Читать онлайн Мой принц, автора - Вулф Джоан, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой принц - Вулф Джоан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой принц - Вулф Джоан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой принц - Вулф Джоан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вулф Джоан

Мой принц

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

После встречи с племянником герцог Марко вернулся в свой дворец в отвратительном настроении. Он сразу же прошел в библиотеку, где его уже ждали граф Гинденберг и маршал Ян Рупник. При появлении герцога оба встали. Марко молчал, и Гинденберг, откашлявшись, проговорил:
— Ну как? Вы побеседовали с ним?
— Да, побеседовал.
Марко налил себе бокал бренди из графина, стоявшего на низеньком столике. Сделав глоток, воскликнул:
— О Боже, какой упрямый юнец! С моим братом можно было разумно беседовать, но говорить с Гастом…
Рупник нахмурился:
— Значит, он не послушал вас?
Марко сделал еще один глоток и молча покачал головой.
— Он просто-напросто глупец, — проворчал Гинденберг. — Юра десять лет была под властью французов. И сейчас нам совершенно необходим мир. Нам не нужна новая война.
Марко криво усмехнулся:
— А Август заявляет: Австрия не осмелится напасть на Юру.
Гинденберг поднялся со стула и принялся расхаживать по комнате. Наконец, остановившись, воскликнул:
— Что он знает о жизни?! Ничего! Ему было семнадцать, когда он ушел в горы, и это произошло десять лет назад. Когда же он выбрался из своей пещеры… то сразу отправился в Англию и заключил этот безумный договор с Британией! — Пристально взглянув на Марко, Гинденберг заявил: — Такой человек не должен находиться на престоле Юры.
Марко пожал плечами и с невозмутимым видом проговорил:
— Но он на престоле, и мы ничего не можем поделать с этим. Поэтому нам остается лишь одно: молиться, чтобы он оказался прав и чтобы у императора не хватило смелости исполнить свои угрозы.
Несколько минут спустя граф Гинденберг и маршал Рупник покинули дворец герцога. И оба тотчас же направились к дому Гинденберга — огромному каменному особняку, построенному дедом графа лет пятьдесят назад.
Устроившись в кабинете графа, друзья переглянулись. Наконец Гинденберг предложил:
— Полагаю, мы должны избавиться от него, согласны? Маршал промолчал, и граф продолжал;
— Он опасен. Он прислушивается к мнению… не тех людей.
Рупник кивнул:
— Да, согласен. Его политика… Гинденберг ударил ладонью по ручке кресла:
— Мы ведь предупреждали его! Видит Бог, Марко принес ему прямое предложение от императора. Он мог бы обезопасить свою династию, если бы согласился на союз с Австрией. — Граф пожал плечами и пробормотал: — Август сам толкает нас… на это.
Рупник снова кивнул:
— Да, верно. Принц слишком высокого мнения о себе. Он вел наши войска в битве при Ватерлоо и вообразил себя великим стратегом. — Маршал презрительно хмыкнул. — Наши войска будут раздавлены, если австрийский император пошлет против нас свою армию.
На несколько минут воцарилось молчание. Наконец Гинденберг сказал:
— Мы должны держать это в тайне от Марко.
— Думаете, он будет возражать? — спросил Рупник.
Гинденберг презрительно хмыкнул:
— Марко из тех, кто всегда рад извлечь выгоду из содеянного — что бы ни произошло. Но помощи от него не жди. К счастью, его сын — другой человек,
Рупник кивнул:
— Да, верно. На Франца можно положиться. Он дал мне имя человека в дворцовой гвардии — тот кое-чем обязан ему. И Франц посоветовал использовать его для этого дела.
Гинденберг пристально взглянул на приятеля:
— Чем именно он ему обязан?
— Этот человек сражался при Аустерлице, был ранен и оставлен в австрийском полевом госпитале. Франц лично занимался эвакуацией всех раненых в Вену, где они получили необходимое лечение, а затем способствовал их переправке в Юру. Именно по рекомендации Франца этот человек получил место в дворцовой гвардии.
— Очень хорошо, — сказал Гинденберг. — Однако одного человека явно недостаточно.
Рупник вопросительно взглянул на приятеля.
— Ему потребуется помощник, — пояснил граф.
— Да, разумеется. Но я уверен, что этот человек сумеет найти приятеля, которому можно доверять.
— И вы назначите обоих на ночное дежурство в Пфальце?
— Да, конечно. Я поставлю их на пост за дверями апартаментов принца. Они смогут осуществить наш план, когда все будут спать.
— Полагаю, нам не стоит беспокоиться о том, что Август не окажется в своей постели. — Гинденберг рассмеялся. — Он не спит со своей женой. Очевидно, он не спит и с другой женщиной. Разве такой человек может править в Юре?
— Да, он определенно не тот человек. — Рупник тоже рассмеялся. — Но мы это поправим.
На следующее утро гвардеец по имени Карк попросил своего друга Артейна отправиться вместе с ним в Юлию, где он собирался купить подарок матери ко дню рождения. Когда молодые люди удалились от казарм и зашагали по узким улочкам столицы, Карк затащил друга в маленькую кофейню, где они заняли столик в самом дальнем углу.
После того как хозяйка принесла им кофе, Артейн спросил:
— Карк, так в чем же дело? Вижу, что у тебя на уме вовсе не подарок для матери. Выкладывай, приятель…
Карк осмотрелся и прошептал:
— Вчера ко мне пришел маршал Рупник. Он хочет, чтобы я убил принца, когда я буду на дежурстве в его апартаментах. Я должен задушить его во сне!
Артейн расхохотался:
— Что за шутки, дружище? Неужели ты думаешь, что я поверю тебе?
Карк насупился и проворчал:
— Артейн, я не собираюсь шугать. Я действительно должен убить принца.
Артейн в ужасе уставился на приятеля.
— О Господи. О Господи…
— Понимаешь, я не знал, что делать, — продолжал Карк. — Если бы я отказался, маршал убил бы меня на месте, чтобы я не проговорился. И я притворился, что я с ним заодно.
Артейн окинул взглядом кофейню и прошептал:
— Что же ты собираешься делать?
— Не знаю, но я не собираюсь убивать принца!
— Тихо… — Артейн бросил взгляд через плечо. — Конечно, ты не будешь убивать принца. А что еще сказал маршал Рупник?
— Сказал, что договор принца с Англией заставит Австрию напасть на нас. Вот почему мой долг — убить принца Августа.
Артейн выругался сквозь зубы. Взглянув на приятеля, спросил:
— Ты думаешь, Рупник прав насчет Австрии? Карк пожал плечами:
— Не знаю. Может, и прав. Но я точно знаю другое: пока Рупник отсиживался в Англии, Август десять лет сражался за Юру!
— Тихо… — прошипел Артейн.
— Не бойся, — сказал Карк. — Никто не обращает на нас внимания.
— А как случилось, что Рупник выбрал именно тебя? — спросил Артейн.
— Он знал, что я был одним из тех, кому герцог Адаме помог после Аустерлица. И он, наверное, решил, что буду рад видеть Франца на престоле.
Артейн прикоснулся к шраму на своей щеке.
— Ты думаешь, Франц вовлечен в этот заговор?
— Конечно, нет, — ответил Карк. — Франц и Август добрые друзья. Не думаю, что вовлечен и герцог Марко. Это все Рупник. Похоже, он боится вести армию в бой. Он явно осрамился при Аустерлице. И знаешь… Он обеща сделать меня лейтенантом. Думает, что меня можно купить.
Приятели ненадолго умолкли. Допив свой кофе, Карк проговорил:
— Понимаешь, если мы не выполним эту работу, маршал найдет других.
— Ты сказал… мы?
— Ты должен помочь мне, — заявил Карк. — Я один не справлюсь.
Артейн вздохнул:
— Да понимаю… — Он опять потрогал свой шрам. — Но я ведь сражался вместе с принцем Августом при Ватерлоо. Он даже поговорил со мной перед битвой.
— Мы должны предупредить его, — перебил Карк. — Кто знает, какие у Рупника могут быть планы? Возможно, мы у него не единственные.
Артейн снова вздохнул:
— А как нам предупредить его? Как приблизиться к нему? Мы ведь не можем заявить, что желаем поговорить с принцем.
Карк ненадолго задумался. Потом сказал:
— Если у нас нет доступа к принцу, мы должны поговорить с тем, у кого он есть.
— С кем же?
— Лучше всего — с графом Гинденбергом. Ведь он главный министр Августа.
— Еще кофе?! — прокричала хозяйка.
— Нет-нет, спасибо!
Приятели обменялись взглядами. В очередной раз осмотревшись, Карк предложил:
— Нам надо увидеться с Гинденбергом. Артейн молча кивнул.
Минуту спустя гвардейцы поднялись из-за стола и направились к выходу.
Граф Гинденберг уже собирался покинуть свой дворец — у него была назначена встреча с австрийским послом, — но тут секретарь доложил, что с ним хотят поговорить двое гвардейцев.
— И мне кажется, — добавил секретарь, — что эти люди чем-то очень встревожены. Они сказали, что это «дело жизни и смерти».
Гинденберг нахмурился:
— Ты знаешь их имена?
— Да, ваше сиятельство, Карк и Артейн.
«О Боже», — подумал Гинденберг, он сразу же все понял.
— Пригласи их в приемную, Грасс.
— Слушаюсь, ваше сиятельство.
Час спустя, после беседы с Карком и Артейном, граф Гинденберг сидел в особняке маршала Рупника.
— Очевидно, Франц ошибался относительно преданности своего друга Карка, — с саркастической улыбкой проговорил граф.
Рупник кивнул, однако не проронил ни слова. Граф продолжал:
— Приятель, которого Карк втянул в это дело, — ветеран Ватерлоо, и он восхищается Августом.
Рупник выругался сквозь зубы. Усевшись в кресло, спросил:
— Они сообщили об этом кому-то еще? Граф отрицательно покачал головой:
— Нет, не сообщили.
— Вы уверены?
— Абсолютно. — Гинденберг усмехнулся. — Они пришли ко мне, потому что знали: я имею доступ к принцу в любое время. И я сказал им, что сам займусь этим делом, а они должны молчать.
— Да, тогда… конечно… То есть все можно исправить, верно? — пробормотал Рупник.
— Разумеется, можно. Но от них придется избавиться, — проворчал Гинденберг.
Тут в дверь постучали, и оба насторожились.
— В чем дело?! — прокричал Рупник.
— У меня доклад, который вы требовали, маршал! — раздался из-за двери голос секретаря Рупника.
— Позже! — крикнул Рупник.
Дождавшись, когда шаги за дверью стихнут, Гинденберг спросил:
— Вы можете это устроить?
— Конечно, — кивнул Рупник. — Всегда можно нанять убийцу для такого незначительного дела. Гораздо труднее найти того, кто согласится убить принца.
— Думаю, больше не стоит прибегать к помощи гвардейцев, — сказал Гинденберг.
Маршал пристально посмотрел на главного министра и вполголоса проговорил:
— Возможно, нам придется самим сделать это.
Гинденберг с сомнением покачал головой:
— Это слишком опасно. Нет, нам придется найти подходящего человека.
Вечером того же дня Карк и Артейн затаились в дальнем углу конюшни, примыкавшей к баракам дворцовой гвардии. Они то и дело озирались и говорили почти шепотом.
— Похоже, Гинденберг не сделал ничего, чтобы предупредить принца, — высказал свое подозрение Карк. — У графа был целый день на это, но никто не послал за нами, чтобы мы все подтвердили.
— А что, если он не собирается ничего сообщать принцу? — спросил Карк.
Друзья обменялись взглядами, и каждый увидел в глазах другого подтверждение своих собственных страхов. Артейн облизнул пересохшие губы:
— Может, Гинденберг в заговоре с Рупником?
Карк тяжко вздохнул:
— Я начинаю думать, что так и есть. Что еще могло помешать ему предупредить принца? Это не тот случай, когда можно мешкать.
— Если они оба в этом деле — грош цена нашим жизням, — пробормотал Артейн.
— Само, собой, — кивнул Карк. Артейн громко выругался.
— Потише, приятель, не горячись, — проворчал Карк.
— Теперь только мы сами можем себя спасти, — заявил Артейн. — Но для этого надо предупредить принца.
— А как? — На худой щеке Карка задергался нерв. — У нас нет к нему доступа, и я готов держать пари на свое жалованье, что нам не позволят к нему приблизиться.
— Так что делать? — со вздохом проговорил Артейн. Тут глаза Карка вдруг расширились, и он замер — словно окаменел.
Артейн с удивлением взглянул на приятеля:
— В чем дело?
— Кажется, я знаю, что делать, — сказал Карк. — Если мы не можем увидеться с принцем, значит… мы должны повидать принцессу.
Оба гвардейца несколько раз сопровождали принцессу, когда она покидала дворец, чтобы отправиться в Юлию или посетить ближайшие деревеньки.
— Если мы сможем привлечь ее внимание, она выслушает нас, — продолжал Карк.
— А как привлечь ее внимание?
— Каждое утро она ездит верхом с лордом Льюисом, — сообщил Карк. — Так что завтра утром нам, возможно, удастся поговорить с ней.
— Только бы остаться в живых до завтрашнего утра, — проворчал Артейн.
— Мы где-нибудь спрячемся, — сказал Карк.
— Где именно?
— В лесу, поближе к дворцу. А утром скажем стражникам у ворот, что мы в службе эскорта. Затем пойдем прямо к личным конюшням принца и будем дожидаться принцессу.
Артейн сделал глубокий вдох, потом пробормотал:
— Что ж, давай побыстрее выбираться отсюда, пока живы.
На следующее утро Карк и Артейн появились у боковых ворот, где обычно дворцовая гвардия заступала на дежурство; они сказали часовому в сторожевой будке, что пришли сопровождать принцессу. Солдат в будке замещал стражника, ненадолго отлучившегося, и ему не было известно, что все стражники получили приказ: ни в коем случае не допускать гвардейцев Карка и Артейна на территорию дворца.
Даже не подозревая, как им повезло, гвардейцы проследовали по дорожке, ведущей в конюшни. Один из грумов на конном дворе сказал им, что принцесса уже в манеже, где берет урок у лорда Льюиса Гюнесдорфа.
— Пойдем туда, — сказал Карк, и приятели направились к манежу.
— Очень хорошо, принцесса, — говорил лорд Льюис. — Может быть, немного откиньтесь назад. Вот так! Правильно! Теперь попытайтесь так держаться, пока едете по кругу.
Друзья приблизились к двери, ведущей в манеж, и сразу же увидели принцессу — она проехала прямо перед двумя гвардейцами, не заметив их.
— Держитесь ровнее! — крикнул лорд Льюис, когда Чарити проезжала вдоль длинной стороны манежа. — Еще ровнее, принцесса! Вот так, замечательно!
Гвардейцы терпеливо ждали, они не отваживались прервать занятие. Когда же урок наконец закончился, принцесса спрыгнула с лошади и улыбнулась лорду Льюису. Карк кивнул Артейну и решительно ступил на манеж.
— Ваше высочество, — пробормотал он, потупившись.
— Да, я слушаю. — Принцесса внимательно посмотрела на гвардейца.
«Что, если она не поверит нам? Что мы тогда будем делать?» — в отчаянии подумал Карк.
Лорд Льюис, стоявший посреди манежа, направился к ним.
— Кто вы такие? — спросил он, строго глядя на гвардейцев. — Что вы тут делаете?
Карк откашлялся и пробормотал:
— Пожалуйста, ваше высочество, вы должны выслушать нас. На принца готовится покушение. Если вы хотите спасти его, выслушайте нас.
Принцесса побледнела и воскликнула:
— Покушение?! Покушение на принца?!
— Да, ваше высочество.
Чарити взглянула на шталмейстера:
— Лорд Льюис, эти люди хотят кое-что сообщить мне. Можно расположиться в вашем кабинете?
Седовласый шталмейстер покосился на гвардейцев и сказал:
— Да, конечно. Но только при условии, что я буду сопровождать вас.
— Спасибо, милорд, — пробормотал Карк.
Лорд Льюис подозвал грума, чтобы тот увел жеребца, а затем все четверо пересекли манеж и, миновав коридор, поднялись в кабинет лорда Льюиса.
Как только дверь за ними закрылась, принцесса повернулась к Карку и сказала:
— Так расскажите же мне о заговоре.
— Два дня назад меня вызвал маршал Рупник, — начал Карк. И он поведал о своем разговоре с Рупником и с Гинденбергом.
Слушая гвардейца, принцесса все больше хмурилась, и черты ее лица заострялись. Когда же Карк закончил свой рассказ, она не задала ни единого вопроса и тут же сказала:
— Вы оба пойдете сейчас со мной во дворец. Я хочу, чтобы принц услышал все сам.
Карку показалось, что даже голос принцессы изменился. А она повернулась к лорду Льюису и проговорила:
— Вы тоже пойдете с нами. Вы можете понадобиться. Карк и Артейн последовали за принцессой и лордом Льюисом во дворец. Поднявшись по широкой лестнице, они миновали портал и прошли по длинному коридору. Наконец принцесса остановилась у какой-то двери и, повернувшись к лорду Льюису, приказала:
— Проводите их сюда. А я найду принца.
Лорд Лыоис открыл дверь и жестом предложил гвардейцам войти. Карк первым вошел в небольшой салон с лепниной на стенах. В большом зеркале отражались Артейн и лорд Лыоис, вошедшие следом за ним. Все трое молча уселись на стулья и стали ждать возвращения принцессы.
Наконец дверь открылась, и высокая фигура принца заполнила дверной проем. Он вошел в комнату, а вслед за ним — принцесса.
Карк ту же вскочил и поклонился. Артейн последовал его примеру.
Принц закрыл дверь и спросил:
— Кто из вас Карк?
Принц был в одной рубашке, а его волосы были влажными — очевидно, он только что принимал ванну.
— Я, ваше высочество. — Карк сделал шаг вперед. Принц пристально посмотрел на гвардейца и спросил:
— Что именно говорил тебе Рупник?
Карк сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться, и принялся пересказывать весь разговор еще раз.
Август внимательно слушал, и ни единый мускул не дрогнул на его лице. Когда Карк закончил, он сказал
— Теперь расскажи о разговоре с Гинденбергом.
Гвардеец кивнул и рассказал о встрече с графом.
— Гинденберг не предпринял попытки поговорить с вами? — спросила принцесса, повернувшись к мужу.
Август отрицательно покачал головой.
— Нет, он не пытался поговорить со мной. — Глаза принца сверкнули.
— Гинденберг тоже может принимать участие в заговоре, ваше высочество, — сказал лорд Льюис. — Это единственное объяснение тому, что он не предупредил вас.
— Похоже. — Принц повернулся к своему шталмейстеру: — Льюис, приведите ко мне Эмиля.
Лорд Льюис отправился на поиски лорда Саудера. Принц же молча подошел к окну. Все остальные тоже молчали.
Минут через пять дверь снова открылась, и в комнату вошел широкоплечий молодой дворянин, который, как знал Карк, был одним из ближайших друзей принца. Август повернулся к лорду Эмилю Саудеру и в нескольких словах рассказал о заговоре. Потом добавил:
— Я хочу, чтобы ты взял гвардейцев, отправился к Рупнику, арестовал его и привел ко мне.
Глаза лорда Эмиля сверкнули.
— Я немедленно отправляюсь к нему, Гаст.
Лорд Эмиль вышел, и в комнате надолго воцарилось молчание. Наконец принц повернулся к жене, сидевшей на софе, и сказал:
— Это не очень-то приятное дело, Чарити. Вы хотите остаться?
Она кивнула:
— Да, хочу.
Принц пожал плечами:
— Как вам угодно.
Тут принцесса покосилась на гвардейцев и проговорила:
— Они, должно быть, голодны, Август. Они всю ночь прятались в лесу, а затем пришли прямо ко мне. Может быть, Льюис отведет их в столовую и закажет для них что-нибудь?
Принц взглянул на шталмейстера:
— Вы не возражаете, Льюис? Чем меньше вы узнаете об этом деле, тем лучше.
— Конечно, не возражаю, — ответил Льюис. Гвардейцы поклонились принцу и последовали за шталмейстером.
Оставшись наедине с мужем, Чарити не решалась нарушить молчание. Август же в глубокой задумчивости расхаживал по комнате; было очевидно, что предательство главного министра и маршала стало для принца тяжелым ударом,
«Кто знает, где еще могут быть его враги? — думала Чарити. — Если бы Рупник не обратился именно к этому человеку… если бы Карк не попытался увидеться со мной… если… если… Если бы не все эти „если“, Август уже был бы мертв».
Чарити вздрогнула и обхватила плечи руками — словно ей вдруг стало холодно.
— Рупник — командующий вашими гвардейцами, Август, — проговорила она наконец. — Он поклялся защищать вас! Если вы не можете ему доверять, так кому же можно верить?
Он повернулся и пристально взглянул на нее:
— Я знаю, кому я могу доверять, Чарити. Моя ошибка состояла в том, что я сохранил министров моего отца, а не заменил их своими собственными людьми. Вы были правы, мне следовало избавиться от них. Это ошибка, которую я уже не повторю.
Она взглянула в холодные серые глаза. Ей отчаянно захотелось, чтобы он утешил ее, и, отбросив гордость, Чарити тихо сказала:
— Я так боюсь за вас, Август.
Он ответил так, как она и ожидала. Подойдя к софе, принц присел с ней рядом и взял ее за руку:
— Бояться совершенно нечего. Я в полной безопасности, и мы избавимся от этих злодеев, прежде чем они отважатся на новую подлость.
Чарити придвинулась ближе к мужу и, закрыв глаза, прижалась щекой к его груди. На мгновение руки принца напряглись. Затем он крепко прижал ее к себе и прошептал ей на ухо:
— Не огорчайтесь, моя дорогая. Все будет хорошо. Внезапно он отстранился и отодвинулся от нее. Она потупилась и пробормотала:
— Простите, Август, я не хотела вас огорчать.
Принц молча поднялся с софы и снова принялся расхаживать по комнате; было очевидно, что он с нетерпением ждет возвращения Эмиля.
Наконец дверь распахнулась, и на пороге появился лорд Эмиль. Но он был один.
— Где Рупник? — спросил принц. — Вы не успели схватить его?
— Не успели, Гаст, — ответил лорд Эмиль. — Увы, мы опоздали. Когда он увидел, что я направляюсь к нему с гвардейцами, он застрелился.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой принц - Вулф Джоан



Один из худших романов этого автора, утомительный, еле дочитала: 3/10.
Мой принц - Вулф Джоанязвочка
9.03.2013, 1.33





Скукотень редкосная! Слишком много подробностей, слишком много политики, слишком затянуто, очень мало любви! Это не роман о любви, это роман исторический о правителе
Мой принц - Вулф Джоанкахатана
10.01.2014, 21.14





Очень хороший роман,свежо и продуктивно передает эпоху начала 19 века, нравы двора, политические интриги. Он не похож на мелодрамы других исторических романов, потому что любовь в нем строится на других основах.rnРоман не скучен, просто "не в вашем стиле"...
Мой принц - Вулф ДжоанЛаура
16.01.2016, 18.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100