіте іскомое т.е. все кнгі серіі.Удач в поісках.
Камни Фатимы - Вульф Францискажанна
13.10.2015, 11.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100