Читать онлайн Камни Фатимы, автора - Вульф Франциска, Раздел - XV в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Камни Фатимы - Вульф Франциска бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Камни Фатимы - Вульф Франциска - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Камни Фатимы - Вульф Франциска - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вульф Франциска

Камни Фатимы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

XV

Али выполнил свое обещание. В тот же день в доме появился портной, который представил Беатриче образцы тканей и фасоны платьев и снял с нее мерки. Она решила, что сошьет себе два скромных платья из светло-голубого и желтого хлопка, одно дорогое из темно-зеленого шелка и два легких наряда для сна. И хотя человек заверил ее в том, что Али выделил неограниченную сумму, она не хотела выпотрошить весь его кошелек на удовлетворение своих нужд. Двух повседневных платьев и одного праздничного было вполне достаточно. Портной попрощался, низко кланяясь, однако ей показалось, что он был глубоко разочарован. Вероятно, он рассчитывал, что такой известный и богатый человек, как Али аль-Хусейн, оплатит заказ не менее чем на дюжину платьев.
Несколько последующих дней прошли довольно однообразно. Благодаря стараниям Селима Беатриче вскоре уже знала каждый угол в доме, всех слуг и выполняемую ими работу, а также привычки Али. Она часто ходила в другой конец коридора, чтобы посмотреть, как проходит ремонт и отделка ее будущих покоев. Но как только заметила, что ее присутствие раздражает рабочих, свела свои посещения к минимуму. Дважды приходил портной на примерку, и уже спустя пять дней принес готовые наряды. Остальное время, которого было более чем достаточно, Беатриче проводила в комнате для пациентов. Она либо сидела на узкой кровати, либо лежала, уставившись в стену, играя камнем Фатимы и прислушиваясь к тому, что происходило рядом.
Поскольку дверь рабочего кабинета Али прикрывалась неплотно, она слышала его разговоры с пациентами. Это была фантастика! Без рентгеновских снимков, анализов крови и других исследований, лишь полагаясь на жалобы больного и его осмотр, Али узнавал все, что было нужно для определения диагноза. Со временем она начала просто восхищаться им и одновременно завидовать. Да, там, откуда она появилась, полагались на анализы и снимки, почти забывая квинтэссенцию врачебной деятельности – подробный разговор. Иногда ей приходилось сдерживать себя, чтобы не вбежать в рабочий кабинет Али и не назвать правильный диагноз или порекомендовать возможную терапию. Иногда она всерьез задумывалась над тем, чтобы поговорить об этом с Али, предложить ему свою помощь и поучиться у него. Но когда Беатриче встречалась с ним, он с угрюмым лицом садился напротив, и она предпочитала молчать. Да он бы, наверное, и не стал ее слушать.
В один из дней Беатриче, как всегда, сидела на своей кровати, когда вдруг услышала, что в рабочий кабинет врача вошел посыльный эмира. Он сообщил, что Зекирех чувствует себя очень плохо. Мать повелителя ослабела настолько, что перестала подниматься с кровати. Она страдает от сильных болей. Никто не знает, что с ней.
Али пообещал посыльному прийти во дворец как можно быстрее, и тот попрощался и ушел.
Не успела за ним захлопнуться дверь, как Беатриче влетела в рабочий кабинет лейб-лекаря. У нее не было больше ни времени, ни сил скрываться.
– Я знаю, что с Зекирех, – уверенно произнесла она.
Али вскочил как ужаленный. Лицо его пылало.
– Как? – воскликнул он в страшной злости. – О чем ты говоришь, женщина! Откуда ты можешь знать причину болезни матери повелителя?
Беатриче охватил гнев. Если она женщина, то не должна иметь никакого понятия о медицине? Почему этот Али так высокомерен и недалек?
– Однажды я уже говорила тебе, что я врач, – возразила она, вновь обращаясь к нему на «ты». Другого обращения он не заслуживал. – Я, так же как и ты, изучала медицину. Несколько месяцев назад я осматривала Зекирех. Она приходила ко мне с жалобами на боли в спине и бедре. При осмотре…
– Замолчи! – закричал Али и закрыл уши руками. – Женщина не может знать столько, сколько знаю я!
Беатриче задрожала от гнева. Рука готова была влепить ему пощечину. Если бы речь шла о ее подруге, она бы определенно отступила и без лишних слов удалилась из комнаты. Но ради Зекирех она готова была забыть свои гнев и гордость.
– Что ты знаешь о раковых заболеваниях? – спросила она. Ей показалось, что вопрос вызвал у Али любопытство. Он опустил руки и взглянул на нее.
– Что ты имеешь в виду?
– У Зекирех в груди раковая опухоль – я обнаружила ее еще при первом осмотре. Она уже дала метастазы, которые поразили кости, и поэтому Зекирех испытывает такие сильные боли.
Али задумчиво нахмурил лоб.
– Ты уверена? – спросил он и, по всей видимости, забыл, что обсуждает медицинскую проблему с женщиной. – И как можно с этим бороться?
– Даже там, откуда я появилась, возможности излечения ограничены. Но здесь… – Она пожала плечами. – Можно только попытаться снять боль, чтобы облегчить страдания.
Али молчал.
– У меня есть болеутоляющий порошок, очень эффективный. Я применяю его при тяжелых травмах. Может быть, с его помощью…
– Речь о порошке, содержащем опиум?
– Конечно нет, – возразил Али со снисходительной улыбкой. – Был бы кто-нибудь столь отважен и смел…
Но Беатриче покачала головой.
– Твой порошок не поможет, – прервала она его. – По своему опыту я знаю, что на данной стадии заболевания поможет лишь одно обезболивающее средство – опиум.
Али вздрогнул, как от удара. Лицо его стало бледным как мел.
– Опиум?! – воскликнул он и быстро посмотрел за дверь своего рабочего кабинета, не было ли кого рядом. Потом стремительно подошел вплотную к Беатриче, понизив голос. – Знаешь ли ты вообще, чего требуешь? Хранение и применение опиума строго карается. Даже то, что мы говорим о нем, может повлечь за собой по меньшей мере два года тюремного заключения, в случае если кому-то об этом станет известно. И даже если бы у меня была возможность передать ей его, я не стал бы этого делать. Опиум убьет ее.
– Поверь мне, сейчас это не имеет никакого значения. – Беатриче перешла на шепот. – Ты уже не сможешь спасти Зекирех. Никому это не удастся. Единственное, что мы еще способны сделать для этой бедной женщины, так это позволить ей спокойно уйти из жизни. Или Зекирех умрет в страшных мучениях, или заснет спокойным сном.
Некоторое время Али, нервничая, ходил по комнате взад и вперед. Беатриче могла по складкам на лбу видеть напряженную работу его мозга, взвешивавшего все «за» и «против». Наконец Али остановился.
– Хорошо, – сказал он, сделав глубокий выдох. – Я достану опиум и буду давать его Зекирех. Но ты пойдешь со мной.
Беатриче улыбнулась и протянула ему руку.
– Само собой разумеется. Ведь я обещала Зекирех заботиться о ней, когда той станет совсем худо.
Рукопожатие Али было приятно крепким. Беатриче с удивлением констатировала, что не испытывает к нему такой неприязни, как прежде.
Пока она надевала паранджу, Али вышел из дома, чтобы раздобыть опиум. Он, конечно, не сказал, где его достанет. Возможно, не доверял ей, а может быть, не хотел подвергать себя опасности. Но вернулся Али скоро. Позвал Беатриче в свой рабочий кабинет, плотно прикрыл дверь и достал из потайного кармана одежды завернутый в льняную ткань пакетик.
– Вот, – сказал он и сжал пакетик в руке, – думаешь, столько будет достаточно?
Беатриче развернула тряпочку. Там лежала темная спрессованная масса величиной с плитку шоколада. Даже отдаленно эта масса не напоминала тот белый порошок, который хранился в медицинских флаконах или извлекался из одежды наркоманов в приемном отделении клиники. Беатриче попыталась определить ее вес. Приблизительно как и плитка шоколада – если ей не изменяла память. То есть перед ней лежали сто граммов опиума-сырца. Но насколько он был эффективен? И в каком количестве следовало давать его пациенту для снятия болей? Она знала, что морфин, содержащийся в опиуме, оказывает болеутоляющее действие, являясь всего лишь одним из алкалоидов. Но как ни старалась, не могла вспомнить его процентное содержание. Так в каком количестве и как его следовало употреблять?
Курить, разжевывать, глотать, пить, растворяя в воде? Она не имела понятия.
– Полагаю, хватит, – сказала она, надеясь, что голос ее прозвучал убедительно.
– А как пациентка должна принимать его?
– Решим на месте, – ответила, не моргнув глазом, Беатриче. – Возможностей много, но, с одной стороны, все зависит от состояния Зекирех, а с другой – от условий, в которых она находится. Если кто-то сидит у ее постели постоянно, то вряд ли мы сможем сжигать опиум в курительной емкости.
Али кивнул. Ее аргументы казались ему убедительными. А может быть, он хотел, что называется, раскусить ее. В конце концов, работая врачом, он использовал те же самые уловки.
– Я возьму еще кое-что, тогда можно будет идти.
Пока Али доставал из шкафа свой большой саквояж, Беатриче аккуратно завернула пакетик. Они положили опиум на самое дно саквояжа и замаскировали, положив сверху различные медицинские инструменты, медикаменты, и отправились в путь.
При виде охраны перед дворцом Беатриче стало не по себе. Чем могут они поплатиться, если в саквояже врача обнаружат опиум? Али аль-Хусейну, уважаемому лейб-лекарю эмира, возможно, удастся выкрутиться и избежать тяжкого наказания. Быть изгнанным из города – вот самое страшное, что угрожало Али. Ей же, женщине, да еще и неверной, можно было бы сколько угодно доказывать свою невиновность, полагаясь на милость эмира. Ее бы все равно казнили без промедления.
Но опасения были напрасными. Охрана беспрепятственно пропустила их.
Слуга, уже дожидавшийся у ворот, провел их к гарему. До двери комнаты Зекирех их сопроводил евнух. Когда они оба увидели пожилую женщину, то были поражены ее видом – она страшно исхудала и напоминала скелет, обтянутый кожей; под тонкой простыней четко обозначились кости. Но больше всего Беатриче поразило ее лицо: смертельно бледное, с выдающимися скулами и глубоко запавшими глазами; это больше напоминало обтянутый кожей череп мертвеца, чем живого человека. Зекирех пребывала в состоянии глубокой апатии, и лишь по тихому жалобному стону можно было определить, что жизнь еще теплилась в ней. Беатриче встала на колени перед кроватью и взяла руку старой женщины.
– Зекирех, – тихо произнесла она и бережно погладила морщинистую руку. – Зекирех, ты слышишь меня?
Старуха медленно и с большим трудом открыла глаза. Когда она увидела Беатриче, на лице ее промелькнула слабая, едва заметная улыбка.
– Беатриче, ты пришла. – Ее голос был настолько слаб, что Беатриче пришлось наклониться, чтобы услышать ее. – Ты выполнишь свое обещание?
Беатриче кивнула.
– Да. Поэтому я здесь. Али аль-Хусейн и я принесли кое-что, чтобы облегчить твои боли.
– Это хорошо, – раздался голос за спиной.
Беатриче обернулась и увидела Ханнах.
Служанка выглядела бледной и усталой. Черты ее лица заострились. Можно было предположить, что она не покидала свою госпожу ни днем, ни ночью.
– Зекирех, я могу обсудить с Ханнах, что необходимо делать?
Зекирех слабо кивнула и закрыла глаза. Она вновь принялась тихо причитать и стонать. Беатриче отвела Ханах в сторону, чтобы их не было слышно. Али, стоя на коленях, начал осмотр.
– Когда это случилось, Ханнах? – взволнованно прошептала Беатриче. – Как долго она находится в таком состоянии?
– Ей так плохо вот уже несколько дней, госпожа.
Темные глаза служанки наполнились слезами.
– Что? – Беатриче с трудом удалось не повысить голоса. – Как ты могла допустить это, Ханнах? Почему не послала за Али аль-Хусейном намного раньше?
Служанка начала плакать.
– Она не хотела, госпожа. Я ее настойчиво уговаривала, пыталась убедить, что надо пригласить врача, – она мне запрещала. И хотела говорить лишь с вами. – Ханнах зарыдала. – Сегодня утром я не смогла больше смотреть на это. Я тайно покинула комнату и отправила к Али аль-Хусейну посыльного. Я знаю, что если бы госпожа смогла, то дала бы мне за это пощечину, но она слишком слаба для этого.
Ханнах закрыла лицо руками. Беатриче взяла ее за плечо.
– Пожалуйста, успокойся, ты все сделала правильно, – попыталась она утешить служанку. – Расскажи-ка мне все по порядку.
Ханнах кивнула и вытерла с лица слезы.
– С тех пор как вас не стало во дворце, госпожа, Зекирех потеряла жизненную энергию и бодрость духа. Ела совсем мало, целыми днями не покидала свою комнату и в конце концов перестала вставать с кровати. Я не могла наблюдать за тем, как она все более предавалась меланхолии, понимая, что обречена на смерть. Она уже настолько слаба, что едва может жевать. Ежедневно я варю ей суп, глотать она еще кое-как может. Но и супа съедает всего несколько ложек. А ее боли… – Ханнах вновь залилась слезами. – Ее боли становятся все невыносимее. Она лежит и так стонет и причитает, что у меня сердце обливается кровью. Нет больше моих сил смотреть на все это. Она гордая и достойная женщина и не заслуживает таких страшных мучений.
Беатриче смотрела на исхудавшее, слабое тело, тихо, без движения, лежавшее на кровати. Какой сильной и несгибаемой была Зекирех всю свою жизнь и какой хрупкой и слабой стала теперь.
Али тем временем окончил осмотр и подошел к обеим женщинам.
– Раковая опухоль столь велика, что мы ничем не можем помочь ей, – тихо произнес он. – Да поможет ей Аллах!
Ханнах зарыдала, и Беатриче взяла ее руку в свою.
– У нас есть очень эффективное средство против боли, – сообщила она служанке. – Мы не можем спасти ей жизнь, но в состоянии снять боли.
Ханнах вздохнула с видимым облегчением. Али открыл саквояж и вытащил пакетик с опиумом. Ханнах с любопытством рассматривала темную массу.
– Что это?
– Опиум, – ответила Беатриче без обиняков. Она не обращала внимания на испуганное лицо служанки и уверенно продолжала говорить: – Послушай меня, Ханнах. По хорошо известным тебе причинам все это должно остаться между нами. Это понятно?
Ханнах смотрела на Беатриче широко открытыми глазами, но кивала с готовностью.
– Хорошо. Подготовь горячую воду.
– Я согласен с твоим диагнозом, – сказал Али, когда Ханнах вышла из комнаты, чтобы принести горячей воды.
Беатриче насмешливо приподняла бровь.
– Действительно, господин коллега? Я могу чувствовать себя польщенной?
– Я лишь сказал, что ты в этом случае права, – зло возразил он. – Быть может, речь идет о единственном случае, но…
В этот момент вернулась Ханнах, и Али умолк. Служанка протянула Беатриче чайник.
– Налей горячую воду в чашку и размешай опиум вот в таком количестве. – Беатриче показала Ханнах дозу опиума приблизительно с наперсток. – Потом дашь Зекирех выпить. Я покажу как. – Беатриче размешивала вещество до тех пор, пока клейкая масса не растворилась в воде, взяла чашку и подошла к кровати больной. – Зекирех, у меня в руках лекарство. Оно горькое. Но тебе необходимо выпить всю чашку, тогда боли уменьшатся.
Зекирех кивнула, и Беатриче, приподняв пожилую женщину, приложила чашку к ее губам. Зекирех, делая крохотные глотки, выпила всю чашку, даже не поморщившись. Потом устало откинулась на подушки. Взгляд ее слегка остекленел, и по лицу разлилась благодарная улыбка – опиум уже начал действовать. Зекирех закрыла глаза. Чуть позже послышалось ее глубокое дыхание – она заснула.
Беатриче осторожно встала и подошла к Ханнах и Али.
– Она спит, – прошептала она обоим.
– Благослови вас Аллах, – сказала Ханнах со слезами на глазах.
– Сможешь ли ты без нашей помощи поить таким чаем свою госпожу? – спросил Али.
Ханнах окинула Закирех кротким, полным любви взглядом и кивнула.
– Я все для нее сделаю.
– Только имей в виду, что это опасно. Если кто-то случайно заметит, что ты имеешь дело с опиумом, для тебя это может обернуться гибелью, – сказал Али. – Или значительно сократит жизнь.
Ханнах посмотрела Али в глаза.
– Неужели это та жизнь, которую заслужила такая женщина, как Зекирех? – Она покачала головой. – Нет, господин. Я знаю, если бы Зекирех была в состоянии принимать решение, то она предпочла бы смерть быструю и безболезненную. А своей смерти я не боюсь, – спокойно и уверенно продолжила она. – Если я смогу облегчить страдания моей любимой госпожи или Аллах ее освободит от них, то я готова на все. Сколько раз мне давать ей такой чай?
– Как только возобновятся боли, – ответила Беатриче.
Ханнах кивнула. Она прижала к себе пакетик с опиумом так, будто от него зависела ее собственная жизнь.
– Не беспокойтесь, я спрячу его в надежном месте. И если кто-то случайно обнаружит его, то даже под пытками я не выдам ваших имен.
Ханнах вышла проводить Али и Беатриче. Пока они медленно шли по тихому, пустынному в послеобеденный час коридору, Беатриче интересовалась новостями в гареме.
– Ах, госпожа, с того времени, как вы покинули нас, многое изменилось. Женщины до сих пор сильно напуганы и опечалены смертью Ямбалы и Юсуфа. И…
– Ямбалы и Юсуфа? Что произошло?
Ханнах вздохнула.
– Это страшная история, госпожа, поверьте мне, – сказала она и печально покачала головой. – Вы же знаете, Ямбалу наказали за то, что она появилась в зале без паранджи.
– Да, Нух II приказал отстегать ее плетьми. Но…
– Это было еще не все. – Ханнах сжала губы. – Потом эмир приказал солдатам охраны дворца… Парни должны были ее… Это продолжалось двое суток. – Ханнах закрыла глаза. – Она вернулась чуть живая. Истекала кровью. Вряд ли ее можно было спасти, госпожа. Ямбала умерла от нанесенных тяжелых увечий.
Услышав о такой жестокости, Беатриче почувствовала себя нехорошо. Как мог мужчина сотворить такое с женщиной?
– А Юсуф? – слабым голосом поинтересовалась она.
– Эмир возложил на него полную ответственность за проступок Ямбалы и в наказание лишил занимаемой должности, отправив на кухню подсобным рабочим. Не желая смириться с этим, Юсуф покончил жизнь самоубийством, вонзив себе в грудь кинжал прямо на глазах Нуха. И пусть Аллах услышит мои речи, но, как мне кажется, этот мерзкий тиран хоть на одно мгновение, но понял, что Юсуф хотел убить его, а не себя.
Они подошли к двери с деревянной решеткой, отделявшей гарем от остальной части дворца.
– Если бы вы были здесь, то Ямбала и Юсуф остались бы в живых. Вы бы нашли решение, как спасти обоих, я уверена в этом. – Ханнах вздохнула. – Другие женщины думают так же. И считают виновной Мирват. Это она посоветовала Нуху II изгнать вас из гарема. Если бы вы слышали, госпожа, сколько лживых слухов она распространяла о вас. Но женщины не слушали ее. Сейчас она живет очень уединенно, ее почти никто не видит. Кажется, теперь она не доверяет ни одному человеку. Возможно, ее мучает совесть. Да будет так, не то Аллах в один прекрасный день сам покарает ее.
В последующие дни Али и Беатриче регулярно навещали Зекирех. Пожилая женщина неподвижно лежала на кровати, лишь изредка к ней возвращалось сознание, и тогда она произносила едва различимые слова. Но болей она больше не испытывала. Ханнах оставалось лишь наблюдать за тем, как ее госпожа медленно умирает. С каждым днем дыхание старой женщины становилось все слабее. Она худела, выглядела почти прозрачной. Плоть ее буквально исчезала на глазах. Казалось, что настанет день, когда Зекирех совсем растворится в воздухе.
Так и случилось. Было раннее утро. Прошла всего одна неделя с того момента, когда они в первый раз дали Зекирех опиум. Али и Беатриче вышли из дома еще до утренней молитвы. Первый предвестник зимы – легкий теплый ветер пробегал по переулкам, будто поглаживая их утешающей, милосердной рукой. Когда они увидели Ханнах, Беатриче сразу поняла: все кончено.
У служанки были красные от слез глаза, но, приветствуя Али и Беатриче, она улыбнулась.
– Зекирех…
– Да, госпожа, – ответила Ханнах, не дослушав вопроса. – Это случилось так, как вы и говорили. Сегодняшней ночью она мирно уснула. Боли не мучили ее.
Ханнах пропустила Беатриче в комнату. Ставни были открыты. Теплый ветер гулял по комнате и шевелил гардины, и восходящее солнце бросало бледно-золотой свет на неподвижно лежащее тело.
Беатриче приблизилась к кровати. Зекирех лежала на спине. На ней был белоснежный наряд, худые костлявые руки лежали сложенными на груди. Ханнах расчесала ее длинные седые волосы и заплела их в косу. Смерть стерла с ее лица следы страданий, губы застыли в улыбке. Зекирех выглядела так, будто она спала. И лишь худоба ее тела и мертвенная бледность говорили о том, что сон ее уже беспробуден.
«Смерть – сестра сна», – подумала Беатриче и в первый раз в жизни осознала смысл этого выражения. Она опустилась перед кроватью на колени.
– Пусть там, где ты сейчас, тебе будет легче, чем здесь, – прошептала она и разрыдалась. – Мне будет не хватать тебя, Зекирех.
Когда она поднялась с колен, к ней подошла Ханнах.
– Вот все, что осталось, – сказала служанка и протянула ей пакетик с опиумом. Он значительно уменьшился в размерах. – Того, что она получила, было достаточно. Может быть, это поможет другому больному.
Беатриче взяла опиум и спрятала его в потайном кармане, в котором она хранила и камень Фатимы.
– Эмир уже знает, что Зекирех… что его мать?..
По какой-то причине она не могла назвать вещи своими именами. Наверное, смерть обретает свою реальность, когда называешь имя усопшего.
Ханнах покачала головой.
– Нет. Здесь об этом еще никто не знает. Я хотела бы дать ей еще немного покоя. Когда появятся плакальщицы и Нух II будет стоять подле кровати в своей фальшивой, неискренней печали, с ее спокойствием будет покончено. Я знаю, что вы более других цените успокоение и желаете попрощаться с человеком, которого любили, прежде чем он попадет в рай. – Слеза скатилась по щеке служанки. – Я от всего сердца благодарна вам за то, что вы сделали для Зекирех, госпожа.
Беатриче вздохнула.
– Мне хотелось бы сделать больше. Я никогда не забуду ее.
Она попрощалась с Ханнах. И только покинув комнату, заметила, что Али все это время ждал ее у входа. Он ни о чем не спрашивал и не пытался утешить. Али молчал, и Беатриче была благодарна ему за это.
Идя по коридору, она настолько погрузилась в свои мысли, что едва заметила фигуру, которая с подозрительностью и недоверием выглядывала из ниши.
Беатриче с удивлением узнала в ней Мирват. Она пряталась за широкой пальмой, росшей в латунной кадке. Мирват была добропорядочной, благовоспитанной и скромной женщиной, почитающей законы Корана и соблюдающей их. Но ни добропорядочность, ни благовоспитанность не удержали ее от доносов на подруг и пожеланий старой женщине страшных мучений. Допускает ли Коран такое поведение? Едва ли. «Ханжа, двуличный человек!» – подумала со злостью Беатриче.
Их взгляды встретились. В глазах Мирват застыло жесткое выражение, уголки губ презрительно изогнулись, на переносице залегли две упрямые складки.
Беатриче овладел гнев. Но постепенно, с каждой секундой он стихал, потому что она поняла, что скоро Мирват будет наказана. Красота ее не вечна. Уже сейчас заметны признаки старения распухшего лица недоверчивой, жестокосердной женщины. С исчезнувшей красотой она потеряет и благосклонность Нуха. А песни и стихотворные строки о Розе Бухары скоро забудутся.
– Будь осторожна в словах. Твои ругательства и проклятия, не поддаются счету. Когда-нибудь они вернутся к тебе, – прошептала Беатриче.
Она не была уверена в том, что Мирват услышала ее слова и поняла их, – все это она произнесла в основном для себя – как предостережение. Когда-то эту фразу ей сказал один индонезийский друг ее родителей. Тогда Беатриче в запальчивости ругала своего шефа, не желая ему ничего хорошего. Возможно, он был прав. И надо думать, с Мирват все так и произойдет. Ее проклятия вернутся к ней.
Беатриче бросила через плечо холодный взгляд. Повернулась и пошла, не оборачиваясь, прочь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Камни Фатимы - Вульф Франциска

Разделы:
IIiIiiIvVViViiViiiIxXXiXiiХiiiXivXvXviХviiХviii

Ваши комментарии
к роману Камни Фатимы - Вульф Франциска



Книга занимательная и захватывающая, но концовка немного скомкана.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЮлька
26.05.2011, 0.47





Концовка такая,чтобы держать в напряжении и вызывает желание продолжения истории.Так-что читайте дальше...
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаИриша
10.12.2011, 7.42





7
Камни Фатимы - Вульф Францискаирина
6.02.2012, 2.54





9
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаТатьяна
1.10.2012, 18.32





Книга понравилась,буду читать продолжение. 10/10
Камни Фатимы - Вульф Францискатая
2.10.2012, 8.39





Мне не очень, но твердая 8.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаГалина
8.10.2012, 10.46





Я понимаю, что автор - немец. Но надо же хоть немного географию знать! Откуда это в Бухаре взялись арабы? Там должны быть азиаты: узбеки и башкиры! Может, я чего не понимаю?
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаНастя
18.07.2013, 19.49





С огромным удовольствием прочла. Все понравилось. Видно, что автор очень добросовестно отнеслась к исторической составляющей.rnНастя! Ну и вопрос - откуда в Бухаре арабы. С 7 века арабы в Бухаре. Читай матчасть.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЛюдмила
6.11.2013, 0.05





легкий неисторический романчик,не несущий в себе даже толики новых познаний о мире!Подсмотрели в скважину ,узнали,чем закончилась бытовая история,и все!!! читайте лучше по-настоящему интересную литературу:Пруста,Ефремова,с Таис Афинской и т.д.
Камни Фатимы - Вульф Францискамила
22.02.2014, 11.40





Хороший роман, но концовка что-то не понравилось...
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЛия
7.03.2014, 12.29





Перевод отвратительный. Масса стилистических огрехов. Даже не в каждом абзаце, в каждом предложении - ляп на ляпе. И это только в первой главе. Думаю, при таком раскладе моего лично терпения хватит ещё на полглавы, не больше.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЕлена
21.01.2015, 9.40





Перевод отвратительный. Масса стилистических огрехов. Даже не в каждом абзаце, в каждом предложении - ляп на ляпе. И это только в первой главе. Думаю, при таком раскладе моего лично терпения хватит ещё на полглавы, не больше.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЕлена
21.01.2015, 9.40





Я не поняла конец. Это точно конец, нет продолжения? Она беременна и все что ли?
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЗумруд
21.03.2015, 13.41





а продолжение романа есть?
Камни Фатимы - Вульф Францискаваря
13.10.2015, 1.20





а продолжение романа есть?
Камни Фатимы - Вульф Францискаваря
13.10.2015, 1.20





ВЕРЕ - камні фатімы ,рука фатімы,сердце фатімы - не выбівается буква ,заменіла на латнскую І большую ілі і маленькую. Іскать легко :вводіте імя автора,затем пішете- все серіі,перечень наменованй кніг і такім образом находіте іскомое т.е. все кнгі серіі.Удач в поісках.
Камни Фатимы - Вульф Францискажанна
13.10.2015, 11.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100