Читать онлайн Волшебный поцелуй, автора - Вудивисс Кэтлин, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.22 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Вудивисс Кэтлин

Волшебный поцелуй

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

— Рейлин? Что случилось?
Этими словами их встретил Фаррел, находившийся в тот вечер у Элизабет. Его тревогу нетрудно было понять: Рейлин возглавляла процессию из трех человек, которые внесли Джеффри в дом. Чарли держал его за ноги, а шериф под локти, так что со стороны трудно было понять, несут ли они живого человека или покойника.
Рейлин, отойдя в сторону, чтобы освободить проход, торопливо объяснила Фаррелу, что произошло.
— На нас напали, Джеффри ударился головой о фонарный столб и потерял сознание.
Рейлин торопилась, потому что боялась разрыдаться, так и не закончив фразы, но у нее хватило самообладания не только сообщить Фаррелу о несчастье, но и показать приехавшим дорогу в собственную спальню.
Джеффри осторожно подняли по лестнице и внесли в комнату. Рейлин скинула покрывало и отступила, давая возможность уложить мужа на кровать.
— Поезжай за доктором, да поскорее, — приказал своему помощнику шериф.
— Может быть, я чем-нибудь могу помочь? — спросила Элизабет, показавшись в дверях вместе с Фаррелом.
— Доктору Кларенсу скорее всего понадобится перевязочный материал. Если у вас есть чистые тряпки, я могла бы попросить Тиззи сделать бинты, — сказала Рейлин, подумав, что помощь Элизабет пришлась весьма кстати.
— Ни к чему звать Тиззи. Я и сама могу справиться. Элизабет пошла за тканью, а Рейлин тем временем налила воды в таз и поставила его на тумбочку у кровати. Затем она спустилась вниз, чтобы принести лекарственные травы и мазь, а Фаррел и Рейс стали раздевать Джеффри.
К тому времени как Рейлин вернулась с лекарствами, ее муж уже лежал раздетый под одеялом.
— Кто это сделал? — спросил Фаррел, осторожно промывая рану на голове Джеффри.
— Понятия не имею. Тот, кто на нас напал, был в длинном черном плаще и маске. Голос у него был низкий и шипящий, как у змеи, а сам он высокий — такой, как Джеффри, или даже еще выше.
— Этот тип очень быстро убежал от меня, — вступил в разговор шериф, — из чего я могу сделать вывод, что у него очень длинные ноги. К тому же у меня было такое чувство, будто ему нравится бегать — он даже посмеялся над моей неспособностью догнать его, когда, обернувшись, сказал: «У вас, молодежи, кишка тонка».
— Не похоже, чтобы это был Фридрих или Хайд, — задумчиво протянул Фаррел.
— Нет, этот человек гораздо выше каждого из них, и, если он меня считает «молодежью», то Хайд для него просто младенец.
— Но зачем он напал на Джеффри? — продолжал допытываться Фаррел.
— Возможно, я ошибаюсь, — сказала Рейлин, и все присутствующие разом повернули к ней головы, — но у меня такое чувство, что на самом деле он намеревался убить меня.
— Вас? Но зачем? — удивился Фаррел.
Рейлин неопределенно пожала плечами. Если и в самом деле главным объектом преследования являлась она, то ее предположение о том, что она приносит мужу одни несчастья, нашло очередное подтверждение.
— Представления не имею. Когда этот человек в первый раз замахнулся на меня ножом, он сказал, что мой конец пришел, и еще добавил: «Теперь нам не надо бояться того, что ты можешь найти»..
— Когда я выстрелил ему в руку, он явно намеревался прикончить Рейлин, — заметил шериф.
— На самом деле это была уже его вторая попытка меня убить. Мне кажется, он вначале напал на Джеффри, чтобы устранить его, а потом спокойно разделаться со мной. В любом случае нам с Джеффри следует воздержаться от прогулок по ночным улицам, пока преступник не будет пойман.
— Простите, Купер Фрай, кажется, приходится вам дядей. Это, случайно, был не он?
— Нет, — решительно заявила Рейлин. — Во-первых, Фрай гораздо толще того, кто на нас нападал, а во-вторых, совсем не такой ловкий. Кстати, я уверена, что он не мой дядя.
— Да, вы мне как-то говорили об этом, — кивнул шериф. Элизабет вернулась в комнату с бинтами, а следом за ней пришел и доктор Кларенс. Осмотрев раненого, он поинтересовался, не является ли это деяние очередным преступлением Фридриха.
— Нет, сэр, — уверенно ответила Рейлин. — Этот преступник куда опаснее Фридриха. Он всерьез намеревался нас убить, и убил бы, не подоспей вовремя шериф Рейс.
— Всегда приятно, когда слуги закона начеку и охраняют покой жителей нашего славного города, — заметил доктор, оглядев присутствующих. — Впрочем, я никогда не сомневался в том, что Рейс создан для этой работы.
Шериф наконец решил дать объяснения по поводу своего столь своевременного появления на месте событий.
— Мой помощник, как обычно, объезжал город, когда вдруг заметил человека в темном плаще, крадущегося за четой Бирмингемов. Он немедленно разыскал меня, но в тумане не сразу смог определить место, где оставил их. Я вышел из экипажа и отправился на поиски пешком, тогда как Чарли остался в экипаже.
— Ваш помощник, похоже, спас пострадавшему жизнь, — сказал врач. — Если бы он не подоспел вовремя, Джеффри мог умереть.
— Как и Рейлин — на ее жизнь тоже совершено покушение. Это была уже вторая попытка лишить ее жизни. Не знаю, насколько серьезно я ранил преступника, но в любом случае он может попытаться связаться с вами или другим врачом, чтобы ему оказали помощь.
— Я сообщу коллегам, но с такой раной любой может справиться сам. Другое дело, если бы этот человек был ранен, скажем, в грудь — тогда из страха за свою жизнь он непременно обратился бы к врачу. — Закончив бинтовать голову пациента, доктор Кларенс сказал: — Я едва ли могу что-нибудь еще для него сделать; остается лишь ждать и надеяться, что мистер Бирмингем скоро придет в сознание. Вероятнее всего, его контузило; когда он очнется, головная боль будет невыносимой, но потом, с Божьей помощью, ему станет легче. А вы, Рейлин, — добавил доктор, подняв вверх крючковатый палец, — должны приложить все усилия, чтобы удержать его в постели. Не позволяйте вашему мужу бросаться на поиски преступника, как это было с Густавом, и не увозите его в Оукли, где мне сложно будет до него добраться в случае надобности. Если Элизабет не возражает, пусть он останется здесь еще на несколько дней. Давайте ему побольше воды, а если боль усилится, поите опийной настойкой, которую я оставил вот тут, на столе, но только не переусердствуйте.
— Понимаю, доктор Кларенс. Спасибо за помощь. — Рейлин потянулась за сумочкой. — Подождите, пожалуйста, я вам заплачу.
— Не надо, дитя мое, граф сам сможет заплатить мне, как только встанет на ноги. Я не принимаю оплаты, пока не получу подтверждение того, что мое лечение оказалось действенным. И не надо меня провожать, — замахал руками Кларенс, — я сам прекрасно найду дорогу.
— Мы с Чарли отвезем вас домой, — сказал, вставая с кресла, шериф.
— Благодарю. Глаза мои уже стали не те и видят в темноте хуже, чем раньше. К тому же этот туман…
Рейс вышел вслед за врачом, а Фаррел остался, чтобы переговорить с Рейлин.
— Джеффри нуждается в том, чтобы вы были рядом, так что пока не приходите на работу: мне будет куда спокойнее, если здоровье Джеффри окажется в надежных руках.
. — Спасибо, вы очень добры. — Рейлин всхлипнула и отвернулась, чтобы не показывать своих слез.
— Не плачьте, у Джеффри все будет хорошо, — ласково проговорил Фаррел, положив руку ей на плечо. — Ваш муж — крепкий орешек. Я достаточно долго знаю его, чтобы верить в его счастливую звезду, — вот увидите, завтра он будет уже на ногах.
Рейлин шмыгнула носом и вытерла слезы со щек.
— Надеюсь, — хрипло пробормотала она. — Если он не поправится, я умру.
— Нельзя допускать подобных мыслей. Джеффри будет жить. Сейчас вы для него — лучшее лекарство.
— Лучше бы я воткнула нож, а не булавку в зад этого негодяя! — в сердцах проговорила Рейлин.
Проводив Фаррела и осторожно прикрыв дверь, она начала раздеваться на ночь. Возможно, с ее стороны это было глупостью, но она решила облачиться в свою самую нарядную ночную рубашку, которую не надевала с тех пор, как покинула Оукли. Потом она прикрутила лампу, и комната погрузилась во мрак. Рейлин нырнула под одеяло.
Какое-то время она лежала на спине, глядя в потолок, но ей страшно хотелось прижаться к мужу. Вскоре противостоять искушению стало невозможно. Повернувшись на бок, Рейлин прижалась к Джеффри и по давней привычке закинула ногу ему на бедро. Рука ее скользнула вдоль его поросшей жесткими волосами груди, по мускулистым плечам, пальцы нащупали спрятавшиеся в черных зарослях маленькие и твердые соски. Дыхание мужа оставалось все таким же ровным. Тогда Рейлин осмелела настолько, что, скользнув ладонью вниз, от груди по плоскому животу, нащупала его мужское достоинство и крепко сжала в ладони, заявляя права на то, что считала своим.
Рейлин быстро поняла, что глупо было бы надеяться привести его в чувство таким способом. Впрочем, до сих пор, как бы крепко Джеффри ни спал, она всегда могла разбудить его этим испытанным способом, причем пробуждался он полностью готовый к любви. Увы, на этот раз ожидания ее не оправдались: душа Джеффри витала в тех краях, где ей до него было не добраться.
Рейлин вдруг охватила дрожь: могло случиться так, что муж не проснется вовсе или, что еще страшнее, потеряет разум и уже никогда, никогда не станет прежним. »
«Хватит! — приказала она себе, злясь на собственное малодушие. — Джеффри будет жить! Он должен жить».
Она снова была ребенком. Высокие двойные двери с цветными нарядными витражами, ведущие из кабинета отца в сад, распахнуты настежь. Перед ней тенистый ухоженный сад, и за спиной, из открытых дверей кабинета, слышатся приглушенные голоса родителей. Их речь, словно приятная музыка, стекает вниз, к мраморным ступеням, на которых сидит она и играет с куклами. Птички перелетают с куста на дерево, недостижимо далекие для кота по имени Вредина, который сосредоточенно наблюдает за ними, водя из стороны в сторону усатой головой.
Прихватив с собой куклу, она встает и идет в сад через гранитную террасу. Кот следует за ней, игриво подпрыгивая, нападая то на сухой листок, то на жука, встретившегося ему на пути. Тропинка ведет к каменной скамье в тени раскидистого дерева, и она, забравшись туда, чтобы продолжить игру, зовет кота, собираясь нарядить его в кукольную одежду. Вредина ни за что не желает подходить. Соскользнув со скамьи, она идет по аллее туда, где в последний раз видела пушистого зверька. Перед ней оказываются высокие и нарядные кованые ворота, за ними конец их владений. Там находится что-то, что ей очень хочется найти. Но что это?
Ворота не заперты, они со скрипом открываются, повинуясь нажатию детской руки. Она просовывает голову между створок, со счастливым смехом протискивается между ними и оказывается в другом саду. Мимо пролетает бабочка. Она пытается схватить ее, но бабочка улетает. Она бежит следом. Бабочка подставляет солнцу роскошно окрашенные крылья, ныряет вниз, затем взлетает вверх, словно дразнит свою маленькую преследовательницу.
Голос, низкий и смеющийся, глубокого приятного тембра, доносится откуда-то сверху:
«Вы никогда ее так не поймаете, маленькая леди».
Она поворачивается и встречает взгляд зеленых глаз; улыбка их внушает ей благоговение. Очарованная темноволосым молодым человеком, она подходит ближе, запрокидывая голову, чтобы смотреть в его смеющиеся глаза. Он кажется ей очень высоким, до самого неба.
«А теперь пойдем-ка домой, пока твои родители тебя не хватились».
Сильные руки подхватывают ее и сажают на плечо. Этот живой пьедестал настолько высок, что она пугается и, схватившись за его волосы, чтобы не упасть, крепко держится за них, пока он несет ее к дому.
Снова начинается дождь, тихий теплый дождь, от которого намокают ее кудряшки и черные волосы, в которые так крепко вцепились пальцы девочки.
Еще не совсем очнувшись от сна, Рейлин чувствует, как широкая ладонь скользит вверх по ее бедру, приподнимая рубашку. Ей кажется, что она все еще спит, когда та же ладонь раздвигает ее бедра, пробираясь глубже. Сердце ее радостно трепещет. Нет, это не сон, ощущения слишком реальны и остры для сна: его длинные пальцы с дразнящей медлительностью касаются нежных припухлостей, возбуждая ее женское естество.
— Джеффри? — тихо говорит она, силясь рассмотреть что-либо в полной темноте.
— Да, — отвечает ей из мрака знакомый голос, — это я.
— Как ты себя чувствуешь?
— Твердым, как рог.
— Я о твоей голове, дурачок.
— А я — нет.
Произнеся эти слова, Джеффри кладет ее руку на отвердевшую плоть.
— Ого. Теперь я понимаю, о чем ты. Знаешь, милый, ты такой хороший, такой приятный и теплый.
— И ты тоже, только вот одежды на тебе слишком много.
Рейлин с готовностью стягивает рубашку и небрежно бросает ее в темноту.
— Вот так-то лучше.
Она ложится рядом, и Джеффри прижимается к ней. Рейлин перебирает волосы у него на затылке, замирая от восторга, когда он, отыскав ртом ее сосок, начинает жадно ласкать его языком, упиваясь сладким нектаром. Кровать скрипнула.
— Комната Элизабет рядом, — жалобно пробормотала Рейлин. — Что, если она нас услышит?
— Элизабет вдова, моя сладкая, — прошептал он где-то у ее губ. — Она поймет, чего мне так недостает после столь долгого воздержания.
Рейлин в ответ поцеловала его долгим, чувственным поцелуем. Языки их сплелись в страстном танце, и она, ощутив вкус вина, которое они пили накануне, повернулась на спину, чтобы лучше видеть его лицо. Кровать заскрипела вновь, и она едва не застонала вслух.
— Как я посмотрю в глаза Элизабет утром? Джеффри разочарованно вздохнул и откинулся на подушку.
В темноте он не мог разглядеть лица жены и поэтому не знал, кокетничает она или впрямь опасается того, что их услышат.
— Ты хочешь, чтобы я перестал?
— Нет, ни за что! — выразительным шепотом ответила Рейлин и закинула ногу ему на бедро. — Я хочу тебя! Я хочу быть твоей женой и хочу все время быть с тобой, рожать тебе детей и трогать тебя так часто, как мне захочется, чтобы чувствовать, как ты твердеешь и растешь в моей руке. Ты нужен мне, Джеффри! Ты отчаянно нужен мне!
Рейлин просунула руку ему между бедер и с силой сжала его мужскую плоть, с наслаждением прислушиваясь к его участившемуся дыханию. Лаская его медленными, дразнящими движениями языка, она со столь же дразнящей медлительностью начала тереться об него всем телом — грудь о грудь, живот о живот, к восторгу своему, замечая, что нисколько не потеряла над ним свою волшебную власть.
Рука его коснулась ее лона, и он не почувствовал сопротивления, а лишь горячее желание принять его в себя и завершить начатое. Вскоре она уже дугой выгибалась ему навстречу, предлагая всю себя.
— О, я так скучала по тебе! — со стоном прошептала Рейлин и, приподнявшись над ним, сама направила в себя его отвердевшую плоть, едва не задохнувшись от пришедшего тут же острого наслаждения, пронзившего ее. Откинув голову, она замерла, прислушиваясь к собственным чудесным ощущениям. Его прекрасные умные руки ласкали ее обнаженное тело, но не менее приятно было чувствовать его в себе.
— Сейчас мне с тобой даже лучше, чем прежде, — ворковала Рейлин, проводя ладонями вверх по его груди.
— Ты можешь сидеть на мне в любой день и час, когда тебе придет охота, моя сладкая, — хрипло пробормотал Джеффри.
Рейлин положила его ладони себе на грудь и прижала сверху руками, чтобы он почувствовал, как напряглась и потяжелела ее грудь. Когда он стал ласкать соски, Рейлин чуть не закричала от восторга. Еще минута, и желание овладело Джеффри с такой силой, что он больше не мог сдерживаться и стал брать в рот каждый из сосков попеременно. Рейлин с силой сжала его плечи, когда Джеффри начал двигаться в ней, сначала медленно, потом все быстрее. Сжав ладонями ее ягодицы, он посадил ее на себя, направляя движение. Стон сорвался с ее уст: благословенное тепло начало подниматься вверх, росло в ней, пока темнота не рассыпалась тысячью ослепительных искр.
Медленно они возвращались в реальность, лежа рядом на спине и взявшись за руки; ее согнутое колено покоилось на его бедре, а голова лежала на его влажном от пота плече.
— Я люблю тебя, — прошептала Рейлин.
Джеффри замер, боясь поверить в только что услышанное.
— И я очень-очень по тебе скучала.
— Так ты вернешься в Оукли, чтобы жить со мной?
— Конечно, как только ты захочешь.
— Я уже хочу.
Рейлин приблизилась к нему, обняла и, потершись носом о жесткую шею, пробормотала:
— Доктор Кларенс сказал, что тебя пока нельзя перевозить.
— Но я вполне могу передвигаться.
— И все же мы останемся здесь, пока я не буду до конца уверена в том, что тебе не грозят осложнения.
— Мы можем остаться на день или два и привести эту несчастную кровать в абсолютную негодность, так что придется Элизабет покупать новую.
— А я-то думала, что испугаю тебя, — промурлыкала Рейлин, прижимаясь к нему.
— Рейлин.
— Что, Джеффри? — сонно спросила она.
— Я тебе тоже люблю.
Джеффри ждал ответа, казалось, целую вечность, и вдруг до него донеслись странные всхлипывания. Приподнявшись, он осторожно погладил жену по щеке.
— Ты плачешь?
— Да, — выдавила Рейлин сквозь слезы.
— Но почему?
— Потому что я счастлива.
Джеффри откинулся на подушку, раздумывая о том, как трудно порой понять женщину и уловить разницу между тем, когда она плачет от радости, а когда от горя.
— О, Элизабет, я так рада за тебя! — восклицала Рейлин. Утро было субботнее, и женщины не спешили на работу.
Рейлин чувствовала себя польщенной, так как именно ей Элизабет первой поведала о том, что выходит за Фаррела замуж.
— Вы уже назначили дату?
— Нет, я еще даже не дала Фаррелу ответ, потому что сначала хочу поговорить с Джеком. Он любит Фаррела, но мальчишки в этом возрасте бывают непредсказуемы, и его надо вначале подготовить. А вообще мне бы хотелось обвенчаться как можно раньше: мы и так провели достаточно времени порознь, и теперь надо наверстывать упущенное.
Элизабет еще крепче утвердилась в решении выйти замуж поскорее, когда несколько раз по ночам просыпалась от ритмичного скрипа пружин в соседней комнате. Но она не знала, как подойти к этому щепетильному вопросу, ведь Фаррел с тех самых пор, как сделал ей предложение, ни разу больше эту тему не поднимал. На самом деле ей казалось, что лучше всего вообще не строить никаких долговременных планов, а просто взять и обвенчаться без лишних разговоров, но у нее не хватало храбрости предложить это Фаррелу.
— Мы бы хотели, чтобы все прошло очень скромно. Фаррел считает Джеффри своим лучшим другом и попросит его стать свидетелем, а вас я прошу быть подружкой невесты.
— Спасибо, я польщена, — с искренней радостью в голосе ответила Рейлин. — Но зачем тратить недели на праздничные приготовления, когда вы могли бы обвенчаться уже сегодня?
Элизабет с тихим стоном опустилась на кухонный табурет.
— Ну как я скажу Фаррелу, что хочу выйти за него немедленно?
— А вам не кажется, что он столь же сильно жаждет этого? Я видела, как он на вас смотрит. Если хотите, когда Джеффри проснется, я могу попросить его, чтобы он поговорил с Фаррелом.
— Надеюсь, теперь голова Джеффри меньше болит?
— Да, но сегодня утром ему было так плохо, что он едва смог проглотить завтрак. Мы собирались завтра поехать домой, однако еще надо посмотреть, сможет ли Джеффри выдержать путь.
— Я буду скучать без вас.
— Нет, если с вами в постели будет Фаррел.
Элизабет потупилась и, порозовев то ли от удовольствия, то ли от смущения, шутливо погрозила Рейлин пальцем и сказала:
— Стыдно говорить такие вещи. Рейлин в ответ засмеялась:
— Я, хоть и замужем, но не ослепла. Фаррел так же хорошо сложен и хорош собой, как и мой Джеффри.
Элизабет была с этим совершенно согласна и даже решилась поведать Рейлин об одном случае, при воспоминании о котором уши у нее начинали гореть.
— Да, я много раз замечала, как он хорош, и все же боялась быть рядом, не хотела со стороны выглядеть как большинство других влюбленных в него барышень и дам. Примерно полгода назад у меня был шанс привлечь к себе его внимание, когда я приходила к нему в дом убираться. Тогда я решила, что Фаррел ушел на встречу с продавцом тканей, но вскоре мне пришлось при весьма неприятных обстоятельствах узнать о том, что встреча была отменена. Дверь в спальню Фаррела оставалась открытой, и я вошла туда, не зная, что он дома. Он как раз поднимался из ванны, чтобы взять полотенце. Я просто лишилась дара речи, стояла и смотрела на него открыв рот. — Щеки Элизабет загорелись еще ярче, когда она сделала очередное признание: — Мой покойный муж в постели мало что из себя представлял, но я была невинна, когда стала его женой и, как бы сказать… не знала, что у других мужчин в штанах есть кое-что побольше. Ну в общем, я пулей вылетела из комнаты. Потом даже попыталась попросить у него прощения за несвоевременное вторжение, но он просто махнул рукой и сказал, что сам виноват, так как не предупредил меня. Он вел себя так, будто ничего не произошло, а я с тех пор никак не могу забыть то утро.
— Вот вам еще одна причина, по которой не следует откладывать свадьбу, — с улыбкой заметила Рейлин.
— Мама, мама! — Джек вбежал на кухню в тот момент, когда женщины покрывали пирог сахарной глазурью. — Там, перед нашим домом, стоит мужчина с очень мрачным видом.
Элизабет и Рейлин в тревоге переглянулись. Обе испытали одно и то же недоброе предчувствие. Неужели это еще одно покушение? Рейлин не долго думая побежала ко входу.
— Густав! — в ужасе выдохнула она.
Сквозь стеклянные двери Рейлин увидела, что немец стоит у ворот с букетом в руке.
— Ну вот, дождались — господин Фридрих явился за вами поухаживать, — озабоченным тоном прокомментировала ситуацию Элизабет и, подозвав Джека, велела ему забежать к Тиззи и передать ей, чтобы привела мистера Фаррела, да побыстрее.
Мальчик со всех ног бросился исполнять поручение матери.
Рейлин, прижав ладонь к груди, смотрела, как немец распахнул ворота, вошел во двор, затем остановился, чтобы прикрыть их за собой.
— Что нам делать? Он идет сюда.
Элизабет дрожащей рукой схватила Рейлин за запястье.
— У меня наверху ружье Эмори, — сказала она и шепотом добавила: — Я задержу его, пока не явится Фаррел.
— Вы и вправду способны выстрелить в человека? — не скрывая удивления, спросила Рейлин.
— Не знаю, до сих пор в этом не было необходимости, — призналась Элизабет.
— А вот я, — сказала Рейлин, пытаясь унять дрожь во всем теле, — если уверена, что этот человек должен быть остановлен любым путем, смогу в него выстрелить.
К тому времени как Элизабет вернулась с ружьем, Густав уже успел подойти к крыльцу. Элизабет протянула ружье Рейлин, и она, когда оружие оказалось у нее в руках, почувствовала себя куда менее уверенно.
— А как оно заряжается?
— Уж это-то я знаю, — чуть насмешливо заметила Элизабет, забирая у Рейлин ружье. — Я делала это не раз, когда жила на ферме. А теперь прячьтесь за дверью, чтобы он вас не увидел, может, еще и не придется стрелять: я просто скажу, что вас нет, и он уйдет.
Ступив на крыльцо, Густав приготовился постучать, но, передумав, снял шляпу, положил ее на плетеный стул, стоявший на веранде, и только тогда взял в руки дверной молоточек.
Элизабет предусмотрительно спрятала ружье за спиной. Открыв дверь и встретившись взглядом с льдисто-голубыми глазами немца, она почувствовала, как по спине ее пробежал холодок.
— Мистер Фридрих, как я понимаю. Чем обязана вашему визиту?
— Я пришел засвидетельствовать свое почтение фрау Бирмингем, — ничуть не растерявшись, сообщил гость.
— Разве она вас ждет? — осведомилась Элизабет.
— Я желаю с ней поговорить. Пойдите и приведите ее сюда, — прошипел Густав.
— Я не уверена в том, что миссис Бирмингем хочет вас видеть, — заявила Элизабет. Ей казалось, что стоит только унять дрожь, и опасность обнаружить свой страх перед этим человеком исчезнет. — Кроме того, вы как-то уже пытались похитить ее из дома мужа. Откуда мне знать, что у вас сейчас на уме?
Чего Элизабет никак не могла ожидать, так это того, что Густав, выкатив глаза, вдруг примется кричать не своим голосом:
— Приведи мне сюда фрау Бирмингем, глупая женщина, не выводи меня из терпения!
Элизабет попятилась в испуге и чуть было не упала, натолкнувшись на Рейлин, которой надоело прятаться. Устыдившись, Элизабет расправила плечи и откашлялась:
— Я никому не позволяю кричать на меня в моем собственном доме, мистер Фридрих, так что или вы возьмете себя в РУ™. или я вынуждена буду вас прогнать.
— Ха! Как вы это себе представляете, хотел бы я знать? Разве в этом доме есть мужчина?
— Есть, — неожиданно прозвучал из глубины дома низкий голос.
Обе женщины разом вскрикнули.
Фаррел вышел вперед, заслонив собой Элизабет. Фигура его заполнила почти весь дверной проем. Хотя он и не участвовал в боксерских турнирах больше шести лет, но был в прекрасной форме, и ему не составляло труда одним ударом отправить Густава в нокаут.
— Что вам нужно на этот раз, мистер Фридрих?
Когда Джек услышал, как чужой человек кричит на мать, он спрятался за стулом и сидел там, дрожа от страха. Зато приход Фаррела придал ему храбрости; мальчик осмелел настолько, что выбрался из своего укрытия.
— Убирайся! — закричал он. — Ты нам не нравишься!
— Ах ты, мелкая ящерица! — заревел Густав, вытаращив на мальчика глаза, отчего тот попятился назад. — Сейчас я разрублю тебя на мелкие кусочки и скормлю акулам!
Фаррел положил мальчугану руку на плечо и осторожно отодвинул его себе за спину.
— Не позволяй этому мерзкому старикану пугать тебя, сынок, — сказал он, взъерошив светлые волосы ребенка.
Джек обхватил Фаррела руками и прижался к нему.
Между тем голоса разбудили Джеффри. Еще не понимая, что происходит, он вскочил с постели, натянул штаны и, не утруждая себя тем, чтобы надеть туфли и рубашку, спустился вниз. Увидев на лестнице Тиззи, он спросил у нее, что случилось.
— Там мистер Фридрих, — прошептала девушка, указывая пальцем на вход. — Он кричит и делает страшные глаза. Кажется, он пришел к миссис Рейлин.
— В самом деле?
Несмотря на боль и шум в голове, Джеффри был преисполнен решимости поквитаться со своим противником. Теперь он вполне понимал Брендона, который едва не убил одного господина, поцеловавшего Хетти вскоре после рождения Бо.
Рейлин схватила Джеффри за руку, когда он чуть было не сбил ее, пробираясь к месту событий.
— Прошу тебя, не надо! — взмолилась она. — Фаррел сам справится. Ты не в том состоянии, чтобы тягаться с Густавом.
— Не бойся. — Джеффри поцеловал Рейлин руку. — Я буду осторожен.
Фаррел краем глаза увидел Джеффри и вышел на крыльцо; однако он вовсе не собирался прятаться за спиной человека, едва оправившегося от ранения.
— Вижу, что шериф пренебрегает своими обязанностями, оставляя преступников на свободе, — сказал Густав, приподнимая тонкие брови в притворном изумлении. — Все знают, что Нелл убита у вас в имении, к тому же ни у кого не было столь серьезных причин убить ее, как у вас. Но вы тут и свободны как ветер. Где же справедливость? Выходит, шериф не посадил вас в тюрьму по дружбе, так?
— Все не можете успокоиться, герр Фридрих? Надеетесь заполучить мою жену? Неужели трудно взять в толк, что она принадлежит мне!
Густав смерил Джеффри презрительным взглядом. Лишь слепец не увидел бы, что сравнение внешности того и другого получилось не в его пользу: Джеффри был не только выше, моложе и более мускулист, но еще и значительно стройнее, у него не просматривалось и намека на «пивной живот», который у Фридриха стал отрастать лет с тридцати.
— Фрау Рейлин скоро, мистер Бирмингем, станет вдовой, сразу после того как вас повесят за убийство Нелл.
— Советую вам не торопиться, — угрожающе ответил Джеффри. — Вполне вероятно, вы отправитесь в ад куда раньше, чем моя жена овдовеет.
— Это вы, герр Бирмингем, отправитесь в ад, а не я! Я никого не убивал.
— Конечно, нет. Вы не станете марать своих липких пухлых ручек и всегда найдете того, кто выполнит грязную работу за вас. Мне сказали, что вы обещали тысячу американских долларов и Хайду, и Фраю за то, что они уберут меня с вашей дороги, не важно, каким способом. Интересно было бы узнать, который из ваших двух пособников совершил убийство. Так что советую вам не удивляться, когда шериф придет по вашу душу.
Густаву явно стало неуютно при мысли о том, что шериф явится к нему на склад и будет повсюду совать свой нос!
— Я тут ни при чем! — завизжал он.
— На вашей совести достаточно грехов, — возразил Джеффри. — Взять, к примеру, сегодняшний день. Вы явились в чужой дом, перепугали женщин и ребенка. Я считаю, что этого уже довольно, чтобы вами занялось правосудие.
— Я пришел сюда, чтобы вручить букет фрау Рейлин, сказать ей о моих чувствах, и это все.
— Она замужем! — рявкнул Джеффри. — А теперь убирайтесь отсюда подобру-поздорову, не то полетите вверх тормашками!
— Я умею быть терпеливым, — скривив в усмешке губы, ответил немец. — Я подожду, пока вы умрете, чтобы заявить свои права на Рейлин. Как говорится, я еще попляшу на ваших костях вместе с вашей вдовой, герр Бирмингем.
С этими словами немец бросил цветы к ногам Джеффри и, нахлобучив шляпу на лысый череп, пошел прочь. Не потрудившись закрыть за собой ворота, он махнул здоровой рукой, вызывая экипаж, но прежде чем сесть в него, оглянулся, чтобы в последний раз погрозить Джеффри кулаком.
— Я рада, что все закончилось, — с облегчением сказала Элизабет.
Джеффри и Фаррел вошли в дом. Заметив в руке своей невесты ружье, Фаррел осторожно разжал ее ладонь и взял оружие.
— Вам не придется больше думать о том, как защитить себя, Джека и свой дом, дорогая. Надеюсь, вы не будете против, если я прямо сейчас найду священника, который согласится обвенчать нас?
Элизабет, радостно вскрикнув, бросилась обнимать Фаррела и едва не задушила его в объятиях, так была счастлива.
— Эй, дайте мне вздохнуть! — взмолился он.
— Простите, — сконфуженно пробормотала Элизабет и, покраснев, отступила. Но в следующий миг она вновь была в его объятиях и, приподнявшись на цыпочки, легонько чмокнула его в губы. Она готова была отвернуться, но Фаррел ответил на ее поцелуй долгим страстным поцелуем — до сих пор его удерживало лишь то, что, как он прекрасно знал, после поцелуя ему захочется большего. Джеффри подмигнул Рейлин, кивнув в сторону целующейся парочки.
Он охотно последовал бы примеру Фаррела, но Тиззи так и застыла на месте с открытым ртом, и ему не хотелось вводить служанку в еще больший конфуз.
— Полагаю, вы согласны? — спросил Фаррел, когда они наконец разомкнули объятия.
— О да, Фаррел! Да! Да!
— Тогда мне лучше поторопиться, — сразу заулыбался Фаррел. — Наденьте свое самое красивое платье, любовь моя, и соберите все, что вам может понадобиться: на ночь я забираю вас отсюда. Уверен, что Рейлин и Джеффри присмотрят за Джеком до утра. Не медлите, а я постараюсь управиться как можно быстрее.
— Но куда мы пойдем?
— Ко мне, конечно, куда же еще?
Фаррел уже повернулся, чтобы идти, но вдруг, словно вспомнив о чем-то важном, остановился у двери и, повернувшись к Джеффри, сказал:
— Советую тебе обуться, если хочешь поработать сегодня моим дружкой. Я никогда не был женат, так что не знаю, как там положено по протоколу, но, по-моему, в одних штанах в церковь не пускают.
Только сейчас Джеффри понял, что головная боль прошла.
— Посмотрим, что я смогу по этому поводу предпринять, модник. Кстати, у тебя не найдется чистой рубашки для меня?
— В этом нет необходимости, дорогой, — сказала Рейлин, беря его под руку. — Тиззи уже постирала и погладила твою. Все наверху, в спальне.
— У меня голова слегка идет кругом. — Джеффри улыбнулся, показывая ямочки на щеках. — Думаю, мне понадобится помощь, чтобы добраться до комнаты и одеться.
Рейлин положила ему голову на плечо и, с нежной улыбкой заглянув в глаза, сказала:
— Я, наверное, могла бы предложить тебе помощь, тем более что и мне понадобится твоя: ведь я тоже должна одеться к празднику.
— Могу ли я что-то для вас сделать? — спросила Тиззи.
— Только уложить волосы. Но, Тиззи, я бы хотела, чтобы ты сегодня помогла одеться невесте. Причеши ее покрасивее — Элизабет должна быть особенно нарядной в свой звездный день. — Рейлин взглянула на подругу и, получив подтверждение в виде энергичного кивка, со смехом добавила, обращаясь к Тиззи: — Видишь, ты сегодня нарасхват. Я позову тебя, как только ты мне понадобишься.
Под руку с мужем Рейлин поднялась в спальню. Не успели они войти, как Джеффри, прислонившись спиной к двери, стал целовать ее так крепко и страстно, что спустя короткое время у нее голова слегка пошла кругом.
— Ты представить не можешь, как я скучал, — прошептал он. — Не было дня, когда бы мне не хотелось бежать к тебе и умолять тебя вернуться, но я боялся, что ты снова оттолкнешь меня, как тогда, в хижине Рыжего Пита.
— Джеффри, не было ночи во время нашей разлуки, когда бы я не проливала слез. Ты был так зол на меня из-за моих сомнений! Мне следовало поверить в твою невиновность, но я была в такой растерянности… Я боялась, что ты аннулируешь наш брак, и плакала от того, что не понимала, как могу любить человека, способного на столь ужасное преступление.
— Мне надо было быть более терпеливым, — прошептал Джеффри, касаясь ее губ. — Ты пережила такое потрясение.
— Теперь все в прошлом. — Закинув руки мужу на шею, Рейлин поднялась на носки и прижалась к нему, чувствуя, как напряглась и отвердела его плоть. Соски ее тоже отвердели, напряглись и требовали ласки.
— Нам бы лучше начать одеваться, — едва смог выговорить Джеффри. — Зная Фаррела, могу точно сказать, что он вернется довольно скоро, а если мы продолжим в том же духе, то эта старая кровать весь дом переполошит своим скрипом.
Рейлин, разочарованно вздохнула, но все же, отстранившись, принялась расстегивать лиф. Джеффри притянул ее к себе и засунул руку под рубашку. Накрыв ладонью грудь, он стал ласкать пальцем сосок, вновь превращая его в острую и твердую пику. Рейлин вопросительно улыбнулась ему, давая понять, что совсем не против продолжить, но он в ответ лишь со вздохом покачал головой:
— Довольно, Фаррел вот-вот будет здесь.
Как бы ни хотелось Джеффри принять хорошую ванну, он считал, что времени у него хватит лишь на то, чтобы умыться и обтереться влажной губкой. Ванны требовали не только мышцы, все еще болевшие после единоборства в тумане, но и воспоминания о радостных минутах, проведенных с Рейлин. Сколько раз он мечтал о том, чтобы все это повторилось, и ради одного лишь удовольствия видеть ее обнаженное тело, чувствовать ее рядом с собой готов был броситься к ее ногам. Но кажется, впереди их ждало еще множество совместных купаний.
Пока Джеффри мылся, Рейлин достала его одежду. Она присела перед комодом, чтобы вытащить носки, когда, случайно бросив взгляд в сторону трюмо, увидела мужа перед зеркалом совсем нагого и с бритвой в руках. Раньше этот ракурс неизменно вызывал у нее восхищение, но теперь она была озадачена еще одним вопросом.
— И долго ты собираешься разглядывать меня? Смотри, добьешься того, что я не смогу влезть в брюки.
— Скажи, ты мог бы сравнить себя с другими мужчинами? Джеффри недоуменно поднял бровь:
— Почему ты спрашиваешь?
— Из любопытства.
Рейлин поставила ногу на табурет, чтобы расправить чулок, — она не чувствовала никакого смущения, решив обсудить с Джеффри его мужские достоинства. Во время любовных игр он без смущения показывал ей, в каких местах ее ласки наиболее ему приятны или, по мере того как их близость росла, те места, в которых она была наиболее чувствительна к стимуляции.
— Итак, ты мне скажешь?
— Я никогда не сопоставлял свои размеры с размерами других мужчин, — со смешком ответил он. — Мне это неинтересно.
Джеффри закончил бритье и промокнул лицо влажной салфеткой, а затем, взглянув на Рейлин и заметив в ее глазах недовольный огонек, сдался.
— Ладно, дорогая, я расскажу тебе то, что знаю. Словно ребенок, требующий сказку перед сном, Рейлин присела на край стула и стала ждать. Джеффри, не удержавшись, засмеялся: уж очень забавное зрелище она представляла. Поза примерной девочки никак не вязалась с нарядом, состоявшим из одной полупрозрачной рубашки с вырезом почти до сосков.
— Если бы Густав мог видеть тебя сейчас, он умер бы от зависти!
— О, не упоминай имя этого негодяя. Ну же, я жду.
— Да уж вижу, моя сладкая, — сказал Джеффри и вздохнул. — Когда я был подростком, мне приходилось выслушивать немало насмешек во время купания нагишом. Мы раскачивались над водой на веревке, привязанной к одной из веток дерева, росшего у реки, и соревновались, кто прыгнет дальше. У некоторых из нас копье было больше средних размеров, и в связи с этим высказывалось немало шутливых предположений о том, как можно использовать то, что имелось в избытке, если веревка оборвется. Мне, в частности, предлагалось залезть на дерево и свесить свое достояние в виде веревки. Веселье моих товарищей было столь же бурным, как и их воображение, поскольку они бились об заклад, что, раз наши члены обладали гибкостью и растяжимостью, с ними любой мог бы запрыгнуть дальше, чем с веревкой.
— И тебе не было стыдно? Джеффри, ухмыляясь, потер щеку.
— Учитывая, что кое у кого то, что в штанах, не больше затычки для горшка, я особенно по этому поводу никогда не расстраивался. По крайней мере с девочкой меня ни разу никто не спутал.
— Мне нравится, как ты выглядишь.
— Я не думаю, что твои слова следует рассматривать как предложение заняться сексом, или все же я ошибся? В конце концов я мог бы придумать какое-то извинение для нашего опоздания.
— Наша кровать скрипит так сильно, что все поймут, отчего мы опоздали.
Джеффри в ответ расхохотался:
— Что же делать! Остается только дождаться, когда мы приедем домой, где кровать не скрипит. Тогда я буду держать тебя в постели до тех пор, пока ты не станешь молить о пощаде.
Рейлин просияла:
— Обещаешь?
— Даю слово.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлин



Роман мне понравился !!! Джефф -замечательный , любящий ,нежный .Героиня немного разочаровала , но это можно оправдать её молодостью . Рекомендую !!!
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинМарина
23.11.2011, 11.09





мне понравилось хороший роман интересный
Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлиннаталия
23.11.2011, 14.02





кто это написал ни чего себе ну вощееееее круто кто это написал я прочетала класс класс класс я тоже хочу также может быть вы быстро пишите ну ну ну вошеееееееееее
Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлинклара
31.03.2012, 20.10





кто это написал ни чего себе ну вощееееее круто кто это написал я прочетала класс класс класс я тоже хочу также может быть вы быстро пишите ну ну ну вошеееееееееее научите и меня целую очень очень сильно целую целую
Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлинклара
31.03.2012, 20.10





Прочитала все книги про Бирмингемов!) Роман о Брэндоне и Хэзер - жестокий но со счастливым концом, о Бо и Серинис - красивый и девушка такая бесстрашная, что одолела всех недругов сама до возвращения мужа и не оставила ему возможности показать себя Героем. А вот роман о милом Джеффри и недоверчивой Рейлинн - это я вам скажу.....ну.....кто хочет научиться всем прелестям интимной жизни читайте не пожалеете. Я вам скажу что это наверняка лучше какой-то там камасутры!) Хотя в современных романах о любви и не такое прочитаешь, но в историческом я прочитала в первые. Но это не омрачает конечно всей картины. Как ни было роман для меня оказался одноразовым, а вот роман о его старшем брате я перечитывала несколько раз. Но советую прочитать и этот для разнообразия)
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинРадость
23.07.2013, 13.01





Скучно...
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинНадежда
25.07.2013, 14.01





Читала только из за Джеффри,так как он понравился в романе Пламя и цветок,героиня раздражала.из всей серии Бирмингемы роман про Джеффри на последнем месте,на первом Пламя и цветок.
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинХела
20.08.2013, 9.36





супер,замечатильной роман...
Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлинкошечка:-)
15.06.2014, 15.42





Интересный роман, но странно, в романе "Пламя и цветок" жену Брендона звали Хэзер , а теперь вдруг она стала Хетти. Кто внимательно читал этот роман, то у него сложится мнение что Брэндон женился на домработнице Хетти.....
Волшебный поцелуй - Вудивисс Кэтлиноксаночка
20.06.2015, 22.36





Поцелуй. После Поцелуя. Волшебный поцелуй. Первые 2 непонятно для чего написаны. Вернемся к 3-му. Наукой доказано, что в мозгу человека есть центр совести. Но 10% людей его не имеют. И в этом романе таких персонажей достаточно. Роман остросюжетный и интересный. Гл. Героиня Рейлин никак не может решить - верить мужу или нет! Я со своим жизненным опытом отвечу: НЕ ВЕРИТЬ! И тогда тебе будет легче пережить предательство, которое получают 90% жен. А если муж окажется прав, тогда ты будешь приятно удивлена. Тебе достался тот, из 10% честных.
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинВ.З.,67л.
30.10.2015, 15.29





Уважаемая В.З.,67 л., вы часто пишите комментарии к книгам, поэтому ваших прочла не мало, судя по ним, вы обиженная мужем женщина, мой вам совет, Простите его, и вам станет легче жить, а не изливать обиду на мужа и других женщин, все хотят счастья!
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинЧитатель
30.10.2015, 16.21





Читатель полностью присоединяюсь к вашему комментарию, вы дали очень правильный совет. Действительно, почти в каждом комментарии В.З.,67л., вспоминает своего неверного мужа. Я так поняла что прошло немало времени как он от нее ушел. Пора давно простить и просто забыть.
Волшебный поцелуй - Вудивисс КэтлинЛисичка
30.10.2015, 17.54








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100