Читать онлайн Камни Фатимы, автора - Вульф Франциска, Раздел - XVI в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Камни Фатимы - Вульф Франциска бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Камни Фатимы - Вульф Франциска - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Камни Фатимы - Вульф Франциска - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вульф Франциска

Камни Фатимы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

XVI

Беатриче в ту ночь не могла заснуть. Она открыла оконную решетку и раздвинула гардины, чтобы прохладный ночной воздух проник в помещение. Не смыкая глаз, Беатриче лежала, уставившись в белый потолок – идеальный экран для ее воспоминаний. Она думала о том, как впервые увидела Зекирех – насмешливую, язвительную, властную женщину, которая двумя-тремя меткими словами могла вогнать Мирват в краску. Ни возраст, ни пережитое не согнули ее, и даже тогда, когда она едва могла передвигаться от болей, всегда держалась прямо – как свеча, как юная танцовщица.
Беатриче вспомнился и тот день, когда Зекирех пришла к ней в комнату за врачебной помощью. Сейчас, оглядываясь назад, она осознала, что с того момента они стали подругами. Несмотря на разницу в возрасте и различия культур, они чувствовали себя на равных, уважая друг друга и понимая без лишних слов. Обе видели насквозь все женские интриги, неприязнь и враждебность, из чего, собственно, и состояла повседневная жизнь в гареме. И для обеих эта бессодержательная, показная жизнь была невыносимой. Часто они уединялись, чтобы побеседовать друг с другом, поспорить; или сидели на скамейке в саду – молча, глядя на тихий пруд. Беатриче вздохнула. Их связывала редкостная дружба. А теперь ей остались лишь печаль и воспоминания о своенравной, несгибаемой женщине.
Беатриче вновь вздохнула и повернулась на бок. Было уже далеко за полночь. Скоро встанет солнце и муэдзин своим голосом призовет верующих Бухары к молитве. Может быть, ей все-таки удастся поспать пару часов. Она закрыла глаза. И тут же их открыла, как от толчка.
Прямо напротив себя она заметила очертания какой-то фигуры. Было похоже, что там кто-то сидел. Сначала она подумала, что это сон. Беатриче потерла глаза и покачала головой. Может быть, ей привиделось? Каким образом, ради всего святого, к ней мог проникнуть кто-то? Как обычно, вечером она закрыла с внутренней стороны обе двери. И окно находилось на расстоянии пяти метров от земли и, кроме того, было слишком узким. Вдобавок она не спала всю ночь и наверняка бы услышала шаги или увидела непрошеного гостя. Беатриче опять взглянула в ту сторону. Фигура сидела на прежнем месте, как тень, со скрещенными ногами, небрежно прислонившись к стене.
При слабом свете звезд она смогла рассмотреть, что незваный гость был мужчиной. Ироническая улыбка играла на его лице.
– Что это значит? Кто ты? Как вошел сюда? Что вообще происходит? – возмущенно закричала Беатриче.
К своему удивлению, страха она не чувствовала. Была злость на мужчину, осмелившегося проникнуть в ее комнату. Она поискала глазами вокруг, чем можно было бы защититься в случае нападения. Но обстановка комнаты для пациентов была настолько спартанской, что воспользоваться она могла лишь ножкой стула.
Пока она лихорадочно соображала, мужчина стремительно встал и в одно мгновение оказался на кровати рядом с ней. Беатриче даже не успела открыть рот, чтобы закричать.
От незнакомца исходил пряный аромат амбры и сандалового дерева.
– Спокойно, – прошептал ей в ухо бархатистый голос ангела, и рука прикоснулась к ее губам, нежно, как в поцелуе.
Беатриче не сразу заметила, что загадочный человек сыплет ей в рот какой-то порошок. Беатриче поперхнулась и даже закашлялась.
«Яд!» – как выстрел, прозвучало в ее голове, и страх, которого она до сего момента не чувствовала, буквально сковал ее, холодной волной прокатился по всему телу.
Беатриче пыталась кричать и отбиваться, но силы быстро покинули ее, руки и ноги ослабели, и через несколько секунд она уже не могла шевельнуть даже пальцем.
«Нет!» – в страшном отчаянии хотела крикнуть она изо всех сил, чтобы разбудить Али и Селима, но с губ срывался лишь шепот. В какой-то миг ее веки сомкнулись и мир погрузился в непроглядный мрак.
Когда Беатриче открыла глаза, она поразилась тому, что еще жива. Ей было достаточно посмотреть вокруг, чтобы понять, что она находится не в доме Али аль-Хусейна. Где же тогда? Зачем ее опять похитили?
Помещение было больше комнаты для пациентов, стены песочного цвета отделаны тканью. А может быть, она в палатке? Беатриче села, удивляясь тому, что может свободно двигаться. Возможно, то, что ее заставили принять, было наркотическим средством, не вызывающим таких последствий, как головная боль, головокружение, чувство тяжести и тошнота. Но самой главной неожиданностью было то, что она не связана и рядом нет охраны.
Беатриче с любопытством осмотрелась. Да, по всей видимости, она находится в палатке. На полу постелены разноцветные ковры ручной работы и разбросаны подушки для сидения, расшитые орнаментом, напоминавшим Беатриче античные килимы – безворсовые двусторонние шерстяные ковры ручной работы. На двух низких столах стояли масляные лампы и латунная посуда. В углу палатки она обнаружила ларец из обитого медью дерева. Вот и вся обстановка.
Беатриче заметила, что на ней надето платье из тонкой белой шерсти. Как оно оказалось на ней?
– Надеюсь, ты хорошо спала, – раздался за спиной Беатриче приятный голос – тот самый, который она слышала сегодня ночью.
Она обернулась и увидела своего похитителя. Ночью она могла различить лишь его тень, между тем была уверена, что это он. Та же осанка, те же движения, тот же аромат амбры и сандалового дерева. Он сидел со скрещенными ногами за столом и что-то писал соколиным пером.
– Как ты вошел сюда? – смущенно спросила она, начиная злиться.
Незнакомец поднял голову и с удивлением взглянул на нее.
– Я все время был здесь, – ответил он, и губы его скривились в иронической улыбке. – Ты разве не заметила?
Вконец ошеломленная Беатриче уставилась на него. Как это может быть? Совсем недавно она оглядывала комнату и его там не было. Быть может, он привидение?
– Ну присядьте же наконец, – нетерпеливо сказал незнакомец и указал на банкетку. – Мне действует на нервы, когда вот так бессмысленно стоят, впустую тратя время. Я уже закончил свое занятие, и теперь мы можем пообщаться.
Беатриче присела на банкетку.
– Каким образом я?..
Он вновь поднял голову и так посмотрел на нее, что она тут же замолчала. Этот мерзавец хотел заставить ее ждать. Беатриче вздохнула и, так как больше заняться было нечем, стала рассматривать своего похитителя. Он был молод, намного моложе, чем она думала. Кем он был? Не слугой, это точно. Слишком уж уверенно себя вел. Однако было ясно и то, что незнакомец не принадлежал к обществу свободных мужчин Бухары. Он не носил ни кафтана, ни плаща или накидки, а был одет в рубашку свободного покроя из белой шерсти. С тех пор как Беатриче появилась в Бухаре, она еще не видела ни одного свободного мужчины без головного убора. А этот – с непокрытой головой, длинные черные волосы собраны на затылке. Лицо гладко выбрито – скандал и позор для любого приличного жителя Бухары. Кто же этот мужчина, если не горожанин и не слуга? Вор, пират или работорговец? А может, негодяй, мошенник?
Перо в его руках скользило по бумаге легко и бесшумно. Не отрывая взгляда от письма, он окунал перо в чернильницу, стоявшую перед ним на столе. Наконец закончил писать и посыпал лист мелким песком, который тут же сдул. Потом встал, пересек палатку и кому-то отдал бумагу.
– Теперь мы можем поговорить, – сказал незнакомец, вернувшись, и опустился на банкетку напротив Беатриче. – Доброе утро. – Он помахал рукой перед глазами Беатриче, не дождавшись ее реакции. – Ты проснулась или любишь смотреть сны и днем?
Беатриче вздрогнула и поймала себя на том, что все это время с восторгом рассматривала его руки. Рукава его рубашки были закатаны так, как это делают хирурги. На красивых пальцах были заметны два широких серебряных кольца. Узкие запястья украшены тяжелыми серебряными браслетами. Слабостью Беатриче были именно красивые руки. Возможно, причина в том, что, работая хирургом, она чаще видела руки людей, чем их лица. Она представила руки молодого человека в перчатках. Но тут же разозлилась, почувствовав иронические нотки в его голосе. Этот наглец сначала похитил ее, а теперь вздумал насмехаться?
– Когда тебя среди ночи похищают из комнаты, усыпляют и куда-то увозят, можно легко прийти в замешательство…
Он наклонил голову и дотронулся рукой до рта и лба.
– Простите, благородная дама, вы пристыдили меня. Ваши порицания справедливы. – Он улыбнулся, и его безупречные зубы засверкали, как жемчужины совершенной формы. – Я забыл представиться. Меня зовут Саддин. И если вам пришлось испытать неудобства, простите великодушно. К сожалению, у меня не было никакой другой возможности похитить вас, прежде не усыпив. Но обещаю вам, что теперь сделаю все, чтобы ваше пребывание в моем доме было как можно приятнее.
Беатриче наморщила лоб. Вообще-то она хотела рассердиться, но Саддин не дал ей шанса. Он обладал наиприятнейшей улыбкой, какую ей приходилось когда-либо видеть у мужчин. Беатриче откашлялась и сделала сердитое лицо.
– Итак, вы можете мне объяснить, почему я здесь?
Улыбка исчезла с его лица.
– Причина вот в чем. – В руке у Саддина между большим и указательным пальцами появился сапфир – камень Фатимы! Этот прощелыга обыскал ее одежду. Но откуда ему стало известно о камне? – В Бухаре есть некто, кто желает обладать им, отдав за него все сокровища мира. От этого человека я получил задание разыскать камень и убить тебя.
Беатриче стала задыхаться. Челюсть ее буквально онемела, она вспомнила о смертельном страхе, который испытала ночью.
– И почему же ты не выполнил свою миссию сразу, этой же ночью? – спросила она разочарованно и сердито. Этот Саддин буквально окутывал, обволакивал своим шармом. Неужели за невозмутимой улыбкой скрывается личина хладнокровного убийцы? – У тебя была прекрасная возможность. Вместо того чтобы сыпать мне в рот наркотик, ты мог просто воспользоваться ядом. Зачем я здесь? Тебе доставляет удовольствие играть со мной, заставляя в страхе ожидать своего конца? Или ты всегда работаешь так небрежно?
– У тебя острый язычок, – смеясь и с одобрением возразил Саддин. – И ты смела. Большинство женщин в твоем положении залились бы слезами, умоляли сохранить им жизнь, предлагали свои ласки, лишь бы я пощадил их. Они бы продали свои честь и достоинство, только бы продлить свою жизнь на один день. Мне нравится, что ты другая. – Он поклонился. – Поэтому я открыто отвечу тебе, ты это заслужила. – Он наполнил бокал водой и предложил его Беатриче. – Есть много причин, по которым я не убил тебя сразу. Во-первых, невозможно пронести труп мимо солдат городской охраны и по улицам города незамеченным. Во-вторых, мне дали задание убрать твое мертвое тело из Бухары, но я просто не сумел представить, где я мог хотя бы на время оставить труп. И в-третьих, и это самое главное, ты должна мне объяснить, в чем заключается сила камня.
Некоторое время Беатриче молча смотрела на него. Ей трудно было поверить, что Саддин говорил серьезно. То, как холодно, без лишних эмоций, профессионально высказывался он об ее устранении, можно было бы назвать злой шуткой. Или все же нет? Ей вдруг стало холодно, и, чтобы разогреться, она потерла руки.
– А если я откажусь говорить?
– Будет очень жаль. Тогда мне придется убить тебя, и камень вместе с тобой канет в вечность в песках пустыни. – Саддин пожал плечами. – Печально, что драгоценный камень так и окажется никому не нужным.
Задумавшись, Беатриче закусила нижнюю губу. Сердце ее стучало, как паровой молот. Что же ей сейчас делать? Каковы ее шансы? Она встала и принялась взад и вперед ходить по палатке. В голову ей ничего не приходило.
– А как ты будешь убивать меня? – спросила она, чтобы хоть что-нибудь сказать. Ей было больше невмоготу молчать.
Саддин вновь пожал плечами.
– Это зависит от тебя, – с безразличием ответил он. – Возможно, ты сама захочешь выбрать способ.
Проклятый ублюдок! Она бы с удовольствием ударила его в лицо.
– А что ты будешь делать, если я сбегу?
– Можешь попытаться, но хочу авторитетно заверить, что это тебе не удастся, – ответил он с улыбкой. – А если и удастся, то я тебя снова поймаю.
– И каким же образом? – спросила она в надежде выудить из него как можно больше информации, которая могла бы в дальнейшем помочь ей.
– А вот это мое дело, – последовал холодный ответ.
Черт побери! Глупым, во всяком случае, назвать его было нельзя.
– Ты чересчур самонадеян! – гневно крикнула Беатриче. – Но каждый имеет свое слабое место и совершает ошибки, ты – тоже. И скажу тебе, что однажды кто-нибудь…
– Уверен, что ты права, – спокойно сказал Саддин. – Но закрой все же рот и сядь. Если ты будешь бегать здесь, как вспугнутая курица, это ни к чему не приведет. Кроме того, ты начинаешь действовать мне на нервы.
Беатриче нехотя опустилась на банкетку.
– Вот так-то лучше, – сказал он и с облегчением вздохнул. – А теперь поведай мне о том, что я должен знать об этом камне. Какими особенными силами он обладает?
Беатриче покачала головой.
– От меня ты не узнаешь ничего.
Саддин провел рукой по волосам.
– Еще раз вежливо и с полным уважением прошу рассказать мне о камне.
– Не вижу смысла делать это. Ты ведь все равно собираешься лишить меня жизни.
В глазах Саддина появилась злость.
– Ты прекрасно представляешь себе, что я найду средства и способы заставить тебя говорить.
Беатриче рассмеялась.
– Хочешь избить меня? Подвергнуть пыткам? Подсадить на наркотики? – Она покачала головой. – Пусть будет так. Но тебе не удастся вырвать из меня ни единого слова.
– Быть такого не может! – выкрикнул выведенный из себя Саддин, вскочил и начал в волнении бегать по палатке. – Ну скажи мне, разве я плохо обращался с тобой? Связывал или бил? Я был вежлив и предупредителен. И ты еще не хочешь говорить? Откуда такая неблагодарность?
Беатриче с удивлением покачала головой. В это трудно было поверить. Перед ней стоял человек, который заявляет, что хочет убить ее, и одновременно обвиняет ее в неблагодарности. Забавная ситуация.
– Сядь же наконец, – сказала она и потерла лоб. – Ты тоже начинаешь действовать мне нанервы.
Саддин резко остановился и какое-то мгновение ошеломленно смотрел на нее.
– О Аллах! – наконец прокричал он раздраженно и топнул ногой. – После всего, что я о тебе слышал, я предполагал, что с тобой будет непросто, но то, что ты еще и упрямая как коза, об этом я даже не догадывался! – Саддин плюхнулся на банкетку. Он наморщил лоб, в глазах заблестели искры. – Слава Аллаху за послушных, мягких и спокойных женщин, которых он создал! – гневно воскликнул он. – К некоторым же созданиям явно приложил руку дьявол!
– Может, тот же демон, который породил и тебя, – сказала в ответ Беатриче.
Саддин взглянул на нее, и его гневно сверкающие глаза поймали ее взгляд. Он смотрел так, будто хотел проникнуть в самые отдаленные уголки ее души и таким образом попытаться получить нужную информацию. Беатриче медленно отвела взгляд. Ситуация была гротесковой.
Саддин с силой потер лоб и в конце концов рассмеялся.
– О Аллах, что же ты за женщина! – Он качал головой. – Иди сюда!
– Зачем? – недоверчиво спросила Беатриче. Подойти ближе означало получить удар ножом между ребер.
– Иди же, я тебе ничего не сделаю. – Он протянул ей руку. – Во всяком случае, пока.
Что-то в его голосе, в его лице магическим образом притягивало Беатриче. Она знала, что совершает ошибку и не должна связываться с ним. Нельзя заводить интимных отношений со своим убийцей. Тем не менее она протянула ему руку и опустилась на банкетку рядом. Закрыла глаза и вдохнула его чарующий аромат. Он успокаивал и как будто охранял ее, хотя Беатриче знала, что эта безопасность была мнимой. Но даже будучи такой, действовала возбуждающе. Ее чувства смешались. Беатриче поняла, что сейчас потеряет рассудок.
И вдруг ощутила его теплые мягкие губы на своем лице, шее и откинулась назад.
Был уже поздний вечер. Беатриче лежала, тесно прижавшись к Саддину, на той же широкой кровати, на которой проснулась этим утром. Последние часы были наполнены чувственностью и страстью – мечтой, к которой стоило стремиться. Она нежно провела рукой по шее Саддина, ключице и положила его руку себе на грудь. Ощутила биение его сердца, спокойное и равномерное. Потом заметила у него в руке нож с тонким сверкающим лезвием и дивной работы рукояткой. Кованая медь с изящным орнаментом и сверкающим овальным драгоценным камнем на набалдашнике, настоящее произведение искусства кузнечного мастерства. Она подметила, что вид орудия не смутил ее. Может быть, оттого, что на душе у нее было спокойно? Часы, проведенные с Саддином, были едва ли не лучшими в ее жизни.
– Может, стоит немного подождать? – тихо спросила Беатриче и потерлась о его плечо. Мышка, влюбленная в кошку.
– Да, – ответил он. – Мне нужно подумать. – В его голосе звучало сожаление, но сердце продолжало биться спокойно, медленно и равномерно, хотя речь шла о ее смерти. – Никогда еще мне не выпадало столь трудного заказа. Лучше бы быть на твоей стороне. – Он зарылся лицом в ее волосы. – Обещаю, что убью тебя быстро. Ты не почувствуешь никакой боли.
– Когда?
Он вздохнул.
– Еще не знаю. Может, завтра, а может, позже.
– А до того?
Саддин ласково погладил ее по лицу и поцеловал так нежно, что она едва ощутила прикосновение его губ.
– А до того будем использовать время, которое нам с тобой осталось, – любить друг друга и просить Аллаха о чуде. И кто знает, возможно, он проявит благосклонность и исполнит нашу просьбу.
Али сидел в своем рабочем кабинете. Перед ним лежала раскрытая книга Абу Наср аль-Фараби. Пустым взглядом он смотрел на вычурный шрифт. За целый час он не прочитал ни слова и был не в состоянии сконцентрироваться. Все его мысли занимала Беатриче.
Где она? Что с ней произошло? Может, ее…
Дверь открылась. Али вскочил, как пораженный молнией.
– Селим! – буквально заорал он на своего слугу. Страх и надежда промелькнули в его взгляде. – Что? Ее нашли?
– Нет, господин. – Старый слуга с сожалением покачал головой. – Мы искали везде и спрашивали во всех соседних домах. Никто госпожу не видел.
– Но этого не может быть! – взволнованно воскликнул Али. – Кто-то ведь должен был ее видеть! Женщина не может просто так раствориться в воздухе. – Он начал беспокойно мерить комнату шагами. – Что делать? Должна же появиться возможность найти ее! Я… – Внезапно он схватил Селима за рукав. – Где голубь?
Старый слуга непонимающе пожал плечами.
– О Аллах, голубь! Эта серая птица, которую я недавно принес в клетке с посещения на дому больного!
– Ах так, вы думаете…
– Конечно! – с нетерпением прервал Али слугу. – Принеси мне голубя. Немедленно, прямо сюда.
Селим сочувственно посмотрел на своего господина и отправился в путь. Казалось, старик думал, что Али от переживаний потерял рассудок. И теперь ему ничего не остается, как смириться с этим. Селим не знал о значении голубя, и это так и должно было быть.
Спустя некоторое время слуга вернулся с клеткой в руках.
– А теперь оставь меня одного! – прикрикнул Али на старика.
Пока Селим закрывал за собой дверь, тот сел за письменный стол и поспешно набросал короткое сообщение. Он хотел поговорить с Саддином завтра, после утренней молитвы. Кочевник был, пожалуй, единственным человеком в Бухаре, способным разыскать Беатриче. Али привязал сообщение к лапке голубя и выпустил его в окно. Он не знал, как ему дождаться следующего утра, в надежде на возвращение Беатриче он готов был ждать. И если нужно – целый год.
Когда следующим утром Али прибыл к Саддину, уверенность в том, что он поступил верно, покинула его. Прошли часы, как ему казалось, бесполезного ожидания. Али представлял себя круглым дураком. С капюшоном на голове стоял, озираясь вокруг. Да, он явился слишком рано. Утренние сумерки еще не рассеялись, когда он постучался в ворота писаря. Но разве это могло стать поводом заставить ждать его так долго! Али попытался чуть ослабить шнурок на шее. Ему было невыносимо жарко, пот заливал лицо, а грубая ткань капюшона раздражала кожу. Он бы с удовольствием снял его, если бы его не предупредили, что лучше самостоятельно, без разрешения, этого не делать. Наконец послышался звонкий голос муэдзина, чуть позже открылась и закрылась дверь. Кто-то легкой походкой направлялся к нему.
– Снимите капюшон, – потребовал приятный голос.
Али не заставил себя уговаривать. Он быстро развязал шнурок и сбросил капюшон с головы, жадно вдыхая воздух, вытер рукавом пот со лба.
– Приветствую вас, Али аль-Хусейн, – сказал Саддин с улыбкой и поклонился. – Я рад видеть вас, хотя ваша депеша и спешка, связанная с сообщением, содержащимся в ней, немного удивили меня. – Он указал рукой на банкетку. – Садитесь. У вас внезапно поменялись планы?
Али послушно присел. Темные глаза кочевника подчиняли его своей власти.
– Нет, все остается неизменным, как мы и договаривались, – ответил Али. – Я пришел к вам не по этому вопросу. Ты известен и славен тем, что можешь выполнить любое поручение.
– Это сильное преувеличение, – возразил Саддин с легким поклоном. – Просто я прилагаю все силы, чтобы исполнить желания моих заказчиков. Не скрою, часто мои усилия бывают успешными. – Он задумчиво улыбнулся. – Хотите освежительного напитка? Потом обсудим, что вас привело ко мне.
Он протянул Али бокал и блюдо со зрелыми персиками. Али с благодарностью принял угощение. Напиток был прохладным и освежающим, а персики – вкусными.
– Итак? – спросил Саддин, вежливо подождав, пока Али утолит жажду и голод.
– У меня пропала жена, – обреченно сказал Али. – Ее похитили.
Саддин поднял бровь.
– Вашу жену? Простите великодушно мое удивление, но я не знал, что вы женаты.
– Ну, вообще-то, она мне не жена, на самом деле, – пробормотал Али и почувствовал, как лицо его заливается краской. – Речь о женщине, которую мне подарил эмир в знак благодарности за мой труд. Эта женщина исчезла. Ты можешь ее найти?
– Да, я наслышан об этом, – ответил Саддин, кивнув. – Но вы должны немного подробнее описать ситуацию, если хотите, чтобы я помог. Ну, во-первых, почему вы уверены в том, что она похищена? Может, она просто сбежала? Или вы нашли доказательства, подтверждающие ваше предположение?
– Нет, их не существует, – ответил Али, и лицо его исказилось. Он, конечно, думал о ее возможном побеге, но тут же постарался прогнать эту мысль. Кочевник сыпал соль на открытую рану. – Никаких доказательств у меня нет. Обе двери ее комнаты были заперты с внутренней стороны, и нам пришлось взламывать их, чтобы проникнуть внутрь.
– А окна?
Али покачал головой.
– Там всего одно окно, и очень узкое. Кроме того, оно без карниза. Выходит прямо на улицу, на втором этаже моего дома.
– Если я правильно вас понял, эта женщина прошла сквозь закрытые двери и исчезла за гладкой и крутой стеной вашего особняка. – Саддин, смеясь, покачивал головой. – Тогда вам надо искать не похитителя, а волшебника.
Али не обратил внимания на шутливый тон в голосе кочевника.
– Я понимаю, это может показаться бредом сумасшедшего. Но я почти уверен в том, что она покинула дом не по своей воле. Мои слуги уже обыскали все окрестности, но безуспешно.
Саддин задумчиво наморщил лоб.
– Ну хорошо. Как она выглядит, эта женщина?
– У нее белокурые волосы, она с меня ростом, стройная, с идеальными женскими формами…
– Есть какие-либо отличительные признаки? – прервал его Саддин. – Родимое пятно на бедре, к примеру, или нечто похожее?
Али не знал, что ответить. Он не должен дать понять Саддину, что еще ни разу не прикоснулся к Беатриче.
– Ее глаза, – наконец ответил он. – У нее прекрасные большие голубые глаза, напоминающие небо перед наступлением рассвета. Ну так что же, ты сможешь ее найти?
Сердце его учащенно билось в ожидании ответа. Саддин тянул время. А быть может, кочевнику доставляло удовольствие видеть, как Али мучается от страха и волнения?
– Думаю, что смогу выполнить ваше поручение, – вымолвил наконец Саддин. – Да нет, я просто уверен, что разыщу ее.
– Сколько это будет стоить? – осведомился Али.
– Цену назову тогда, когда выполню заказ. Будьте уверены, Али аль-Хусейн, я сделаю все, чтобы возвратить вам эту женщину. Но что она будет живой, я обещать не могу. Это одному Аллаху известно.
– Ты думаешь…
Казалось, горло Али сжали ледяной рукой. О таком исходе дела он даже не подумал.
Саддин сделал фривольный жест.
– Когда бесследно исчезает столь необычная и красивая, по вашему описанию, женщина, это означает либо то, что она не желает, чтобы ее нашли, либо то, что она попала в руки к безжалостным негодяям. К работорговцам, например. Некоторые преступники не моргнув глазом покончат со своей добычей, если она станет доставлять им какие-либо неудобства или будет непокорной.
Али, задумавшись, кивнул в ответ. Беатриче и в самом деле была своенравной. Вряд ли она смирится, если ее насильно будут пытаться заставить что-либо делать…
– Но не волнуйтесь, – продолжил Саддин. – Я сделаю все, чтобы вернуть ее вам. – Он протянул Али руку. – Уверен, что вскоре вы вновь увидите ее.
Всю первую половину дня Беатриче занималась тем, что болтала со служанками и любовалась лошадьми, которыми так славился кочевник. Особенно ей понравился жеребенок, появившийся на свет всего несколько недель назад. Он прыгал на своих длинных, еще слабых ногах позади матери и радовался жизни. Там, возле лошадей, Саддин и обнаружил Беатриче, возвратившись около полудня. Все лошади тотчас же побежали к нему.
– Глядя на этого жеребенка, трудно поверить в то, что его рождение могло стоить жизни его матери, – сказал Саддин. Он вытянул руку и стал гладить кобылу.
– Ты бледен, – заметила Беатриче. – Все в порядке?
– И да и нет, – ответил Саддин. – Обстоятельства складываются так, что завтра мне придется убить тебя.
Беатриче удивилась себе самой, насколько спокойно восприняла это сообщение. Вот уже несколько дней она ощущала странное чувство внутреннего покоя, даже не задумываясь о побеге. Осознание скорого конца казалось ей чуть ли не началом чего-то нового, почти надеждой на возвращение в свою прошлую жизнь, домой.
– И что же сейчас?
– Сейчас мы используем оставшееся время для своего удовольствия. Ты согласна со мной?
Когда Беатриче пробудилась ото сна, в палатке была кромешная тьма. На ощупь она поискала Саддина, но не обнаружила его лежащим рядом. Неужели уже так поздно? Интересно, в какое время он предпочтет убить ее: перед восходом солнца или после его захода? Беатриче села в кровати. Она ничего не видела вокруг. Но что-то же все-таки разбудило ее?
Она напряженно вслушивалась в тишину. Ни звука. Потом вдруг где-то между стенами палатки появилось мерцание света. Беатриче встала с постели, накинула белое шерстяное платье и пошла на свет. Слуга, которого она встретила по дороге, взирал на нее, как на привидение.
– Где Саддин, твой господин? – спросила она, но уже в следующее мгновение сама увидела его.
Тот, скорчившись, сидел на полу перед блюдом. Его тошнило. На бледном лице выступили капли пота.
– Саддин, что случилось? – в испуге воскликнула она и кинулась к нему.
– Беатриче, Аллах не услышал мои молитвы, – с трудом вымолвил он и попытался улыбнуться. – Замира предсказала мне, прочитав по руке, что внутренний огонь сожжет меня!
– У тебя боли? Где? – Беатриче осторожно положила его на спину.
– Здесь.
Саддин показал на нижнюю часть живота.
– Дурнота? Тошнота?
Он кивнул.
– Расстройство пищеварения?
– Нет.
– Я осмотрю твой живот. Вытяни, пожалуйста, ноги. – Беатриче помогла ему. – Тебе больно? – Вопрос был излишним. На его бледном, искаженном болью лице было написано все. – Когда ты почувствовал боль? – Она осторожно прощупывала его живот. У нее было предположение, но она очень надеялась на то, что оно не подтвердится. Возможно, все не так плохо, и это всего-навсего обычная желудочно-кишечная инфекция.
Так хочется надеяться на это!
– С сегодняшнего утра. И с каждым часом все сильнее… – Он закричал от боли, когда Беатриче нажала на определенное место живота. – Со мной это уже было и раньше, но так плохо, как сейчас, – впервые.
Она надавила в другом месте, и Саддин вскрикнул вновь.
– Так. Реакция Макберни положительная, контралатеральная пропускающая боль и начинающееся защитное напряжение, – бормотала она и в отчаянии покачала головой. Ее предположение подтвердилось. У Саддина воспаление слепой кишки, перешедшее в перитонит. «Иногда я ненавижу себя за то, что оказываюсь права», – думала, прикусив губу, Беатриче, судорожно соображая, что же она должна сделать.
В Гамбурге в XXI веке при таком диагнозе не было бы основания для паники. Не медля ни секунды, она приняла бы решение для проведения единственно верного, необходимого и правильного лечения, касающегося острого аппендицита, – операции. Она бы обсудила с коллегами, применить в этом случае лазер или оперировать, используя обычный скальпель. Но ей-то что сейчас делать? В ее распоряжении нет ни наркоза, ни стерильных инструментов и даже нормального материала для сшивания сосудов и стенок кишки, не говоря уже о дезинфицирующем растворе для обработки брюшной полости. Хирургическое вмешательство в таких катастрофических условиях может стоить Саддину жизни. С другой стороны, вероятность того, что воспаление слепой кишки с уже имеющимся воспалением брюшины рассосется само собой, равнялась нулю. Воспаление неумолимо увеличивается. В критический момент распухший аппендикс лопнет, и в брюшную полость выльется гной. На очень короткое время, всего лишь на несколько часов, Саддин почувствует облегчение. Он сможет даже принимать пищу. Но спустя некоторое время, страдая от невыносимых болей и высокой температуры, он скончается от сепсиса. Она взглянула на него и приняла решение. Другой возможности спасти ему жизнь просто не существовало.
– Пойдем со мной, Саддин, – произнесла она и осторожно помогла ему подняться на ноги.
– Что вы делаете? – крикнул слуга, пытаясь помешать ей. – Мой господин плохо себя чувствует, ему нужен покой и…
– Прочь от меня руки! – зло напустилась она на слугу. Неужели этот дурак не видит, что промедление смерти подобно? – Если тебе дорога жизнь твоего хозяина, дай мне спокойно сделать свою работу!
В испуге слуга отступил на несколько шагов, обратившись к Саддину:
– Господин, что мне…
– Оставь ее, – сказал Саддин. Было заметно, каких усилий ему стоило стоять прямо. – Она знает, что делает.
Слуга поклонился и отошел в сторону. Беатриче положила руку Саддина на свое плечо.
– Что ты хочешь предпринять? – спросил он.
– Я провожу тебя к Али аль-Хусейну. Мы прооперируем тебя.
Может быть, дело было в ее решительности, может, Саддин и сам почувствовал, что только операция даст ему шанс на спасение. Во всяком случае, он согласно кивнул.
– Хорошо. Только пешком мне туда не дойти. Мой конь стоит совсем рядом, в стойле.
Как они на лошади проделали путь по палаточному лагерю Саддина и далее по Бухаре, Беатриче позже даже не могла сказать. Она помнила только то, что так крикнула на охрану, что та в испуге отскочила в сторону и отворила ворота. Когда они наконец оказались у дома Али, уже смеркалось.
Раб у ворот, который открыл дверь на стук Беатриче, с удивлением взглянул на них:
– Госпожа, что…
– Помоги мне отнести его в дом! Быстро! – приказала она молодому слуге.
Тот послушно поднял на руки Саддина, как будто кочевник был невесомым, и понес его наверх, в комнату для пациентов.
– Положи его на кровать! – распорядилась Беатриче. – А теперь разбуди Али аль-Хусейна и Селима, они должны срочно прийти сюда. И скажи рабыне на кухне, пусть приготовит большой котел кипяченой воды. К ней спустятся, чтобы дать дальнейшие распоряжения. Поспеши!
Раб кивнул и в следующее мгновение исчез. Беатриче села рядом с Саддином на узкую кровать и положила руку ему на лоб. У него была температура – плохой признак.
– Я чувствую себя немного лучше, – сказал Саддин, и слабая, вымученная улыбка появилась на его лице. – Как мой конь Сулейман? О нем позаботились? Его надо напоить и накормить. И скажи людям, чтобы обеспечили ему отдельное стойло. Да пусть никто не лезет к нему, он сразу разнервничается и тогда…
Беатриче смеясь покачала головой.
– Не беспокойся, с твоим конем все в порядке, – прервала она его и поцеловала. – Надеюсь, что вскоре смогу сказать это и о тебе, – тихо добавила она.
В этот момент в комнату вошел Али. Лицо его было опухшим, с темными кругами под глазами, волосы растрепаны, одежда выглядела так, как будто он в ней спал.
– Беатриче! – воскликнул он, и она услышала в его голосе радость и облегчение. – О Аллах, где ты была? Что случилось? Как ты опять очутилась здесь? Почему ты…
– Об этом потом, Али, – прервала его Беатриче. – Я тебе все расскажу, но сейчас важно, чтобы ты слушал меня и четко следовал моим указаниям. – Она кивнула в сторону Саддина. – Мы должны его прооперировать. Сейчас же. Срочно. Найди самые острые скальпели, какие только у тебя есть, а также маленькие щипцы. Кроме того, мне понадобятся двое маленьких ножниц и приспособления для наложения швов, те, что ты используешь для стягивания ран: иглы, шелк, тонкую тетиву – то есть все, что имеешь в запасе. Прикажи все это как можно быстрее отнести на кухню. Пусть рабыня прокипятит в воде инструменты, материал для наложения швов, а также несколько вилок и ложек. Но строго-настрого запрети ей прикасаться руками к любому предмету. Ни в коем случае! Ей следует вынуть из бака инструменты и материал щипцами, разложить на совершенно чистом подносе, накрыть свежевыстиранным, ни разу не использованным полотенцем и доставить сюда. А ты тем временем принесешь опиум. И поторопись, пожалуйста, у нас совсем мало времени. Понадобятся также зеркала и масляные лампы, нам нужно больше света.
Али кивнул и уже вскоре вернулся с опиумом.
– Что ты намерена делать? – спросил он Беатриче и бросил любопытный взгляд на Саддина, с мертвенно-бледным лицом лежавшего на кровати.
– У Саддина воспаление слепой кишки, с чем ты, насколько мне известно, еще не знаком. Мы должны ее удалить, в противном случае Саддин умрет.
Али взглянул на нее, будто сомневаясь в ее здравомыслии.
– Если я правильно тебя понял, ты хочешь вскрыть ему живот? – воскликнул он. – Безумная! Что тебе сделал бедный человек? Если ты хочешь лишить его жизни, сделай это более быстрым способом.
Беатриче вздохнула и убрала с лица прядь волос.
– Я знаю, это риск, но операция необходима. Если не попытаться таким образом спасти его, в скором времени он все равно умрет. А так у него хоть малый, но все-таки шанс выжить. – Она умоляюще взглянула на него. – Мне понадобится помощь, профессиональная медицинская помощь. Ты поддержишь меня?
Прошло время, прежде чем Али ответил. Он долго смотрел на Саддина. Беатриче с каждой секундой нервничала все больше. Ведь она ясно сказала, что промедление недопустимо. Почему для принятия решения Али нужно так много времени? Наконец, когда она уже стала думать об альтернативе, он согласно кивнул.
– Да, я буду тебе помогать.
Ревность. Сверлящая, мучительная ревность. Чувство, которое он всегда отрицал в себе и высмеивал в других, теперь охватило и его. И отчего? Лишь оттого, что, склонясь над Саддином, Беатриче поцеловала его! Женщина, точнее говоря, ЕГО женщина, проявляла заботу о другом мужчине, кочевнике, необразованном торговце лошадьми, домом которого была палатка с полом из песка и глиняной посудой. На этот раз Али взглянул на истории и вирши о страданиях ревности другими глазами; на самом деле то были муки ада.
В то время как Али, казалось, спокойно и невозмутимо стоял, держа с помощью ложки и вилки рану открытой, чтобы Беатриче могла проводить эту странную операцию, в голове его возникала тысяча вопросов. Они жгли его так, будто кузнец вгонял в его сердце раскаленное железо. Откуда Беатриче знала Саддина? Где кочевник нашел ее? И когда? Неужели все эти дни он удерживал ее у себя? Если да, то чем они занимались друг с другом? А может быть, она и раньше встречалась с ним? Почему женщина, будучи настолько сведуща в медицине, достойная восхищения, принимает участие в судьбе этого мужлана? В то время, когда они вместе заботились о смертельно больной Зекирех, им довелось много беседовать друг с другом, в основном о медицине.
Дискутировали, и часто горячо, о различных заболеваниях и методах лечения. Нередко Али злили ее упрямство, умничанье и всезнайство. Но сейчас, именно в этот момент, ему стало ясно, что он наслаждался спорами с ней. Теперь Али уже точно знал, что Беатриче и была той самой женщиной, о которой он всегда мечтал. И он смел надеяться, что и она питает к нему подобные чувства. Что же, о Аллах, она нашла в этом торговце лошадьми?
Али посмотрел на лицо Саддина. Беатриче заставила его принять большую часть оставшегося опиума. Глаза кочевника были закрыты, он находился во власти наркотического средства. Но иногда все же вздрагивал от боли, и, хотя Беатриче привязала его руки и ноги к кровати, Селим и раб, который охранял ворота дома, должны были держать его изо всех сил.
Взгляд Али перекинулся на руки Саддина. Перед его глазами возникли картины, о которых ему не хотелось даже думать. Но он никак не мог избавиться от них. Волна злобы поднималась в нем. Что позволял себе этими руками босяк, жалкий вор? Что с его Беатриче…
– Эй, просыпайся, я ничего не вижу!
Али вздрогнул, когда Беатриче локтем ударила его по ребрам. Она схватила его за запястье руки, державшей ложку, и потянула в сторону.
– Держи вот так, ясно? – приглушенно донеслось из-под платка. Она, которая всегда стремилась по возможности меньше закутывать себя одеждой, сейчас добровольно закрыла волосы и лицо платками. Нет, они не мешали Али, но его грызло любопытство, к чему были эти старания. Что связывало ее с Саддином? Было ли это…
– Держите зеркала выше! – рявкнула Беатриче на двух рабов, стоявших на коленях за ней и Али. – Мне нужен свет не на полу или потолке, а там, где я оперирую!
Со стоном оба вновь высоко подняли зеркала над их головами. То были весьма дорогие круглые зеркала, обрамленные медью, величиной с колеса телеги и столь же тяжелые. Как долго еще смогут вынести такое напряжение эти люди? Али видел, что руки одного уже начали дрожать. А если они уронят зеркала? Но, похоже, это нисколько не волновало Беатриче, ведь имущество было не ее и, таким образом, могло быть уничтожено. Али вновь взглянул на лицо Саддина, красоту которого не испортило даже тяжелое заболевание. Может быть, в этом причина? Может быть, эта дьявольски притягательная внешность покорила Беатриче? Неужели на самом деле она так…
– Не спать, Али!
Требовательный голос Беатриче вернул его в реальность. Он послушно перерезал нить, которую она ему протягивала. Ему вдруг стало понятно, что он присутствует при совершенно уникальной в своем роде операции, пропустив между тем очень многое, например, не рассмотрев строение внутренних органов и не послушав объяснения человека, который в этом разбирался. И все из-за какого-то кочевника, пришлого, необразованного торговца лошадьми. Али поймал себя на мысли, что втайне желал, чтобы Сад-дин не перенес этой операции.
– Где, ради всего святого, полотенца? – нетерпеливо выкрикнула Беатриче. – Может хоть кто-нибудь в этом доме найти еще чистые полотенца?
Али покачал головой. Кругом царил переполох. Каждый слуга был занят какой-нибудь необычной для себя работой. Особенно доставалось рабам с кухни. Им приходилось бегать взад-вперед и приносить то чистые инструменты, то свежую кипяченую подсоленную воду, то чистые полотенца. Рядом с кроватью образовалась куча окровавленных тряпок. Али становилось дурно от одной мысли, что этими, теперь окровавленными простынями была некогда заправлена его кровать, а вилкой, которой придерживались внутренности кочевника, он совсем недавно накалывал куски жаркого из баранины. «Завтра надо дать распоряжения слугам выбросить на помойку белье и столовые приборы», – подумал он.
– Сейчас будем зашивать, – сказала Беатриче.
Али смотрел с удивлением. Перед ним на маленькой тарелке лежало нечто, напоминающее толстого кроваво-красного блестящего червя. За время своей медицинской практики он повидал многое, но сейчас почувствовал тошноту. На этой тарелке ему подавали вкусный сыр! И ее тоже теперь следовало выбросить – или никогда не есть с нее.
Али завороженно наблюдал за тем, как Беатриче быстро – он едва успевал следить за движениями ее пальцев – делала узлы, сшивая ткани, названия которых ему были еще неизвестны. Он вздохнул. Беатриче была удивительной, достойной восхищения! Если Али когда-то и сомневался в ее познаниях в медицине, то теперь они окончательно рассеялись. Она знала много, может быть, больше, чем он сам. И даже несмотря на ее слабые познания в травах, применяемых в терапии, мастерством исцеления она владела лучше всех известных врачей римской и греческой античности.
«Ну, спрашивай ее, болван! – подумал он. – Узнай, как называются ткани, которые она сшивает, расспроси об их функциях. Аллах дарует тебе такую уникальную возможность, так используй же ее!»
Но он не мог. Как только Али хотел открыть рот, тут же видел перед собой Беатриче, склонившуюся над Саддином и целующую его. Эта картина ранила его в самое сердце, уничтожая все мысли.
«Может, ты умрешь, жалкий мерзавец! – с ненавистью думал Али. – И сгоришь в огне ада!»
Беатриче опустилась на банкетку в рабочем кабинете лекаря и с благодарностью приняла мятный чай с хрустящим хлебом, которые протянул ей Али. Она не была голодна, но здравый смысл подсказывал, что необходимо перекусить. То была самая сложная операция на слепой кишке за всю ее медицинскую биографию. Она длилась более двух часов, хотя в обычных условиях Беатриче хватило бы на нее и тридцати пяти минут.
Рядом, в комнате для пациентов, находился Саддин. Вскоре после операции он смог даже говорить. Аллах дал ему силы пережить это хирургическое вмешательство. Беатриче сделала все, что было в ее силах. Слепая кишка была уже перфорирована. Несколько раз она обрабатывала брюшную полость Саддина соляным раствором, чтобы, по возможности, удалить весь гной. Сейчас ей оставалось надеяться лишь на то, что этих средств было достаточно и швы не разойдутся, и молить об этом Господа. Нитки, которые дал ей Али, оказались невообразимо толстыми. Во время операции ее не оставляло ощущение, будто она пытается вязать пуловер из корабельных канатов. Только бы не лопнул ни один из швов! Перед глазами Беатриче возникли ужасные видения внутренних кровотечений, повреждений кишок и сосудов, тяжелого воспаления брюшины. Любое осложнение, в применении к этой эпохе, где еще не знают антибиотиков и не владеют методами интенсивной терапии, могло иметь самые печальные последствия. Трудно представить, что за этим последовало бы…
– Ты выглядишь усталой, – прервал Али ее мрачные мысли, и она заметила, что совсем забыла о его присутствии. – Не хочешь прилечь и чуть-чуть поспать? Твоя комната готова и…
Беатриче покачала головой.
– Это очень мило с твоей стороны, но я посплю на полу в комнате для пациентов. Мне необходимо находиться рядом с Саддином, вдруг у него появятся какие-нибудь проблемы.
Али встал и начал беспокойно расхаживать взад-вперед, но Беатриче не обращала на это никакого внимания.
– Откуда ты вообще знаешь его? – спросил он наконец.
– Саддина? – Беатриче невольно рассмеялась. – О, это сумасшедшая история.
И пока она пила свой мятный чай, поведала Али о своем похищении.
– Но этого не может быть! – разгневанно воскликнул Али. – Знаешь ли ты, что не прошло еще и двух дней, как я был у него с визитом и дал ему задание разыскать тебя? Немудрено, что он был уверен в том, что выполнит мой заказ. Если бы я только знал, что он ведет двойную игру!
Беатриче рассмеялась.
– Это на него похоже! Он, как гениальный шахматист, знает на два хода вперед намерения противника.
– Ты смеешься? Тебе следует негодовать, как мне! Вместо этого ты еще и спасаешь мошеннику жизнь! – закричал он. – Я немедля вышвырну его из своего дома! – Он устремился к двери комнаты для пациентов. – В конце концов, должен же он увидеть того, кто позволил заштопать его! Но в моем доме…
– Нет, Али! – Беатриче бросилась к нему и сжала его руку в своей. – Не нужно этого делать, ты разбудишь его. А сейчас Саддину нужен покой.
– Откуда в тебе столько сочувствия к этому мужлану? – возмущенно воскликнул Али. – Он хотел убить тебя, а ты проявляешь о нем заботу. Почему? Может быть, ты влюблена в этого пройдоху?
Беатриче на мгновение задумалась над словами Али. Влюблена ли она в Саддина?
– Я не знаю, – призналась молодая женщина. – Знаю лишь, что он серьезно болен, и я, как врач, обязана сделать все возможное, используя все свои познания в медицине, чтобы помочь ему, и личные мотивы здесь ни при чем…
– Твои личные мотивы мне известны, – гневно прервал ее Али. – Меня не проведешь. Ты любишь этого мужлана! – Он забегал по кабинету, будто за ним гнался осиный рой. – Почему? Ты можешь мне сказать? Почему именно его? Что он смог такого предложить тебе? Чем вы занимались друг с другом все эти дни?
– Не думаю, что это должно касаться тебя, – спокойно возразила Беатриче.
– Ах, вот уже как? Меня это не касается? – вскричал он срывающимся голосом. – Ты живешь в моем доме, и этот пришлый бродяга тоже нашел здесь прибежище. Он наслаждается моей гостеприимностью и моей женой, а меня все это не должно касаться? Я…
Беатриче удивленно подняла бровь.
– Твоя жена, Али? Я правильно расслышала? Ты действительно считаешь меня своей женой? – Она покачала головой. – Нет, все не так просто. Я не припомню, чтобы мы были женаты. Я – подарок эмира. Но это не дает тебе прав на меня.
Али некоторое время помолчал, будто осознал, что в своем гневе зашел слишком далеко.
– Ну хорошо, пусть так, – промолвил он и постарался взять себя в руки. – Но скажу тебе одно. Это мой дом. Хочешь ухаживать за этим убийцей – дело твое. Я же не пошевелю для него и пальцем. Но как только ему станет лучше, пусть убирается отсюда побыстрее, не то я позабочусь о том, чтобы палач решил его участь.
В бешенстве Али устремился из комнаты, громко хлопнув дверью. Ошеломленная Беатриче не могла взять в толк, что должна означать такая вспышка гнева. Похоже, Али закатил ей сцену ревности. Но этого не могло быть!
Дверь комнаты для пациентов отворилась, и в рабочий кабинет вошел Селим. Он должен был находиться возле Саддина, пока его не сменит Беатриче.
– Что-то с Саддином? – обеспокоенно спросила Беатриче.
Старый слуга покачал головой.
– Нет, госпожа. Он все еще спит глубоким сном.
– Что же тогда? – спросила Беатриче.
Она заметила, что ему есть что сказать ей. Переминаясь с ноги на ногу, Селим в беспокойстве окидывал взглядом комнату.
– Тысячу извинений, госпожа, – начал он, запинаясь. – Я не хотел подслушивать, но стены очень тонкие, а вы и мой господин говорили очень громко, и я кое-что услышал.
– И что?
– Госпожа, простите, пожалуйста, моего господина. Он еще слишком молод и еще никогда не любил по-настоящему. Когда вы неожиданно исчезли, он не находил себе места и даже хотел обратиться к солдатам, чтобы отправить их на ваши поиски. Не ел, не пил. И мне известно, что даже плакал. Сам он, конечно, никогда не признается в этом, и если бы узнал, о чем я рассказал вам сейчас, наказал бы меня самым строгим образом, но… – Старый человек доверчиво и открыто посмотрел на Беатриче. – Простите, пожалуйста, его за гнев. Он действительно любит вас.
Беатриче улыбнулась. Его слова тронули ее. Он заботился об Али как отец, хотя тот иногда обходился с ним довольно грубо.
– Но почему же он не может сам сказать об этом?
– Я знаю, он немного неловок, – ответил со вздохом Селим. – Но, пожалуйста, отнеситесь к этому с пониманием. С тех пор как умер отец, для него не существует ничего, кроме науки. Он настолько погрузился в свои книги и разнообразные исследования, что совсем забыл о других сторонах жизни. Сожалею, что должен говорить об этом.
Беатриче тепло пожала руку старого слуги.
– Спасибо тебе за искренние слова. Я обещаю, что прощу Али. А теперь ступай и успокой своего господина, ты ему сейчас нужен. Я посижу с Саддином. Если мне что-нибудь понадобится, я позову тебя.
Селим, поклонившись, вышел из кабинета. Беатриче направилась в комнату для пациентов. Саддин неподвижно лежал на кровати. Лицо его было белым как мел, но дышал он спокойно и равномерно. Может, все обойдется. Так хочется на это надеяться!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Камни Фатимы - Вульф Франциска

Разделы:
IIiIiiIvVViViiViiiIxXXiXiiХiiiXivXvXviХviiХviii

Ваши комментарии
к роману Камни Фатимы - Вульф Франциска



Книга занимательная и захватывающая, но концовка немного скомкана.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЮлька
26.05.2011, 0.47





Концовка такая,чтобы держать в напряжении и вызывает желание продолжения истории.Так-что читайте дальше...
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаИриша
10.12.2011, 7.42





7
Камни Фатимы - Вульф Францискаирина
6.02.2012, 2.54





9
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаТатьяна
1.10.2012, 18.32





Книга понравилась,буду читать продолжение. 10/10
Камни Фатимы - Вульф Францискатая
2.10.2012, 8.39





Мне не очень, но твердая 8.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаГалина
8.10.2012, 10.46





Я понимаю, что автор - немец. Но надо же хоть немного географию знать! Откуда это в Бухаре взялись арабы? Там должны быть азиаты: узбеки и башкиры! Может, я чего не понимаю?
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаНастя
18.07.2013, 19.49





С огромным удовольствием прочла. Все понравилось. Видно, что автор очень добросовестно отнеслась к исторической составляющей.rnНастя! Ну и вопрос - откуда в Бухаре арабы. С 7 века арабы в Бухаре. Читай матчасть.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЛюдмила
6.11.2013, 0.05





легкий неисторический романчик,не несущий в себе даже толики новых познаний о мире!Подсмотрели в скважину ,узнали,чем закончилась бытовая история,и все!!! читайте лучше по-настоящему интересную литературу:Пруста,Ефремова,с Таис Афинской и т.д.
Камни Фатимы - Вульф Францискамила
22.02.2014, 11.40





Хороший роман, но концовка что-то не понравилось...
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЛия
7.03.2014, 12.29





Перевод отвратительный. Масса стилистических огрехов. Даже не в каждом абзаце, в каждом предложении - ляп на ляпе. И это только в первой главе. Думаю, при таком раскладе моего лично терпения хватит ещё на полглавы, не больше.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЕлена
21.01.2015, 9.40





Перевод отвратительный. Масса стилистических огрехов. Даже не в каждом абзаце, в каждом предложении - ляп на ляпе. И это только в первой главе. Думаю, при таком раскладе моего лично терпения хватит ещё на полглавы, не больше.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЕлена
21.01.2015, 9.40





Я не поняла конец. Это точно конец, нет продолжения? Она беременна и все что ли?
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЗумруд
21.03.2015, 13.41





а продолжение романа есть?
Камни Фатимы - Вульф Францискаваря
13.10.2015, 1.20





а продолжение романа есть?
Камни Фатимы - Вульф Францискаваря
13.10.2015, 1.20





ВЕРЕ - камні фатімы ,рука фатімы,сердце фатімы - не выбівается буква ,заменіла на латнскую І большую ілі і маленькую. Іскать легко :вводіте імя автора,затем пішете- все серіі,перечень наменованй кніг і такім образом находіте іскомое т.е. все кнгі серіі.Удач в поісках.
Камни Фатимы - Вульф Францискажанна
13.10.2015, 11.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100