Читать онлайн Камни Фатимы, автора - Вульф Франциска, Раздел - XIV в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Камни Фатимы - Вульф Франциска бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.43 (Голосов: 90)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Камни Фатимы - Вульф Франциска - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Камни Фатимы - Вульф Франциска - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вульф Франциска

Камни Фатимы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

XIV

Поздним вечером Али аль-Хусейн через посыльного получил послание эмира Бухары. Письмо содержало сообщение о том, что за заслуги в деле поддержания и сохранения здоровья Нуха II ибн Мансура его хотят особо отметить. В честь этого события вечером грядущего дня состоится праздничная трапеза.
Али задумался, что бы это могло значить. Присвоение почетного звания? Но Али родился в Бухаре и за всю свою жизнь не слышал, чтобы эмир когда-нибудь присваивал кому-либо почетное звание. Подарок? Пожалуй, да. Он мог быть мерой особого признания. Итак, Али решил, что получит подарок. Но что это может быть? Полночи он ломал над этим голову. Уж не идет ли речь о новом поместье? Но что ему тогда с ним делать? Продавать? Подарить? Или посчитать очередным курьезным поступком эмира Бухары?
А может быть, это драгоценность? Античное колье из семейной коллекции эмиров? А вдруг в голову эмира пришла великолепная идея исполнить его желание?
Даже в паланкине эмира по пути во дворец на званый ужин Али не переставал думать о том, чем же будет одарен на этот раз. А что если Нух II задаст ему самый чудесный вопрос из всех: скажи мне, что угодно твоему сердцу, и твое желание будет исполнено?..
Но чего было ему желать? Денег, драгоценных камней, дорогой мебели, ковров необычайной красоты? Всего этого у него и так более чем достаточно.
Его отец – умелый и успешный купец – позаботился о том, чтобы сын ни в чем не нуждался. Лошади, верблюды, соколы, то есть то, чем обычно увлекались мужчины и на что порой тратили целые состояния, вовсе не интересовали Али. Они были ему безразличны.
Может, ему стоит пожелать женщину? Али прищелкнул языком. В этом что-то было. Прекрасная наложница из гарема эмира. С другой стороны, женщин, которые выполнят все его прихоти, он мог купить на углу любой улицы Бухары, и на это вряд ли стоит жертвовать желанием. Женщина, о которой он мечтал в своих снах, которая не только делила бы с ним постель, но значила для него много больше, наверное, еще не родилась. А вдруг Нуху II все-таки удастся раздобыть в государстве верующих такую, которая будет соответствовать всем его запросам? Чтобы была умна и красива и не только любила его, но и могла поддержать с ним беседу, умело следя за ходом его мыслей, и вдохновляла на труд. Чтобы в случае необходимости не боялась ему возразить, а по вечерам играла в шахматы или наблюдала в подзорную трубу звезды на небе… Али рассмеялся. С этой мечтой ему, пожалуй, лучше обратиться к сказочному духу – простому смертному выполнить такое желание не под силу. Он уже смирился с тем, что так и умрет неженатым.
Так что же ему тогда оставалось желать? Али с наслаждением потянулся в паланкине и закинул руки за голову. Новую подзорную трубу? Но в этом не было необходимости, потому что подзорная труба, которая имелась у него, по качеству превосходила все остальные. Книги? Да, это желание, пожалуй, было самым разумным. Он бы не отказался пополнить свою и без того обширную библиотеку, например, трудами Эпикура и Парменидоса. Или «Илиадой» Гомера, которой у него до сих пор не было по необъяснимым причинам. Эти книги были редкими старыми фолиантами, и заполучить их представлялось делом нелегким. Или лучше…
Мысли Али прервались, так как внезапно прекратилось успокаивающее покачивание паланкина. Рабы-носилыцики остановились, и слуга откинул в сторону плотную занавеску.
– Да будут мир и Аллах с вами, уважаемый Али аль-Хусейн ибн Абдаллах ибн Сина! – сказал слуга и согнулся в низком поклоне. – Все готово для праздничного ужина. Мой господин, благородный Нух II ибн Мансур, эмир Бухары, уже ждет вас в зале торжеств. Не соблаговолите ли последовать за мной?
Али пытался скрыть волнение, вышагивая с гордо поднятой головой и стараясь игнорировать любопытные взгляды слуг и рабов.
К чести эмира следует отметить, что в этот вечер он был одет в лучший свой наряд – кафтан из очень плотного белого индийского шелка и великолепную накидку. Два месяца закройщик создавал этот шедевр портняжного искусства, еще месяц ушел на отделку его вышивкой. На выручку от продажи этого праздничного одеяния семья из десяти человек спокойно могла прожить целый год, питаясь изысканными блюдами. Но, к сожалению, ткань, столь дорогая и великолепная, с трудом ложилась в складку, и эмиру приходилось мучиться с ней, пытаясь элегантно приподнять до колен и стараясь не наступить на слишком длинный подол кафтана. Когда же наконец Нуху II удавалось без осложнений преодолеть несколько ступенек, на его лбу выступал пот.
В душе он ненавидел этот наряд и всегда думал о том, что лучше было бы сшить из столь плотной ткани занавес. Но стоило ему войти через широкие двери в зал торжеств, как все мучения с непокорной тканью забывались: столь он был великолепен.
Зал оправдывал свое название. Это было большое помещение с высокими потолками. Мозаики дивной красоты и стройные колонны украшали его с двух сторон. Из двух фонтанов струилась издающая аромат роз вода. Она стекала по желобам из блестящего розового мрамора в дивный водоем в центре зала, в котором плавали кувшинки и огоньки-светильники. Дно водоема было выложено великолепной мозаикой из красных и золотистых камешков, поэтому и вода имела цвет струящегося золота. Два узких изящных мостика красовались над искусственными ручейками. Сотни гладко отполированных, богато украшенных цветным стеклом масляных ламп висели на колоннах и стояли в маленьких зеркальных нишах или на низких столиках. Из курительных чаш поднимался приятный аромат амбры, стиракса и сандалового дерева. Широкая лестница в центре зала вела на площадку, покрытую дорогими мягкими коврами и заставленную удобными банкетками. Нух II уже расположился здесь в окружении нескольких гостей. В углу разместились многочисленные музыканты со своими инструментами.
Когда появился Али, Нух II, вопреки обычаю, поднялся навстречу и даже спустился на несколько ступенек вниз.
– Какая радость иметь возможность приветствовать вас здесь, Али аль-Хусейн, уважаемый и бесценный друг!
Нух II схватил руки Али, обнял и поцеловал его, будто брата. На мгновение Али даже стало нехорошо – начали дрожать колени. Наверное, таким образом приветствуют особо опасного врага, чтобы усыпить его бдительность и не дать ему заподозрить, что решение о его смертном приговоре уже принято.
– Рад и я, Нух II ибн Мансур, господин и повелитель всех верующих Бухары, – вежливо ответил Али и попытался непринужденно улыбнуться, хотя страх сковал ему челюсть. Он вспомнил Моисея Бен Леви, одного богатого купца-еврея.
Около года назад Моисей нежданно-негаданно умер после праздничной трапезы у эмира, устроенной в его честь. Поговаривали, что Нух II не простил еврею того, что его лошади показали на скачках лучшие результаты и пришли к финишу первыми. Рассказывали, что во время трапезы Моисей жаловался на странный вкус одного специально приготовленного для него блюда. Это были, конечно, всего лишь слухи, ничем не подтвержденные. Может быть, Нух II и не имел никакого отношения к смерти еврея. Моисею шел уже шестой десяток, и у него было слабое сердце. Но почему в голову Али пришла именно эта злосчастная история?
– Премного благодарен за ваше приглашение, – продолжал Али, стараясь, чтобы его голос не дрожал. – Для меня честь – принять участие в этом праздничном ужине.
Нух II громко рассмеялся.
– Уважаемый друг! Это для меня честь – видеть у себя в гостях великого целителя! – Он сделал протестующее движение рукой. – Никаких возражений! Я знаю, о чем говорю. Только взгляните на мой нос. Без вашего искусства он сросся бы так криво, что я стал бы посмешищем для всех верующих. Нет-нет, вы слишком уж скромны, Али аль-Хусейн. – Нух II так сильно ударил его по плечу, что у того чуть не слетел с головы тюрбан. – Ну, проходите, садитесь. Сегодня вы заслуживаете почетного места.
Эмир представил Али другим гостям, полудюжине мужчин. Среди них были Ахмад аль-Жахркун, великий визирь, и несколько чиновников высокого ранга, к которым лейб-лекарь в разное время приглашался для решения несложных медицинских проблем.
Пока слуга помогал Али снять плащ, хозяин трижды ударил в ладоши. Музыканты заиграли тихую приятную мелодию, и слуги начали вносить на подносах, блюдах и чашах самые изысканные яства. Они ходили между гостями, и каждый мог взять то, что ему нравилось, в любом количестве. Предлагали нежные паштеты с козьим сыром и мясом, маринованные с чесноком овощи, шашлык из мяса ягнят с острым соусом, приправленные специями окорочка цыплят, превосходная на вкус каша из проса, йогурт с огурцами и чесноком, жареных диких уток, еще теплых, прямо из печи, кунжутные лепешки и многое-многое другое. Али с удивлением смотрел на это кулинарное изобилие. Всякий раз, когда слуга предлагал отведать что-либо из чаши или с подноса, ему казалось, что это кушанье самое вкусное из всех, какие он когда-либо пробовал в своей жизни. Он начал завидовать эмиру, имевшему такого талантливого повара. И уже всерьез задумался над тем, что неплохо было бы и ему иметь подобного кулинара. Пожалуй, стоит попросить у эмира в качестве подарка мастера поварского дела такого же высочайшего класса.
Когда гости насытились, Нух II хлопнул в ладоши и приказал принести кофе. Сытый и довольный Али удобно расположился на банкетке и осторожно пригубил горячий напиток. Уже после первого глотка Али почувствовал, как его покинула усталость, овладевшая им после продолжительного роскошного ужина. Похоже, то же ощущение испытывали и другие гости, так как разговоры вспыхнули с новой силой. Особо поразила Али общительность Ахмада аль-Жахркуна. Он знал великого визиря как молчаливого, немного брюзгливого и замкнутого человека. Но в этот вечер тот улыбался, делал интересные замечания во время беседы, и это ни в коем случае не касалось предостережений или выдержек из глав Корана. «Наверное, мне просто не удалось узнать его как следует», – подумал Али и вновь пригубил изысканный напиток.
Нух II кивком головы подал музыкантам знак, и дирижер почтительно поклонился. Барабанная дробь зазвучала быстрее, флейты и лютни заиграли громче и радостнее. Он с удовольствием бы похлопал в ладоши в такт понравившейся музыки, но в таком избранном кругу это было не принято. И он позволил себе лишь отбивать такт ногой, что было совсем незаметно под фалдами его наряда. Когда музыканты закончили играть, в зале воцарилась тишина. Потом подала голос одна флейта – протяжный, обольстительный звук, мягкий и шелковистый, как ночь или объятия женщины. В предвкушении чего-то необычного Али выпрямился на своем месте, другие гости начали оживленно перешептываться. И действительно, ждать пришлось недолго. Из-за занавеси, закрывающей один из проходов дворца, появилась изящная ступня, потом совершенной формы голень. Тихо зазвенели колокольчики, когда ножка в такт флейте совершала танцевальные па, напоминающие движения гибкой змеи. Потом показалась рука, повторяющая движения ноги, и наконец перед гостями предстала очаровательная танцовщица в легком, воздушном одеянии, едва прикрывающем точеную фигурку. В первый момент щеки Али залила краска. Стараясь скрыть смущение, он повернулся к Ахмаду. Великий визирь сидел на банкетке и безотрывно смотрел на танцовщицу. Цвет его лица менялся с ярко-красного до смертельно-бледного с пугающей быстротой. Похоже, великий визирь был близок к апоплексическому удару.
«Буду надеяться, что удара не случится», – подумал Али. Ему совсем не хотелось, чтобы вечер был испорчен.
Он вновь повернулся к танцовщице. Мелодия флейты зазвучала немного быстрее, тихо вступили барабаны. Танцовщица двигалась с несравненным изяществом, будто паря над мраморным полом. Соблазнительно вращая бедрами в такт музыке, она наклонялась назад, касаясь головой пола, и вновь выпрямлялась. Али зачарованно смотрел. Барабанная дробь звучала все быстрее, и все быстрее двигалась танцовщица. Ее черные длинные волосы развевались, как темная вуаль, вплетенные в пряди серебряные жемчужины сверкали в свете масляных ламп. Как мог человек, созданный по образу и подобию Аллаха, так изящно двигаться? Али не мог оторвать взгляда. Как загипнотизированный, он следил за великолепным танцем. Наконец она упала на колени почти у самых ног Али. В тот же миг музыка стихла, и громкая барабанная дробь возвестила об окончании действа.
Юная прелестница еще некоторое время оставалась недвижима. Волосы закрыли ее лицо и веером рассыпались по полу. Потом она грациозно поднялась. Улыбаясь, поклонилась и легкими быстрыми шагами исчезла за занавесью. Лишь после этого Али почувствовал, что оцепенение прошло.
Другие гости, видимо, ощущали то же самое, так как до него доносились глубокие вздохи. Когда он украдкой обернулся назад, то увидел, как один из пожилых чиновников тайком смахнул пот со лба.
– Какое превосходное выступление, – сказал Али, почувствовав восхищенное одобрение присутствующих. – Благодарю вас, уважаемый Нух II ибн Мансур.
Эмир полыценно улыбнулся.
– Ну, как мною было сказано вначале, Али аль-Хусейн, благодарности заслуживаю не я. Мне следует благодарить вас. Вы великий врач, настоящий мастер своего дела, и я счастлив, что вы являетесь моим лейб-лекарем.
Али почувствовал, как от этих слов жар бросился ему в лицо, и ему стало нехорошо. Может, эмир задумал причинить ему неприятность? Али знал, что не всегда был сдержанным на язык. Возможно, он недооценил Нуха II, и эмир не так понял смысл какого-нибудь его саркастического высказывания? Уж не собрался ли эмир отомстить ему за насмешку?
– Ну, на самом деле, вы оказываете мне слишком большую честь, – пробормотал Али. – Я делаю то, что умею, и…
– Слушайте, слушайте! – воскликнул Нух II и, смеясь, обратился к своим гостям: – Это слова великого человека. Ваша скромность украшает вас, но она ни к чему. В этом зале нет никого, кто не был бы убежден в ваших способностях, будь то те, кому посчастливилось лечиться у вас, или те, кто лишь слышал, что говорят о вас в Бухаре. Однако больше всех благодарен вашей гениальности я. Взгляните-ка на мой нос. – Он оглядел всех. – Совсем недавно, в результате несчастного случая на охоте, у меня на лице вместо носа был кровавый ком мяса. Я и надеяться не смел на то, что кости срастутся и нос примет свои прежние очертания. А теперь полюбуйтесь, гости дорогие. Есть разница между тем, что было, и тем, что есть? – Все убежденно закачали головами. – И этим я обязан искусству врачевания Али. Без него я выглядел бы, наверное, как драчун из мрачных трущоб Бухары.
Али был готов провалиться сквозь землю. На самом деле его никак нельзя было обвинить в излишней скромности.
Эмир окинул взглядом гостей.
– Я долго думал над тем, как выразить свою признательность человеку, возможности которого, по сути, безграничны. Дарить Али аль-Хусейну драгоценные камни, ковры или мебель – все равно что подарить, скажем, Саддину лошадь.
Все рассмеялись. Сердце Али стучало в груди так, как барабанные палочки перед завершением танца. Его одолевали противоречивые чувства. С одной стороны, он был взволнован, как маленький мальчик перед первой охотой, с трудом сдерживая напряжение в ожидании сюрприза, который приготовил ему Нух II. С другой стороны, его терзал страх оказаться жертвой игры эмира в кошки-мышки. Уж не ждет ли его в конце этого вечера смертный приговор или нечто подобное?
– Итак, уважаемый Али аль-Хусейн, я придумал для вас нечто особенное. То, чего у вас, несмотря на все богатство, нет. – Эмир встал и в предвкушении радостного события стал потирать руки. Или он злорадствовал? – Доставить ее сюда!
Зазвучала дробь барабана, всеобщее напряжение достигло наивысшей точки. Али невольно затаил дыхание. Что еще выдумал Нух II? Может быть, задумал подарить ему львицу? И питает надежду на то, что хищное животное съест его в собственном доме и тот не обагрит свои руки кровью Али? Но напряжение спало сразу, как только смолкла барабанная дробь и в комнату вошла женщина в сопровождении слуги. Тот провел ее мимо фонтана, будто хотел удостовериться в том, что она не повернет назад и не исчезнет в бесконечных коридорах дворца. Женщина, как и предписывает Коран, была в парандже, так что разглядеть ее не представлялось возможным. К своему удивлению, он заметил, что она одета как невеста. Что еще надумал Нух II? Уж не хочет ли он женить своего лейб-лекаря прямо здесь и сейчас? Али просто не знал, как ему себя вести. Да, он почувствовал облегчение: в конце концов, свадьба – это не смерть, которой он так страшился. Но, опять-таки, ему хотелось самому выбрать себе жену и свадьбу отпраздновать в СВОЕМ доме, в кругу СВОИХ гостей. Но как заявить об этом повелителю?
Нух II вышел навстречу женщине в парандже, взял ее за руку и повел к Али, как отец свою дочь – к жениху. Али разволновался и, к своему удивлению, понял, что ничего не имеет против перемен в своей холостяцкой жизни. И мог ли он вообще противостоять этому роковому стечению обстоятельств? Сотни мыслей и всяческих отговорок пронеслись в его голове, однако их пришлось тут же отбросить. Не мог же он обидеть Нуха II в его собственном доме перед его же гостями, отказавшись принять от него подарок! И наконец, заглянув в глаза скрытой за паранджой женщины – они были голубыми, как небо перед наступлением рассвета, – Али затаил дыхание. Это была ОНА! Та таинственная дикарка с Севера, что сломала эмиру нос.
Али вдруг понял, что и эта награда, и праздничная трапеза были, к сожалению, всего лишь предлогом. Нух II хотел отделаться от опасной рабыни и при этом избежать неприятностей. И кто же более всего, как не врач, который был уже знаком с этой женщиной, подходил для осуществления задуманного?
– Али аль-Хусейн, уважаемый и бесценный друг, – начал повелитель, ласково похлопывая руку женщины. Али было видно, что она пыталась высвободиться. – Как вам известно, я неохотно расстаюсь с тем, что дорого моему сердцу. А это лошади и женщины. Но моя благодарность столь велика, что я готов пойти на большую жертву. И потому хочу вручить вам в подарок редкую жемчужину из моего гарема. Это женщина несравненной красоты и выдающейся добродетели. – Эмир посмотрел на нее и вздохнул. – Итак, я передаю ее в ваши руки. Не пугайтесь, Али аль-Хусейн, но мы хотим отпраздновать еще и вашу свадьбу. И то, что эта женщина сегодня в свадебном наряде, говорит о том, что она будет вашей всегда. Может быть, она вас полюбит. Прошу вас обращаться с ней хорошо, так как, признаюсь, с трудом расстаюсь с такой редкостной красотой.
Жестом он попросил Али подняться с места. Тот встал и подошел к Нуху II. Эмир на глазах всех присутствующих передал ему руку женщины. Али взял ее и попытался улыбнуться.
– Я… я не знаю, что мне следует говорить, – пробормотал он. – Я никак не рассчитывал на столь… великолепный подарок. Я буду дорожить ею. Благодарю вас, Нух II ибн Мансур.
Чуть дыша, он поцеловал ладонь женщины, а Нух II и его гости отметили этот жест радостными аплодисментами. Али улыбался. Он чувствовал себя лицемером. Лучше бы ему провалиться на этом месте и со всем своим имуществом оказаться на другом конце света. Али взглянул на женщину. В ее глазах появилось недовольство.
«Может быть, эмир хочет избавиться не только от рабыни», – подумал Али. Возможно, он задумал уничтожить его особо коварным способом.
Нух II и Али сели, женщина заняла место у ног Али. Эмир и его гости веселились от души. Музыканты играли, гости балагурили, обмениваясь шутками, смеялись.
Али рассеянно участвовал во всеобщей радости. Никто не заметил, что он думал о чем-то другом. Он наблюдал за женщиной. Расположившись у его ног, она сидела неподвижно, как статуя. Но Али казалось, что под паранджой в ее душе все кипело, бурлило и клокотало. Одно было ясно: все происходящее было для нее, так же как и для него, полной неожиданностью. И, как и у него, воодушевления не вызывало.
Уже далеко за полночь эмир наконец объявил об окончании праздничного ужина и приказал подать к дверям зала торжеств паланкины для своих гостей. На протяжении всего пути Али и его спутница молча сидели друг против друга. Однако они не были похожи на двух людей, которые провели приятный вечер. Внутреннее раздражение достигло такой степени, что оба ощущали легкое пощипывание кожи.
Али облегченно вздохнул, когда рабы-носильщики остановились перед его домом и помогли выйти из паланкина ему и его женщине. Али был в растерянности. Этот дом, его очаг, до сих пор был мирной обителью покоя и благополучия. Здесь он чувствовал себя хорошо с тех самых пор, как себя помнит. Какой же должна стать жизнь теперь, когда вдруг появилась жена, да еще ТАКАЯ? Он вспомнил своих женатых друзей, изводимых ежедневными спорами, вечными придирками и ревностью. Али вздохнул. Со своей свободой придется распрощаться. Остается одно: искать способ пристойным образом избавиться от этой женщины. Но как его найти?
В маленьком окошке рядом с воротами горела одна-единственная масляная лампа – верный знак, что раб у ворот и Селим ждут возвращения своего господина. И действительно, не успел Али постучать в дверь, как ворота отворились.
– Да будет Аллах с вами, господин! – сказал раб и поклонился.
– Я знал, что вернусь поздно, но праздничный ужин у эмира неожиданно затянулся, – сказал Али и тут же разозлился сам на себя. С каких это пор он должен отчитываться перед рабом у ворот о времени своего прихода и ухода? – Впрочем, это… – Али указал на женщину в парандже и вдруг понял, что не может вспомнить ее имени. Что же сказать рабу? О Аллах, он не желал опять оказаться в дураках. – Теперь она будет жить здесь.
– Добро пожаловать. – Раб склонился перед ней в поклоне. Казалось, он даже не удивился.
Едва он успел запереть ворота, как послышались шаркающие шаги Селима, медленно приближавшегося к ним. Али заскрипел зубами. Старый дурак наверняка не будет столь тактичен и молчалив, как раб.
– Господин, вы пришли слишком поздно, – уже подходя, с осуждением сказал Селим. В руках у него была масляная лампа. – Я…
Слуга прервался на полуслове. Свет лампы выхватил из темноты спутницу Али. Селиму приходилось видеть в этом доме господина в сопровождении женщины, но чтобы в парандже, да еще в подвенечном платье…
– Господин, я… – Было видно, что Селим явно ошарашен. – Не женились ли вы тайно, господин?
– Нет, Селим, – поспешно отмахнулся от слуги Али. – Это…
До сих пор он не мог вспомнить имени женщины.
– Меня зовут Беатриче. – Голос из-под паранджи звучал немного приглушенно, но спокойно и уверенно. – Я одна из женщин гарема эмира и передана твоему господину в качестве подарка. И, исходя из ситуации, теперь должна буду жить здесь.
Али почувствовал, как его лицо густо покраснело. Кто позволил этой женщине унизить его перед слугой? Селим не знал, как ему реагировать на это.
– Но вы все же… – забормотал он и растерянно посветил Беатриче прямо в лицо. – Я не знаю, где вас положить спать. Мы не подготовили комнаты – во всяком случае такой, чтобы в ней дама чувствовала себя комфортно, и кроме того…
– Мы решим эту проблему, – гневно прервал его Али.
Что это им обоим вздумалось общаться друг с другом, не обращая на него внимания? Да еще самим принимать решения, будто Али здесь не было вовсе! Разве не он хозяин в доме?
– Первое время вы будете спать в комнате пациентов, сейчас она как раз пустует. Как только для вас будет оборудована комната согласно вашим запросам и желаниям, вы сможете туда переехать.
– Но, господин, – возразил Селим, – в комнате для пациентов очень простая обстановка, а кровать узкая и жесткая. Не думаю, что она подойдет для проживания дамы. Женщина будет испытывать там неудобства.
– Пока, к сожалению, нам предложить больше нечего, – резко возразил Али. – Это единственный вариант. И потом, это же временно. Или ты считаешь, что я должен уступить ей свои покои, а сам отправиться в комнату для пациентов?
– Господин, я…
– Пусть будет так, Селим, – сказала Беатриче, успокаивающе взяв слугу за руку. – Отведи-ка лучше меня в мою комнату. Уже поздно, и я устала.
– Охотно, госпожа, – ответил Селим и, держа лампу в руках, покорно пошел вперед.
Али от злости заскрежетал зубами. «Старый глупец! Что это ему пришло в голову исполнять чужие приказания? Она никакая не госпожа – уж во всяком случае, в его доме. Подарок, рабыня и более ничто. Надо ей напомнить об этом, а то скоро стану чужим в своем собственном доме. Но сейчас я слишком устал. Завтра, завтра же я поговорю с ней».
Маленькая комната, которую Али и старый слуга называли комнатой для пациентов, имела и на самом деле спартанскую обстановку, состоящую из узкой кровати и стола. И никаких ковров, никаких банкеток и занавесок. После сказочно красивых интерьеров дворца Беатриче показалось, что ее поместили в тюремную камеру или монастырь. Помещение, однако, было чистым, белье, стены и полы из песчаника пахли свежей мятой.
– Я сожалею, госпожа, но эта комната совершенно не подходит для проживания дамы, – сказал Селим и пожал плечами. – Раньше здесь писали письма. После смерти отца мой господин заставил вынести всю мебель, убрать ковры и поставить эту кровать. Обычно он осматривает здесь больных. Но вам не стоит беспокоиться, в комнате моют и убирают каждый день. А если дают приют больному, то потом даже белят стены. – Селим глубоко вздохнул. – Но в этом доме есть дорогие ковры и изысканная мебель, чтобы прилично обставить и обустроить ее. Я хотел бы…
– Все нормально, Селим, – прервала его Беатриче. Лицо пожилого человека приняло такой несчастный вид, что ей стало жалко его. – Комната чистая, а это самое главное. Кроме того, Али, твой господин, прав. Мое пребывание здесь не надолго. Не это главное.
Селим опять вздохнул и в растерянности осмотрел помещение.
– Думаю, необходимо принести еще несколько подушек, чтобы вам было хоть немного удобнее, госпожа.
– Вот это было бы действительно неплохо. Большое спасибо.
– Вы говорите мне, если вам понадобится что-нибудь еще, – по-дружески добавил Селим. – Я тут же попытаюсь выполнить вашу просьбу. И еще хочу попросить вас в первые дни пребывания здесь благосклонно отнестись ко всем неудобствам, госпожа. Вам, конечно, многого будет недоставать, и какие-то традиции в этом доме наверняка не совпадут с вашими. У нас даже нет служанки для вас. Поэтому поначалу придется довольствоваться моими услугами. Уже заранее прошу прощения. Я неловкий и невежественный старый дурак, никогда до сих пор не прислуживавший даме, и многого, даже самого необходимого, не умею. Но я готов учиться. И если быт здесь не приспособлен к проживанию женщины, то уверяю вас, что буду очень стараться, дабы исправить эту катастрофическую ситуацию. Надеюсь, что этот дом вскоре станет и вашим и вы будете здесь чувствовать себя комфортно.
– Спасибо на добром слове, Селим, – сказала Беатриче. – Я хочу попросить тебя… Для меня эти обстоятельства новы и необычны. Откровенно говоря, я даже немного боюсь жить с Али аль-Хусейном под одной крышей. Так вот, если ты сочтешь, что мною допущена грубая ошибка или я веду себя неподобающим образом, то очень прошу сказать мне об этом. Еще я хотела бы знать о привычках твоего господина, чтобы как можно меньше мешать его распорядку дня, вносить путаницу в его деловую жизнь. Ты поможешь мне?
– Да, госпожа, с радостью.
Взгляд старого слуги был настолько искренним, что у Беатриче сразу отлегло от сердца.
– Может, приступим завтра же, после утренней молитвы, когда ты справишься со своими многочисленными обязанностями?
Селим поспешно кивнул.
– Мой господин всегда встает очень рано, госпожа. После утренней молитвы он завтракает и принимает пациентов. В это время его нельзя беспокоить, так что я смогу показать вам дом, а вы скажете, что необходимо вам для удобства проживания.
– Спасибо, Селим, – поблагодарила Беатриче. – И ступай отдохни. Ночь коротка, а наступающий день будет полон хлопот. Тебе надо поспать.
– С удовольствием, госпожа. Вот только принесу вам подушки.
Старый слуга поспешно заковылял прочь. Беатриче подметила, что его мучил тяжелый артроз тазобедренных суставов. Видимо, при явном врожденном искривлении позвоночника и чрезмерных нагрузках заболевание с годами прогрессировало. Что же касается гигиены этой комнаты для больных, то она была просто образцовой. Али позаботился освободить ее от излишней мебели и тканей, которые могли быть рассадниками болезней. В этом Али был впереди своего времени.
«Вне сомнений, это чуть ли не единственное помещение во всей Бухаре, где можно даже проводить операции», – с признательностью подумала Беатриче.
Когда Селим наконец-то вернулся с обещанными подушками, у Беатриче уже слипались глаза. Она от всего сердца поблагодарила старика, пожелала ему доброй ночи и закрыла дверь.
Снимая паранджу, Беатриче размышляла. Что задумал Нух II?
Похоже, и сам Али, как и она, был не в восторге от этой затеи. Но Беатриче слишком устала, чтобы гневаться. Неожиданно она вспомнила, что у нее нет с собой ни одежды, ни других необходимых ей личных вещей. Никто ничего не говорил ей перед тем, как отвести в зал торжеств. Ей придется спать в нижнем белье, а утром опять надеть праздничные одежды. У Беатриче даже не было расчески, чтобы привести волосы в порядок.
«Завтра я попрошу бедного старого Селима об услуге, – подумала она. – Может, эмир пришлет мне некоторые вещи».
Но в это не особенно верилось. Нух II был слишком занят своими проблемами, чтобы думать о других.
Беатриче прилегла, положила под голову подушки и накрылась тонкой простыней. Кровать действительно оказалась жесткой и узкой, как тюремные нары или кушетка в больнице, которая всегда вызывала у Беатриче недовольство. Кажется, сейчас она отдала бы жизнь за то, чтобы опять оказаться в приемном покое. «Может, завтра я проснусь в ординаторской своей клиники и пойму, что все это было лишь сном, долгим безумным сном». С этой мыслью она и заснула.
Али только что отпустил пациента, назначенного им на утренний прием, и радовался предстоящему полуденному перерыву, когда он наконец сможет заняться чтением. Недавно заезжий торговец всучил ему книгу, за которую запросил всего три динара. Лишь дома Али понял, владельцем какого сокровища стал. Сочинения Аристотеля были ему знакомы с ранней юности. Он так часто читал их, что знал почти наизусть, очень печалясь оттого, что они трудны для понимания. И вот теперь книга, которую он поначалу не хотел покупать, стала ответом практически на все его вопросы. Ее написал один арабский ученый, который подробно изучал труды Аристотеля. Впервые в жизни Али с удивительной точностью понял, о чем писал в своих работах греческий ученый. С этого дня он едва мог дождаться времени послеобеденного отдыха.
Али достал книгу, нежно погладил ее переплет и раскрыл на странице, где остановился в прошлый раз. Он уже собирался приступить к чтению, когда в его кабинет вошла Беатриче. Али взглянул на нее отсутствующим взглядом. О том, что эта женщина теперь живет в его доме, он совершенно забыл.
– Простите мое вторжение, – почтительно сказала она. – Я знаю от Селима, что послеобеденный отдых для вас свят, но мне необходимо срочно поговорить с вами.
– Ну хорошо, пусть будет так, – без особой радости пробормотал Али. Присутствие этой женщины интересовало его в меньшей степени, чем прерванное чтение. – О чем же речь?
– Можно мне присесть?
– Да… да, само собой разумеется.
Смущаясь и раздражаясь одновременно, Али указал на одну из подушек. Ему не нравился самонадеянный тон женщины. Никто в его доме не осмеливался с ним так разговаривать. Тогда почему он не указал ей на это, как сделал бы с дерзким слугой? Али отнес такую сдержанность на счет вежливости. Хотя знал, что это неправда. Глубоко в душе он понимал, что на самом деле боится ее.
– Ну и? – спросил он и предпринял безуспешную попытку прямо и уверенно взглянуть ей в глаза.
– Нух II не желает отдавать мне мои вещи, – без предисловий начала она, и по ее голосу было понятно, насколько она разгневана этим.
– Что-что? Я не понимаю…
В глазах ее было заметно нетерпение.
– Этот жирный мерзкий мужлан утверждает, что все: мои платья, туалетные принадлежности – принадлежит ему. И ничего не хочет возвращать.
– И что же следует сделать мне?
– Совсем немного. Не могу же я все время находиться в свадебном наряде! – Голубые глаза сверкали от гнева. – Есть две возможности: либо вы поговорите с эмиром, чтобы он вернул мне хотя бы часть моих вещей, либо даете распоряжение позвать в дом портного.
Али в задумчивости пощипывал бороду.
– Я сейчас же вызову портного.
Она поднялась с места.
– Не хотела бы больше мешать вам. Но… – Беатриче немного помедлила, прежде чем продолжила говорить. – Поведение эмира – унижение для нас обоих. Будь я на вашем месте, во время следующего вызова к нему я бы придумала что-нибудь этакое.
Дверь с грохотом закрылась за ней. Что это за женщина! Он редко слышал, чтобы так разговаривали даже мужчины. К своему удивлению, Али понял, что ее монолог вызвал у него улыбку. Как верны были ее слова! И тут он понял, почему боится эту Беатриче. Осознание было похожим на удар в челюсть и перевернуло все его мировоззрение.
До сих пор он делил женщин на две категории. На женщин, которые заботились о нем, как его мать и бабушка, многочисленные тетки и кузины. Они всегда следили за тем, чтобы он хорошо кушал, а платье его было чистым и опрятным, утешали его, когда он был маленьким. И на женщин, которые дарили ему приятные ночи, блудниц, которых он мог подцепить на каждом углу в Бухаре или привести домой после праздничного ужина с друзьями – красивые тела, лица которых менялись, как в калейдоскопе. Он всегда считал, что идеальная жена должна сочетать в себе черты как одних, так и других. Опыт общения с этой женщиной был новым, незнакомым. Никогда прежде он не встречал женщины, которой бы втайне восхищался. И это пугало его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Камни Фатимы - Вульф Франциска

Разделы:
IIiIiiIvVViViiViiiIxXXiXiiХiiiXivXvXviХviiХviii

Ваши комментарии
к роману Камни Фатимы - Вульф Франциска



Книга занимательная и захватывающая, но концовка немного скомкана.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЮлька
26.05.2011, 0.47





Концовка такая,чтобы держать в напряжении и вызывает желание продолжения истории.Так-что читайте дальше...
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаИриша
10.12.2011, 7.42





7
Камни Фатимы - Вульф Францискаирина
6.02.2012, 2.54





9
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаТатьяна
1.10.2012, 18.32





Книга понравилась,буду читать продолжение. 10/10
Камни Фатимы - Вульф Францискатая
2.10.2012, 8.39





Мне не очень, но твердая 8.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаГалина
8.10.2012, 10.46





Я понимаю, что автор - немец. Но надо же хоть немного географию знать! Откуда это в Бухаре взялись арабы? Там должны быть азиаты: узбеки и башкиры! Может, я чего не понимаю?
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаНастя
18.07.2013, 19.49





С огромным удовольствием прочла. Все понравилось. Видно, что автор очень добросовестно отнеслась к исторической составляющей.rnНастя! Ну и вопрос - откуда в Бухаре арабы. С 7 века арабы в Бухаре. Читай матчасть.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЛюдмила
6.11.2013, 0.05





легкий неисторический романчик,не несущий в себе даже толики новых познаний о мире!Подсмотрели в скважину ,узнали,чем закончилась бытовая история,и все!!! читайте лучше по-настоящему интересную литературу:Пруста,Ефремова,с Таис Афинской и т.д.
Камни Фатимы - Вульф Францискамила
22.02.2014, 11.40





Хороший роман, но концовка что-то не понравилось...
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЛия
7.03.2014, 12.29





Перевод отвратительный. Масса стилистических огрехов. Даже не в каждом абзаце, в каждом предложении - ляп на ляпе. И это только в первой главе. Думаю, при таком раскладе моего лично терпения хватит ещё на полглавы, не больше.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЕлена
21.01.2015, 9.40





Перевод отвратительный. Масса стилистических огрехов. Даже не в каждом абзаце, в каждом предложении - ляп на ляпе. И это только в первой главе. Думаю, при таком раскладе моего лично терпения хватит ещё на полглавы, не больше.
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЕлена
21.01.2015, 9.40





Я не поняла конец. Это точно конец, нет продолжения? Она беременна и все что ли?
Камни Фатимы - Вульф ФранцискаЗумруд
21.03.2015, 13.41





а продолжение романа есть?
Камни Фатимы - Вульф Францискаваря
13.10.2015, 1.20





а продолжение романа есть?
Камни Фатимы - Вульф Францискаваря
13.10.2015, 1.20





ВЕРЕ - камні фатімы ,рука фатімы,сердце фатімы - не выбівается буква ,заменіла на латнскую І большую ілі і маленькую. Іскать легко :вводіте імя автора,затем пішете- все серіі,перечень наменованй кніг і такім образом находіте іскомое т.е. все кнгі серіі.Удач в поісках.
Камни Фатимы - Вульф Францискажанна
13.10.2015, 11.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100