Читать онлайн Риск, автора - Вулф Джоан, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Риск - Вулф Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 63)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Риск - Вулф Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Риск - Вулф Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вулф Джоан

Риск

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Я легла в постель в три часа утра и не успела, как мне показалось, закрыть глаза, как Бетти разбудила меня в половине седьмого. Я выползла из постели, надела свою старую амазонку и направилась к конюшням, позевывая на ходу.
Лорд Уинтердейл уже ждал меня — выглядел он до отвращения бодрым и подтянутым. На нем был красновато-коричневый сюртук для верховой езды и кожаные коричневые панталоны — такой костюм больше подходил для деревни, чем для фешенебельного Лондона. Като уже вывели из стойла, и мы с моим так называемым опекуном выехали на улицу, которая оказалась на удивление многолюдной в этот ранний час.
Тележки, груженные фруктами и овощами, тяжело громыхали по мостовой, направляясь на рынок в Ковент-Гарден; торговцы рыбой тащили дары моря, которые они выловили у причалов, в рыбные лавки; свежие мясные туши только что забитой скотины лежали в плетеных корзинах на повозках — их везли в мясные лавки. Тысячи лондонских обитателей надо было чем-то кормить, и в этот час провизия стекалась в Лондон из пригородов.
Изабелла вела себя гораздо беспокойнее, чем в прошлый наш выезд — вздрагивала, когда тележка молочника грохотала позади нее, и гарцевала от нетерпения, если груженная фуражом повозка преграждала путь.
— Она ведет себя почти примерно, — сообщил мне лорд Уинтердейл. — Когда я впервые выехал на ней в город, она чуть не сбросила меня под колеса. А теперь всего лишь танцует на месте.
— А вы каждый день выводите ее в парк? — спросила я.
— Да. Ей необходимо движение, а днем, часов с пяти, на этом великосветском параде ей негде разгуляться. А до пяти часов в парке много детей — я не могу пускать ее галопом. Поэтому мы с ней гуляем утром — парк в этот час пуст.
— Но почему бы вам не оставить ее за городом, где она будет чувствовать себя привольно? — полюбопытствовала я.
Его ответ удивил меня.
— Потому что я бы по ней сильно скучал, да и она, думаю, тоже. Мы с ней ездим уже четыре года и привыкли друг к другу. Я бы не хотел, чтобы у меня была другая лошадь.
Впервые я слышала от него такие слова — впервые он говорил о своей привязанности к другому существу.
Мы въехали в парк со стороны Оксфорд-стрит, и пейзаж вокруг нас мгновенно преобразился. Под раскидистыми деревьями с набухающими почками мирно паслись олени — город исчез, как по мановению волшебной палочки. Так, наверное, исчезла в волнах легендарная Атлантида. Легкий утренний туман рассеивал солнечные лучи, и воздух казался жемчужным.
— Перейдем в галоп? — предложил лорд Уинтердейл.
— Ну конечно, — с готовностью откликнулась я, и наши лошади понеслись вскачь по тропинке, наслаждаясь свободой и простором после тесных лондонских улиц. Изабелла вырвалась вперед, но Като не отставал, удивляя меня своей резвой живостью, — он был в отличной форме.
Мы проскакали галопом вокруг озера, повернули рысью, огибая Серпантин, и возвратились по другой стороне, пустив лошадей неторопливым шагом. Прогулка взбодрила меня — я окончательно очнулась ото сна и чувствовала себя свежей и полной сил, несмотря на то что спала всего четыре часа.
Мы отпустили поводья, и наши лошади побрели рядом. Поскольку лорд Уинтердейл молчал, я, не в силах дольше сдерживаться и сгорая от любопытства, обратилась к нему первая:
— О чем вы хотели поговорить со мной, милорд?
Он похлопал Изабеллу по черному лоснящемуся боку и, обернувшись ко мне, спросил:
— Сколько всего человек пострадали от вашего батюшки-шантажиста?
Я было хотела ответить, что это не его дело, но, встретившись с ним взглядом, внезапно изменила свое решение.
— Пятеро, включая и вашего дядю, — призналась я.
Лорд Уинтердейл был без шляпы, и легкий ветерок с озера взъерошил его волосы. Парочка оленей наблюдала за нами из-за деревьев.
— Кто эти люди? — спросил он.
Я замялась и нерешительно промолвила:
— Не знаю, стоит ли вам это говорить. Его черные брови сошлись к переносице.
— Думаю, вам лучше рассказать мне все, мисс Ньюбери. Особенно меня интересует, почему это Джордж Эшертон искал вас вчера на балу. Вы встречались с ним до этого? Пытались шантажировать его, как и всех остальных, кого наметил ваш отец?
— Нет! — гневно воскликнула я, глубоко оскорбленная. Как он мог предположить такое! — Дело было так: я разослала всем четверым письма, в которых сообщала, что уничтожила компрометирующие их документы, собранные моим батюшкой. Я уведомила их, что теперь они свободны от каких-либо обязательств по отношению ко мне и я никогда не обнародую то, что мне известно.
Он схватил Като за уздечку, и лошади встали на тропинке. Мы с лордом Уинтердейлом воззрились друг на друга.
— Вы что, в самом деле уничтожили бумаги? — спросил он.
— Ну да.
Во взгляде его явственно читалось недоверие, и я вынуждена была защищаться.
— Я считаю, что поступила правильно. Я не собиралась использовать сведения и решила, что эти джентльмены обрадуются, узнав, что досье больше не существует. Поэтому и написала письма, чтобы успокоить их.
— Боже правый, — вымолвил он. — Да как вы могли совершить такую глупость?
Его слова разозлили и не на шутку испугали меня.
— Что значит глупость? Что я такого сделала?
— Отвечайте, чего добивался от вас Эшертон?
— Он хотел, чтобы я отдала компрометирующие его бумаги, — сказала я. — Он не верит, что я их уничтожила.
— Вот именно, — сказал лорд Уинтердейл.
Мы застыли друг против друга, у ног лошадей запрыгала белочка. Изабелла загарцевала на месте, и лорд Уинтердейл похлопал ее по спине и ласково заговорил с ней. Я удивленно посмотрела на него. Никогда бы не подумала, что его голос может звучать так нежно.
Он выпрямился в седле и взглянул на меня. Когда он заговорил вновь, тон его никак нельзя было назвать нежным.
— Позвольте заметить, мисс Ньюбери, что Эшертон — не единственный, кто так считает. Никто из этих четверых не будет чувствовать себя в безопасности, пока компрометирующие бумаги не окажутся у него в руках.
Мне это и в голову не приходило! Я прикусила губу.
— Но у меня больше нет этих бумаг. Я их сожгла.
— Вы сделали неверный ход, мисс Ньюбери, — промолвил он с нескрываемым сарказмом. — Ваш поступок никак нельзя назвать благоразумным.
— Ну да, я совершила ошибку! — гневно выпалила я. — Прошу меня простить — у меня нет опыта в подобных делах.
— Неужели? А мне казалось, у вас к этому явный талант, — заметил он с ядовитой учтивостью.
Я посмотрела на него бешеными глазами, но промолчала. К несчастью, мне нечего было возразить.
Он воспользовался моим замешательством и добавил с едкой издевкой:
— Ах, ну да, вы же старались не для себя, а для своей младшей сестры, верно?
Он тронул поводья, Изабелла двинулась по тропинке, а Като последовал за ней, хотя я его об этом не просила. Я готова была лопнуть от злости.
Наконец лорд Уинтердейл спросил:
— Так кто же эти джентльмены из черного списка вашего отца?
Я покосилась на него и ничего не ответила.
— На вашем месте я не стал бы скрытничать. — Его холодный, насмешливый голос выводил меня из себя. — Я же все-таки ваш опекун и призван заботиться о вашей безопасности.
— Вы не являетесь моим опекуном, милорд, и мы оба это знаем, — сердито возразила я. Он вскинул брови.
— Тогда кто же я, по-вашему, мисс Ньюбери? Кровь прилила к моим щекам.
— Вы мой опекун, но только понарошку, — пробормотала я.
Он посмотрел на меня, как на несмышленого младенца.
— Ну тогда как ваш опекун «понарошку» я требую, чтобы вы назвали мне имена тех четверых.
— Ну хорошо, хорошо, — недовольно пробурчала я. — Кроме мистера Эшертона, которого вы уже знаете, там значился сэр Генри Фаррингдон.
Он бросил на меня удивленный взгляд.
— А я и не знал, что Фаррингдон посещает игорные дома.
— Думаю, дело в его… э-э-э… подруге, — неохотно пояснила я. — Сэр Генри не хотел, чтобы о ней узнала его жена.
— Софи Генри, — подхватил лорд Уинтердейл. — Как же, знаю, знаю. Бедняга Фаррингдон боялся, что про любовницу узнает супруга, а тесть откажет ему в деньгах.
— Откуда вам известно, что ее зовут Софи Генри? — подозрительно осведомилась я.
— О, Софи уже не один год живет в Лондоне, — последовал беспечный ответ. — Она привыкла блистать, но тут прогадала: у Фаррингдона не было тех денег, которые имелись у ее бывших покровителей. Он содержал ее на деньги жены, а это могло ему дорого стоить в случае огласки. Я вполне допускаю, что Фаррингдон готов был заплатить сколько угодно — ему есть что терять.
Со стороны лорда Уинтердейла было не очень-то прилично обсуждать со мной дам полусвета, но я понимала, что наши с ним отношения едва ли вписываются в привычную схему «джентльмен — леди». Поэтому я рассудила, что возмущаться в данном случае — верх лицемерия, и продолжила:
— Следующий — мистер Чарльз Говард. Он нахмурился.
— Чарли Говард? Я знал, что он игрок, да в придачу слабовольный дурак, но никогда не думал, что все настолько серьезно.
— Да. Он отослал отцу кучу жалостливых писем, но папу не тронули его мольбы. Он выжал из него почти тридцать тысяч фунтов.
— Говард не мог заплатить такую сумму.
— Он написал папе, что получит деньги у ростовщика.
В ветвях деревьев прошелестел ветерок. Воздух был напоен запахом трав и цветов — уже появились первые нарциссы, маргаритки, примулы и лютики.
Лорд Уинтердейл промолвил:
— Мисс Ньюбери, ваш досточтимый батюшка был отменным негодяем.
Я скорбно вздохнула:
— Боюсь, что так.
Мы обогнули озеро и приблизились к выходу из парка.
— И кто же последним попал к нему в лапы? — мрачно спросил меня лорд Уинтердейл.
— Граф Марш, — ответила я.
Молчание. Затем:
— Повторите-ка, будьте любезны.
— Граф Марш, — послушно повторила я.
— Чудесно. — Сарказм в его голосе был едким, словно кислота. — Лучше не бывает. Граф Марш, мисс Ньюбери, один из самых опасных и беспринципных людей во всем Лондоне. Пожалуй, из тех, кто опаснее его, можно назвать только меня.
— Отец собрал о нем нелицеприятные сведения, — испуганно заметила я.
— Вы и Маршу тоже написали, что сожгли досье?
— Да, — почти беззвучно прошептала я.
Он выругался. Я ошарашенно заморгала. Потом гордо приподняла подбородок.
— По-моему, вы делаете из мухи слона, — сказала я. — Пройдет время, и все они убедятся, что я не требую от них денег в награду за свое молчание, и успокоятся.
— А если они вычислят, что вы пытались шантажировать меня? Такого вы не допускаете? — спросил он. — Как вы сами же заметили, у вашего отца не было никаких причин назначать меня вашим опекуном. Об этом уже поползли слухи — поэтому-то я и сказал вам вчера, что нам не следует вместе выходить на террасу. Если в свете решат, что вы моя любовница, вашей репутации конец.
Я в ужасе уставилась на него:
— Ваша любовница?! Но как такое может быть?
— А вот так — на большее у них фантазии не хватает, — ответил он. — Да к тому же, мисс Ньюбери, простите за откровенность, но моя собственная репутация далеко не безупречна.
Говоря это, он смотрел прямо перед собой, куда-то между ушей Изабеллы. Я взглянула на его твердый, жесткий профиль и подумала, что он, наверное, самый одинокий на свете человек, — так мне показалось в эту минуту.
Мы вернулись на Гросвенор-сквер в половине девятого, и к тому времени я ужасно проголодалась. В столовой еще не было прибрано после вчерашнего вечера, и лорд Уинтердейл приказал принести завтрак в библиотеку. Затем после некоторого колебания пригласил и меня составить ему компанию.
Лакей установил перед камином диванный столик, а второй лакей принес поднос с яичницей, свиными отбивными, булочками, горячим шоколадом и кофе. Я взяла себе яичницу и шоколад, а лорд Уинтердейл — две отбивные и кофе.
Мы завтракали в полном молчании. Наконец, вытерев губы салфеткой, я с сожалением заметила:
— За эти два дня я съела столько — страшно подумать! Сначала обед, потом все эти пирожки с омарами, а теперь яичница. Если так будет продолжаться, я разжирею, как хрюшка.
На самом деле я стройна, как тростинка, — просто напрашивалась на комплимент. Но комплимента не последовало.
— Да, в городе дамам труднее следить за фигурой, чем в провинции, на лоне природы, — сказал лорд Уинтердейл. — Мужчины могут упражняться в боксерском зале для джентльменов «Джексоне» или в фехтовальном клубе «Анджелос», а женщинам остается только разъезжать по магазинам. — Он слегка приподнял черную бровь. — И в этом вы преуспели.
Как видно, на комплименты от его светлости рассчитывать не придется.
— Обещаю вам, милорд, что сделаю все возможное, чтобы не злоупотреблять вашим гостеприимством. Вчера на балу я танцевала со многими молодыми людьми, и кое-кто из них намеревается нанести мне сегодня визит.
— Да, я заметил, что вы пользовались успехом, — небрежно промолвил он. — Чего нельзя сказать о Кэтрин.
Я нахмурилась.
— Это правда? Я искала ее перед ужином, но ее нигде не было видно.
— Она сидела вместе с престарелыми леди, — ответил на это лорд Уинтердейл. Лицо его было непроницаемо.
— О, бедняжка Кэтрин, — воскликнула я. — Леди Уинтердейл будет в ярости.
— Думаю, что да, — с удовлетворением отметил он, и я бросила на него сердитый взгляд.
— Если Кэтрин не танцевала, то почему вы сами не представили ей кого-нибудь из партнеров? — спросила я. — Вы ведь всех знаете. Вам следовало сделать так, чтобы у Кэтрин были кавалеры.
— Это забота ее матери. В мои обязанности как хозяина дома входило беседовать с гостями и танцевать с вдовушками. Что я и проделал со всей добросовестностью, мисс Ньюбери. И уверяю вас, задача была не из легких.
Я упрямо продолжала:
— У вас не заняло бы много времени, если бы вы соблаговолили представить своих друзей Кэтрин.
— Но вам же я не представлял джентльменов — вы и сами управились, — возразил он на это.
— Кэтрин в отличие от меня застенчива. Ей нужна помощь. — Я гневно сверкнула на него глазами. — Вы бросили ее, потому что хотели насолить леди Уинтердейл, ведь так? Потому-то вы и уговорили ее вывозить меня вместе с Кэтрин — вы знали, что она будет в бешенстве, когда никому не известная провинциалка затмит ее дочь! — Я вскочила на ноги и продолжила, стараясь вложить в свой взгляд весь бушевавший во мне гнев:
— Это так? Отвечайте же!
Он посмотрел на меня — глаза безмятежны, как летнее небо, лицо по-прежнему непроницаемо.
— Так вы хотите, чтобы я снова отправил вас в деревню? — спокойно осведомился он. — Что ж, я готов это сделать, если таково ваше желание.
В данный момент мне больше всего хотелось залепить ему пощечину, но я сдержалась.
— Вы просто мерзавец! — сказала я и чинно выплыла из комнаты.

***

Вы просто мерзавец!
Довольно странные слова, если учесть, что их произносит шантажистка, обращаясь к своей жертве. Но ведь мне и впрямь так казалось. Он использовал меня в собственных низких целях, чтобы взбесить и унизить свою тетушку. Откровенно говоря, на леди Уинтердейл мне было наплевать, но Кэтрин было жаль.
Я поднялась по лестнице и постучала к ней в комнату. Услышав голос Кэтрин, предлагавшей мне войти, я робко протиснулась в дверь.
— Доброе утро, — сказала я. — Ты уже отдохнула после вчерашнего бала?
Кэтрин, без очков, сидела в постели и пила горячий шоколад. Ее каштановые кудри были заплетены в косу. Выглядела она прелестно.
От этих ужасных локонов, которые заставляет ее носить леди Уинтердейл, необходимо избавиться, подумала я.
— Садись, Джорджи, — предложила Кэтрин, указывая на кровать. Я присела на краешек постели и с беспокойством вгляделась в ее лицо, ища в нем признаки дурного настроения.
Но она была такой же, как всегда.
— Ты хорошо повеселилась на вчерашнем балу? — осторожно осведомилась я. — Я искала тебя, когда пришло время ужинать, но не нашла.
— Наверное, я вошла в столовую раньше тебя, — сказала Кэтрин. — Мама заставила сына одного из своих друзей сопровождать меня. И мы очень скоро вышли оттуда.
Она произнесла все это покорным, но отнюдь не обиженным тоном, а потом спросила:
— А ты, Джорджи, хорошо провела время?
— О, чудесно! — искренне ответила я. — Но ведь мне нравятся праздники, а тебе нет.
— Да, правда, — призналась Кэтрин. — Даже если бы я пользовалась таким успехом, как ты, мне бы они все равно не нравились. Я не люблю разговаривать с незнакомыми. Какой в этом смысл?
Я улыбнулась.
— Знаю, тебе больше нравится играть на фортепиано, чем посещать балы.
— Да, это так, — вздохнула она. Я добавила уже без улыбки:
— И все-таки лорд Уинтердейл должен был устроить так, чтобы ты танцевала все танцы, — это же твой первый бал.
— Филип не любит меня из-за мамы, — просто ответила Кэтрин.
Я придвинулась к ней и доверительно промолвила:
— Я понимаю, почему между лордом Уинтердейлом и твоей матушкой не может возникнуть симпатии. Оба они обладают сильными характерами. Но их взаимная неприязнь имеет, вероятно, более глубокие причины. Они терпеть не могут друг друга и ведут себя как заклятые враги. Есть ли этому какое-либо объяснение?
— О да, — печально ответила Кэтрин. — Ты права, Джорджи. Видишь ли, мать Филипа умерла, когда ему было всего восемь лет, и после похорон его отец попросил своего старшего брата — моего отца — взять Филипа в свою семью и воспитывать его вместе со своими детьми в Уинтердейле.
Кэтрин поставила пустую чашку на прикроватный столик.
— Для Филипа так было бы лучше всего, — продолжала она. — Мой дядя Джаспер вел распутный образ жизни — играл в карты, пил, — а когда лишился жены, то шансы Филипа получить нормальное воспитание практически свелись к нулю. И все считали, что мой отец как глава рода позаботится о Филипе и возьмет его в свою семью.
Кэтрин принялась нервно перебирать косу.
— Мой папа соглашался взять Филипа, но мама была против. Она терпеть не могла мать Филипа — ведь та тайком убежала из дому и обвенчалась с дядей Джаспером. И уж конечно, она недолюбливала самого дядю Джаспера. Она сказала, что Филипа испортил дурной пример родителей и что она не допустит, чтобы он рос в одном доме с ее детьми. Папа, как обычно, подчинился ее решению и сказал дяде Джасперу, что не сможет взять Филипа к себе. Кэтрин потупилась, избегая моего взгляда.
— Так Филип оказался на попечении своего отца. Из того, что мне рассказывал мой брат Джеймс, я знаю, что его детство было нелегким. Я никогда не встречалась с ним до недавнего времени, но не могу порицать Филипа за его враждебность по отношению ко мне. Было бы странно, если бы он считал себя чем-то обязанным нашей семье.
Я смотрела на Кэтрин в глубокой задумчивости, размышляя о том, что она только что мне рассказала. Ее слова многое проясняли — мне вроде бы стало понятно, почему лорд Уинтердейл согласился оплатить мой выход в свет. Но теперь я чувствовала к нему нечто вроде сочувствия.
Как можно было так поступить с маленьким ребенком? — думала я. Какую, должно быть, ужасную, недостойную жизнь он вел вместе со своим распутником-отцом.
— А твой кузен ходил в школу? — спросила я Кэтрин.
Она покачала головой:
— В Англии он школу не посещал, это я точно знаю. Возможно, где-нибудь на континенте.
— А как умер отец лорда Уинтердейла? — поинтересовалась я.
Кэтрин переставила чашку на поднос у себя на коленях.
— Точно не знаю, но, кажется, его застрелили на дуэли. Это случилось в Бельгии. Кто-то заметил, что он жульничает в карты.
О Господи! Я закрыла глаза при мысли о том, как же должен ненавидеть меня лорд Уинтердейл. Правда, он использовал меня в своих целях, но все же… Потерять отца при таких обстоятельствах… И тут являюсь я и пытаюсь шантажировать его тем же!
— Сколько же ему было лет, когда погиб его отец? — спросила я Кэтрин.
— Помнится, Джеймс рассказывал мне об этом, когда ему самому было восемнадцать, а Филип младше его на год, — ответила Кэтрин. — Значит, ему тогда было семнадцать лет.
Понятно, почему у лорда Уинтердейла такой холодный, отчужденный взгляд, подумала я. Мир всегда был жесток к нему.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Риск - Вулф Джоан



красивая история любви долго пришлось главной героине идти к своему счастью но это произошло и финал был прекрасен все плохое и недосказанное осталось позади а впереди прекрасное будущее с детьми с хорошими друзьями и родственниками
Риск - Вулф Джоаннаталия
31.03.2012, 22.18





Милая Наталия всегда дает отзывы, к которым нечего добавить. Бесподобный роман. Читается на одном дыхании с наслаждением.
Риск - Вулф ДжоанВ.З,,65л.
28.02.2013, 13.34





Решительная героиня, самобичующий герой, немножко приключений и угроз, легкий стиль - читается легко и приятно: 7/10.
Риск - Вулф Джоанязвочка
8.03.2013, 21.24





МНЕ ОЧЕНЬ ПОНРАВИЛОСЬ 10 ИЗ 10
Риск - Вулф ДжоанНАТАЛИЯ
23.04.2014, 14.04





Роман понравился, герои настоящие и сильные личности.очень приятно и легко читается.
Риск - Вулф ДжоанАнюта
15.06.2015, 13.48





Сюжетная линия романа неплоха, но само повествование скупо и сухо,явно не хватает страсти и эмоций между героями. Гл герой вообще какой то сухарь, разве он подыграл бы героине в ее афере, еще и женился бы на ней, если б не был в нее влюблен!? А вот как раз ни влюбленности, ни увлеченности с его стороны не заметно. А жаль- был бы неплохой роман.
Риск - Вулф ДжоанJane
15.06.2015, 19.20





Неплохое произведение.Хотя....любовная линия выписана очень бледно и слабо,а вот детективная линия описано ярко
Риск - Вулф ДжоанФАЙРА
7.11.2016, 15.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100