Читать онлайн Волшебный поцелуй, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Волшебный поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 23

Сад сверкал каплями утренней росы; дом дяди, возвышавшийся позади, был тих, словно склеп. После полуденного воскресного пира родственники удалились в гостиную для партии в вист. Сам он не особо любил карты и поэтому решил присоединиться к старшему брату, уединившемуся в библиотеке. Но и там он не нашел ничего для себя интересного и в конечном итоге отправился в сад, старинный сад, аллеи которого помнили шаги многих поколений его предков. Кованые ворота между двумя соседними участками указывали на то, что издавна между соседями сложились весьма теплые отношения. За чугунной оградой он не раз видел маленькую девочку с золотисто-каштановыми волосами, игравшую с котом в соседском саду. Кот нередко подныривал под ворота и убегал гулять к соседям; серый, необыкновенно пушистый и крупный, он гордо вышагивал по ухоженной и взрыхленной клумбе, что-то вынюхивая своим маленьким розовым носиком. На этот раз кот стал изучать отполированные до блеска ботинки для верховой езды и, потершись об отличной выделки кожу, замяукал, словно требуя, чтобы его взяли на руки. Он повиновался и, подняв кота, стал чесать у него за ухом, как привык поступать с кошками, жившими у него дома. Ворота скрипнули, и, оглянувшись, он увидел девочку. Малышка с восхишенной улыбкой смотрела на бабочку, порхавшую у нее над головой. Взмах маленькой ручонки, еще один, и бабочка улетела.
— Вам так ее никогда не поймать, маленькая леди, — с улыбкой сказал он.
Незнакомый голос, казалось, испугал ее. Она встрепенулась, с любопытством и опаской посмотрела на него снизу вверх… Увидев, что он держит на руках ее кота, девочка улыбнулась, будто уже могла считать незнакомца своим.
— А теперь пойдем-ка домой, пока родители не стали тебя искать, — ласково сказал он, подсаживая девочку к себе на плечо. Она тихонько вскрикнула и, испугавшись высоты, схватила его за волосы на макушке. Каштановая кудряшка упала на кружевной воротничок ее платья, когда она, чуть наклонившись, заглянула сверху вниз в его лицо. Потом, застенчиво улыбнувшись, она отвернулась и захихикала.
Начинался дождь, теплый летний дождь, он намочил ее кудряшки и его улыбающееся лицо.
Джеффри резко приподнялся, чувствуя себя так, словно и не спал вовсе, а грезил наяву, и в тот же момент со стоном откинулся на подушку. Голова его разрывалась от боли.
— Проклятие! Рейс! Что ты со мной сделал?
Где-то рядом послышался тихий смешок. Джеффри прищурился: свет фонаря, висевшего в пространстве между двумя камерами, бил в глаза, но Джеффри все же разглядел молодого негодяя, из-за которого он здесь оказался.
— Привет, Бирмингем! — с высокомерной ухмылкой поприветствовал его Олни. — Как вы себя чувствуете? Славный вечерок, не правда ли? На случай, если вы не в курсе, готов вас просветить: часок вы были не в себе. Шериф-то думал, что вы спокойненько себе проспите до утра. Думаю, он решил, что будет безопаснее, если вы останетесь здесь.
— Заткнись, Олни, — озираясь, ответил Джеффри. В участке никого не было, за исключением Олни Хайда. Стараясь не обращать внимания на головную боль, Джеффри подошел к двери и попытался ее открыть, но у него ничего не получилось. Дернул еще разок — бесполезно. Подойдя к прутьям решетки, Джеффри сердито заорал: — Эй, Рейс, черт бы тебя побрал, открой, нечего тебе меня здесь держать!
Заключенный напротив получал искреннее удовольствие, наблюдая за своим товарищем по несчастью. Вытянувшись на койке и положив руки под голову, он с удовольствием обрисовал ситуацию:
— Кому-то перерезали глотку, вот шериф и отправился посмотреть, так что нас здесь только двое: вы и я. К тому же, сдается мне, Рейс хочет подержать вас при себе подольше, чтобы показать, кто здесь начальник.
— Я ему покажу начальника. — Джеффри покосился на висевшее в коридоре кольцо с ключами от камер. Затем вернулся к койке, но не лег, как того ожидал Олни, а схватил ее за край и ударил со всего маху о каменный пол. От удара деревянная ножка надломилась. Джеффри продолжил колотить койкой о пол, пока не выломал фанерное основание.
Все это время Олни наблюдал за впавшим в буйство соседом и довольно ухмылялся.
— Всегда подозревал, что у вас дурной характер, мистер Бирмингем.
— Ты и представления не имеешь, насколько я страшен в гневе! — заревел Бирмингем. Его старания наконец увенчались успехом: выломав фанеру, на которой держался матрас, он отломил боковую доску, на что потребовалось куда меньше усилий. Длина оказалась в самый раз — около двух метров, и толщина достаточная, чтобы ее можно было просунуть сквозь прутья.
Подойдя ближе к решетке, Джеффри просунул конец доски между прутьями так, чтобы он оказался как раз под кольцом, и, осторожно перемещая доску, подцепил ключи. Еще одно точное движение, и они, как по рельсам, скатились по доске прямо к нему в руки.
Теперь Олни наблюдал за происходящим затаив дыхание. У него даже появилась надежда, что Джеффри не оставит его одного дожидаться возвращения шерифа. Олни продолжал надеяться и тогда, когда его более удачливый сосед, открыв дверь собственной камеры, вышел в коридор. Он облизнул губы. Свобода была так близка: надо лишь убедить Джеффри открыть второй замок.
— Послушайте, сэр, я ведь ничего плохого вам не сделал.
За что мне гнить в тюрьме? За что губить молодую жизнь?
— Ты полагаешь, не за что? А кто, интересно, стрелял в меня?
— О, это была просто дурацкая случайность. Прошу вас, поверьте, я не собирался вас убивать. Случайный выстрел, понимаете?
Джеффри ловко забросил кольцо с ключами на гвоздь, затем укоризненно покачал головой:
— Я не хотел. Они сами тут оказались. Случайно. Олни заскрежетал зубами:
— Ну и негодяй же вы, мистер!
— Но ведь не такой, как ты, Олни, верно? — весело заметил Бирмингем, с удовлетворением чувствуя, что голова его больше не болит.
Кот шел рядом, но не по дорожке, а по клумбе, пробираясь среди высоких стеблей, увенчанных роскошными соцветиями. В глубине соседнего сада играли музыканты. Сквозь железную филигрань ворот она видела, как пары кружились на мраморной террасе — ожившая сцена из волшебной сказки; необыкновенной красоты дамы танцуют со столь же изящными кавалерами. Кот с ласковым мяуканьем терся о ее ноги. Вдруг, вильнув хвостом, он пролез под воротами, оказавшись в соседнем саду. Задержавшись у клумбы, тщательно обнюхивая недавно взрыхленную землю, он с хозяйским видом пошел дальше, к мраморной террасе, где сидели за столиками нарядные люди.
Внезапно со стороны террасы донесся злобный лай, и крупный пес понесся навстречу коту. Распушив шерсть, кот зашипел и в страхе бросился в кусты, прочь от собаки. Пес обежал кусты кругом в поисках просвета между ветками, но тут послышался свист. Пес обернулся и замер. Свистел высокий молодой человек с коротко стриженными темными волосами. Увидев хозяина, пес со всех ног бросился к нему, и слуга тут же взял его на поводок. Молодой человек достал кота из кустов и, взяв на руки, ласково почесал за ухом. Кот довольно заурчал.
Бросив взгляд в сторону ворот, молодой человек вынул из петлицы цветок и подошел к ограде. Открыв железную створку, он ступил на тропинку, ведущую к соседскому особняку, и, опустив кота на землю, предложил цветок маленькой девочке. Она вежливо улыбнулась и, взяв подарок, вдохнула нежный аромат. Лепестки щекотали нос, и она слегка поморщилась, а потом, запрокинув голову, взглянула на того, кто преподнес ей цветок. Солнце было у него за спиной, и над головой образовался светящийся нимб. Девочка потерла глаза руками и, зевая, стала перебирать лепестки маленькими пальчиками.
— Кажется, вам пора спать, маленькая мисс, — со смешком заметил красавец со светящимся нимбом вокруг головы. — Наверное, мне следует отвести вас к родителям, пока вы не уснули прямо здесь, на клумбе.
Склонившись к девочке, он взял ее на руки и, следуя по извилистой тропинке, вьющейся среди цветочных клумб, понес к дому. Еще раз зевнув, девочка принялась напевать песенку, которой научила ее мать. Он стал ей подпевать. Голос у него был приятный и нежный. Потом он закружил ее, продолжая напевать, и они стали вместе танцевать вальс, отчего она засмеялась веселым смехом.
Так, танцуя, они и добрались до клумбы, где в это время ее мать срезала цветы. Молодой человек опустил ее на землю и повернулся было, чтобы уйти, но девочка схватила его за руку и потянула к себе. Он присел на корточки, и она поцеловала его в подставленную щеку, а потом, засмеявшись, побежала к матери, с улыбкой наблюдавшей за этим обменом любезностями. Та пригласила молодого человека зайти в дом на чашку чаю, но он, сказав, что не может принять приглашение, потому что у его дяди сейчас гости, поспешил назад, к воротам.
Склоняя головку то в одну сторону, то в другую, девочка, танцуя в лучах предзакатного солнышка, напевала песенку, а мимо пролетали нарядные бабочки.
Рейлин проснулась, все еще не понимая, что разбудило ее в столь ранний час. Тревожно глядя в темноту, она прислушалась, стараясь угадать, что произошло. Внезапно ей показалось, что внизу кто-то ходит, и она замерла, искренне надеясь, что звук исходит из соседнего дома.
Неожиданно снизу донесся отчетливый скрежет, словно по кафельному полу кто-то передвигал стул.
Звук, похоже, доносился из кухни. Сомнений быть не могло: в доме кто-то есть. Рейлин в страхе принялась шарить по кровати, разыскивая шаль, потом трясущимися руками накинула ее на плечи и в полной темноте пошла к двери.
Она еще не вполне представляла себе, что ей следует делать в такой ситуации. Вряд ли Джеффри мог вернуться: Рейс дал понять, что тешить себя подобными надеждами бессмысленно. Столь же мала была вероятность появления Элизабет и Фаррела: они сказали, что ждать их следует не раньше вечера воскресенья.
Осторожно повернув ручку, Рейлин приоткрыла дверь. Хотя ночь выдалась лунная, света луны было недостаточно, чтобы отчетливо видеть происходящее вокруг. Первым делом Рейлин решила разбудить Тиззи, чтобы она забрала мальчика к себе, и, подойдя к служанке, крепко спавшей в своей каморке, закрыла ей рот рукой.
Тиззи вскочила, уставившись на Рейлин круглыми от страха глазами. Осознав наконец, что перед ней хозяйка, она успокоилась и перестала делать попытки закричать.
— Ни звука, — прошептала Рейлин девушке на ухо. — Кто-то ходит внизу. Слушай меня очень внимательно и не шуми. Разбуди Джека и жди меня на лестнице. Я возьму пистолет и постараюсь выманить того, кто внизу, из кухни. Перед тем как спуститься, убедись, что путь свободен. Выходить будете через черный ход. Потом ты пойдешь к Фаррелу и скажешь ему, что я здесь прячусь от злоумышленника. Ты все поняла?
— Да, миссис Рейлин, но только если там, внизу, мистер Фридрих, то уж лучше мне остаться в доме, а вам уйти. Мне он вреда не причинит.
— Делай, что тебе говорят, и не спорь. Мистер Фридрих меня не убьет, я ему нужна живой. А теперь пошевеливайся. Если мне удастся выскользнуть из дома, я должна знать, что вы в безопасности.
Тиззи вздохнула, но выбора у нее не было, и она подчинилась. Зажав Джеку на всякий случай рот рукой, она осталась ждать на верхней площадке лестницы, а Рейлин начала осторожно спускаться вниз.
Когда ступенька скрипнула под ее ногой, она вздрогнула, опасаясь обнаружить себя раньше времени. В следующее мгновение из столовой донесся глухой стук: там что-то упало. Шторы в холле на первом этаже остались незадернутыми, и благодаря этому обстоятельству помещение хорошо просматривалось. Рейлин торопливо сбежала вниз и уже из коридора осмелилась крикнуть:
— Кто здесь?
Ни слова в ответ, лишь тот же глухой звук, как от удара.
— Я знаю, что в доме кто-то есть! — с дрожью в голосе проговорила она. — Кто вы?
Странный звук, какой мог производить человек, волочивший за собой ногу, заставил Рейлин встрепенуться и в страхе прижать руку к груди. Если у нее и были прежде сомнения, то теперь самые худшие ее опасения подтвердились.
— Густав, это вы? — упавшим голосом спросила Рейлин. — Должна вас предупредить: у меня в руке заряженный пистолет и я, если придется, готова им воспользоваться.
Краем глаза Рейлин увидела, как Тиззи и Джек прошмыгнули в холл. Чтобы отвлечь внимание незнакомца, она решила продолжить свой несколько странный монолог.
— Вам не следовало приходить, Густав, — шериф Таунсенд теперь имеет все основания, чтобы вас арестовать. Вы проникли в чужой дом, и за это вас ждет суровое наказание.
Еще раз послышался скрежет, и Рейлин едва не бросилась в страхе наверх; собрав всю свою волю в кулак, она все же заставила себя остаться на месте. Если бы ее так сильно не била дрожь, она, наверное, чувствовала бы себя увереннее.
Внезапно на пороге столовой возникла черная фигура, очертания ее как две капли воды походили на того, кто однажды уже покушался на ее жизнь. Рейлин завизжала, напрочь забыв о пистолете, и бросилась в холл. Она была почти уверена, что далеко ей не убежать: тот, кто гнался за ней, передвигался на редкость стремительно; но, к ее удивлению, незнакомец лишь ковылял следом, словно от более решительных действий его удерживало какое-то невидимое препятствие. Впрочем, возможно, он был ранен: одну ногу ему приходилось подволакивать.
Теперь, когда Рейлин точно знала, что ей угрожает смерть, страх погнал ее прочь от злодея, и она побежала на кухню.
Если повезет, то за очагом в темноте ее не обнаружат.
Увы, на пороге кухни она споткнулась о стул, который кто-то словно нарочно поставил на ее пути, и упала на пол. Тиззи оказалась куда осмотрительнее, обходя это препятствие.
Падая, Рейлин думала лишь о том, чтобы не навредить будущему ребенку, и успела повернуться на бок, защитив живот от удара. Увы, она позабыла о глиняном кувшине, стоящем на дальнем углу плиты, и ударилась о него головой так, что из глаз посыпались искры.
Несмотря на боль и головокружение, Рейлин не оставила попыток найти укрытие и на четвереньках проползла под столом в угол, где и скорчилась в потемках. Тем временем незнакомец, прихрамывая, вошел в кухню и остановился, озираясь. Очень медленно он пошел к двери черного хода и резким движением распахнул ее. Рейлин едва не вскрикнула, но вовремя зажала себе рот рукой.
Не дыша, она наблюдала, как черный человек бродит по кухне. Сердце ее бешено колотилось, но и незнакомец тоже дышал с трудом. С ним явно что-то было не так. Возможно, она все же ошиблась, и вовсе не он напал на них с Джеффри в городе. Но тогда отчего и плащ, и капюшон были теми же?
Рейлин стала прикидывать, сможет ли добежать до столовой, прежде чем незнакомец загородит ей дорогу.
И тут она услышала, как отворилась парадная дверь. Шаги вошедшего заглушал толстый ковер, так что узнать их не представлялось возможным. Между тем незнакомец в черном вытащил нож. Рейлин замерла и в страхе глядела, как он, торопливо подтягивая ногу, поспешил навстречу новому гостю с ножом наготове. Она не знала, что и думать. Тиззи за это время не успела бы предупредить Фаррела, но тогда кто, как не Джеффри, мог пробраться в дом?
Поскольку никакой иной мысли ей в голову не приходило, Рейлин, выйдя из укрытия, крадучись отправилась следом за незнакомцем в холл. Вспомнив о пистолете, она подняла его и, крепко сжав в руках, направила незваному визитеру в спину. Пистолет показался ей неимоверно тяжелым, руки ее дрожали, но она продолжала пробираться следом, стараясь ступать неслышно. В тот момент, когда злодей подошел к двери, ведущей из кухни в смежную с ней столовую, она предприняла стремительный бросок и оказалась в холле раньше его.
Рейс Таунсенд услышал быстрые шаги Рейлин в коридоре, но со своего места он не заметил незнакомца в черном, и нож стремительно полетел в шерифа.
— Рейс, берегитесь! — крикнула Рейлин.
Таунсенд кинулся в сторону, но было слишком поздно — нож попал ему в грудь. Рейс покачнулся и сполз на пол, схватившись слабеющей рукой за торчащую из груди рукоять кинжала.
Черный человек, хромая, подошел к шерифу, и тогда Рейлин, стиснув зубы, изо всех сил нажала на спусковой крючок. Выстрел прозвучал как раз в тот момент, когда негодяй, резким движением вырвав нож из груди Рейса, занес его во второй раз, чтобы нанести своей жертве последний, смертельный удар. Пуля попала преступнику в кисть, и он, зарычав от боли и выронив нож, обернулся. В лунном свете этот человек и впрямь походил на исчадие ада, столь же жутким показался Рейлин его голос.
— Стерва! Я еще до тебя доберусь!
Он пошел на нее, на ходу вытаскивая из кармана платок, чтобы перевязать рану. Рейлин стояла и смотрела на него, не в силах пошевелиться. Когда она пришла в себя, бежать было уже поздно.
Руки ее все еще дрожали от напряжения: выстрел дался ей нелегко. Если бы даже у нее хватило времени на то, чтобы перезарядить пистолет, едва ли она смогла бы сделать это: слишком сильно тряслись руки. Закусив губу, чтобы унять дрожь, она подняла ставшее бесполезным оружие и бросила его своему противнику в лицо. Тот выругался и отшвырнул его здоровой рукой.
— Рейлин казалось, что одним своим взглядом он способен затянуть ее в бездну, и тут неожиданно к ней вернулась способность действовать. У нее словно выросли крылья, она бросилась прочь, понимая, что может спастись лишь бегством.
На кухне она счастливо проскочила мимо того самого стула, о который споткнулась в прошлый раз, и, распахнув дверь черного хода, выскочила на крыльцо. Звуки прихрамывающих шагов настигали ее. Выбежав во двор, она налетела на что-то твердое и, едва не упав, взвизгнула от страха: оказывается, здесь был не один маньяк, а сразу два!
— Рейлин!
Менее всего она ожидала услышать этот голос, но он был самым желанным из всех. Однако где-то рядом был демон с ножом в руке, жаждавший человеческой крови, и он мог убить их обоих!
— Джеффри, осторожнее! Он заколол Рейса!
Джеффри покинул тюрьму, не прихватив с собой ни пистолета, ни ножа, и теперь был совершенно беззащитен. Однако, не колеблясь ни секунды, он заслонил собой Рейлин, оказавшись при этом лицом к лицу с дьяволом в маске. Мужчина в черном высоко занес руку с ножом, целясь противнику в грудь, но Бирмингем схватил его за полы плаща и изо всех сил ударил коленом в пах.
Незнакомец тут же согнулся пополам от боли, а затем упал на землю к ногам Джеффри, который сорвал с негодяя капюшон. Не желая останавливаться на достигнутом, он схватил соперника за воротник, приподнял его и изо всех сил ударил кулаком в челюсть. Голова в капюшоне от удара резко дернулась и откинулась назад, и черный человек упал на землю темной бесформенной массой.
Наклонившись, Джеффри наконец сумел рассмотреть лицо нападавшего.
— Да это же лорд Марзден! — присвистнул он.
— Марзден! — вскрикнула Рейлин, подойдя к мужу. — Но почему? Что мы ему сделали?
— Возможно, не мы ему, а он кое-кому, и в этом секрет его к нам интереса. Он ведь английский лорд, не так ли, и, разумеется, знает о том, какая участь постигла твоего отца. Судя по всему, этот человек приехал из Англии совсем недавно. Предположим, что он явился сюда, пытаясь найти что-то очень важное, возможно, письмо, которое подтверждает невиновность твоего отца и одновременно обнаруживает вину самого Марздена. Если этот человек считал, что твой отец мог держать важное свидетельство в шкатулке, тогда становится понятно, почему он пытался открыть потайной отсек. Когда я осматривал шкатулку, там ничего не было, возможно, Купер Фрай стащил оттуда документ в то время, когда шкатулка находилась в его распоряжении.
— Ты нашел потайной отсек? — изумленно воскликнула Рейлин.
— Да, в ночь твоего побега из Оукли.
— Возможно, ты прав, Купер Фрай мог обнаружить письмо во время путешествия через океан и присвоить его.
— Что ж, мы его расспросим насчет этого. А что касается лорда Марздена, то он был у нас на балу и скорее всего как раз в тот момент, когда Нелл пришла ко мне в спальню со своими угрозами, находился там. Возможно, он убил ее лишь для того, чтобы заставить молчать.
— Он ведь и Рейса убил.
В этот момент из-за угла показался Чарли, в руке у него был огромный пистолет. Увидев в глубине двора два темных силуэта, он, расставив ноги для устойчивости, прицелился.
— Ни с места!
— Опусти эту чертову штуковину, Чарли! — рявкнул Джеффри.
— Мистер Бирмингем? — удивленно протянул полицейский, опуская руку. — Я-то думал, что Рейс запер вас в участке.
— Твои сведения уже устарели, — насмешливо заметил Джеффри и указал на лежащего на полу преступника. — Свяжи эту кучу костей, Чарли, а я пойду посмотрю, что там с Рейсом. Моя жена говорит, этот дьявол пырнул его ножом.
— Шерифа? — недоверчиво переспросил Чарли.
— Если эта тварь попробует шевельнуться, — Джеффри пнул ногой поверженного врага, — не сочти за труд и выбей из него мозги. Мы все будем тебе за это только благодарны. Пошли, Рейлин. — Он повернулся к жене и бережно взял ее за плечи. — Надеюсь, ты в порядке?
— Небольшой шок, а так ничего. — Неожиданно Рейлин всхлипнула и, зарывшись лицом в рубаху на груди мужа, пробормотала: — О, Джеффри, если бы не ты, он убил бы меня. Я пыталась предупредить Рейса, и у меня даже был пистолет, но, пока я взвела курок, Марзден ударил его ножом в грудь. Сейчас Рейс, наверное, уже мертв…
— Не спеши. Давай сначала посмотрим, что мы можем для него сделать, — хриплым от волнения голосом сказал Джеффри. Рейс был его другом детства, и потерять такого человека значило бы для него то же, что потерять себя.
Луна заглядывала в окна, заливая холл мертвенно-бледным светом. В помещении стояла зловещая тишина, но едва супруги вошли, как знакомый голос недовольно проворчал:
— Черт побери, куда вы все подевались?
Джеффри и Рейлин недоуменно переглянулись, а затем разом посмотрели вниз. Рейс полулежал на полу посреди холла, прислонившись боком к креслу и положив руку на подлокотник.
— Слава Богу, вы живы! — радостно воскликнула Рейлин.
— Конечно, жив, — прорычал в ответ Рейс, прижимая руку к окровавленной ране чуть пониже плеча. — Хотя благодарить за это я должен не того парня, который воткнул в меня эту штуку. Кстати, какой дьявол тебя выпустил? Я оставил тебя под надежным запором!
— Значит, твои запоры не такие уж надежные, — со смешком ответил Джеффри.
— Значит, этот чертов дурак Олни тоже удрал? — сердито спросил Рейс.
— Нет, он цел, невредим и сидит в своей камере, по крайней мере был там, когда я уходил.
— Хорошо, если так, не то я тебе… — Тут Рейс вспомнил о Рейлин и, деликатно кашлянув, замолчал.
— Лучше скажи, ранение серьезное? — Джеффри опустился рядом с другом на колени.
— Достаточно серьезное, чтобы не дать мне поднять зада, — проворчал Рейс, морщась от боли.
Рейлин поспешила зажечь в холле свет, после чего принесла чистые тряпки, чтобы промыть рану. Одну из керосиновых ламп она поставила на стол рядом с креслом; к этому времени Джеффри успел снять с шерифа куртку и расстегнуть окровавленную рубашку. Рана оказалась довольно глубокой, но, к счастью, ни сердце, ни легкие не были задеты. Впрочем, Рейс продолжал терять кровь, и ему срочно требовалась помощь врача.
— Надо бы послать за доктором Кларенсом, — сказал Джеффри, обращаясь к шерифу. — Надеюсь, ты привел с собой еще кого-нибудь, кроме Чарли?
— Да, возле дома должны быть мои люди. Кстати, если бы не тот человек, которого нашли в гостинице с перерезанным горлом, я был бы здесь куда раньше. — Вспомнив о том, что жена его друга находится в родстве с убитым, он с сочувствием посмотрел на Рейлин: — Мне очень жаль, но убили вашего дядю.
— Вы хотите сказать, Купер Фрай мертв? — Рейлин не верила своим ушам.
— Вот именно. У меня такое чувство, что Фридрих имеет отношение к этой смерти. Сегодня же днем нашли мертвым одного из людей, работающих на Густава, — у меня сложилось впечатление, что он погиб в результате разборки. Возможно, Фридрих послал своих людей, чтобы они прикончили Фрая. Я решил устроить обыск на складе, и на этот раз удача мне улыбнулась, я взял лысого черта с поличным — несколько ящиков контрабандных ружей и провианта. Мы конфисковали весь товар, и теперь у нас есть что предъявить на суде, но первым пунктом будет обвинение в убийстве Купера Фрая.
— Лучше мы потом поговорим об этом, Рейс, а пока надо послать кого-нибудь за врачом, — сказал Джеффри, подавая другу чистое полотенце. — Прижми плотнее к ране, а я поищу твоих людей.
Взяв с собой лампу, Джеффри вышел на крыльцо как раз в тот момент, когда Фаррел, в одних штанах, без рубашки и босиком, вылетел ему навстречу.
— Тиззи сказала, что тебя арестовали и Рейлин в доме одна с преступником! С ней все в порядке? — одним махом выпалил он.
— С ней да, а вот Рейс ранен.
— Как это произошло?
— Наш таинственный знакомый вернулся. Хотел разделаться с моей женой, но досталось Рейсу.
— И сильно? — упавшим голосом спросил Фаррел.
— Рейлин говорит, что наш противник в маске, под которой скрывался лорд Марзден, очень старался его прикончить, но только Рейс выкарабкается, если, конечно, ему вовремя доставить врача.
— Лорд Марзден… Но почему?
— Это долгая история, Фаррел, и я расскажу ее тебе, когда у нас будет побольше времени.
— Только один вопрос: ему удалось скрыться?
— Нет, на этот раз его поймали, помощник шерифа присматривает за ним на заднем дворе. Мне надо отправить кого-то из людей Рейса на смену Чарли и еще послать за Кларенсом.
— Ладно, иди в дом, Джеффри, я сам все сделаю.
— Спасибо, Фаррел. Если что, не забудь меня позвать.
Чарли пришлось везти доктора Кларенса и шерифа в участок: Рейс отказался идти домой, пока не закончит все дела в офисе. К прибытию шерифа его сотрудники успели доставить в участок Фридриха Густава и некоторых из его ближайших помощников, включая тех, кто убил Фрая, — всех их заперли в камере, которую прежде занимал Джеффри. Одни смотрел на полицейских так испуганно и жалобно, что они поняли его без слов: Фридриха Олни боялся сильнее смерти.
Затем Рейс привез еще одного пленника. Круглыми от удивления глазами Олни смотрел на этого человека, совсем не похожего на бандита или вора, а в это время в камеру к нему принесли еще одну койку, куда и уложили все еще не вполне пришедшего в сознание лорда Марздена, после чего доктор Кларенс склонился над раненым преступником.
— Найди для этих ключей другое место, Чарли, — приказал шериф. — Не хочу, чтобы Фридрих или кто-нибудь из его людей проделал тот же фокус, что и мой друг Джеффри.
— Вы недоумок, шериф, — презрительно фыркнув, заявил Фридрих, — если считаете, что вам удастся меня удержать здесь. Я богатый человек и могу нанять лучших адвокатов, которые от ваших обвинений не оставят камня на камне.
— Боюсь вас разочаровать, но ваши счета арестованы, а имеющейся у вас наличности едва хватит, чтобы выплатить компенсацию жертвам ваших афер.
— Вы не посмеете! — заорал Густав, приходя в бешенство.
— Я и не стану этим заниматься. Все сделает суд, когда я предъявлю свидетельства ваших преступлений. Честно говоря, я сомневаюсь в том, что вам удастся избежать смертного приговора. Ваше счастье, если вы доживете до конца года.
Фридрих заметно побледнел и, отойдя в угол камеры, сел на пол, так как ни табуретки, ни койки здесь не было.
Прижав ладонь к ране, которая постоянно напоминала ему о себе, Рейс подошел к столу, взял графин с виски, плеснув немного в стакан, залпом выпил. Затем, порывшись в столе, он достал небольшой предмет, который находился там уже несколько недель, и подошел к камере, в которой находились Олни, лорд Марзден, врач, а также сопровождавший их полицейский.
— Как там ваш пациент, док?
— У лорда Марздена жар. Очень высокая температура.
— Вы хотите сказать, что он болен?
— Это так.
— Ах, какая неприятность, — с притворным сожалением протянул шериф.
— Вы все, американцы, одинаковы, — прошипел Марзден. — Безмозглые ублюдки, вот вы кто!
Кларенс и Рейс переглянулись.
— Полагаю, это не хуже, чем родиться знатным и яйцеголовым.
Внезапно шериф с озабоченным видом посмотрел на пол и нагнулся, несмотря на боль, а затем снова распрямился. В этот момент в руках его появилась небольшая табакерка.
— Что это? — недоуменно спросил он. — Доктор, это ваше? Неожиданно лорд Марзден вырвал табакерку из рук шерифа.
— Отдайте мою вещь! Я, должно быть, выронил ее, когда… — Только тут Марзден понял, что допустил ошибку и, поджав губы, протянул табакерку шерифу. — Я ошибся. Впервые вижу эту вещь.
— Ну как же, ваша светлость, ведь она действительно ваша! Вы выронили ее в спальне Бирмингема в ту ночь, когда зарезали Нелл.
Доктор Кларенс удивленно вскрикнул и посмотрел на своего пациента с нескрываемым отвращением, зато Олни тут же оживился.
— Это не он. Этот доходяга еле ходит, а тот стремглав летел.
— Лорд Марзден сейчас так ходит, — возразил шериф. — Видишь вот это? — Он указал на затянувшийся шрам рядом со свежей раной. — Отметина, которую я оставил ему на память в тот вечер, когда он чуть было не зарезал миссис Бирмингем. Неделю назад он передвигался на удивление быстро, я так и не смог его догнать тогда.
Доктор Кларенс внезапно нахмурился: ему вспомнилось, как Фаррел насмешил его, рассказав, что миссис Бирмингем воткнула преступнику булавку в зад.
— Если у вас проблемы, — проникновенно заметил он, — лучше вам со мной поделиться. Рана могла загноиться и стать причиной вашего теперешнего состояния. Если ее не вылечить, вы можете погибнуть от заражения крови.
— У меня опухло бедро, — понизив голос, сообщил лорд Марзден. Слова Кларенса явно произвели на него должное впечатление.
— Не знаете, почему это могло произойти? — продолжал допытываться врач.
— Кажется, я случайно сел на булавку, — буркнул в ответ лорд.
Доктор Кларенс не собирался уличать больного во лжи.
— Вы позволите осмотреть вашу ягодицу?
Марзден неохотно спустил штаны и лег на койку животом вниз.
Увидев, в каком запущенном состоянии находится рана, доктор Кларенс едва не вскрикнул. Место укола почернело и вздулось, от него лучами отходили красные полосы. За долгие годы работы Кларенсу не раз приходилось отрезать конечности, но ни разу еще он не удалял ягодицу.
— Придется поставить дренаж и попытаться откачать гной, но должен вас предупредить: возможно, уже слишком поздно.
— Вам следует что-то сделать! — раздраженно воскликнул Марзден. — Вы что, не понимаете, я же могу умереть!
— К сожалению, не могу ничего обещать, милорд. — Нахмурившись и поджав губы, Кларенс взялся за дело.
Солнце стояло уже высоко, когда труженица самого известного в городе борделя, проститутка по имени Труди Винсент, сообщила служанке Тиззи, открывшей ей дверь, что у нее есть кое-что важное для миссис Бирмингем. Рейлин тут же спустилась вниз. Еще не вполне придя в себя после бессонной ночи, она с недоумением слушала объяснения мадам Винсент, прерываемые громкими всхлипами.
— Ваш дядя Купер велел мне, если с ним случится что-то плохое, чтобы я пошла к вам и отнесла пакет. Я еще должна передать, что он нашел письмо в шкатулке вашего батюшки и что эта вещь по праву принадлежит вам, а письмо поможет вернуть ему доброе имя и наказать тех, кто опорочил его.
Рейлин прижала драгоценный конверт к груди.
— Спасибо вам огромное, мисс Винсент, — сказала она со слезами радости на глазах и тут же попросила у мужа золотую монету, чтобы заплатить женщине за хлопоты. Хотя бы эту малость она могла сделать для той, что пришла к ней с таким бесценным подарком.
Труди за всю свою жизнь не держала в руках такого капитала и, хотя была совсем не против тут же воспользоваться щедростью незнакомой женщины, в благодарность решила досказать остальное.
— Еще Купер говорил, что Нелл убил лорд Марзден и что настоящий ваш дядя утонул в море, когда был совсем молодым парнем. Старина Купер плыл с ним на одном корабле, вот почему он так много о нем знал. Он сам все написал для вас, но с этим делом у него всегда были нелады, так что лучше, если я передам на словах, а то еще вы не поймете его почерк.
Тут уж и Джеффри решил, что не может не отблагодарить мисс Винсент за такое усердие, и добавил еще один золотой от себя.
— Мы с женой оба благодарим вас, мисс…
— Можете звать меня Труди, если хотите, — с кокетливой улыбкой сказала женщина. — Меня все так зовут. Это я должна вам обоим спасибо сказать, — добавила она, сжимая монеты в кулаке. — Старина Купер, или, вернее, Оливер Фентон, всегда понимал, что рядом с Фридрихом Густавом не сможет чувствовать себя в безопасности, и, видно, не зря беспокоился, — со вздохом добавила мисс Винсент. — Видели бы вы, как эти ребята с ним обошлись, еще хуже, чем Марзден обошелся с беднягой Нелл. — Она утерла глаза рукавом. — Я ведь Нелл хорошо знала, мы даже были подругами. Я пыталась как-то втолковать ей, что не стоит вас так обхаживать, мистер, и, если бы она не была в вас влюблена по уши, она ни за что не пустила бы к себе в постель этого ирландского капитана. Нелл говорила, что он очень на вас похож: жаль только, что этот господин пробыл в городе всего-то три дня. Потом он уплыл и теперь даже не знает, наверное, что оставил Нелл с животом. Может, однажды он вернется в наши края, и тогда я смогу рассказать ему, какого славного мальчугана они сделали.
Рейлин протянула женщине руку, и та с удовольствием приняла дружеское рукопожатие.
— Спасибо вам, Труди, за то что пришли и обо всем рассказали. Вы открыли нам глаза. Я даже не знаю, как выразить свою благодарность.
— Всегда рада быть полезной, миссис Бирмингем.
— Если мы с женой проводим вас к шерифу, сможете ли вы повторить ему свой рассказ? — спросил Джеффри. — Тогда ему легче будет вести расследование.
Труди, подумав немного, утвердительно кивнула.
— Пожалуй, смогла бы, мистер Бирмингем. К тому же, — добавила она, пожав плечами, — мне и самой хочется, чтобы негодяи сидели в тюрьме, а не продолжали творить свои грязные дела, мешая хорошим людям жить спокойно.
Жизнь Рейлин наконец-то приобрела отчетливый смысл, вселяя в нее новые надежды и новые ожидания. Она не сомневалась, что важный документ, переданный ею в Лондон через достойного доверия благородного джентльмена из окружения короля Георга, попадет по назначению и в недалеком будущем ее отцу вернут доброе имя, а сообщники Марздена, лорд Прескотт и Хейвлок, будут отданы под суд за измену родине и короне.
Благодаря Труди еще до суда в городе все узнали о том, кто был настоящим убийцей Нелл. Стало известно и то, что отцом Дэниела был не Джеффри Бирмингем, а некий ирландский капитан.
Рейлин, конечно же, была весьма довольна такими переменами, но еще приятнее было для нее иное чувство: теперь ничто не мешало ей ощущать себя настоящей хозяйкой Оукли и любимой женой Джеффри Бирмингема, а также мечтать о большой семье, в которой в свой черед появятся внуки и правнуки. Если провидение будет к ним благосклонно, то в любви и согласии они доживут до старости, чтобы вместе нянчить внуков, а пока она готова была наслаждаться счастьем, дарованным ей здесь и сейчас.
Через несколько дней по возвращении в Оукли молва донесла до них весть о том, что шериф Таунсенд вернулся к работе. Рана еще напоминала о себе, но в целом он чувствовал себя неплохо. Что касается Марздена, то ему повезло меньше: его рана продолжала гноиться, жар не удалось сбить, и он продолжал балансировать между жизнью и смертью. Густав Фридрих делил камеру вместе со своими подручными, ожидая суда. Олни Хайд также оставался за решеткой, однако имевшиеся сейчас у него на банковском счете десять тысяч долларов придавали ему уверенности в будущем. Он мог провести пару лет в тюрьме за покушение на жизнь Джеффри Бирмингема, тогда как Фридриха скорее всего ждала виселица за убийства, которые были совершены по его наущению. Олни тоже был их соучастником, но, разумеется, не собирался никому рассказывать о тех грабителях, которых ему пришлось убрать, спасая жизнь хозяину, а свидетелей, кроме Фридриха, не осталось. Он справедливо рассчитывал на то, что ему зачтется чистосердечное признание, и собирался выложить на суде все, что знал о тайных операциях бывшего хозяина.
Молодожены Фаррел и Элизабет приезжали навестить Рейлин и Джеффри в Оукли. Там же они сделали Рейлин деловое предложение: она в свободное время будет делать эскизы, а за это, после того как родит, Фаррел обещал одевать ее с ног до головы в свои наряды: так он не только приобретал прекрасные эскизы для новых проектов, но и модель для их демонстрации. Джеффри позволил жене самой принять решение, лишь вскользь заметив, что он не будет против, если она сэкономит ему деньги. Рейлин с восторгом приняла предложение: эта работа нравилась ей, как никакая другая; таким образом, будучи вполне счастлива в личной жизни, она сможет еще и заниматься любимым делом.
Как-то вечером, после ужина в узком семейном кругу, когда Рейлин и Джеффри сидели в гостиной, наслаждаясь чаем и тихой беседой, Кингстон, войдя, объявил, что у ворот Оукли появилось несколько повозок с цыганами.
— Они спрашивают, можно ли им остановиться на вашей земле: несколько цыганят отравились ядовитыми ягодами, и они боятся, что детям станет хуже.
— Можно их пустить, Джеффри? — робко спросила Рейлин, беря мужа за руку.
— Не вижу ничего плохого в том, чтобы пустить их при условии, что они останутся здесь только на одну ночь.
Взяв мужа под руку, Рейлин потерлась щекой о его плечо.
— Тогда пойдем на воздух, там мы сможем послушать их музыку.
Рука об руку они вышли на веранду, где Кингстон уже ждал их, захватив шаль для госпожи. Джеффри накинул шаль на плечи жены и, поддавшись искушению, покрепче обнял ее. На лужайке перед домом уже собрались музыканты со скрипками, флейтами и гитарами.
Первые же звуки скрипки заставили Рейлин и Джеффри забыть обо всем, и, отдавшись упоительной мелодии, они закружились в вальсе.
Звезды сверкали среди листвы и ветвей вековых дубов, в воздухе стояли ароматы осени, запахи, вызывавшие желания, противостоять которым смертный не в силах. Супруги были счастливы, довольны жизнью и чувствовали себя одним целым.
— Боже мой, Джеффри, ты вскружил мне голову, — чуть задыхаясь, с улыбкой призналась Рейлин. — Не помню, чтобы я ощущала что-то подобное с тех пор, как мне исполнилось три года.
— А что же было с тобой тогда?
— Не могу припомнить всех деталей, но я гуляла в саду с кошкой и куклами. Потом начался дождь. У нас в Англии редко случаются ливни, только нежный моросящий дождик — наверное, по этой причине у нас такие зеленые и красивые сады. — Рейлин засмеялась и тряхнула головой. — Иногда мне кажется, что все это мне приснилось.
Рейлин заметила, как сверкнули глаза Джеффри, но, быть может, то был лишь отсвет от фонаря.
— У моего дяди в Лондоне был дом с садом, и подростком я приезжал к нему погостить. Помню, меня очень удивило то обстоятельство, что в Англии все время холодно, даже летом, и дождь идет почти каждый день.
— Это верно, — согласилась Рейлин, — но отчего-то последнее время мне все снится и снится этот дождь. Как будто я снова маленькая девочка и гуляю в саду…
— Как все это странно, любовь моя, — заметил Джеффри.
— Но почему? Всякое может присниться.
— Верно, однако твой сон кажется мне… знакомым. — Джеффри напряженно сдвинул брови, стараясь что-то припомнить. — В последнее время мне тоже снится Лондон.
— Он произвел на тебя такое большое впечатление? — решила подразнить его Рейлин.
— Да, мне нравилось в Лондоне. У моего дяди был сад, по которому тосковала моя мать. Она даже привезла кое-какие растения в Хартейвен, чтобы они напоминали о доме.
— И у нас был сад, там я больше всего любила играть. А еще там случались самые захватывающие приключения, и один раз я встретила своего очарованного принца, — со странной улыбкой призналась Рейлин.
— Мне следует воспылать к нему ревностью или этот принц был всего лишь галантным бельчонком? — шутливо спросил Джеффри.
— У тебя есть повод для ревности, — парировала Рейлин. — Я в него влюбилась.
— Так расскажи мне об этом повесе, который украл сердце моей возлюбленной. Он был так же хорош, как я?
— Настоящий принц, и обликом, и манерами.
— И что же в нем ты полюбила больше всего?
Рейлин коснулась ладонью щеки мужа и, нежно погладив ее, сказала:
— У него были черные волосы. Да, очень темные. Наш сад и соседский разделяла стена с железными воротами. Однажды я пробралась за ворота — по-моему, искала кота, и помню, что немного испугалась, когда этот человек поднял меня в воздух и посадил на плечо. Плечи у него были очень широкие, как мне помнится. И еще: тогда пошел дождь.
Джеффри как-то странно посмотрел на нее, и Рейлин поспешила заверить его в том, что на самом деле ее гость из прошлого не мог считаться настоящим очарованным принцем, потому что был для этого слишком молод.
— А я была еще очень мала, — добавила она с улыбкой. Медленно и раздельно, с нажимом на каждом слове Джеффри спросил:
— Этот очарованный принц подарил тебе цветок? Рейлин удивленно посмотрела на мужа:
— Как ты об этом узнал?
— Потому что много лет назад дождливым лондонским летом я встретил маленькую фею, которой случилось забрести в сад моего дяди. Она была очаровательна, но я все же попытался убедить ее в том, что она не должна так далеко уходить от дома. Она любезно согласилась, поставив мне лишь условием…
— Потанцевать с ней, — закончила за него Рейлин с благоговейным ужасом. — Ты взял меня на руки. Я пела песню, и ты стал мне подпевать, а потом мы танцевали. Все было чудесно, и это воспоминание я храню до сих пор. Потом ты исчез, и я больше никогда тебя не видела.
— Мой дядя умер, и с тех пор мы больше не ездили в Лондон, — тихо сказал Джеффри.
Рейлин во все глаза смотрела на мужа, который, как оказалось, всегда был для нее идеалом мужской красоты, очарованным принцем — это по нему тосковало ее сердце все долгие годы, что они были в разлуке.
— Ты тоже веришь, что мы были предназначены друг для друга?
Джеффри улыбнулся:
— В сердце моем всегда жила лишь одна женщина, и, когда в один прекрасный день в Чарлстоне я случайно увидел тебя, мне показалось, что ты родилась из моей мечты. Я был на вершине блаженства: ведь мне наконец удалось найти свою единственную.
— Джеффри, — запинаясь от волнения, проговорила Рейлин, — ты единственный, кого я любила. Прежде ты был моим принцем, и теперь, когда ты стал моим мужем, в тебе заключена вся радость моей жизни. Я счастлива быть твоей женой.
— Простите меня, — раздался приятный мужской голос со стороны тропинки, ведущей к воротам.
Застигнутые врасплох посреди нежных признаний, Джеффри и Рейлин разом обернулись. Высокий широкоплечий мужчина, сняв шляпу, подошел к ступеням, ведущим на веранду.
— Вы мистер Бирмингем? — спросил он с сильным ирландским акцентом.
— Да, я. Есть еще один Бирмингем, мой брат, его имение дальше по дороге.
— Думаю, вы тот, кого я ищу, сэр.
— А кто вы такой?
— Капитан Шеннон О'Киф. Меня к вам послала Труди.
— Так вы отец Дэниеля? — не веря своим ушам, спросил Джефф.
— Думаю, что да. Нелл была невинна, когда я взял ее к себе в постель. У меня нет причин предполагать, что за столь короткий срок там успел побывать кто-то еще.
— Вы приехали погостить?
— Я пришел, чтобы заявить права на ребенка, сэр, дать ему свое имя. У меня есть сестра: она бесплодна и всегда мечтала о ребеночке. Я хочу отдать мальчика Брайден на воспитание — пусть заботится о нем, пока я в плавании и не могу брать мальчугана с собой в море.
Джеффри сошел с крыльца и протянул ирландцу руку:
— Мы очень рады встрече с вами, сэр. Плохо, когда ребенок растет круглым сиротой и не знает, кто его отец. Теперь я спокоен за мальчика: его будут любить и заботиться о нем.
Рейлин придвинулась ближе к мужу и положила голову к нему на подушку.
— Ты думал о том, кого ты хочешь больше, сына или дочь? Джеффри погладил ее по округлившемуся животу.
— Мне бы хотелось обоих.
— Но ведь не за один же раз! — возмутилась Рейлин. Улыбаясь, она коснулась впадинки у него на щеке. — Наш сын обязательно будет похож на тебя.
— Думаю, это у нас в крови: создавать сыновей похожими на нас. А вот дочь пусть будет похожа на тебя.
Рейлин прижала руку мужа к тому месту, где только что шевельнулся ребенок.
— Ты чувствуешь его?
— Непоседливый маленький бельчонок, вот он кто, — с тихим смехом сказал Джеффри.
— Пусть дерется, — согласилась Рейлин, — я только за. Это значит, что у него все в порядке.
Джеффри нежно поцеловал жену в лоб.
— Теперь все будет хорошо. Ты со мной, и, значит, ничего плохого не случится.
— Мир и в самом деле чудесное место, если мы в нем вместе, правда, Джеффри?
— Правда. И теперь он всегда будет для нас только таким.



загрузка...

Предыдущая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлин



Роман мне понравился !!! Джефф -замечательный , любящий ,нежный .Героиня немного разочаровала , но это можно оправдать её молодостью . Рекомендую !!!
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинМарина
23.11.2011, 11.09





мне понравилось хороший роман интересный
Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлиннаталия
23.11.2011, 14.02





кто это написал ни чего себе ну вощееееее круто кто это написал я прочетала класс класс класс я тоже хочу также может быть вы быстро пишите ну ну ну вошеееееееееее
Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлинклара
31.03.2012, 20.10





кто это написал ни чего себе ну вощееееее круто кто это написал я прочетала класс класс класс я тоже хочу также может быть вы быстро пишите ну ну ну вошеееееееееее научите и меня целую очень очень сильно целую целую
Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлинклара
31.03.2012, 20.10





Прочитала все книги про Бирмингемов!) Роман о Брэндоне и Хэзер - жестокий но со счастливым концом, о Бо и Серинис - красивый и девушка такая бесстрашная, что одолела всех недругов сама до возвращения мужа и не оставила ему возможности показать себя Героем. А вот роман о милом Джеффри и недоверчивой Рейлинн - это я вам скажу.....ну.....кто хочет научиться всем прелестям интимной жизни читайте не пожалеете. Я вам скажу что это наверняка лучше какой-то там камасутры!) Хотя в современных романах о любви и не такое прочитаешь, но в историческом я прочитала в первые. Но это не омрачает конечно всей картины. Как ни было роман для меня оказался одноразовым, а вот роман о его старшем брате я перечитывала несколько раз. Но советую прочитать и этот для разнообразия)
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинРадость
23.07.2013, 13.01





Скучно...
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинНадежда
25.07.2013, 14.01





Читала только из за Джеффри,так как он понравился в романе Пламя и цветок,героиня раздражала.из всей серии Бирмингемы роман про Джеффри на последнем месте,на первом Пламя и цветок.
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинХела
20.08.2013, 9.36





супер,замечатильной роман...
Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлинкошечка:-)
15.06.2014, 15.42





Интересный роман, но странно, в романе "Пламя и цветок" жену Брендона звали Хэзер , а теперь вдруг она стала Хетти. Кто внимательно читал этот роман, то у него сложится мнение что Брэндон женился на домработнице Хетти.....
Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлиноксаночка
20.06.2015, 22.36





Поцелуй. После Поцелуя. Волшебный поцелуй. Первые 2 непонятно для чего написаны. Вернемся к 3-му. Наукой доказано, что в мозгу человека есть центр совести. Но 10% людей его не имеют. И в этом романе таких персонажей достаточно. Роман остросюжетный и интересный. Гл. Героиня Рейлин никак не может решить - верить мужу или нет! Я со своим жизненным опытом отвечу: НЕ ВЕРИТЬ! И тогда тебе будет легче пережить предательство, которое получают 90% жен. А если муж окажется прав, тогда ты будешь приятно удивлена. Тебе достался тот, из 10% честных.
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинВ.З.,67л.
30.10.2015, 15.29





Уважаемая В.З.,67 л., вы часто пишите комментарии к книгам, поэтому ваших прочла не мало, судя по ним, вы обиженная мужем женщина, мой вам совет, Простите его, и вам станет легче жить, а не изливать обиду на мужа и других женщин, все хотят счастья!
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинЧитатель
30.10.2015, 16.21





Читатель полностью присоединяюсь к вашему комментарию, вы дали очень правильный совет. Действительно, почти в каждом комментарии В.З.,67л., вспоминает своего неверного мужа. Я так поняла что прошло немало времени как он от нее ушел. Пора давно простить и просто забыть.
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинЛисичка
30.10.2015, 17.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100