Читать онлайн Побежденное одиночество, автора - Вудс Шерил, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Побежденное одиночество - Вудс Шерил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Побежденное одиночество - Вудс Шерил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Побежденное одиночество - Вудс Шерил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудс Шерил

Побежденное одиночество

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

– Наверное, было бы лучше, если бы мы действительно отправлялись в медовый месяц, – сказала Эшли с искренним вздохом, бросая в отвращении очередную кучу брошюр о путешествиях. Неделя с того момента, как они с Коулом решили уехать и провести немного времени вместе, была проведена совершенно впустую, и они ни на шаг не приблизились к посадке на самолет.
Коул с усмешкой смотрел на картину, которую являла собой она, сидя с мрачным выражением лица на середине комнаты, заваленной цветными картинками, завлекающими в дальние страны.
– Не уверен, что следую за ходом твоих мыслей, но думаю, что это можно устроить, – сказал он мягким голосом. – Просто выбери дату, и мы превратим эту поездку в самый прекрасный медовый месяц из всех возможных.
– Не старайся воспользоваться моим подавленным состоянием, – она со злостью посмотрела на него. – Я просто имела в виду, что с настоящим медовым месяцем муж обычно делает сюрприз жене. Представляешь, как удручает такое многообразие?
– Ты бы лучше сделала, как я тебе предложил, – невинно сказал он. – Тогда я бы смог тебе помочь с этим.
– Даже и не пытайся добиться этого.
– Я и не пытаюсь. Конечно, несколько удивляет, когда у такого организованного человека, как ты, возникает столько трудностей с принятием одного-единственного маленького решения. Ты могла бы... – он сделал паузу, – ты могла бы, например, оставить список.
Брови Эшли поднялись.
– Ты, человек, который начинает нервничать, когда я составляю список покупок, всерьез предлагаешь, чтобы я низвела это путешествие до дюжины «за» и «против» на листе бумаги?
Он пожал плечами, его глаза были невинно распахнуты.
– Это была просто идея. Я хотел, чтобы ты была счастлива.
Выражение лица Эшли мгновенно просветлело и она щелкнула пальцами.
– Давай бумагу. Мне нужны бумага и карандаш. Быстрее.
Коул простонал.
– Я знал это. Тебя намного больше захватывает составление плана, чем сама поездка.
– Это неправда. Я очень переживаю по поводу этой поездки, – она позволила своему взгляду медленно и вызывающе пройтись по нему, пока очевидное шевеление его тела не показало ей, что она достигла нужного результата.


Коул конвульсивно сглотнул и схватил самый близкий к нему лист бумаги. Его нисколько не обеспокоило то, что на нем была последняя составленная им программа для «Элфи». Когда Эшли смотрела на него так, как будто не могла, дождаться, когда он разденется, действия паука занимали его мысли меньше всего. Это был взгляд, в котором до последнего времени только теплились чувства, но этим вечером он чувствовавал, что огонь загорелся и постепенно переходит в пламя.
– Давай, принимайся, – проговорил он внезапно охрипшим голосом.
В ответ Эшли улыбнулась.
– Я знала, что ты согласишься, – ласково сказала она и принялась делать какие-то пометки. К его отчаянию, тот страстный темно-серый цвет ее глаз пропал, и они засверкали серебром возбуждения.
– Что ты пишешь?
– Альтернативы. Например, такого рода: оставаться на одном месте или путешествовать, приключения или спокойное времяпрепровождение.
– А зачем это?
– Ну, мы сравним каждый пункт в каждом разделе. Когда закончим, цифры покажут нам, что мы хотели узнать.
– Не уверен, что мне нравится это. Это кажется таким... хладнокровным.
– «Организованным» – вот слово, которое ты ищешь, – подсказала она. – И это сработает. Мы уже ограничили наши возможности катанием на „лыжах в Альпах, поездкой в театр в Нью-Йорк, путешествием в Париж или, может быть, на юг Франции, отдыхом на пляже на Гавайях, круизом по Карибскому морю или попыткой спрятаться от всех в какой-нибудь горной хижине. Готов?
– Как никогда.
Коул оценил все эти возможности со своей точки зрения, потом то же сделала Эшли. Когда они закончили, она подсчитала цифры и с усмешкой уставилась на страницу. Потом сложила еще раз.
– Нужен калькулятор?
– Не умничай.
– Что-то не так?
– У нас небольшая проблема, – с неохотой призналась она.
– Какого рода?
– Не волнуйся. Я что-нибудь придумаю.
– Эшли, какого рода проблема?
Она сглотнула и уставилась на третью пуговицу рубашки Коула. Та болталась. Ей придется напомнить миссис Гаррисон утром, чтобы та пришила ее.
– Эшли!
– Ну, согласно результату, я должна поехать в Париж, а ты – на Гавайи.
– Раздельный медовый месяц. Я не уверен, что это подойдет всем остальным, но вполне может получиться у нас.
– О, заткнись, пожалуйста.
– Я думал, твоя система не дает сбоев.
– Если ты будешь оставаться таким самодовольным, может быть, нам придется путешествовать по разным маршрутам.
Коул сдержал свой смех и постарался выглядеть серьезным.
– Извини. Ну и что же ты предлагаешь?
– Компромисс.
Он радостно улыбнулся ей.
– Мне кажется, что нам следует посетить все французские рестораны на Гавайях.
– Коул, ты воспринимаешь все несерьезно.
– А как же иначе? Я не уверен, что есть другие альтернативы... конечно, если ты не достанешь глобус и не найдешь какое-нибудь место посредине между Францией и Гавайями.
Эшли разочарованно вздохнула и отбросила блокнот.
– Я поняла тебя.
Коул опустился рядом с ней и наклонился, чтобы поймать ее рот в медленном и чувственном поцелуе.
– Не будь такой печальной. То, что твой список не сработал, еще не конец света. Мы поедем в Париж.
– Но это нечестно. Это же и твое путешествие, а ты хочешь поехать на Гавайи.
– Вообще-то я уже побывал там на каждом острове, и поэтому смогу прекрасно провести время в Париже, если ты будешь там, – он задумчиво промолчал. – До тех пор, пока ты не заставишь меня есть улиток.
– Правда? – спросила она, с надеждой смотря на него. – Я всегда считала', что Париж будет удивительно романтическим местом для медового месяца.
– Ты говоришь по-французски?
– Не совсем.
– Что значит «не совсем»? Насколько хорошо?
– Я смогу прочитать меню.
– Замечательно. Мы не умрем с голоду, и ты отличишь улиток по их названию в меню.
– Коул, мы прекрасно сможем обойтись и без знания языка. Я куплю разговорник или что-нибудь в этом роде. Кроме того... – сказала она с плутовской улыбкой, – я думаю, что в любом случае мы собираемся проводить большую часть времени в своей комнате.
– В таком случае зачем мы тогда вообще уезжаем? – спросил он, опрокидывая ее на спину, пока она не улеглась на пол и он не оказался распростертым над ней. Его поцелуи обжигали ей кожу, заставляя ее сердце дико стучать. Его рука слегка касалась ее груди, которая в ответ на ласку Коула потянулась к этому прикосновению.
Она так долго этого хотела, однако только недавно перестала отрицать это. Она думала, что теперь не успокоится, пока не уступит этому все усиливающемуся желанию.
Когда его пальцы начали ласкать ее готовые откликнуться соски, трепет охватил Эшли, Ощущение было приятным... нет, более чем приятным. Это был соблазнительный намек на настоящую страсть, которая могла появиться между ними, страсть, выросшую из все укрепляющейся дружбы: самый лучший, самый прочный вид страсти.
Руки Эшли гладили спину Коула, чувствуя его теплое тело и напрягающиеся мускулы. Она притянула его ближе – оказалось только для того, чтобы он пробормотал что-то неразборчивое и откатился в сторону.
– Что случилось?
– Я не собираюсь портить наш медовый месяц, – тихо сказал он, как будто это был противный урок истории, который ему предстояло выучить.
Коул, но это же не настоящий медовый месяц! – запротестовала она, укладываясь ему на грудь и проводя пальцами по его челюсти и шее. Она усеяла его тело поцелуями, вызвавшими в нем дрожь.
– Эшли Эймс, ты пытаешься соблазнить меня, – сказал он в притворном негодовании.
– Я всегда знала, что ты сообрази-» тельный человек, Коул Донован. Теперь-то ты сдаешься? – она провела языком по его губам, потом поцеловала сначала один уголок его рта, затем другой. Он застонал и плотно прижал ее к себе. Сначала она подумала, что это было страстное объятие, но потом до нее дошло, что он просто очень эффектно предотвратил ее нападение.
– Ты действительно собираешься заставить меня ждать до Парижа?
Сияя глазами, он кивнул.
– Это укрепит твой характер.
– Это мне не нужно. Что мне действительно требуется, так это... – она наклонилась и прошептала ему в ухо. Глаза Коула широко раскрылись и из его груди вырвался глухой стон.
– Нет, – сказал он, решительно мотая головой.
– Нет?
– В Париже, – пообещал он. – В ту же минуту, как мы войдем в комнату.
Эшли издала стон и откатилась от Коула так далеко, как только могла. Дотрагиваться до него и знать, что это не приведет к занятиям любовью, внезапно стало для нее просто мукой.
– Позвони в аэропорт и узнай, есть ли рейс на сегодня?
Коул засмеялся.
– Что тут смешного? – требовательно спросила она.
– Мне нравится, когда ты признаешься, что хочешь меня.
–. Ну, у кого теперь сила и контроль? – спросила она. Ее рука вызывающе прошлась вдоль его ноги, сжимая ее достаточно сильно. Быстрее, чем он смог уловить ее смелый жест, она была на ногах и направлялась к двери.
– Увидимся в Париже, – подразнила она его.
– Куда ты пошла?
– Поскольку ты такой благородный, нет никакого смысла оставаться здесь, – сказал она и, проходя через дверь, подмигнула ему и махнула рукой.
В ту же минуту, как она вышла, Коул заказал билеты.
Они остановились в маленьком уединенном отеле, находившемся всего в нескольких кварталах от Лувра. В номере был крохотный балкон, выходивший на шумную улицу. Эшли он казался причудливым и очаровательным, Коул же сказал, что он выглядит ненадежно.
А мы и не собираемся стоять на нем, – лукаво напомнила она ему, обнимая сзади за талию и прижимаясь головой к его шее. Ее пальцы играли с пряжкой ремня, стараясь ослабить ее.
– Ты обещал.
– Что? – спросил он с деланным невинным удивлением, слегка застонав, когда ее пальцы оставили ремень и начали подниматься вверх сантиметр за сантиметром, отыскивая, а затем ласково теребя его соски.
– Ты сказал, что как только мы войдем в комнату, ты собьешь меня с ног и начнешь вытворять всякие дикие и страстные вещи с моим телом, – прошептала она вызывающе.
– Ты разве не устала?
– Нет, – в ее тоне звучала настойчивость.
– Никаких последствий перелета? Она обернулась, чтобы посмотреть ему в лицо, встала на цыпочки и обвила руки вокруг его шеи. Она покусывала его за ухо до тех пор, пока он не застонал. Она слилась с его телом и терлась бедрами о свидетельство его мгновенного возбуждения. Ее руки прошлись по его спине, затем сжали его ягодицы... Она ощущала жар и напряжение, исходившие от него, и ей доставляло удовольствие провоцировать Коула. Хриплый звук его дыхания говорил ей, что он едва сдерживает себя. А в тот момент, когда его губы отправились в погоню за ее губами, она слегка засмеялась и отошла.
– Я и вправду чувствую себя немного разбитой. Думаю, мне надо принять душ, – сказала она весело, направляясь в ванную.
Коул схватил ее за руку раньше, чем она успела сделать два шага. Он развернул ее.
– Есть же имя тому, что ты сделала! – почти прорычал он, хотя глаза его искрились от смеха.
Он слегка постучал пальцем по кончику ее носа, предупреждая:
– Никогда больше не начинай этого, если не собираешься закончить.
– О, я собираюсь закончить это, – игриво сказала она. Он начал возвращать ее обратно в объятия, но она ускользнула. – После душа.
Когда она вышла из душа, завернутая в полотенце, глаза Коула подернулись туманом и он издал долгий, протяжный вздох. Волосы пушистым ореолом обрамляли освещенное лицо. Если бы он смотрел только на ее лицо, он был поклялся, что ей не больше двадцати, но ее тело – мой Бог! – ее тело состояло из всех тех соблазнительных женских изгибов, какие он только мог себе представить. Капли влаги все еще усеивали ее кожу, и она светилась тусклым сиянием драгоценного камня.
Она стояла спиной к нему, и он потянулся и дотронулся до капельки влаги на ее стройной ноге, внимательно наблюдая за тем, как она скатилась вниз по ее бедру к божественному изгибу ее колена. Он придвинулся ближе, поцеловал, слизывая то, что осталось от капельки. Хотя она и не повернулась, но ощутимый трепет пробежал по всему ее телу, а дыхание – приостановилось.
– Эшли... – хрипло прошептал он. Она медленно обернулась к нему, и в этот момент он ухватился за край полотенца и потихоньку потянул за него. Его разгоряченный взгляд следовал за движением рук, наслаждаясь, предвкушая. – Иди ко мне, дорогая! – взмолился он наконец.
Не колеблясь больше ни минуты, она опустилась рядом с ним. Его палец дотронулся до розового бутона ее груди. Прикосновение было такое же легкое и мимолетное, как прикосновение крыла бабочки. Она рывком втянула воздух, и ее взгляд скрестился с его...
На этом игра закончилась, и началось нежное занятие любовью.
Эшли была удивлена тем, с какой легкостью и уверенностью Коул овладел ей. Некоторая нервозность покинула ее, когда ее тело начало отвечать жаждущему взгляду, дразнящей улыбке и особенно – прикосновениям, таким умелым, таким знающим, как будто он провел целую жизнь, обучаясь тому, как удовлетворить ее. Препятствия падали легче песчаных замков под напором волн бушующего моря...
После долгого ожидания момент был выбран совершенно правильно. Захваченная его волшебством, она наконец поняла, что они с Коулом предназначены друг для друга. Когда она произнесла его имя в крике радости, у нее уже не оставалось сомнений в том, что нервное возбуждение охватило ее с того самого момента, как она увидела его в студии. Если на свете и существовали совершенные партнеры, то они с Коулом были именно таковыми. Их плоть была создана одним и тем же обладающим недюжинным воображением творцом, который предназначил им слиться в единое целое...


Прошли дни, прежде чем сомнения вернулись. Тем временем были бесконечные ночи страсти и долгие дни ленивых прогулок по Елисейским Полям; они посетили станцию метрополитена, превращенную в музей шедевров авангардизма, любовались в благоговейном ужасе образом Моны Лизы в Лувре, сидели в кафе, на тротуарах в компании шумных студентов с их непонятными простому человеку развлечениями.
Они совершили поездку на автобусе в Версаль, где Эшли была потрясена изобилием роскоши, и в Шартрез, где Коул был очарован деревушкой, а вид древнего кафедрального собора привел его в священный трепет. Они ели острые блюда – Эшли так и не поняла до конца истинную природу этого деликатеса – и слизывали масло с пальцев друг друга. Они скармливали друг другу маленькие кусочки бутербродов, намазанных мягким паштетом и острым сыром. Они делили на двоих огромную сковороду рыбы, тушенной в белом вине. Они перепробовали дюжину вин, поднимая тосты за жизнь, любовь и будущее, представлявшееся им в радостном тумане надежд.
Это была идиллия, настолько прекрасная, что Эшли инстинктивно чувствовала, что она закончится, как только они вернутся к каждодневной реальности дома. Она научилась радоваться прикосновению Коула, всегда волшебному, нежному, убедительному, сильному и уверенному. Все это вместе с его признаниями в любви и нарисованными им образами будущего, произнесенными шепотом в ночи, заставляло ее поверить, что любовь возможна, что это чудо – действительность и что все это сможет выдержать реальность их совместной жизни в Лос-Анджелесе. Или нет?..
– Что случилось? – спросил он рано утром, когда серый рассвет, проникая сквозь кружевные шторы, создавал причудливое переплетение света и тени на их согретых страстью телах.
– Что будет, когда мы вернемся домой? Его палец дотронулся до самого верха ее груди, и волна страстного желания снова охватила ее. Глаза Коула не отрывались от ее глаз, наблюдая за тем, как они из серебристых превратились в серые, а затем подернулись дымкой – эти глаза гораздо яснее говорили о ее желании, чем ее приглушенные стоны.
– В главном все останется так же, – пообещал он.
– Но это нереально. Нам удалось спрятаться от наших проблем здесь, притвориться, что они не существуют. Дома все не может продолжаться так же легко.
– Ты сомневаешься в моей любви?
– Конечно, нет.
– И ты любишь меня?
– Больше, чем, мне казалось, можно любить кого-либо. Мой предыдущий брак оставил мне чувство какой-то незавершенности, как если бы неподходящий человек заставлял меня чувствовать себя еще более одинокой. Сейчас я чувствую себя полностью удовлетворенной.
– Ну, тогда все остальное легко. Мы поженимся и заживем счастливо.
Она снова оказалась в его объятиях и, чувствуя его руки, искусно ласкающие ее тело, смогла поверить, что их счастье будет длиться вечно...


Эйфория не покидала ее в течение первой недели их жизни дома, которую они провели, заново узнавая друг друга в обыденной жизни.
Все закончилось однажды вечером, когда они вернулись домой к Коулу и застали там привлекательную темноволосую женщину, сидящую посреди гостиной и держащую Кельвина на руках, и миссис Гарри-сон, взволнованно стоящую в дверном проеме.
– Натали, – холодно сказал Коул, и Эшли почувствовала, как ее сердце упало и запрыгало по ребрам. Она жадно рассматривала эту женщину, удивленная, что Натали никоим образом не походила на чудовище. Самое большое – она просто выглядела немного неловко со своим сыном, а это чувство было более чем понятно Эшли. Она даже, может быть, отнеслась бы к Натали с симпатией, если бы не испытывала такого неожиданно яростного желания вырвать Кельвина из рук женщины, которая покинула его, и защитить его в своих объятиях.
Серьезное выражение личика Кельвина прояснилось при виде Эшли и отца, и он завозился, пытаясь вырваться, но его мать еще крепче схватилась за него. Все, что Эшли могла предпринять, – это оставаться спокойной. Это была битва Коула, а не ее.
– Привет, Коул, – сказала Натали низким хриплым голосом, который заставлял даже два эти слова звучать приглашением к сексу. Если она и нервничала, то ничем не выдавала этого. Эшли почти завидовала той самоуверенности, с которой она встретила холодный прием своего бывшего мужа, и не была уверена, что в такой же ситуации сможет проявить такое же самообладание.
– Миссис Гаррисон, уведите, пожалуйста, Кельвина на кухню, пусть пообедает, – резко сказал Коул.
– Но я... – начала Натали.
– Заберите его.
Миссис Гаррисон подхватила ребенка и почти выбежала с ним на кухню, приостановившись только затем, чтобы ободряюще улыбнуться Эшли.
– Ты хочешь, чтобы я ушла? – тихо спросила Эшли.
Ничего не говоря, Коул схватил ее за руку и втянул в комнату вместе с собой. Он встал перед своей бывшей женой и голосом, полным едва сдерживаемой ярости, спросил:
– Какого черта ты тут делаешь? Ты не пришла даже, когда Кельвин был в госпитале.
Эшли удалось скрыть свой легкий шок от того, что Коул поставил Натали в известность о несчастье, и от того, что та не ответила должным образом. Она наблюдала за его пугающе очевидной яростью и заново изумилась способности Натали игнорировать ее. Натали просто холодно смотрела на Коула и даже смогла изобразить что-то похожее на улыбку.
– Мы можем поговорить наедине? – она с намеком посмотрела на Эшли.
Нет ничего такого, что не может быть сказано в ее присутствии. Она моя невеста.
Тень неуверенности мелькнула в глазах Натали, но она сказала только:
– Понимаю.
Эшли чувствовала, что Коул всеми силами старается казаться спокойным. Он подошел к софе и сел, таща Эшли за собой.
– Почему ты здесь?
– Я пришла к моему сыну, Коул. Пришла, чтобы получить его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Побежденное одиночество - Вудс Шерил

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Эпилог

Ваши комментарии
к роману Побежденное одиночество - Вудс Шерил



нудновато.
Побежденное одиночество - Вудс Шерилиришка
8.03.2013, 17.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100