Читать онлайн Сердце Фатимы, автора - Вульф Франциска, Раздел - VIII в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце Фатимы - Вульф Франциска бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.53 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце Фатимы - Вульф Франциска - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце Фатимы - Вульф Франциска - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вульф Франциска

Сердце Фатимы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

VIII

Ранним утром, когда еще не взошло солнце, служанка разбудила Беатриче. Наскоро одевшись, она стала спускаться по лестнице во двор. Беатриче еще испытывала боль в ноге, но регулярные натирания миррой и мазью из козьего жира способствовали тому, что она могла передвигаться самостоятельно.
Во дворе ее уже поджидали Ясмина с Малеком. Везде сновали слуги. Можно было подумать, что готовится еще одна свадьба. Хозяйка дома стояла молча с покрасневшими от слез глазами, ухватившись за плечо Ясмины, словно не хотела выпускать дочь из своих рук. Ясмина тоже плакала. Теперь они будут видеться в лучшем случае раз в год. Дорога в Газну была небезопасной, и ездить к родственникам на чашку чая было бы неоправданным риском.
– Собирайтесь поскорее, – поторапливал женщин Малек. – Братья уже давно нас поджидают. Нам надо вместе прибыть на встречу с главным погонщиком каравана.
– Доброе утро, – радостно приветствовал их Асим, когда они подходили к дому. Улыбаясь, он поклонился родителям Малека и Ясмине и подошел к Беатриче. – Как хорошо, что ты снова с нами, Зекирех.
Беатриче улыбнулась. Ей нравился Асим. Его юношеская беззаботность была заразительна.
– Надеюсь, на этот раз я не буду обузой тебе и твоей лошади.
Асим пожал плечами:
– Ты не была обузой ни для меня, ни для моей лошади. Я слышал, тебе приготовлено место в кибитке вместе с Ясминой и двумя ее служанками. Может, сидеть в духоте, на куче подушек, мало радости, но так хотя бы удобнее.


Спустя некоторое время Беатриче, Малек и Ясмина в окружении родственников и слуг двинулись в путь. Стояла полная тишина, лишь одна собака подняла лай: такое скопление людей в столь ранний час ей, видимо, показалось подозрительным.
В небе еще мерцали звезды, но на горизонте уже забрезжила узкая серебряная полоса – предвестница приближающегося рассвета. Не успели они дойти до назначенного места, как увидели, что им навстречу двигается фигура в длинном белом одеянии. В первый момент им показалось, что это призрак.
– Благословен Аллах! Хоть и с опозданием, но вы пожаловали! – проговорил человек низким хриплым голосом, в котором явно слышалась издевка. – А я уж было собрался идти за вами. Решил, что передумали.
По спине Беатриче пробежали мурашки. Голос показался ей знакомым. Кого-то он ей напоминал. Прошло несколько минут, прежде чем она сообразила, что дело в акценте – мягком, слегка поющем, который принадлежал одному кочевнику. Его звали Саддином.
– Приветствуем тебя, Джафар! – сухо ответил Малек, быстро приложив левую руку ко рту и лбу. Его красивое лицо приобрело высокомерное выражение: своей нарочитой вежливостью он хотел показать, какая пропасть разделяет его с этим кочевником. – В моей семье мужчины держат слово.
Джафар повел густыми бровями и поклонился.
– Итак, благородные господа, прошу следовать за мной, – произнес он. – Я провожу вас к месту сбора.
– Какого еще сбора? – недовольно спросил Малек.
– С нами пойдут еще несколько человек. Это торговцы драгоценностями, которые тоже держат путь в Газну. Вчера они прослышали о нашем караване и решили присоединиться. – Джафар недобро улыбнулся. Белые зубы грозно сверкнули в мерцающем свете факелов, словно оскал хищного зверя. – Надеюсь, вы не против, благородный господин?
– Нет, – быстро ответил Малек, и Беатриче мысленно с ним согласилась. Она бы тоже не решилась препираться с этим человеком. – Все как договорились.
– Хорошо, господин, – сказал Джафар и снова поклонился. – Я знал, что вы разумный человек.
Они добрались до поросшего травой поля, которое метров через сто незаметно переходило в пустыню. Из-за горизонта медленно поднималось солнце. Родственники Ясмины вместе со слугами обступили ее, плача и жалобно причитая.
Беатриче стояла в сторонке, чувствуя себя чужой и потерянной. Она решила осмотреться и медленно побрела туда, где стояли кони. Среди обычных вьючных и верховых лошадей было десять белых красавцев – подарок отца Ясмины семейству Малека. Беатриче с первого взгляда определила, что это породистые, дорогие лошади, с богатой родословной.
Их отличала особая стать. Белоснежная шерсть отливала серебром в лучах утреннего солнца, а длинные густые гривы и хвосты блестели, как драгоценный шелк. Столь же прекрасных лошадей Беатриче видела в Шангду, у Хубилай-хана. Беатриче протянула руку к одной из лошадей и потрепала ее за шею. Вдруг, словно из-под земли, появился Джафар в сопровождении одного из своих людей. Они стояли совсем рядом, озираясь по сторонам.
Беатриче быстро спряталась за лошадь и прислушалась.
– Здесь никого нет, Азиз, – сказал Джафар. – Говори быстро, пока их нет. Что ты выяснил?
– Немного, Джафар. – Незнакомец был на голову ниже главного погонщика каравана, к тому же таким худым и хрупким, что, казалось, мог пролезть через любые решетки, щели и форточки. – Девчонка с золотыми волосами и голубыми глазами была здесь, в Куме. Это проверено. Но куда они направились со своим спутником, никто не знает.
Беатриче перевела дух и зажала рот рукой, чтобы нечаянно не вскрикнуть. Сердце бешено стучало, и ее бросило в жар. Речь, по всей видимости, шла о Мишель. Но что им надо от ее дочери?
– След затерялся уже несколько недель назад. Нам повезло, что кто-то вообще вспомнил про девчонку: за день через Кум проходит столько чужеземцев!
– Знаю, Азиз, знаю, – нетерпеливо перебил его Джафар. – А что прикажешь доложить мне? – Он застонал. – Не больно-то в Ганзе обрадуются такому известию.
– И что мне теперь делать? – спросил худосочный. – Скакать вперед? Фидави… – Он осекся.
Беатриче вздрогнула. Фидави? Это слово она уже слышала однажды. Но где и в какой связи?
– Ради всего святого! Ты что, совсем рехнулся? Как можешь ты произносить это слово? – прикрикнул на своего подручного Джафар и оглянулся, нет ли кого поблизости. – Заруби себе на носу: никто, ни под каким видом не должен знать!..
– Да, но…
– Молчи. Сейчас, как договорились, проводим этих людей до Газны. Может быть, по дороге Аллах подскажет мне спасительную мысль. Будем надеяться, что все обойдется и мы не попадем в засаду. Не хватало только воевать с разбойниками и работорговцами. В Газне у нас и без того полно проблем. Ну а теперь исчезни. Кажется, сюда идет этот надутый молокосос со своими братцами. – Он заскрежетал зубами. – Если бы не хороший куш, я бы оставил этого молодчика в пустыне – пускай подыхает от жажды.
Азиз мгновенно растворился среди лошадей. Фидави. Беатриче судорожно вспоминала, что могло означать это слово.
Подошел Малек с братьями.
– А, Джафар, вот ты где! А я тебя ищу.
– Мои благородные юные господа! – с преувеличенной приветливостью воскликнул Джафар, кланяясь ниже обычного. – Зачем понадобилось вам искать меня? Чем я могу служить? Буду рад оказать вам любую услугу.
– Где твои люди, Джафар? – строго спросил Малек, не поддаваясь на лесть кочевника. – Солнце уже высоко поднялось. Мы бы хотели двинуться в путь как можно раньше.
– Не понимаю вашего недовольства, – ответил Джафар, махнув рукой в неопределенном направлении. – Мои люди давно на месте. Вы еще исполняли супружеские обязанности с молодой женой, а они уже делали свои дела – наполняли водой бурдюки, поили лошадей…
– Да, да. Я видел. Но я насчитал только четверых, – резко оборвал Малек. – У тебя действительно только четыре человека? Или кто-то ждет нас где-то в другом месте?
Джафар помотал головой.
– Хочу заверить, что нас, пятерых, вполне достаточно, чтобы обеспечить в дороге полную защиту вам, вашей драгоценной супруге и вашему имуществу. – Джафар поднялся в полный рост. – Те, кто осмелится приблизиться к каравану, будут иметь дело с Всевышним, да так, что им и не снилось. – В подтверждение своих слов Джафар схватился за пояс так, что лязгнули висевшие на нем кинжалы и сабли, и сверкнул улыбкой, означающей, что этот поход для него не больше, чем забавная прогулка. – Прошу меня извинить, благородные господа, – закончил он, кланяясь Малеку и его братьям, – но сейчас я должен позаботиться о своих людях.
Уверенными размашистыми шагами он удалился. Лошадь фыркнула и ткнулась в плечо Беатриче.
– Тс, тихо! – испуганно зашептала она, продолжая поглаживать шею лошади.
Малек с братьями находились совсем близко от нее. Наверняка они бы тоже не обрадовались, что их подслушивают, хотя им – в отличие от Джафара – нечего было скрывать.
– Что с тобой, Малек? – спросил Асим старшего брата, который смотрел вслед Джафару. – Кажется, он тебе не нравится?
– Еще как! – ответил Мурат вместо брата. Он был третьим по старшинству – плотный коренастый молодой человек с вечно угрюмым выражением лица. – Я тебе сразу сказал, что этому типу нельзя доверять. Лучше бы добирались до Газны одни, без провожатого.
– Не знаю, Мурат, не знаю, – проговорил Малек. – Я тоже не доверяю Джафару. Но не забывай, что дорога опасная – за каждым холмом, за каждой скалой нас могут подстерегать разбойники и работорговцы. Как можно рисковать, когда с нами молодая женщина – моя жена?
– Не исключено, что эти подонки заодно с разбойниками, – мрачно заметил Мурат, – и я не удивлюсь, если они приведут нас в засаду. Еще бы! Одни наши скакуны чего стоят! Не говоря уже о сокровищах в мешках у этих торговцев драгоценностями, о которых я даже не хочу знать.
– Мурат, ты все видишь в черном свете, – сказал Кемаль, второй из четырех братьев, спокойным мягким голосом. – Пусть эти люди и кочевники, но это вовсе не означает, что они непременно нас обманут.
Мурат скорчил презрительную мину.
– Еще ни разу мне не встретился кочевник, которому я мог бы доверять. А тебе?
– Честно говоря, не знаю, – сказал Кемаль с мягкой улыбкой. – Это первые кочевники, с которыми мне приходится иметь дело.
Мурат фыркнул, скрестив руки на груди.
– Ты разве не помнишь, что рассказывал наш Дед?..
– Кемаль прав, – вмешался Малек. – Мы не знаем Джафара и его людей. Посмотрим, что будет дальше.
– У вас что, нет глаз? – запальчиво крикнул Мурат. – На целый караван всего четыре погонщика! И это при том, что караван везет богатое приданое молодой жены, не говоря уже о драгоценностях купцов! Уж очень все подозрительно. Один Аллах знает, что у них на уме. Вы будете ждать, когда они нас ограбят или даже убьют? Тогда не лучше ли позволить им это сделать прямо сейчас?
– Мурат! – строго прикрикнул на него Малек. – Прекрати. Асим уже трясется от страха.
– Ничего я не трясусь, – возмутился Асим. – Я вообще никого не боюсь. Не обращайся со мной как с ребенком, Малек. Мне уже скоро будет четырнадцать. Я сам могу…
– Замолчи! – в один голос закричали Мурат и Малек. Асим умолк, но упрямо скрестил руки на груди, гневно сморщил лоб и топнул ногой. Сейчас он выглядел как капризный, рассерженный мальчишка, которого старшие братья прогоняют, чтобы он не мешал им играть.
– Малек, послушай меня, – продолжал Мурат. – У нас будет не меньше тридцати человек и вдвое больше лошадей. На такой богатый караван, если даже кочевники не заодно с разбойниками, налетят тучи подонков, как пчелы на мед. И если погонщики чудом не отобьются, нам не видать Газны, как своих ушей…
Малек громко вздохнул.
– Знаю, Мурат. Я тоже не представляю, откуда у Джафара такое самомнение. Но ты забыл одну вещь. Джафар и его люди – не единственные в караване, кто владеет оружием. О торговцах драгоценностями ничего не могу сказать, но мы-то здесь. Вместе с нами это уже восемь мужчин, кто в состоянии…
– Девять! – возмущенно вставил Асим. – Вы всегда забываете обо мне. А я тоже могу…
Мурат схватился за рукоятку кинжала.
– Конечно! – произнес он, не обращая внимания на Асима. – Клянусь святыней Мекки, ты можешь на меня положиться: уж я-то буду следить в оба и постою за твою жену, даже ценой собственной жизни.
Малек положил руку на плечо брата.
– Благодарю тебя, Мурат! От всего сердца благодарю тебя за верность. А сейчас идем. Я не хочу, чтобы Ясмина волновалась. Вдруг кто-нибудь из людей Джафара захочет к ней приблизиться.
Беатриче дождалась, пока четверо братьев исчезли из виду, и только тогда вышла из своего укрытия. Ее мысли теперь занимала Ясмина. То, что она сейчас услышала, заставило ее глубоко задуматься.
– Ты где была, Зекирех? – спросил Асим, когда она вернулась. По-видимому, он уже забыл о ссоре с братьями: его юное лицо по-прежнему сияло улыбкой, словно впереди его ожидало увлекательное приключение. – Сейчас мы уже тронемся в путь. Ты когда-нибудь путешествовала с таким большим караваном? Я нет. Малек и Мурат думают, что это опасно, что в горах могут быть раз…
– Асим! – резкий окрик Мурата не дал ему договорить. – Разве тебе не было сказано, чтобы ты помалкивал? Говорил я Малеку, что тебе лучше остаться дома. От тебя одни хлопоты.
– Никаких от меня хлопот! – огрызнулся Асим. От возмущения у него на глазах появились слезы. – Я только хотел…
– Не слушай его, Асим, – мягко сказал Кемаль и, чтобы успокоить младшего брата, положил руку на его голову. – А сейчас ступай к своей лошади, проверь сбрую, провиант, не течет ли бурдюк и достаточно ли в нем воды. Сейчас тронемся в путь.
Юноша быстро вытер слезы рукавом дорожного плаща и, не сказав ни слова, направился к лошади.
– Извини, Зекирех, – сказал Кемаль. – Надеюсь, Асим не напугал тебя своей болтовней. Он еще совсем ребенок. Аллах наградил его неуемной фантазией, так что от него всего можно ожидать.
– Не беспокойся, Кемаль, он меня совсем не напугал, – возразила Беатриче. – Но я в состоянии отличить правду от вымысла.
Она взглянула на Кемаля и улыбнулась.
– Да-да. Конечно, – немного неуверенно пробормотал он. – Пойду посмотрю лошадь. Извини меня.
Он поклонился и быстро исчез.


Обняв и расцеловав на прощание своих родственников, Ясмина вместе с Беатриче и двумя служанками забралась в кибитку, запряженную четверкой лошадей. Беатриче была не в восторге от предстоящей поездки. Если бы у нее был выбор, она бы предпочла ехать до самой Газны верхом. Но это позволялось женщине лишь в самых крайних случаях – сейчас же она должна была тихо сидеть в кибитке, скрытая от глаз мужчин. Кибитка была настолько просторной, что четверо человек, не стесняя друг друга, легко умещались в ней и даже могли вытянуть ноги. Здесь было два столика, на которых уже стояли блюда со свежими фруктами и четыре бокала. Множество мягких подушек обещали, по крайней мере, смягчить толчки во время езды. Оставалось лишь надеяться, что не будет слишком жарко.
Когда женщины удобно устроились, одна из служанок приоткрыла занавеску.
– Глядите, госпожа, что делается! – в волнении вскрикнула она, когда караван по знаку провожатого двинулся в путь.
Ясмина вытерла слезы шелковым платком. По ее виду нельзя было сказать, что она разделяла восторг служанки.
– Да, – ответила она безучастно. – Дней через десять мы будем в Газне. Одному Аллаху ведомо, что меня там ждет.
– В больших городах больше возможностей, Ясмина, – многозначительно заметила Беатриче. – Может быть, именно там сбудутся твои мечты?
Она тепло посмотрела на спутницу, и та улыбнулась.
– Ты права. Не стоит сожалеть о прошлом. Я должна радоваться будущей жизни. Пока все так неясно! Но я верю, что впереди меня ждет что-то чрезвычайно важное.
– Не грустите, госпожа. Вы еще так молоды и неопытны. Вам придется по душе семейная жизнь, – заметила служанка, не предполагая, что Ясмина имеет в виду совсем другое. – Ваш достопочтенный супруг – прекрасный, благородный, великодушный господин. Будь я вашей матушкой, другого мужа для своей дочери я бы не пожелала. Вы будете счастливее, чем прежде. В один прекрасный день сбудутся все ваши надежды, у вас родятся сыновья…
На лице служанки сияла такая блаженная улыбка, словно она, а не Ясмина, была счастливой новобрачной.
– Ты, конечно, права, – ответила Ясмина с вымученной улыбкой. – Меня ждет счастливая жизнь.
– И много любви, – добавила другая служанка.
– Да, любви, – прошептала Ясмина так тихо, что ее могла слышать только Беатриче. – Я лишь о ней и думаю.
Пейзаж менялся день ото дня. Чахлая трава серого цвета сменялась густой ярко-зеленой растительностью. Встречались даже небольшие деревца, на которых можно было разглядеть сухие сморщенные плоды. Казалось, камни на глазах превращались в подобие скал, где без труда мог спрятаться всадник. Местность становилась все более холмистой, а земля плодороднее. Беатриче все чаще видела тонкие ручейки, в которых вода едва струилась, словно страшась соседства с пустыней. Затем стали попадаться отары овец и стада коз, поля, засеянные злаками. Потом пошли низкие домики с плоскими крышами и крошечными окошками, больше похожими на бойницы. Наконец, показались и небольшие рощицы.
Не считая этих впечатлений, путешествие протекало довольно однообразно. Весь день женщины мужественно боролись с жарой, покачиваясь в кибитке. Качка была не больше, чем на пароме, если переплывать Эльбу при безветренной погоде. Заняться было нечем. Оставалось только одно – выслушивать пустые разговоры. А поскольку Ясмина все больше погружалась в себя, а другая служанка в основном помалкивала, единственной жертвой болтушки Махтаб оказалась Беатриче. За два дня она узнала всю подноготную обеих служанок, родителей Ясмины, ее братьев и всей прислуги. Махтаб во всем видела предзнаменования, верила в ведьм, джиннов, эльфов и фей. По руке она предсказала Беатриче долгую счастливую жизнь, богатого супруга и не менее четырех сыновей и двух дочерей.
Но вскоре трескотня Махтаб стала ее раздражать. За годы работы хирургом она научилась засыпать в любых мыслимых и немыслимых ситуациях – даже сидя на стуле на утренней летучке в присутствии коллег. И сейчас она с удовольствием воспользовалась этой способностью. Погрузившись в дрему, Беатриче слышала лишь голоса мужчин, скакавших рядом с кибиткой.
Каждый вечер после захода солнца караван останавливался на привал. Мужчины быстро разбивали шатер, в котором женщины могли как следует выспаться. Малек был единственным, кто заглядывал к ним, чтобы справиться о настроении молодой супруги. Беатриче видела, как Ясмине не терпится взять лист бумаги, чтобы записать впечатления от дороги. Однако в присутствии служанки она не осмеливалась достать пергамент и перо. Час от часу она становилась все раздражительнее и угрюмее. Атмосфера в женском обществе накалялась.
Они уже прошли половину пути, когда караван вдруг остановился. От толчка Амина чуть было не разбила бокал, из которого вода вылилась прямо на наряд Ясмины. Та, разразившись громкими ругательствами, кричала так, словно служанка совершила страшное преступление. Все раздражение, скопившееся в ней за последнее время, выплеснулось наружу. Махтаб судорожно пыталась обсушить одежду своей госпожи с помощью шелкового платка. Беатриче приоткрыла занавеску, чтобы выяснить, что произошло. Неужели на них совершено нападение? Сердце ее бешено заколотилось, в голове рисовались сцены ужасов.
Она уже видела себя стоящей на невольничьем рынке, полуголой, закованной в кандалы, под похотливыми взглядами толстобрюхих, седобородых мужиков с блестящими лысинами.
Однако ничего особенного не произошло. Вокруг расстилался дивный пейзаж, сравнимый с райским садом. И все! Ни скачущих вдали всадников, ни облака пыли, ни шума схватки. Единственное, что она услышала, так это раздраженный голос Мурата.
– Надо было оставить малого дома! – сказал он Кемалю, проходя мимо кибитки.
По-видимому, речь шла об Асиме. Что же все-таки случилось? Неужели парнишка совершил какую-нибудь глупость?
Беатриче быстро задернула занавеску. Спустя некоторое время к ним заглянул Малек. Его лицо было белее полотна.
– Что случилось? – спросила Ясмина, мгновенно успокоившись при виде супруга. – Почему мы остановились?
– Асим, – ответил Малек таким убитым голосом, что Беатриче приготовилась к худшему. – Он хотел разведать местность и далеко ускакал. Когда это случилось, рядом никого не было. Его нашел один из кочевников. Должно быть, он упал с лошади.
– Что с ним? Он ранен? – забеспокоилась Беатриче.
Малек бросил на нее удивленный взгляд, но с покорностью ответил:
– Не знаю точно. Он лежит на земле, не двигаясь, и не отвечает на вопросы. Никто не решается прикоснуться к нему. Такое впечатление, что в него ударила молния.
– Мне надо срочно к нему, – сказала Беатриче и, оттолкнув Амину, стала выбираться из кибитки.
– Но, Зекирех, что ты… – хотела было спросить Ясмина.
– Я должна его осмотреть, – перебила ее Беатриче. – Может быть, смогу ему помочь. – Где он? – спросила она, сойдя на землю.
– Вон там, – ответил Малек, растерянно указав рукой вперед. – Его нашли там. Но…
– Я могу сесть к тебе в седло, Малек? – спросила Беатриче. – Так мы быстрее доберемся до Асима.
– Какое тебе дело до моего брата? – Молодой человек, кажется, уже начинал злиться. – Что замышляешь, женщина? Ты в своем уме?
– Я врач, – ответила Беатриче, не задумываясь над тем, как ее слова воспримет Малек. – И знаю толк в целительстве. Уверяю тебя, что если кто-то и может здесь помочь твоему брату, так это я. – Она сделала паузу и строго посмотрела на него. – Ну что, теперь ты отведешь меня наконец к нему или будешь ждать трагического конца?
Малеку было нечего возразить. Он помог Беатриче забраться на лошадь и, пришпорив коня, пустился вскачь, будто сам черт знался за ним.
Путники, собравшись в круг, что-то бормотали про себя, большими пальцами рук выводя на своих лбах таинственные знаки. Кто-то из купцов взывал к милости Аллаха, прося прощения за грехи. Беатриче спрыгнула с лошади и, протиснувшись сквозь толпу, приблизилась к Асиму. Когда она склонилась над пострадавшим, среди присутствующих послышался неодобрительный ропот. Как будто они только сейчас осознали, что это была женщина. Некоторые даже пригрозили ей кулаком, но Малек тотчас остановил их.
– Женщина знает, что делает. К тому же Асим мой брат, а не ваш.
Парнишка лежал на боку с закрытыми глазами.
– Асим, – обратилась к нему Беатриче, скользнув взглядом по беспомощному телу. Она не заметила ни крови, ни других признаков ранения. Руки и ноги были целы. Возможно, у него внутренняя травма. А это даже опаснее, чем открытый перелом с торчащими обломками костей.
– Асим, не бойся, я должна тебя осмотреть, – сказала она, не будучи уверенной, что тот ее слышит. Парень, казалось, был без сознания. И тем не менее, это первейшее правило врачей – разговаривать с пациентом независимо от тяжести его состояния.
Не шевеля Асима, Беатриче осторожно ощупала его череп. К счастью, она не ощутила того мерзкого поскрипывания под кончиками пальцев, которое хирурги называют Crepitatio. Это бывает, когда края осколков трутся друг о друга. Из ушей и носа кровь не текла. Не было заметно и гематомы вокруг глаз – так называемых очков. Это уже хорошо.
– Асим, – снова обратилась она к нему, приподнимая его веки. От света зрачки быстро сузились. Прекрасно. Реакция сохранилась, причем в обоих глазах. Еще один хороший признак. – Асим, ты меня слышишь? Это я, Беат… – и тут же осеклась. Прокашлявшись, чтобы скрыть замешательство, она поправилась: – Это я, Зекирех.
– Я понял, – прошептал Асим, не открывая глаз. – Я узнал твой голос.
– Слава богу, ты пришел в себя. – Беатриче нежно провела рукой по его густым черным волосам. – Тебя не тошнит? Болит что-нибудь?
– Спина… – застонал Асим, пытаясь указать пальцем больное место. Но Беатриче остановила его.
– Не двигайся, Асим. Сначала я сама осмотрю твою спину. Но ты должен мне помочь. Отвечай на мои вопросы и делай только то, что я тебе скажу. И ничего больше. Ты меня понял?
– Да.
– Хорошо.
С предельной осторожностью Беатриче принялась ощупывать шейную и грудную области позвоночника. Она еще не дошла до середины позвоночного столба, как Асим застонал от боли.
– Больно здесь?
– Да.
Она ощупала больное место и, несмотря на свой десятилетний врачебный опыт, вдруг почувствовала тошноту. Шиловидные отростки двух позвонков торчали так же, как у скелетов, которыми торгуют повсюду во время празднования Хэллоуина. С анатомической точки зрения это было немыслимо.
Ощупывая позвонок за позвонком, она дошла до поясницы.
– Ты можешь вспомнить, как все произошло?
– Лошадь понесло. Она испугалась – наверное, в траве увидела змею или мышь, не знаю. В общем, я не удержался в седле и упал.
– Ты упал на спину?
– Да.
Беатриче сжала зубы. Перелом позвоночника всегда опасная штука, а здесь – при полном отсутствии диагностической аппаратуры – она даже не могла определить, какой позвонок сломан, не попали ли осколки в спинной мозг и нет ли опасности такого проникновения. Единственными инструментами у нее сейчас были ее пять чувств и ясная голова. Но с их помощью вряд ли удастся установить, в каком месте произошел перелом позвоночника.
– Несите сюда носилки, да побыстрее! – скомандовала она обступившим ее мужчинам.
– Что такое? – зарычал Джафар, грозно сдвинув густые черные брови. – Молчи, несчастная! Кто ты такая, чтобы приказывать моим людям? Еще слово, и я тебя…
Он с грозным видом двинулся навстречу Беатриче, но Малек преградил ему дорогу.
– Эта несчастная, как ты только что выразился, Джафар, – знаменитая целительница, – гневно бросил ему в лицо Малек. Беатриче удивленно вскинула брови. – Она много лет лечит всех членов моей семьи, и еще никто не посмел возразить Зекирех, когда речь шла о здоровье моих родных. Советую и тебе придерживаться этого правила, Джафар. В противном случае будешь иметь дело со мной и моими братьями.
Малек обнажил рукоятку сабли, висевшей у него на поясе. Джафар, последовав его примеру, обвел свирепым взглядом Малека и Беатриче, однако убрал руку с рукоятки оружия.
– Игра не стоит свеч, – презрительно сказал Джафар, но Беатриче показалось, что на самом деле он испугался ее. Кочевники очень суеверны. По-видимому, он принял ее за ведьму. А против колдовской силы меч, как известно, бессилен. – Мужчине не пристало спорить из-за женщины.
Кочевник развернулся и удалился с высоко поднятой головой. Малек облегченно вздохнул.
– Скажи, что тебе нужно, Зекирех. Мы все достанем.
– Прежде всего, прочные носилки с теплым одеялом. Вы поможете мне уложить на них Асима.
– Откуда же мы их возьмем? – спросил Кемаль. – В нашем багаже нет никаких носилок, к тому же…
– Насколько мне известно, Ясмина везет с собой кое-какую мебель, – ответила Беатриче. – Среди ее вещей наверняка найдутся столики. Возьмите пару столиков, переверните и скрепите их вместе, а потом положите на них подушки и одеяла.
– Зачем ты слушаешь этот вздор? – злобно спросил Мурат. – Ты в своем уме?
Кемаль бросил взгляд на Малека. Кажется, он тоже усомнился в рассудке старшего брата.
– Малек, ты знаешь, я часто не согласен с Муратом, но в данном случае…
– Кемаль, вы слышали, что сказала Зекирех? – произнес Малек тоном, не терпящим возражений. – Делайте что вам сказано, да поживее!
Мурат уставился на Асима.
– Я же говорил: от этого парня одни только хлопоты, – недовольно бурчал он. – Надо было все-таки оставить его дома.
Тем временем Кемаль отправился исполнять указание старшего брата. Мурат неохотно последовал за ним. Малек остался с Беатриче. Его лицо выражало тревогу и растерянность.
– Ты слышала, что думают мои братья, Зекирех? – тихо проговорил он, чтобы их никто не услышал. – Я тоже мало тебе верю. Мы ведь почти ничего не знаем о тебе.
– Тогда зачем ты доверил мне жизнь своего брата? – спросила Беатриче. – И почему обманул Джафара?
– Потому что Асиму никто не может помочь, кроме тебя. Мне почему-то кажется, что ты действительно знаешь, что делаешь. Но послушай, что я тебе сейчас скажу. – Малек подошел к ней вплотную, и она слышала, как он стиснул зубы. – Если с Асимом что-то случится, я лично утоплю тебя в кипящем масле, как поступают с ведьмами.
Беатриче взглянула в его темные, горящие яростью глаза. Малек не шутил, в этом не было ни тени сомнения.
«Аллах всемогущий, – подумала Беатриче, – что будет со мной, если Асима полностью парализует? Сама виновата: нечего было разыгрывать из себя врача «скорой помощи».
– У себя на родине я давала клятву помогать больным всеми возможными способами, – так же тихо ответила она. – Знай: если бы даже Асим и его жизнь были мне безразличны, эта клятва заставила бы меня сделать все, чтобы помочь твоему брату. Но я не обладаю чудодейственной силой и ничего не могу тебе обещать.
– Хорошо, – поднявшись, сказал Малек. – Там будет видно.
Вскоре вернулись оба брата с импровизированными носилками в руках. Они действительно нашли в приданом Ясмины столики, которые связали вместе, бросив на них одеяла из кибитки.
– Прекрасно, – сказала Беатриче. – Теперь поставьте носилки на землю рядом с Асимом.
Она показала братьям, как они должны ухватить Асима, чтобы, не повредив позвоночник, уложить его на носилки.
– На счет «три» поднимайте! – скомандовала Беатриче. – Раз, два и… три!
Асим застонал, по его красивому лицу ручьем потекли слезы.
– Ты не уступаешь мужчинам, Зекирех, – слабо улыбаясь, сказал он. – Давно никто так не командовал Малеком.
Беатриче улыбнулась ему в ответ, хотя ей было совсем не до веселья. Врачу нельзя плакать у постели больного, даже если он так трогательно проявляет оптимизм.
– Асим, послушай меня внимательно. – Она склонилась над ним так, чтобы он ее видел, не поворачивая головы. – Сейчас я осмотрю тебя дальше. Отвечай на мои вопросы не задумываясь. Я не собираюсь устраивать тебе экзамен. Просто честно отвечай на все мои вопросы.
Она вырвала из земли длинный стебелек и провела им по внутренней стороне руки Асима. Что, если он ничего не чувствует? Вдруг при падении не только был поврежден позвоночник, но и задет спинной мозг? Что, если паралич? Сейчас она уже не думала об угрозах Малека. За столь короткое время она так полюбила этого чудесного лучезарного юношу, что, представив Асима до конца жизни прикованным к кровати, она почувствовала невыносимую печаль.
– Ты что-нибудь ощущаешь? – спросила она, в тревоге ожидая, что он скажет.
– Да, щекотно, – ответил Асим. Беатриче готова была его расцеловать. – Это соломинка?
– Угадал. А так?
Она засучила широкую штанину и провела соломинкой по бедру.
– Опять щекочет.
Беатриче стянула с него сапоги и дотронулась до пальцев ног.
– А так?
– Пожалуйста, перестань! Я страшно боюсь щекотки.
«Чувствительность сохранилась. – У Беатриче камень свалился с души. – Теперь посмотрим, что с моторикой».
– Ты все хорошо сделал, Асим, – похвалила его Беатриче. – А теперь сложи пальцы вместе. – Асим без труда выполнил приказание. – Сожми мои руки как можно сильнее. Достаточно! – смеясь, воскликнула она. – Ты мне раздавишь руку! А сейчас последнее, о чем я тебя попрошу, – пошевели пальцами ног.
Все десять пальцев двигались равномерно. На мгновение Беатриче закрыла глаза, мысленно поблагодарив Бога.
– Что со мной? – спросил Асим.
Беатриче снова наклонилась над ним.
– При падении ты повредил позвоночник, – сказала она, проведя рукой по его волосам. – Но не отчаивайся. Ты скоро выздоровеешь. Через несколько недель снова сможешь вставать, ходить и скакать верхом. Но при условии, если будешь хорошо себя вести и исполнять все, что я тебе скажу.
– Я все сделаю, как ты попросишь.
– Знаю, – улыбнулась Беатриче. – А теперь слушай меня. Остаток путешествия ты проведешь на носилках. Ты можешь шевелить руками, поворачивать голову вправо и влево – но больше ничего! Постарайся не двигать ногами и не поднимать голову. И ни в коем случае не садиться. Ты меня понял?
Асим кивнул.
– Я попрошу, чтобы тебя отнесли в нашу кибитку, – поднявшись, сказала Беатриче. – Ясмина позаботится о тебе и поможет скоротать время в пути. Она знает много всяких историй и с удовольствием тебе их расскажет. Ты любишь истории?
Юноша кивнул.
– Мурат, Кемаль! – позвал Асим братьев. – Вы слышали, что сказала Зекирех? Несите меня в кибитку.
– Но умоляю вас, будьте предельно осторожны. И ради всего святого, только не споткнитесь!
Братья подняли с земли носилки и медленно, рассчитывая каждый шаг, понесли их к кибитке. Малек взял Беатриче за руку и отвел в сторону.
– Скажи честно, что с моим братом? – тихо спросил он. – Ты ведь ему не сказала всей правды. Поскольку здесь нет его отца с матерью, я как старший брат несу за него ответственность. Говори все как есть!
Беатриче перевела дух. Ей хотелось сказать Малеку всю правду. Но как это сделать?
– Асим сломал позвоночник, – начала она. – Но угрозы для жизни нет, и серьезных нарушений – тоже. Но если в то время, когда будут срастаться кости, он сделает неправильное движение, тем более, если упадет – последствия могут быть тяжелыми.
– Что ты имеешь в виду? Я не понимаю…
– Скажу яснее: одно неловкое движение – и он может стать парализованным. На всю жизнь.
Малек побледнел как мел.
– Калека? – в ужасе зашептал он. – Аллах всемогущий, не допусти этого! Мои родители и так были против, чтобы он ехал с нами в Газну. Они согласились только потому, что Асим слезно умолял их отпустить его с нами. Я обещал, что с ним ничего не случится. Если он на всю жизнь останется калекой… Я никогда себе не прощу этого. Как я посмотрю родителям в глаза? – Он сильно сжал ей плечо. – Умоляю тебя: сделай все, что в твоих силах, чтобы уберечь Асима от такой судьбы.
– Все, что могла, я уже сделала, Малек. Теперь судьба Асима в руках Аллаха. Проси Его о милости и помни о том, что я тебе сказала. Пока не срастется позвоночник, Асим должен соблюдать покой. Потом он снова сможет весело бегать, будто ничего и не случилось.
– Клянусь Аллахом и всеми святыми: если мой брат выздоровеет, я щедро вознагражу тебя. Ты получишь титул Великой Целительницы всех времен и народов.
– Оставим этот разговор, Малек. Подождем, когда Асим поправится.
– Да, да, конечно. Я только хотел…
– Буду тебе очень признательна, если ты дашь мне лошадь. Асима разместили в кибитке, а идти за ней пешком мне бы не хотелось.
Лицо Малека залилось краской.
– Конечно. Ты сейчас же получишь одну из лучших лошадей! – Перед тем как уйти, он снова пожал ей руку, приложив ее к своему лбу. Этот благоговейный жест она наблюдала лишь со стороны внуков по отношению к деду и бабке или со стороны учеников – к своим учителям. – Благодарю тебя, Зекирех. Да благословит Аллах тебя и твоих потомков!
– Малек! – крикнула ему вслед Беатриче. Он остановился и удивленно посмотрел на нее. – Мое настоящее имя – Беатриче.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сердце Фатимы - Вульф Франциска

Разделы:
IIiIiiIvVViViiViiiIxXXiXiiXiiiXivXvXviXviiXviiiXixXxXxiЭпилог

Ваши комментарии
к роману Сердце Фатимы - Вульф Франциска



Замечательный роман!!! Читая его , у меня складываеться такое ощушение, что я на мсте главной героине. Непередаваемые ощущения...
Сердце Фатимы - Вульф ФранцискаАлена
8.11.2011, 16.35





Роман с захватывающим сюжетом. Переплетаются века, судьбы, приключения. Очень понравилось!
Сердце Фатимы - Вульф ФранцискаВера
27.01.2012, 23.54





Читала на одно дыхание все 100 процентов .Только печаль что Беотричь росталась с Али.Хочется конечно продолжение это роман .
Сердце Фатимы - Вульф ФранцискаНина
6.11.2012, 14.25





Мне понравилась книга. Захватывет, уносит в прошлое, интересно.
Сердце Фатимы - Вульф ФранцискаЛюбовь
16.12.2012, 14.17





Удивительные скорее приключенческие чем любовные романы "Камни Фатимы", "Рука Фатимы" и "Сердце Фатимы". Очень приятные и познавательные Бухара, Монголия и Китай. Читайте.
Сердце Фатимы - Вульф ФранцискаИрина
27.03.2016, 23.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100