Читать онлайн Мой принц, автора - Вулф Джоан, Раздел - Глава 25 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой принц - Вулф Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой принц - Вулф Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой принц - Вулф Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вулф Джоан

Мой принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 25

Первый день февраля выдался ясным и солнечным — именно такой день способен обмануть спящие цветы, заставив их подумать, что весна наконец пришла.
Выглянув из экипажа лорда Джозефа Саудера, принц заметил худощавого пожилого человека, в этот момент заходившего в парламент.
— Превосходно, — сказал Август. — Граф Черни уже здесь.
Граф Саудер кивнул и вполголоса проговорил:
— Если хотите, ваше высочество, мы можем пока подождать здесь, в экипаже.
Принц отрицательно покачал головой:
— Нет-нет, мы войдем сейчас.
— Как пожелаете, — ответил граф.
Они выбрались из экипажа и прошли по кирпичной дорожке к узким ступеням, ведущим к главному входу в парламент. Сердце графа забилось быстрее, когда они подошли к тяжелой двери. Он сделал глубокий вздох и посмотрел на Августа — принц был абсолютно спокоен.
Швейцар открыл перед ними дверь, и они вступили в вестибюль, где вполголоса разговаривали члены палаты общин. Увидев вошедших, парламентарии замерли.
— Доброе утро, — легко поздоровался принц.
Парламентарии в замешательстве переглянулись и поклонились.
— Доброе утро, ваше высочество, — хором ответили они.
Принц направился к резной дубовой двери, ведущей в палату лордов, и другой швейцар открыл ее с почтительным поклоном. Август вошел внутрь зала. Граф Саудер последовал за ним. И почти тотчас же в зале воцарилась тишина — все взгляды были обращены на принца. И все затаив дыхание смотрели, как он направлялся к возвышению, на котором стоял трон правителя Юры.
Остановившись у возвышения, Август окинул взглядом трон — на нем он восседал два года назад, когда его короновал архиепископ; этот же трон он занимал, открывая первое после войны заседание парламента. Какое-то мгновение они словно противостояли друг другу — трон и принц. Затем Август с изящной грацией, свойственной каждому его движению, поднялся на возвышение.
И тут же по залу прокатился вздох — словно десятки людей выдохнули одновременно.
Однако принц не сел на трон; он стал позади высокого, обитого бархатом стула и окинул взглядом собравшихся. Потом пристально посмотрел на графа Гессе и сидевших рядом с ним остальных участников заговора и проговорил:
— Может, подождем герцога Адамса? Согласны? Заговорщики в замешательстве переглядывались, ни один из них не произнес ни слова.
И тут вдруг двери распахнулись, и в зале появился Франц. Переступив порог, он на несколько секунд задержался у входа, чтобы все сразу же его увидели.
«Эффектное появление, — мысленно усмехнулся принц. — Впрочем, Франц всегда умел привлечь к себе внимание».
Франц — он еще не заметил принца — обвел взглядом зал и вдруг нахмурился. Очевидно, по выражению лиц присутствующих он понял: случилось что-то непредвиденное. Тут он наконец-то повернулся к возвышению, на котором стоял принц, и в ужасе замер.
Август едва заметно улыбнулся и проговорил:
— С твоей стороны не очень-то любезно не пригласить меня на мое низложение. Но я все же решил прийти.
Франц молчал, а принц между тем продолжал:
— И уверяю тебя, избавиться от меня не так-то просто.
Франц наконец-то взял себя в руки и, повернувшись лицом к парламентариям, сказал:
— Я рад, что принц Август здесь. Пусть попытается оправдаться перед парламентом.
— Непременно попытаюсь. — Август спустился с возвышения и стал напротив Франца. Окинув его презрительным взглядом, сказал: — Но прежде чем оправдываться, я хотел бы услышать твои оправдания.
— Для этого я и пришел сюда, — ответил Франц.
Август с усмешкой кивнул:
— Прекрасно. Тогда устроим дебаты. Парламент определит победителя.
Франц ответил ослепительной улыбкой:
— И победитель станет принцем Юры.
Принц поднял в изумлении бровь:
— Значит, ты сам стремишься стать принцем? Я думал, ты действовал в интересах своего отца.
Франц в некотором смущении проговорил:
— Совершенно верно, в интересах моего отца. Именно это я и имел в виду.
Август, не поверил кузену, однако не подал виду. Обратившись к членам парламента, он сказал:
— Дебаты требуют арбитра. Граф Черни, я знаю, что мы можем положиться на вашу справедливость. Ведь вы — верховный судья Юры. Вы согласны выступить в роли арбитра в дебатах между мной и герцогом Адамсом?
— Конечно, — кивнул верховный судья и медленно поднялся со своего места.
В зале стояла такая тишина, что отчетливо был слышен стук трости графа Черни по мраморному полу. Наконец он приблизился к массивному дубовому креслу, только что поставленному специально для него. Медленно опустившись на сиденье, верховный судья взглянул на Августа и сказал:
— Ваше высочество, как должна осуществляться эта процедура? Я имею в виду очередность.
— Герцог Адамс — инициатор этого голосования. Пусть и говорит первым.
Принц с Францем заняли места по обе стороны от верховного судьи. Тот повернулся к Францу и спросил:
— Герцог Адаме, вы считаете, что у вас есть веские причины для лишения принца Августа его наследственных прав?
— Да, к сожалению.
Судья повернулся к Августу:
— Вы готовы ответить на эти обвинения, ваше высочество?
— Готов, — ответил Август.
— Ты согласен подчиниться решению парламента? — спросил Франц.
Принц пристально посмотрел в глаза кузена и ответил:
— Да.
— Господи, — прошептал граф Саудер. Сидевший рядом с Саудером барон Крек пробормотал:
— Невероятно…
Судья спросил:
— А вы, герцог Адамс? Вы готовы подчиниться решению парламента?
— Готов. — Голубые глаза Франца казались ослепительными на его бледном лице.
Судья откашлялся и продолжал:
— Как верно заметил принц Август, инициатором этой дискуссии были вы, герцог. Так что можете начинать. Изложите, пожалуйста, суть дела.
«Франц, должно быть, вне себя от гнева, — подумал граф Саудер. — Это совсем не то, на что он рассчитывал».
Но Франц был невозмутим. По крайней мере, внешне. Окинув взглядом зал, он заговорил:
— Рассказывать об этом — крайне неприятная для меня обязанность. Я долго размышлял, прежде чем принял окончательное решение — вынести этот вопрос на ваш суд. — Франц повернулся к своему кузену и с грустью в голосе продолжал: — Я очень люблю тебя, Гаст, и высоко ценю проявленный тобой героизм во время борьбы за нашу свободу. Но твоя политика чрезвычайно опасна для страны, которую мы оба любим. И я наконец решил, что должен заговорить.
Август усмехнулся:
— Что ж, говори.
Франц снова повернулся к аудитории:
— Я верю, что каждый из присутствующих здесь уже ознакомился с обращением, адресованным народу Юры. Полагаю, что наши обвинения вполне ясно изложены в этом документе. Я только хотел бы пояснить кое-что. — Франц сделал паузу, потом снова заговорил, теперь уже гораздо громче: — Милорды и джентльмены, я имею в виду договор с Британией! Принц Август через своих английских родственников обратился к английскому правительству и заключил с англичанами договор. Причем он сделал это по собственному усмотрению и вопреки советам главного министра Гинденберга и маршала Рупника. И, кроме того… вооруженных сил Юры.
— Простите, герцог, — перебил Франца судья. — Вы хотите сказать, что граф Гинденберг и маршал Рупник знали об этом договоре еще до того, как он был подписан, и не одобряли его?
— Совершенно верно, — ответил Франц.
Верховный судья повернулся к принцу:
— Это правда, ваше высочество?
— Да, правда, — ответил Август:
Судья повернулся к Францу:
— Герцог, продолжайте, пожалуйста.
Франц кивнул и вновь заговорил:
— Принц Август так стремился сделать Юру союзницей Англии, что женился на английской девушке. И опять же не посоветовавшись со своими министрами, которые, он знал, предпочли бы, чтобы он взял в жены немецкую принцессу.
Франц развернул лист бумаги, который все время держал в руке.
— Как говорится в нашем обращении, австрийский император был настолько недоволен договором с Лондоном, что сама независимость Юры оказалась в опасности. Император Франц рассматривает присутствие британского флота в Сеисте как прямую угрозу владениям империи в северной Италии. Заключив этот договор, принц Август нарушил баланс сил, с таким трудом достигнутый на Венском конгрессе.
Тут снова заговорил верховный судья:
— Герцог Адамс, говорил ли император вам лично, что он возражает против договора с Лондоном?
— Он говорил со мной об этом, когда назначил меня послом в Юру, — ответил Франц. Одна из поставленных передо мной задач — попытаться урезонить принца Августа. К сожалению, я не преуспел в этом. Что бы я ни говорил, принц оставался тверд в своем решении. И поэтому, милорды и джентльмены, мы должны задать себе вопрос: почему принц Август заключил этот договор? Подписав его, он отдал англичанам наше главное богатство — порт Сеисту, но не получил ничего взамен.
Пристально взглянув на кузена, Франц продолжал:
— Тебя предупреждал и мой отец, не так ли? Дважды он приносил тебе послания от императора о том, что Австрия будет вынуждена прибегнуть к решительным мерам, если ты не аннулируешь этот договор с Британией. И ты дважды проигнорировал эти предупреждения, не так ли?
Принц взглянул на кузена и пожал плечами.
— Даже сейчас, Гаст, даже сейчас, если ты изменишь свою политику и пообещаешь расторгнуть этот договор, я отброшу все обвинения и буду поддерживать тебя.
Все в палате затаили дыхание.
— Я не собираюсь разрывать договор с Лондоном, — с невозмутимым видом проговорил принц.
Франц на мгновение прикрыл глаза.
— Боже, — прошептал барон Крек.
Франц же с дрожью в голосе — казалось, он вот-вот разрыдается, — проговорил:
— Не могу передать тебе, Гаст, как мне больно это слышать.
Август с усмешкой посмотрел на кузена, однако промолчал.
И тут вновь заговорил верховный судья:
— Герцог Адамс, знали ли граф Гинденберг и маршал Рупник об австрийских угрозах? И было ли это причиной их действий против принца Августа?
— Да, знали, — кивнул Франц. — Но я, разумеется, не одобряю их действий. Насилием такие проблемы не решить. Вот почему я выступаю перед парламентом. — Франц снова повернулся к парламентариям: — Милорды и джентльмены, принц Август прекрасно понимает, какой опасности он подвергает страну, держась за этот пагубный договор. Если Австрия решит ответить, если обложит пошлинами наши товары, — это будет тяжелейшим ударом по нашей торговле. А если император пойдет еще дальше и решит взять Сеисту — и Юру — с помощью оружия, то нам останется уповать только на милость Австрийской империи. Мы не сможем противостоять Австрии, милорды и джентльмены, и наша страна утратит независимость. Вот к чему может привести преступная политика принца Августа.
В зале зашумели, но тут Франц поднял руку и прокричал:
— Теперь решать вам, членам парламента! Я отдаю решение на ваш суд!
Верховный судья нахмурился и повернулся к Августу:
— Ваше высочество, вы желаете ответить на эти обвинения?
Принц кивнул:
— Разумеется, я отвечу.
— Благодарю вас, ваше высочество, — сказал граф Черни.
Граф Саудер заметил, что в голосе верховного судьи, когда он обращался к принцу, звучали почтительные нотки.
«В конце концов, — думал граф, — нелегко забыть, что Август провел десять лет в горах, пока Франц комфортно жил во дворце в Вене».
— Так вы хотите знать, почему я заключил договор с Великобританией? — проговорил принц, повернувшись к залу.
Некоторые члены палаты общин утвердительно кивнули головой.
— Что ж, объясняю… Хотя Юра — очень маленькая страна, в прошлом у нас была как сухопутная граница, так и морская — с Италией. Но на Венском конгрессе Венеция и граничившие с нами земли северной Италии были отданы Австрии. И каков же результат этого передела границ? Результат следующий: мы со всех сторон окружены Австрийской империей.
Некоторые из членов палаты общин снова закивали. Принц же тем временем продолжал:
— Думаю ли я, что австрийский император хотел бы включить Юру в состав империи? Да, я так думаю. Думаю ли я, что он пошлет войска в Юру, чтобы подчинить нас? — Здесь Август повернулся и пристально взглянул на Франца. — Нет, я так не думаю. Более того, я уверен, что император на это не решится.
— Ты ошибаешься, Гаст, — проговорил Франц с невыразимой грустью в голосе.
Принц опять повернулся к парламенту:
— Меня не беспокоила военная мощь Австрии, меня беспокоила ее экономическая власть. Если император попытается надавить на нас, обложив пошлинами наш экспорт в империю, наша экономика потерпит крах. Мы зависим от экспорта наших товаров в Австрию, Венгрию, славянские государства и в северную Италию. Если Австрия обложит пошлинами наши товары, мы не сможем конкурировать на рынке. Но едва ли экономические беды такого маленького государства, как Юра, могут кого-то волновать. И я решил, что нам нужен экономический союзник. Вот почему я заключил договор с Великобританией.
Франц усмехнулся, однако промолчал. Снова взглянув на него, принц продолжал:
— Ты обвиняешь меня в том, что я действовал, не спросив ни у кого совета, что я заключил этот договор с Британией исключительно по собственной воле. Но это неправда. Я не советовался с министрами моего отца, но я советовался со своими советниками. И все они сказали, что союз с Британией будет на пользу Юре.
— Будьте любезны назвать имена этих людей, ваше высочество, — сказал судья.
— Эти люди — мой нынешний главный министр лорд Стивен Уэйер, маршал лорд Эмиль Саудер и посол граф Виктор Розман.
Судья посмотрел на Франца, потом — опять на принца.
— Это все очень молодые люди, ваше высочество. Вы не подумали, что было бы разумнее посоветоваться с теми, у кого больший дипломатический опыт?
— Я советовался с теми, кому доверяю, — ответил принц. — Долгих десять лет я жил и сражался рядом с этими людьми. Я обязан им своей жизнью. Они — патриоты, и их единственный интерес — безопасность и независимость Юры.
Тут Франц наконец не выдержал и резким голосом проговорил:
— Ты хочешь сказать, что министры твоего отца не принимали близко к сердцу интересы Юры?
Принц пристально взглянул на кузена и сказал:
— Если ты помнишь, я советовался еще с одним человеком, которому доверял. Я советовался с тобой, Франц.
Верховный судья вопросительно посмотрел на Франца:
— Это правда, герцог Адамс?
— Да, правда. — Франц тяжко вздохнул. — Видите ли, принц Август может уговорить любого, и, когда он спросил, что я думаю об этом, я пошел у него на поводу. Лишь после того, как я получил письмо от своего отца, я понял сколь опасным может оказаться подобный договор.
— И когда же вы получили это известие от герцога Марко? — спросил судья.
— Еше в Лондоне.
— А вы сказали его высочеству, что изменили свое мнение относительно договора?
— Я сказал ему о письме моего отца, — ответил Франц. — И мои отец приезжал в Юру лично, чтобы предупредить принца Августа о пагубности его действий. К сожалению, принц не прислушался к его мнению. — Франц снова вздохнул. — Я готов признать, что совершил ошибку. Но я предпринял шаги, чтобы исправить ее. К сожалению, ты не таков, Гаст. — Франц покосился на Августа. — Ты всегда оставался верен себе. Если уж ты решил что-то, то никогда не менял своего мнения. Ты ужасно упрям.
Принц молча пожал плечами.
Франц повернулся к парламенту и воскликнул:
— Упрямец на троне — опасный человек!
По залу пробежал шумок.
«Проклятие, — думал граф Саудер. — Он скользкий, как угорь. У него на все готов ответ».
Тут Август, повернувшись к судье, проговорил:
— Если можно, граф, я хотел бы задать вам вопрос.
— Конечно, ваше высочество.
— Как вы думаете, что предпримет Россия, если Австрия нарушит европейский мир и войдет в Юру?
Граф Черни надолго задумался.
— Полагаю, Россия введет свои войска в Польщу, в ту ее часть, которая находится под контролем Австрии.
В зале зашумели.
Верховный судья поднял руку, призывая всех к порядку, и снова воцарилась тишина.
— Совершенно верно, граф, — кивнул Август. — И не могу поверить, что австрийский император будет настолько глуп. Неужели он откроет ворота России только потому, что желает получить доступ к Сеисте? У Австрии уже есть порт на Адриатике — это Венеция. Юра, возможно, словно заноза в руке у императора, но он вряд ли нарушит баланс сил, с таким трудом достигнутый в Вене.
Барон Крек повернулся к графу Саудеру:
— Что правда, то правда. Черт побери, почему Марко поднимает такой шум? Император не посмеет напасть на Юру!
Франц решительно повернулся к судье:
— Если принц Август так уверен в безопасности Юры, почему он считает необходимым заключить союз с Великобританией?
— Полагаю, я уже ответил на этот вопрос, — сказал принц. — Я заключил договор с Великобританией с тем, чтобы обезопасить нашу торговлю. Со стороны Великобритании я получил заверения: если Австрия обложит пошлиной товары из Юры, то Великобритания ответит тем же в отношении Австрии. Император не осмелится бросить вызов Британии.
Верховный судья взглянул на принца и кивнул:
— Полагаю, вы ответили на обвинения герцога Адамса, ваше высочество. Есть ли что-то еще, прежде чем мы приступим к голосованию?
— Да, есть. — Август повернулся к кузену и с усмешкой сказал: — Я ответил на обвинения герцога Адамса. Теперь мне хотелось бы, чтобы он ответил на мои.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой принц - Вулф Джоан



Один из худших романов этого автора, утомительный, еле дочитала: 3/10.
Мой принц - Вулф Джоанязвочка
9.03.2013, 1.33





Скукотень редкосная! Слишком много подробностей, слишком много политики, слишком затянуто, очень мало любви! Это не роман о любви, это роман исторический о правителе
Мой принц - Вулф Джоанкахатана
10.01.2014, 21.14





Очень хороший роман,свежо и продуктивно передает эпоху начала 19 века, нравы двора, политические интриги. Он не похож на мелодрамы других исторических романов, потому что любовь в нем строится на других основах.rnРоман не скучен, просто "не в вашем стиле"...
Мой принц - Вулф ДжоанЛаура
16.01.2016, 18.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100